home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

НОВОЕ НАЗНАЧЕНИЕ

В приемной Олеся встретила знакомая ему секретарша. Как обычно, женщина выглядела великолепно. Тонкий, едва заметный макияж, модная короткая стрижка и строгий темно-зеленый костюм. В нем она была и после гибели Торна Таунсена. Это своего рода траурная одежда аланки.

— Здравствуйте, господин полковник, — вымолвила секретарша. — Искренне рада, что вы живы и невредимы.

— Благодарю, — произнес русич. — Мне сразу проходить в зал?

— Нет, — сказала женщина. — Вас просили немного подождать. Присаживайтесь.

— Значит, заседание началось раньше установленного срока? — проговорил Храброе.

— Десять минут назад, — прошептала аланка, возвращаясь за свой стол.

— А с чем связано изменение регламента? — поинтересовался землянин.

— Личная инициатива председателя, — еще тише ответила секретарша. — Господин Прайлот очень взволнован. Смерть Лизы Соул шокировала всех. Ужасная трагедия. Бедняжка стала шестым членом Совета, погибшим с момента объединения планет. Прошло столько лет, а кровь по-прежнему льется рекой. И когда посвященные угомонятся? Не понимаю я этих террористов…

— Они пытаются посеять в людях страх, — пояснил Олесь.

— И если честно, мерзавцам это прекрасно удается, — вымолвила женщина. — Я, порой, боюсь идти на работу.

— Не волнуйтесь, — улыбнулся русич. — Скоро контрразведка покончит со сторонниками Великого Координатора.

— Надеюсь, — сказала аланка, перекладывая какие-то документы.

На пульте секретарши замигал красный огонек. Женщина подняла голову и произнесла:

— Господин полковник, вас ждут.

Храбров поправил форму и решительно двинулся в зал заседаний. Белый мраморный пол, высокие потолки, на стенах огромные голографические экраны. Камеры выключены, а значит, трансляция не ведется. Заседание будет закрытым. В центре помещения стояло одинокое черное кресло. Процедура доклада не претерпела ни малейших изменений.

Землянин не спеша преодолел полтора десятка метров и сел. В зале царила тягостная тишина. Воспользовавшись паузой, Олесь рассматривал членов Совета. Прайлот явно растерян. Волосы всклочены, глаза бегают, пальцы нервно стучат по столу. Тиун, наоборот, абсолютно спокойна. Гетера чуть откинулась назад и незаметно подмигнула русичу. Впрочем, возможно Храброву это показалось.

Ормерот, потупив взор, лениво поглаживал редкую седую бородку. Справа от него расположилась русоволосая женщина лет сорока пяти. Красавицей ее назвать трудно. Бледный цвет кожи, массивный подбородок, прямой заостренный нос. Тасконка избрана в высшей орган власти вместо Аргуса Байлота.

В кресле Торна Таунсена сидит высокий стройный темноволосый мужчина. Вряд ли он из подземного мира. Судя по мягкому овалу лица, бронзовому загару и характерному вздернутому носу, новый член Совета уроженец северных районов Аскании. Что ж, еще один представитель с поверхности. Хорошо это или плохо пока сказать трудно.

Описывать аланцев нет смысла. Генерал Оун, Кора Лейбвил, Стив Брут, Дина Утвил и худощавый лысоватый старичок лет семидесяти. По внешнему виду профессор какого-нибудь университета. Достойный преемник покончившего с собой Кайла Эрвила. После длительного молчания первым заговорил председатель.

— Господин полковник, заслушивать отчет об экспедиции в систему Китара мы не будем, — сказал Никлас. — Перипетии путешествия и сражения за Эдан подробно изложены в докладе Стива Маклина. О причинах, побудивших вас нарушить приказ Совета и отправиться на разведку к Абралису, было красноречиво изложено на пресс-конференции. Зачем повторяться? Давайте обсудим будущие перспективы Союза.

— Я готов, — произнес русич. — Данная тема сейчас гораздо важнее.

— Не кажется ли вам, что, обнаружив родину горгов, человечество лишь обозлило врага? — вымолвил Прайлот.

— Думаю, вопрос сформулирован неправильно, — сказал Храбров. — Человечество ведет войну с насекомыми и эмоции тут ни при чем. Противник потерпел два чувствительных поражения, но он не сломлен и готовится нанести ответный удар. У мерзких тварей еще довольно много боевых кораблей.

— И теперь крейсера горгов прилетят в систему Сириуса, — вставила Лейбвил.

— Враг в любом случае напал бы на нас, — возразил землянин. — Эдан — яркий тому пример. Выявив слабые места в обороне валкаалцев, насекомые вернулись с мощной эскадрой и едва не уничтожили могущественную цивилизацию. Если в доме вспыхнул пожар, его надо тушить. Совет же отвернулся от огня и делает вид, что вокруг ровным счетом ничего не происходит. Такая политика неминуемо приведет к гибели. Мерзкие кровожадные твари отчаянно дерутся за жизненное пространство.

— Ваши образные сравнения производят впечатление, — произнес асканиец. — Но мы бы хотели услышать конкретные предложения. Что должна делать страна в преддверии решающей битвы?

— Бросить все силы и средства на строительство звездных судов, — ответил Олесь.

— Но бюджет Союза и так на четверть состоит из военного заказа, — вмешался Брут.

— Всего на четверть, — поправил русич. — Этого явно недостаточно. За прошедший год космические доки дали флоту восемь тяжелых крейсеров и шесть легких. Ничтожная цифра по сравнению с той армадой, которая вторгнется в систему Сириуса. И противнику абсолютно наплевать на наши экономические трудности. Горги придут искоренять человеческую расу под корень.

— Сколько же кораблей вы хотите получить? — не унимался Став.

— Чем больше, тем лучше, — без малейшей иронии сказал Храбров. — По моему мнению, выпуск легких судов надо немедленно прекратить. Они малоэффективны в бою. Сосредоточиться следует исключительно на тяжелых крейсерах. Производство должно достигнуть двадцати-двадцати пяти кораблей в год. Разумеется, не стоит забывать и о комплектовании. Необходимо срочно организовать ускоренные курсы по подготовке техников, пилотов, навигаторов, наводчиков.

— Вы сошли с ума! — выдохнул аланец. — Данные меры приведут к полной милитаризации государства. Уровень жизни людей резко упадет. Мы будем вынуждены закрыть социальные программы. О промышленности даже не говорю. Мирная продукция станет дефицитом, полки магазинов мгновенно опустеют. Привыкший к комфорту народ тут же выйдет на улицы.

— Господин Брут, — жестко произнес землянин. — Вы о чем печетесь? О судьбе страны или своем месте в Совете? Если насекомые прорвутся к планетам, то о материальных благах уже никто не вспомнит. Давно пора понять, что цивилизация стоит на краю пропасти. Одна ошибка и человеческая раса рухнет в бездну. Выбор у Союза простой — победа или смерть.

— Полковник прав, — вымолвила Утвил. — Вместо того чтобы заниматься серьезным делом, мы часто обсуждаем всякую чепуху. Распределять контракты и лоббировать интересы крупных концернов можно в мирное время, но не сейчас. И не нужно считать людей алчными, беспринципными потребителями. Если рассказать им правду, то вряд ли посвященным удастся спровоцировать беспорядки. Ни аланцы, ни тасконцы, ни маорцы не захотят отдавать собственных детей на растерзание горгам.

— Что ж, позиция начальника отдела стратегического планирования по первому пункту ясна, — проговорил председатель. — Переходим ко второй части, а именно к военным вопросам. Господин Храбров признанный специалист в этой области. Кроме того, он лично побывал на вражеской территории в системе Абралиса.

— К сожалению, мы не сумели провести тщательную разведку, — уточнил русич. — Противник сразу ринулся на перехват. Чтобы сохранить тайну, крейсера горгов пытались протаранить наши корабли. В результате группа потеряла «Баскет». Ответственность за гибель судна я с себя не снимаю.

— Обойдемся без самобичевания, — неожиданно улыбнулся Никлас. — Командиры «Клосара» и «Оризона» не сомневаются, что вы приняли в той ситуации единственно правильное решение.

— Мои подчиненные не могут быть объективны, — возразил Олесь.

— Пожалуй, — согласился Прайлот. — Но вы утверждаете, что насекомые рано или поздно нападут на Союз. Какие ответные шаги надо предпринять?

— У меня есть ряд идей, но не хватает информации, — вымолвил землянин. — Я слишком долго отсутствовал. Система обороны наверняка претерпела существенные изменения.

— Поверьте, брешей в ней меньше не стало, — произнес председатель.

В голосе Никласа отчетливо слышалась горечь. Похоже, тасконец постепенно избавляется от установок Лизы Соул. К нему возвращается прежняя рассудительность и объективность. Храбров подался чуть вперед, выдержал короткую паузу и громко проговорил:

— Мои рассуждения вряд ли вас обрадуют.

— Мы уже начинаем привыкать к плохим новостям, — пожал плечами Прайлот.

— После того, как горги прорвали линию защиты валкаалцев, я долго размышлял над тактикой боевых действий в космосе, — задумчиво сказал русич. — Выводы неутешительны. Сплошная сеть боевых станций на границе системы ровным счетом ничего не дает. Штаб предполагал использовать базы, как своего рода крепости. Во время первой битвы с врагом так и получилось. «Альфа-2» блестяще исполнила эту роль. Ее орудия прикрывали фланги и тыл эскадры.

— И чем плох данный замысел? — произнес председатель.

— Он является частным случаем и применим лишь тогда, когда силы противников примерно равны, — вымолвил Олесь. — Если же у насекомых будет значительное численное преимущество, то никакого толку от станций нет. Горги разобьют наш флот и устремятся к планетам. Нечто подобное и произошло возле Китара. Мерзкие твари уничтожили корабли эданцев, а затем начали не спеша методично добивать разрозненные базы. На некоторых из них джози просто умерли от голода и жажды.

— Кто контролирует пространство, тот и выигрывает войну, — бесстрастно констатировал Оун.

— Именно, — подтвердил землянин. — Неподвижные объекты — идеальная мишень для крейсеров. К сожалению, станции не обладают огневой мощью, способной отразить атаку насекомых. И учтите, я говорю об «Альфах». О «Гротах», «Янисах» и «Эрах» даже не заикаюсь. Это огромные металлические гробы для сотен людей. Малая дальность стрельбы лазерных пушек не позволяет надежно закрыть систему. Наиболее опасные базы враг обойдет стороной, не вступая с ними в бой.

— Но институт Релауна недавно докладывал о новых успехах, — вмешалась Лейбвил.

— И на какое расстояние теперь бьют орудия? — спросил Храбров.

— Около ста километров, — ответил командующий.

— Трехкратное увеличение, — сказал русич. — Ученые отлично поработали. В ближнем бою мы нанесем противнику тяжелые потери. Однако в корне ситуация не меняется. В космосе счет идет на миллионы километров. Здесь нужно принципиально иное оружие.

— Значит, все, чем занимался Союз в последние годы, абсолютно напрасно? — уточнил Брут.

— Да, — кивнул головой Олесь. — Я ведь не упомянул еще об одном неблагоприятном варианте развития событий. Горги проводят тщательную разведку и на свой страх и риск выныривают в глубине системы в непосредственной близости от Алана, Тасконы или Маоры. За пять-шесть часов армады полностью разрушат инфраструктуру планет. Флоту же на перегруппировку понадобится время.

— А станции опять остаются не у дел, — произнес Ормерот.

— Господин Храбров, если я не ошибаюсь, переброску баз на внешнюю границу планировал ваш отдел, — вымолвила Кора. — Страна потратила огромные деньги на транспортировку этих металлических гробов.

— Совершенно верно, — проговорил землянин. — И я несу ответственность за допущенные промахи.

— А не слишком ли много вы берете на себя? — язвительно заметил старик-аланец.

— Намекаете на злой умысел? — молниеносно отреагировал Олесь.

На мгновение глаза русича и члена Совета встретились. Храбров без труда прочитал в них ненависть. Перед землянином явно сидел бывший посвященный. При Великом Координаторе старик вряд ли часто мелькал в официальных новостях на экранах голографов, но среди приближенных диктатора он наверняка числился. Очередной враг, затаившийся во властных структурах. Лиза Соул вводила в Совет людей, на которых могла опереться. С покойным Кайлом Эрвилом договориться было гораздо легче. Его устранение не принесло Байлоту ни малейших выгод.

— Ничуть, — после паузы сказал аланец. — Речь идет о компетенции офицеров звездного флота.

— Господин Шлонс, — повысил голос Прайлот. — Не надо нагнетать обстановку. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Кроме того, генеральный штаб согласился с предложениями полковника Храброва, а мы утвердили план строительства оборонительной линии. Человечество никогда раньше не вело войн в космосе. Просчеты неизбежны. Главное, успеть устранить недостатки.

Скрипя зубами от бессилия, посвященный опустил голову вниз.

Спорить с Никласом старик не рискнул. После гибели Соул позиции аланца стали очень уязвимы. Чтобы выжить, нужно проявлять предельную осторожность. При желании полковник Броквил быстро раскопает факты, компрометирующие Шлонса. И уж тогда стороннику некогда могущественного диктатора не уцелеть.

— Неужели нет никакого решения? — удивилась Дина Утвил.

— Почему же есть, — произнес Олесь. — Вопрос в том, сколько у Союза времени.

— Допустим, год-полтора, — вымолвил председатель. — Горги должны основательно подготовиться к вторжению.

— Логично, — согласился русич. — О кораблях я уже говорил, повторяться не буду. Теперь о порядке действий. Первое, нужно немедленно отправить к системе Абралиса три-четыре крейсера. Нельзя постоянно пребывать в неизвестности. Суда встанут на боевое дежурство на безопасном удалении от звезды. Разумеется, из гиперпространства они не выйдут.

— И как только насекомые устремятся к Сириусу, разведчики нас предупредят, — догадался Став Брут.

— С нынешней скоростью корабль достигнет Алана дней за пять-шесть, — добавил Ормерот.

— Значит, — две тысячи «С» — это не миф? — уточнил Храбров.

— Нет, — произнес Прайлот. — Скажу больше, у журналистов устаревшие сведения. Испытания на «Алигате» прошли успешно. Мы проводим модернизацию еще двух крейсеров.

— И когда она завершится? — спросил землянин.

— Через трое суток, — вымолвил Никлас. — Техники работают на пределе сил.

— Прекрасно, — проговорил Олесь. — Вот вам и передовая группа…

— Боюсь, эти суда полетят в другую сторону, — улыбнулся председатель. — Необходимо проверить некоторые археологические изыскания. Вы ведь тоже яркий сторонник космических экспедиций.

— Рассеянное скопление Плайд, — сказал русич. — Древняя колония унимийцев…

— Не совсем так, — поправил Прайлот. — Звезда называется Верона. Расположена в семи парсеках от первого белого гиганта. По классификации — желтый карлик, однотипный Солнцу.

— Какова вероятность, что тасконцы бежали именно туда? — произнес Храбров.

— Ученые не могут дать определенного ответа, — честно признался Никлас. — Однако перспективы открываются заманчивые. Пренебречь подобным шансом было бы преступлением против человечества.

— Целиком и полностью согласен с вами, — вымолвил землянин.

— Господа, мне кажется, мы отклонились от темы, — проговорила русоволосая женщина. — Главный вопрос сейчас — как защитить систему Сириуса от вторжения насекомых?

— Об этом и речь, госпожа Окрил, — сказал председатель. — В одиночку нам с горгами не справиться.

— Почему? — недоуменно выдохнула тасконка. — Ведь звездный флот уже дважды громил врагов.

— Данные победы носили локальный характер, — пояснил Прайлот. — В сражении у «Альфы-2» полковник Храбров проявил военный талант и заставил эскадры тварей нападать по очереди. Эбши слишком поздно понял ошибку. Ну, а в системе Китара мы имели численное и стратегическое преимущество.

— Кроме того, можно провести несложные математические расчеты, — вставил Олесь. — По утверждению Аминема Суппелума линию обороны Валкаала атаковал флот численностью более чем в сто кораблей. И вряд ли насекомые отправили в поход все свои крейсера. Даже если адмирал что-то преувеличил, цифра получается внушительная. Думаю, горги способны собрать армаду в двести-двести двадцать судов.

— Но человечеству и за десять лет не построить столько кораблей! — вырвалось у Коры Лейбвил.

— Правильно, — произнес Никлас. — И потому, надо искать сильных союзников.

— Откровенно говоря, картина вырисовывается не радужная, — вымолвила Утвил. — Инициатива в войне безнадежно упущена. И виноват в этом Совет. Мы слишком заигрались в демократию. В выступлениях генералов Байлота и Оуна отчетливо звучала тревога, однако никто не хотел их слушать. Все боялись новой диктатуры. И вот расплата за глупость и недальновидность.

— Справедливое замечание, — согласился председатель. — Но посыпать голову пеплом поздно. Признание собственных недостатков не спасет цивилизацию от уничтожения. Нужны конструктивные предложения.

— А если продемонстрировать противнику нашу мощь? — сказал Брут. — Крупный отряд крейсеров на скорости в две тысячи «С» пройдет мимо Абралиса. — Насекомые будут в шоке и не рискнут начинать вторжение. Мы выиграем время. Сейчас важен каждый месяц, каждый год…

— Ни в коем случае! — мгновенно отреагировал русич. — Нельзя раскрывать врагу свои секреты. Благодаря последним открытиям, Союз может раз и навсегда покончить с мерзкими тварями.

— Каким образом? — уточнил асканиец.

— Мой план прост, — произнес Храбров. — От Абралиса до Сириуса больше семи парсек. Скорость судов горгов сто пятьдесят «С». Путь займет шестьдесят два — шестьдесят три дня. Где-то на середине отрезка разведчики оторвутся от противника и известят страну о приближении насекомых. Звездный флот тут же устремится к Тхакену. На перелет туда и обратно — десять суток. За оставшиеся двадцать мы превратим планету в руины. Враг ничего не сумеет предпринять.

— Интересная идея, — одобрительно вымолвил Прайлот. — Но вдруг корабли наткнутся на плотный заслон? Ведь не оставят же горги родную систему без защиты. В преддверии решающей битвы терять крейсера опасно. Ремонтировать их тоже будет некогда.

— И потому тактика запугивания недопустима, — проговорил землянин. — Ни одно судно вблизи Абралиса не превысит скорость в двести «С», даже если оно окажется на грани гибели. Мы должны поставить насекомых перед свершившимся фактом. Уверен, это деморализует захватчиков.

— Два жестоких хищника, впившихся друг другу в глотку, — с ироничной усмешкой на губах заметила Тиун. — Мне нравится. Победа в космосе по сути дела ничего тварям не даст. Перебросить к Сириусу десант, способный взять под контроль Таскону, Маору и Алан, противник не в состоянии. Горги лишатся заводов, домов, баз. Потеря развитой инфраструктуры равносильна гибели.

— Но и Союз попадет в такую же ситуацию, — возразил Шлонс.

— А разве у человечества есть выбор? — язвительно сказал гетера. — Драться надо отчаянно, не жалея себя. Замысел полковника Храброва великолепен. Мы в любом случае отомстим агрессорам.

— У меня вопрос, — Кора Лейбвил подняла правую руку. — Я, к сожалению, очень плохо разбираюсь в технике. Объясните, почему звездный флот не хочет атаковать насекомых в гиперпространстве? У нас гигантское преимущество в скорости. Неужели его нельзя использовать?

— Увы, — Оун развел руками. — При прямом столкновении данный показатель не имеет ни малейшего значения. Причина все та же — малая дальность стрельбы лазерных орудий. Сто километров. Смешная цифра. Даже при одном «С» корабли преодолевают их за микроскопическую долю секунды. А теперь представьте, что две эскадры движутся на такой дистанции. Ошибка в пилотировании и корабли превращаются в пыль. Ни один компьютер не справится с этой задачей.

— Кроме того, — вставил Олесь, — я по личному опыту знаю, что мерзкие твари готовы к самопожертвованию. Если мы дадим залп и пронесемся мимо, то в следующий раз они просто пойдут на таран. Отвернуть крейсера не смогут. Потери один к одному вряд ли кого-нибудь устроят.

— А вдруг захватчики прибегнут к данной тактике внутри системы? — произнес Брут.

— Не исключено, — вымолвил русич. — У Тхакена горги с разведчиками не церемонились. Впрочем, обладая двумя сотнями судов, конуги великой империи наверняка поступят иначе. Несмотря на два чувствительных поражения, враг по-прежнему нагл и самоуверен. И не без оснований.

— Почему же тогда противник медлит с вторжением? — удивилась русоволосая женщина.

— Трудно сказать, — пожал плечами Храбров. — Думаю, королева собирает все силы в кулак. Нападение на Эдан не принесло должного результата. Насекомые прорвали линию обороны, разгромили флот валкаалцев, но подчинить население планеты не сумели. Отдельные гарнизоны проблему не решают. Нужна многомиллионная армия. А на ее переброску уйдут годы, десятилетия. Твари довольно быстро исправляют допущенные просчеты. К Сириусу неприятель сразу доставит тысячи солдат.

— И создаст плацдарм, — добавил асканиец. — Враг будет постепенно вытеснять людей.

— Не забывайте, что мы для горгов и пища, и средство для размножения, — проговорил землянин. — Насекомые создадут огромные резервации. Массовое уничтожение пленников им невыгодно. Потомство порабощенного народа позволит монстрам продолжать космическую экспансию.

— Мерзкие уродливые паразиты, — зло процедила сквозь зубы Зенда. — Они никогда не остановятся.

— Правильно, — сказал Олесь. — Противник исчерпал собственные ресурсы и нуждается в новых невольниках. На Эдане принцесса тут же приступила к откладке коконов.

— Горги не хотят рисковать, — догадался председатель. — Поражение в системе Китара нарушило планы врага. Чтобы устранить возникшую на пути преграду нужно нанести мощный, сокрушительный удар. Победа или смерть. Другого не дано. Неудача поставит крест на цивилизации насекомых. Жалкое, ничтожное прозябание на задворках галактики. Правительница страны понимает это и бросит в пекло войны все, без исключения, звездные корабли.

— Из ваших рассуждений получается, что твари никогда раньше не захватывали планеты, — произнес Ормерот.

— Похоже на то, — вымолвил русич. — Они действуют методом проб и ошибок.

— Господа, вы опять увлеклись, — вмешалась Лейбвил. — Судьба горгов меня абсолютно не интересует. Давайте говорить о наших трудностях. Что, например, делать со станциями?

— Демонтировать, — бесстрастно проговорил Храбров. — «Эры», «Янисы», «Гроты», находящиеся на внешней границе следует распилить и отправить на переплавку. В качестве опорных пунктов флота останутся только «Альфы». Весь гражданский персонал подлежит немедленному переводу на Алан, Таскону и Маору. Базы на орбитах планет надо сохранить.

— Первый эшелон обороны, — с горечью сказал Никлас.

— Да, — подтвердил Олесь. — Враг наверняка атакует крупные города и наиболее важные объекты.

— Тасконе это не грозит, — язвительно заметил Шлонс. — Излучение надежно защитит подземный мир.

— А кто мешал на Алане установить подобные генераторы? — жестко отреагировал русич.

— Задача не такая уж простая, как кажется на первый взгляд, — возразил Прайлот. — На производство и монтаж соответствующего оборудования ушло бы лет двадцать. Совет посчитал нецелесообразным тратить столь большие деньги на бесперспективный проект. Стране катастрофически не хватало металла, и глобальное строительство окончательно добило бы промышленность.

— Бессмысленный спор, — вмешался генерал Оун. — Тем более что преимущество Тасконы иллюзорно. Противник не сможет высадиться на планету, но нанести удар по населенным пунктам, расположенным на поверхности, ему никто не помешает. Куда серьезнее ситуация на Маоре. Если насекомые разрушат реакторы на полюсах, миллиарды людей умрут в страшных мучениях.

— Выход один — эвакуация, — тяжело вздохнула Дина Утвил. — Алан готов принять беженцев.

— Убедить маорцев покинуть родную страну будет непросто, — произнес Брут.

— Они сами должны сделать свой выбор, — спокойно вымолвил председатель. — Никого принуждать не станем.

— Господа, вы о чем? — испуганно воскликнула Кора. — Звездный флот обязан остановить врага!

— Уважаемая госпожа Лейбвил, — проговорил Никлас. — Не нужно тешить себя напрасными иллюзиями. Завтра утром я выступлю с открытым обращением к народу и скажу всю правду, какой бы горькой она ни была. Человечество стоит на краю пропасти. Хватит лжи и недомолвок! Мы пожинаем плоды собственной трусости. Пора честно признаться в этом.

Храбров с восхищением смотрел на Прайлота. В таком состоянии он тасконца еще никогда не видел. Подбородок чуть вздернут, на шее красные пятна, в глазах пылает огонь. Неудивительно, что семь лет назад именно его Совет единогласно выбрал председателем. Умный, рассудительный, в меру эмоциональный человек. И как же ужасно выглядел Никлас при Лизе Соул. Вялые, ленивые движения, потухший взор, на лице усталость и безразличие. Женщина превратила беднягу в бездумную, послушную куклу. Но теперь Прайлот снова свободен и расправляет крылья. Интересно, что сейчас творится в мозгах тасконца? Помнит ли глава государства свои обличительные речи?

— Господин председатель, — Зенда приподнялась с кресла. — У меня есть предложение.

— Внимательно слушаем вас, — Никлас повернулся к оливийке.

— В сложившихся условиях генералу Оуну трудно справиться сразу с несколькими разноплановыми задачами, — вымолвила гетера. — Работа в Совете и руководство вооруженными силами Союза отнимает много времени. Подготовка планет к вторжению горгов тоже его обязанность.

— Слишком долгое выступление, госпожа Тиун, — улыбнулся Прайлот.

— Почему бы нам ни назначить полковника Храброва командующим звездным флотом, — не обращая внимания на реплику председателя, продолжила Зенда. — Он блестяще себя зарекомендовал в сражениях с мерзкими тварями. То, что захватчики не прорвались вглубь системы Сириуса, целиком и полностью заслуга талантливого офицера. Я уверена, экипажи боевых судов с воодушевлением воспримут данное решение. Авторитет полковника в военных кругах необычайно высок.

— Неожиданный поворот, — произнес Никлас. — А что думает по этому поводу генерал Оун?

— Я не против, — сказал аланец. — Забот у меня в ближайшие дни' действительно прибавится. Алан достаточно плохо защищен из космоса. Сотней лазерных пушек тут не ограничишься.

— Понятно, — кивнул головой тасконец. — У кого-нибудь есть возражения?

— Да, — громко проговорил Шлонс. — Еще вчера господин Храбров обвинялся в измене и самоуправстве. Следствие до сих пор не завершено. А потому я бы не стал торопиться. Общество воспримет столь скоропалительный поступок, как признак слабости и растерянности.

— Пожалуй, — согласился председатель. — Хотя журналисты в любом случае будут критиковать Совет.

— Я тоже считаю, что спешить не надо, — вымолвил Брут. — Пусть сначала страсти улягутся.

Прайлот откинулся на спинку кресла. Ставить вопрос на голосование тасконец не хотел. В словах аланцев была определенная доля истины. Нельзя превращать разбирательство по делу землянина в фарс. Но как же выйти из сложной ситуации? Пауза затянулась секунд на десять. Все присутствующие с волнением ждали вердикта главы государства. Но вот на устах Никласа появилась ироничная усмешка, ничего хорошего она Олесю не сулила. Подавшись вперед, председатель спросил:

— Господин Храбров, а как вы относитесь к своему назначению на должность командующего?

— Я служу человечеству и готов выполнить любой приказ Совета, — уклончиво произнес русич.

— Прекрасно, — сказал Прайлот. — Ответ, достойный офицера звездного флота.

Тасконец на мгновение замолчал и посмотрел на Олеся. Нервы землянина напряглись до предела. Никлас — опытный, искушенный политик. Он сумеет выбраться из западни. Зря Тино затеял эту опасную игру.

— Чтобы решение высшего органа власти не выглядело скоропалительным и не вызывало никаких вопросов, я предлагаю компромиссный вариант, — проговорил председатель. — Примерно через шесть-семь дней стартует экспедиция к Вероне. Вы возглавите ее. Найдите древнюю колонию унимийцев и посрамите скептиков. От успеха путешествия зависит судьба цивилизации.

Все! Прайлот загнал землянина в угол. Партия закончена. Если Храбров не согласится, то Совет с чистой совестью откажет ему в должности командующего. Да и вообще, в каком свете предстанет тогда русич? Слова о долге, чести и патриотизме надо подтверждать делами. Аято втравил товарища в очередную безумную авантюру. А ведь Олесь даже не видел жену и ребенка. Короткая встреча, а затем снова длительная разлука. Олис будет в ярости.

— Мы готовы предоставить вам время для размышления, — вымолвил Никлас. — Посовещайтесь с семьей, с друзьями. Ответ дадите завтра утром.

— Зачем тянуть, — произнес землянин. — Я полечу к Плайду. Давно мечтал о дальних странствиях.

Тасконец невольно улыбнулся. Он оценил иронию Храброва. Русич умел достойно проигрывать.

— У меня есть ряд условий, — бесстрастно сказал Олесь.

— Да, да, конечно, — благосклонно отреагировал председатель.

— Пять дней полноценного отдыха, — проговорил землянин.

— Разумеется, — кивнул головой Прайлот. — Любой курорт страны в вашем распоряжении. О крейсерах тоже не беспокойтесь. Генерал Оун проследит за ходом работ.

— И главное, никаких гражданских делегаций, — вымолвил Храброе.

— Только рядовые специалисты, — заверил русича Никлас.

— В таком случае требования исчерпаны, — произнес Олесь.

— Господа, — тасконец обратился к членам Совета. — Я думаю, нет смысла больше задерживать полковника Храброва. Он ответил на все интересующие нас вопросы. Мы услышали подробный анализ ситуации и конкретный план предстоящих действий. Надеюсь, миссия в звездную систему Вероны завершится благополучно. Человечеству нужны сильные союзники!

Заключительная речь председателя прозвучала несколько пафосно, но тут уж ничего не поделаешь. Глава государства обязан соблюдать определенные правила. Землянин встал с кресла, четко развернулся и зашагал к двери. В зале заседаний царила тишина. Лишь в приемной Олесь облегченно выдохнул. Буря миновала. Даже не верилось, что еще декаду назад русич скрывался на явочной квартире в Морсвиле. Теперь Храбров опять национальный герой. Фортуна переменчива.

Землянин налил себе стакан воды и залпом его осушил. Рубашка на спине насквозь промокла от пота. А ведь кондиционеры поддерживают в помещениях идеальную температуру воздуха. Волнение, волнение… Секретарша сочувственно посмотрела на Олеся. Сколько же времени длилось обсуждение? Русич бросил взгляд на экран голографа. Два с половиной часа. С ума сойти! Репортеры у ворот, наверное, уже устали от ожидания. Храбров поправил китель, надел фуражку и улыбнулся.

— До свидания, — сказал землянин, вежливо кивая женщине головой.

— Удачи вам, господин полковник, — проговорила аланка.

Олесь вышел в коридор. Стин и Гривин по-прежнему стояли у двери. Складывалось впечатление, что они даже с места не сдвинулись. Хотя это конечно не так.

— Что дальше? — с равнодушным видом поинтересовался русич.

— Едем в один из пригородов Фланкии, — ответил парень со шрамом. — Гравитационный катер готов к вылету.

— Куда? — уточнил Храбров.

— Всю информацию получите от майора Аято, — бесстрастно вымолвил телохранитель.

Пожав плечами, землянин последовал за аланцами. Офицеры спустились на лифте на первый этаж, но направились не к холлу, а в дальний конец здания. Олесь недоуменно озирался по сторонам, однако ни о чем спутников не расспрашивал. Стин и Гривин — профессионалы и знают, что делают. Вскоре группа замерла возле мужского туалета. На ручке висела табличка с надписью: «уборка». Условный стук в дверь, и она тотчас открылась. На пороге стоял русоволосый мужчина лет тридцати пяти.

— «Хвоста» нет? — произнес разведчик.

— Не болтай чепуху, — раздраженно отреагировал телохранитель со шрамом. — В коридоре полно людей. Любой может оказаться шпионом посвященных. Действуем, как приказано.

— Будь по-вашему, — сказал аланец, расстегивая пиджак.

— Господин полковник, — офицер обернулся к русичу. — Схема проста. Вам надо поменяться с Бриком одеждой. Стандартная мера предосторожности. Дважды ехать на одной и той же машине опасно.

— Но он же не похож на меня, — возразил Храбров.

— Ерунда, — усмехнулся агент. — Гривин будет постоянно его закрывать. Кроме того, рост и фигура у вас одинаковые, и с пропускного пункта подмены никто не заметит.

— Ладно, приступаем, — согласился землянин, снимая фуражку и передавая ее Стину.

Теперь хоть ясно, кого как зовут. Через пару минут Олесь посмотрел на себя в зеркало. Серый недорогой костюм, белоснежная рубашка, темный тонкий галстук. Типичный мелкий чиновник дома Правительства. Впрочем, лицо командира звездной эскадры слишком хорошо известно местным служащим. В коридоре русича сразу узнают. Между тем, Брик подошел к Храброву вплотную. Форма на нем сидела идеально. Покойный Байлот умел подбирать двойников.

— А я неплохо выгляжу, — иронично проговорил разведчик.

— Натяни козырек на глаза, — требовательно сказал Стин. — Чуть ссутулься и опусти голову.

Аланец послушно выполнил распоряжение начальника.

— Пора, — негромко произнес Гривин. — Электромобиль уже у лестницы.

— Действуйте! — скомандовал телохранитель со шрамом.

Мужчины тут же покинули туалет. Агент поднял руку и взглянул на часы, внимательно наблюдая за бегущей по циферблату секундной стрелкой. Стин после непродолжительной паузы вымолвил:

— Машина миновала ворота. Путь свободен. Следуйте за мной.

Землянин решительно шагнул к двери, но аланец его остановил.

— Не туда, — проговорил телохранитель, направляясь к дальней кабинке.

Войдя внутрь, разведчик наклонился к основанию унитаза и вставил в едва заметную расщелину специальный ключ. Узкая полоска стены медленно поднялась вверх. Олесь увидел крошечную кабину лифта. Поместиться в ней могли только два человека. Без лишних слов русич занял свое место. Внешняя створка бесшумно опустилась, и лифт провалился куда-то вниз. Через мгновение офицеры оказались в небольшой темной комнате. Стин достал из кармана маленький фонарик. Луч света вырывал из мрака какие-то щетки, швабры, ведра.

— Где мы? — спросил Храбров.

— Подсобное помещение гаража, — ответил агент, выходя из кабины.

Олесь двинулся за аланцем. Неожиданно послышались чьи-то учащенные шаги. Телохранитель молниеносно выхватил из кобуры бластер. Тихий щелчок замка, и дверь плавно открылась. В проеме появилась невысокая светловолосая женщина лет двадцати восьми.

— Господа, вы опаздываете, — с укоризной в голосе сказала разведчица.

— Значит, ты нас страховала, Сара, — произнес Стин, убирая оружие.

— А как же, — улыбнулась блондинка. — Вдруг кто-нибудь из обслуживающего персонала решит заняться уборкой. Наличие секретного лифта станет сюрпризом для внутренней охраны.

Ровно через минуту из подземного гаража выехал черный лимузин. На контрольном пункте к машине подбежал тот же худощавый капитан. Проверив документы сидящей рядом с водителем женщины, офицер четко козырнул и пропустил электромобиль. В салон офицер заглядывать не решился. Пока план самурая сбоев не давал. Лимузин повернул направо и устремился к центральному шоссе. Агенты везли русича в юго-восточную часть города.

Спустя полчаса машина въехала на территорию огромного склада. Массивные металлические ворота сразу закрылись. Без сомнения, это одна из тайных баз подпольной организации Аргуса. Старик перед смертью успел создать во Фланкии разветвленную разведывательную сеть. Электромобиль резко снизил скорость и остановился возле неказистого двухэтажного строения. Из здания неторопливо вышел Аято. Судя по поджатой нижней губе, японец был чем-то расстроен.

— Хорошая работа, — вымолвил Тино, хлопнув Стана по плечу.

— Что-то случилось? — проговорил аланец.

— Да, — кивнул головой самурай. — Пятнадцать минут назад террористы напали на машину полковника Храброва. Действовали предельно нагло, я бы сказал — обреченно. Выстрелили по электромобилю из гранатомета на перекрестке. Компьютер управления отреагировать не успел. В аварию попало около тридцати машин. Количество жертв исчисляется десятками.

— А наши? — взволновано спросила Сара.

— Найджел и Брик погибли, Гривин тяжело ранен, — сказал Аято. — Выкарабкается или нет — неизвестно. Служба контрразведки задержала двух мерзавцев прямо на месте преступления. Видимо, Броквил следил за электромобилем. Если честно, я не ожидал, что посвященные пойдут на второе покушение.

— Они ответили ударом на удар, — вставил Олесь.

— Я еду в больницу, — произнес Стин, бросаясь к лимузину.

— Хорошо, — разрешил японец. — Только возьми с собой кого-нибудь.

Вскоре машина сорвалась с места. Чтобы не мешать разговору двух землян, женщина удалилась в здание. Заложив руки за спину, Тино долго смотрел на клонящийся к горизонту диск Сириуса. Начинать разговор первым русич не хотел и потому тоже молчал.

— Чем закончилось заседание Совета? — наконец, вымолвил самурай.

— Моим назначением на должность начальника экспедиции, отправляющейся на поиски древней унимийской колонии, — сказал Храбров. — Через шесть-семь дней три крейсера стартуют к звездному скоплению Плайд.

— Так далеко? — удивился Аято.

— Сущая ерунда, каких-то сто двадцать пять парсек, — язвительно произнес Олесь. — Даже при современных скоростях — семьдесят дней полета. Тино, ты втравил меня в очередную авантюру.

— И кто предложил твою кандидатуру? — уточнил японец.

— Прайлот, — вымолил русич.

— Неужели председатель до сих пор не освободился от влияния Лизы Соул? — проговорил Аято.

— Он в норме, — заверил товарища Храбров. — Но не забывай, тасконец — опытный политик. У него есть собственные интересы. Нужно обладать определенным безрассудством, чтобы доверить пост командующего бывшему варвару-наемнику. Журналисты поднимут невероятный шум.

— Да, об этом я не подумал, — сказал самурай. — Наше происхождение многим не дает покоя.

— Довольно позднее признание собственных ошибок, — раздраженно произнес Олесь.

— Ладно, не злись, — улыбнулся Тино. — Ничего страшного не произошло.

— Конечно, нет! — воскликнул русич. — Никлас легко и непринужденно выкрутился из сложной ситуации. Гениальное компромиссное решение. Должность командующего в обмен на участие в рискованном путешествии. Вот и попробуй сделать выбор. В трусости меня еще никогда не обвиняли.

— Все не так уж плохо, — пожал плечами японец. — Через полгода вернешься и возглавишь звездный флот.

— Если будет куда возвращаться, — возразил Храбров.

— Ты как-то чересчур пессимистично смотришь на мир, — вымолвил Аято. — Лиза Соул мертва, посвященных мы скоро разгромим, на планетах и станциях воцарится мир и порядок.

— А горги? — Олесь резко вскинул подбородок. — С ними что делать?

— Твое присутствие соотношение сил не изменит, — спокойно проговорил самурай.

— Пожалуй, — согласился русич. — Но Олис нас убьет.

— Почему нас? — не понял Тино.

— Потому, что ты полетишь со мной и расскажешь ей всю правду, — произнес Храбров.

— Ну, уж нет, — японец поднял руки вверх. — В своих семейных делах разбирайтесь сами.

— Даже не надейся увильнуть, — жестко вымолвил русич. — Где гравитационный катер? Время моего отпуска стремительно тает. Пять суток — ничтожный срок.

— Олесь, я не могу сейчас покинуть Фланкию, — вздохнул Аято. — Слишком много дел. Нужно помочь Броквилу покончить с террористами. После гибели лидера посвященные растеряны и допускают один промах за другим. Упускать такой шанс нельзя. Через пару декад мерзавцы затаятся…

— В Совете есть аланец по фамилии Шлонс, — проговорил Храбров. — С виду невзрачный, тщедушный старикан, но в нем скрыто море ненависти. Он — явно человек Соул. Убежденный фанатик.

— Вот видишь, — тотчас отреагировал самурай. — И эту проблему надо решать.

— Хитрец, — усмехнулся русич. — Тебе палец в рот не клади, откусишь по локоть.

— Я обещаю, что навещу вас с Олис дня через три-четыре, — сказал Тино.

— Ловлю на слове, — произнес Олесь. — А теперь доставь меня к убежищу.

— Твоя семья уже в другом месте, — вымолвил японец. — Отдых в Эстелане смягчит сердце любой женщины.

— Эстелан? — переспросил Храбров. — Никогда не слышал о таком курорте.

— Северо-западное побережье Кабрии, — пояснил Аято. — Живописный райский уголок. Высокие скалы, маленькие уютные пляжи, лазурный океан. Нет ни туристов, ни праздных обывателей, ни назойливых репортеров. Идеальные условия для уединения. Олис будет довольна.

— Охрана по периметру, посты на дорогах и общий контроль из космоса, — язвительно добавил русич.

— Не без того, — пожал печами самурай. — Береженого бог бережет.

— Ладно, веди к катеру, — проговорил Олесь. — Спорить с тобой бесполезно.

Земляне неторопливо проследовали к расположенному неподалеку ангару. Внутри находился новенький серебристый летательный аппарат. Трудно даже представить, сколько подобных машин украла подпольная организация Байлота. Недостатка в средствах контрразведчики не испытывали. На ступеньках металлической лестницы сидел пилот. На вид аланцу лет тридцать. Значит, человек опытный, прекрасно знающий свое дело. Заметив Храброва и Аято, мужчина тотчас вскочил на ноги.

— Капитан Акрил, — представил офицера японец. — Один из лучших пилотов страны.

— Не сомневаюсь, — вымолвил русич, пожимая руку аланцу.

Олесь коротко попрощался с товарищем и начал подниматься в салон катера. В этот момент Тино обернулся к аланцу и тихо произнес:

— Вайл, отвечаешь за него головой. Проложенный коридор ни в коем случае не покидай.

— Не беспокойтесь, господин майор, — улыбнулся капитан. — Через шесть часов мы сядем в Эстелане.

Крыша ангара медленно отъехала в сторону и машина, плавно оторвавшись от поверхности, быстро набрала нужную высоту. Первое время катер летел буквально над домами, но затем резко взмыл вверх. Давление тут же вдавило Храброва в кресло. С трудом восстановив дыхание, русич взглянул в иллюминатор. Огромная, многомиллионная Фланкия превратилась в темную точку на границе горизонта. Скорость аппарата стремительно возрастала. Перипетии сегодняшнего дня изрядно измотали Олеся, и он невольно задремал.

— Господин полковник, — громко окликнул землянина офицер. — Впереди Кабрия!

Храбров мгновенно открыл глаза. Сколько же русич проспал? Пять с половиной часов. С ума сойти. В теле чувствовалась небывалая легкость. Олесь встал, потянулся, прошел в кабину пилота. Машина неслась над безбрежной гладью океана. Сириус почти в зените. А ведь столицу Храбров покидал ближе к вечеру. Вот что, значит, опережать время?

— Ничего не вижу, — недоуменно сказал русич.

Акрил молча указал на тонкую, едва различимую полоску земли. Храброе утвердительно кивнул головой и сел рядом с аланцем. В животе Олеся предательски заурчало. Голод давал о себе знать. Пожалуй, стоило пообедать на базе у Аято. Спустя десять минут катер совершил крутой вираж и полетел вдоль материка. Русич ни о чем капитана не расспрашивал. Вскоре под аппаратом замелькали верхушки деревьев. Машина постепенно снижалась. Еще четверть часа и катер опустился на ровную поляну неподалеку от небольшого двухэтажного коттеджа.

— Добро пожаловать в Эстелан, — проговорил офицер, открывая люк и спуская лестницу.

— Благодарю за помощь, — вымолвил Храбров. — Вы останетесь здесь?

— Нет, — произнес Акрил. — На Кабрии есть запасная площадка. Мой аппарат может в любой момент понадобиться.

Русич попрощался с пилотом и быстро покинул машину. Катер тут же поднялся над поверхностью. Пара секунд и он бесшумно скрылся за линией горизонта. Между тем, Олесь преодолел сто метров и вошел в здание. Землянин попал в просторный уютный холл. Справа стойка администратора, слева — несколько мягких кожаных кресел, в углах стоят огромные вазоны с развесистыми сине-зелеными растениями. В помещении не было ни души. Из глубины дома доносилась приятная мелодичная музыка. Храбров двинулся на звук. Миновав достаточно длинный коридор, русич оказался на кухне. Возле электрической плиты готовила обед темноволосая пожилая аланка.

— Добрый день, — негромко сказал Олесь.

Женщина вздрогнула, выронила ложку из рук и тотчас обернулась.

— Как же вы меня напугали, господин Храбров, — облегчено выдохнула она.

— Прошу прощения, — проговорил землянин. — Я не хотел. Вы не знаете, где моя жена?

— Они пошли купаться, — ответила аланка. — К пляжу ведет узкая желтая тропинка. Ошибиться трудно.

— Спасибо, — вымолвил Олесь, направляясь к выходу.

Через мгновение русич уже бежал по петляющей дорожке куда-то на северо-восток. Пиджак и галстук Храбров снял и бросил возле крыльца. Где-то вдалеке слышался шелест прибрежных волн. Спустя минуту землянин достиг высоких стройных деревьев, закрывающих обзор. Тропа нырнула в лесополосу. Олесь сразу почувствовал резкий уклон. Кое-где для облегчения спуска отдыхающих персонал сделал ступеньки.

Перепрыгивая через них, русич стремительно приближался к океану. И вот впереди, между стволами, замелькала сверкающая в лучах Сириуса лазурная гладь воды. Еще двести метров и Храбров ступил на оранжево-желтый песок пляжа. Олис землянин заметил сразу. Она сидела к нему спиной и, запрокинув голову назад, наслаждалась тишиной и покоем.

Погода была почти безветренная, и волны лениво накатывались на берег. Вацлав играл чуть в стороне от жены. Именно мальчик первым заметил отца. Ребенок с радостными воплями и криками устремился навстречу Олесю. Храбров подхватил его, поднял вверх и прижал к груди. О чистоте рубашки русич даже не думал. Вскоре подошла и Олис. Аланка молча уткнулась в плечо мужа и заплакала. Гладя женщину по голове, и с трудам сдерживая слезы, землянин произнес:

— Перестань. Хорошо то, что хорошо кончается.

— Я думала, ты погиб на «Калаквии», — вымолвила Олис, всхлипывая.

— Мы хотели ввести посвященных в заблуждение, — проговорил Олесь. — Впрочем, никто не рассчитывал, что мерзавцы взорвут пассажирский лайнер. Досадное трагическое стечение обстоятельств.

— А почему ты мне не сообщил о двойнике? — сказала аланка, отстраняясь. — Я едва не сошла с ума от горя. Все каналы только и болтали о гибели полковника Храброва.

— Тино боялся утечки информации, — произнес русич.

— Ах, Тино! — воскликнула женщина. — Ну, ничего, я с ним позже разберусь.

— Не злись, — улыбнулся Олесь. — Так было нужно.

Землянин наклонился и поцеловал Олис в губы. Вацлаву надоели нежности родителей, и он начал подпрыгивать. Храброву пришлось оторваться от жены и опустить мальчика на песок.

— Папа, пойдем купаться, — выкрикнул ребенок, дергая отца за руку.

— С удовольствием, — вымолвил русич, расстегивая рубашку.

После жаркой, душной Фланкии и длительного перелета Олесь был не прочь освежиться.

Спустя полчаса семья Храбровых двинулась в обратный путь. В маленьком уединенном коттедже на северо-западе Кабрии их ждал роскошный праздничный обед.

Как же мало надо человеку для счастья! Тихий уголок на окраине страны, мягкий приятный климат и любящие люди рядом. Жаль, что эта идиллия продлится недолго. Всего пять дней.

Землянин грустно вздохнул. Будет необычайно сложно объяснить жене, почему он вновь отправляется в дальнюю экспедицию. Известие о новой разлуке приведет аланку в ярость.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 9 ЭКСПЕДИЦИЯ К ВЕРОНЕ