home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

ПОЕДИНОК

Шесть дней отдыха пролетели, как одно мгновение. Разведчики много спали, много пили, весело развлекались. Аланки держались в стороне от наемников, участвовать в их пьяных оргиях они не собирались. Впрочем, земляне были увлечены не только тасконскими женщинами. Осматривая кабаки Нейтрального сектора, воины изучали входы и выходы из зоны. Пока выводы были очень неутешительны.

За группой постоянно наблюдали два человека из отряда Коуна и один из властелинов пустыни. Оторваться от врагов разведчики никак не могли. Сектор значительно отличался от территории чистых. Заброшенных домов, старых развалин здесь практически не осталось.

Каждое пригодное строение продавалось с аукциона, и желающих приобрести всегда хватало. Ведь это давало право через три года стать полноправным гражданином Нейтральной зоны. Проклиная местные законы, большинство морсвильцев все же стремились сюда.

За прошедший период земляне познакомились со многими обычаями и правилами города. Они видели, как стражи порядка проводили облаву на бродяг, а спустя пару часов бедняг безжалостно выставили в сектор вампиров. Что с ними стало, известно лишь одному богу, но вряд ли удалось спастись всем. На что способны эти мутанты, наемники узнали довольно скоро. В одном из заведений Нейтрального сектора, где собрались вампиры, блюда из человеческого мяса подавали регулярно. Воины забрели туда случайно и были поражены подобной бесцеремонностью. Огромные кровожадные мутанты с массивными боковыми клыками, красными глазами и узкими треугольными ушами жадно поглощали останки еще недавно живого человека. Многие даже не удосуживались сварить мясо. Кайнца от всего увиденного стошнило. С побелевшим лицом и трясущимися руками, граф мрачно произнес:

– Никогда не думал, что увижу нечто подобное. Ладно, черти в аду пожирают душу – это понятно, объяснимо, но наяву, в реальности…

– А это и есть ад, – ответил Храбров. – Здесь нет единой морали, то, что плохо для одних, хорошо для других. Природа безжалостна. Мы ели мясо лосей, вепрей, коз и считали это вполне нормальным. В Морсвиле прибавили и разумных существ. Дико, но объяснимо.

– Сумасшествие какое-то, – развел руками Генрих.

На второй день пребывания в секторе Олесь вновь посетил кладбище. Вместе с ним был Аято, Кайнц и Олан. Они молча шли мимо надгробных камней по узкой утоптанной тропинке. Ошибиться юноша не мог. Там, где сутки назад была одна могила, теперь виднелись два камня. Неужели горбун выполнил обещание? Храбров подошел поближе, опустился на колени и положил руки на песок. Где-то под этим слоем лежало тело Освальда Ридде – Невольно на глаза навернулись слезы. Стараясь не показать своей слабости, русич вытер лицо рукавом.

– Вечная им память, – тихо сказал японец.

– Это верно, – раздался знакомый мягкий голос. – Здесь они обрели вечный покой. Наши мирские проблемы и трудности их больше не волнуют. Я выполнил свое обещание, хотя, признаюсь честно, не раз пожалел, что согласился на подобный риск.

– Плата недостаточна? – спросил Олесь.

– Нет, нет, – вымолвил смотритель. – Дело в другом. Сектор чистых сейчас слишком опасное место. Получив пощечину от каких-то чужаков, лидеры кланов устроили настоящую чистку кварталов. На улицах валяются десятки трупов солдат и бродяг. Мне пришлось тащить тело вашего товарища через территорию Трехглазых. Они не такие мерзавцы, как вампиры и чистые, но и с ними проблем хватает.

– Где ты его нашел? – поинтересовался Храбров.

– А там, где и сказали, – ответил Кошмарный Дол. – Примерно в шестистах метрах от первых домов. И сделать это было вовсе не трудно. Вокруг бедняги весь песок истоптан. Прошло чуть ли не полсотни людей. Рядом два трупа властелинов пустыни, у одного отрублена голова. Неужели это сделали вы?

– Он один, – с горечью сказал Тино и опустился рядом с русичем.

Теперь сомнений не было – мутант приволок тело Ридле – Примерно точно такую же историю рассказал и Алонс. А ведь Освальд был еще жив, когда подошел отряд Коуна. Ублюдки! Пытать умирающего человека… Впрочем, война есть война, ее законы суровы.

– Мне надо что-то написать на камнях. Нехорошо, когда могилы безымянны. Тем более, если здесь лежит столь смелый воин, – тихо вымолвил морсвилец.

– Это верно, – согласился Олесь. – Запомни их имена: Талан Агадай и Освальд Ридле. Поставь дату смерти и напиши: «Они пришли издалека, выполнили свой долг и погибли, как солдаты».

– Все будет исполнено, – кивнул головой Дол и захромал обратно к своему дому.

Простившись с товарищами, наемники двинулись обратно в «Грехи и пороки». Горе надо было залить вином. А в душе каждый из них надеялся, что им еще не скоро придется посетить кладбище. Слишком многих они уже потеряли в этой экспедиции.

На четвертый день земляне стали свидетелями еще одного зрелища. В соседнем кабаке что-то не поделили два мутанта. Один был из сектора Трехглазых, другой – вампир. Их ссора переросла в поединок.

Раздался призывный звон колокола. К ристалищу стали стекаться жители и гости Нейтральной зоны.

Вскоре толпа уже состояла не менее, чем из двух-трех тысяч самых разнообразных существ. Сразу было видно, что поединки постепенно превратились в своеобразные шоу. Словно из-под земли появились люди, принимающие ставки на победителя.

Повсюду заключали пари, иногда на огромные суммы. Особо надо сказать о месте схватки. Ничего более живописного и в то же время ужасающего наемники раньше не видели. Большой квадрат, со сторонами не менее ста метров, был огорожен плотным частоколом. В высоту он едва достигал метра, зато на каждом штыре висел отполированный ветром и временем череп. Внутри самого ристалища в разных позах лежало десятка три скелетов. Убрать их никто не имел права. Только победитель боя решал, как поступить с телом врага.

Два соперника не спеша прошли сквозь толпу, перешагнули через частокол и оказались в квадрате. Они встали друг напротив друга на расстоянии десяти метров. Почти тотчас появился страж порядка.

Внимательно взглянув на воинов, он громко произнес:

– Пока схватка не началась, любой из вас может отказаться от поединка. Никто не имеет права заставить другого сражаться. Законы Нейтрального сектора выступают против любого убийства.

– Я готов, – немедленно выкрикнул трехглазый. – Этот мерзавец должен заплатить за оскорбление своей жизнью.

Стоя в первых рядах зрителей, наемники с интересом рассматривали бойцов. Оба были внушительных размеров, под два метра ростом и весили не менее ста килограммов. На этом сходство заканчивалось. Трехглазый воин одевался в хорошую дорогую одежду, носил украшения на пальцах и внешне был довольно привлекателен. Даже зрачок посреди лба не портил общую картину. В конце концов, к этому можно привыкнуть. Мутант держал в руках длинный меч и широкий обоюдоострый кинжал. Оружие не отличалось изяществом, но наверняка было очень прочным. А в подобном бою этот фактор может иметь решающее значение. Совсем другой внешний вид имел вампир. Выбритая налысо голова, обнаженный торс и грязные, испачканные кровью, штаны. Руки, тело и шея воина были обильно украшены цветной татуировкой. На груди отчетливо различались шесть черепов.

Как узнали земляне, это означало, что мутант победил в шести поединках. Показатель, по меркам Морсвила, весьма неплохой. В отличие от своего соперника, вампир был совершенно спокоен. Держа в руках огромный топор, он иронично улыбался. От этой гримасы его боковые клыки казались невероятной длины.

– Сегодня твоею голову подадут мне на ужин, – усмехнулся вампир.

Последние слова были сказаны. Взмах руки, и поединок начался. Без всякой разведки трехглазый бросился в атаку. Его первые выпады не достигли цели, а топор противника только чудом не отрубил ему руку.

– Этот парень не жилец, – с горечью вымолвил Аято, явно симпатизировавший трехглазому. – Он слишком взбудоражен. Нет внутреннего равновесия, а значит, и нет победы.

Время подтвердило предположение самурая. Постепенно мутант уставал, а вампир терпеливо ждал своего часа. Спустя пять минут оба противника обливались кровью от мелких порезов, однако больше это сказалось на трехглазом. Его взгляд потух, он начал отступать и тут же был за это наказан. Топор вампира разрубил бедняге плечо. Упав на колени и выронив меч, раненый воин в последний раз взглянул на сверкающий Сириус. Через мгновение его голова отлетела в сторону. Толпа восторженно заревела. Поединок закончился. Проигравшие пари рассчитывались с победителями, а вампир поднял за волосы голову поверженного врага и довольно расхохотался.

– Приготовьте мне это блюдо на ужин. Обожаю вареные мозги, – выкрикнул он, обращаясь к хозяину одного из заведений для мутантов.

Расстроенные разведчики покинули ристалище. Оправдывалось утверждение Сфина. В Нейтральной зоне царили мутанты. Люди оказались слабее и физически, и морально. Противостоять могучим гигантам не могли ни чистые, ни трехглазые.

Если не учитывать эти неприятности, то шесть дней отдыха прошли просто великолепно. Забылись тяготы переходов, неутомимая жажда пустыни и постоянная боязнь внезапного нападения. Наемники наслаждались спокойной и богатой жизнью. Но рано или поздно всему хорошему приходит конец.

…Всю ночь Храброву снились кошмары. Мутанты нападали на него, и он с трудом отбивался от врагов. Порой казалось, что смерть неминуема, однако каждый раз Олесь выскальзывал из их огромных рук. И вот впереди забрезжил свет. Юноша бросился туда, а сзади раздавалось злобное рычание мутантов. В тот момент, когда Храбров выскочил из засады, топор вампира отрубил ему левую руку. Русич резко закричал от боли.

Олесь открыл глаза и с удивление обнаружил себя на полу. Одеяло было отброшено далеко в сторону, а испуганная и побелевшая Веста сидела на кровати. На возглас с мечом в руке в комнату вбежал Аято. На нем совершенно ничего не было надето, но это мало волновало японца.

– Что случилось? – взволнованно спросил Тино.

– Сон, – выдохнул юноша. – Давно таких кошмаров не снилось.

– Говори быстрее, пока свежи воспоминания, – потребовал самурай, опуская оружие и присаживаясь на кровать.

Рассказ много времени не занял. Зато обдумывал его Аято не менее получаса. Он сходил в свою комнату, оделся, а когда вернулся, произнес:

– Сегодня что-то произойдет. Надо готовиться к походу. Судя по всему, мы вырвемся из ловушки. Но левая рука… Пока я не могу найти объяснение этому знаку. Ясно лишь, что боги вновь предупреждают тебя.

Спустя два часа вся группа завтракала в общем зале. Разговор явно не клеился. Аланки торопили наемников. Однако те не знали, как оторваться от преследователей, и потому бездействовали. Даже сейчас весь отряд Коуна разместился в каких-то десяти шагах от группы. Где-то рядом находились и властелины пустыни.

Замкнутый круг. Именно в этот момент Олан и увидел Сфина. Бродяга явно преобразился за последние дни. Чистая одежда, вымытое лицо, подстриженные волосы. На возглас от отреагировал с юношеским порывом:

– Ах, вот вы где? – ничуть не стесняясь, закричал морсвилец. – А я ищу вас уже двое суток.

– Интересно, зачем? – сквозь зубы процедила Олис.

– Чтобы выразить свое восхищение и благодарность, – искренне ответил Сфин. – Вы прошли сквозь строй чистых, словно нож сквозь воду. Ни один из этих ублюдков не успел даже поднять оружие. А уж как я радовался, что вам удалось выбраться из сектора! И вижу, все целы и невредимы. Невероятно!

– Хватит лести. Скажи лучше, причем здесь благодарность? – поинтересовался Кайнц.

– Как причем? – удивленно воскликнул бродяга. – Я теперь богат. Вы прикончили Шона, и у меня было достаточно времени покопаться в его запасах. Бог мой, чего я там только не нашел. Три дня я перетаскивал это добро в Нейтральный сектор. Пару раз натыкался на воинов чистых, но всякий раз удавалось откупиться. Теперь сбылась моя мечта – я обосновался на этой территории твердо и надолго.

– Что ж, поздравляем, – усмехнулся Тино. – Хоть одному человеку от нашего пребывания здесь стало лучше.

– О, я вижу, у вас снова проблемы! – произнес морсвилец. – Готов помочь, и на этот раз совершенно бесплатно.

Разведчики дружно повернулись к Сфину. Нет, он вовсе не шутил. И что самое главное, в его словах сквозила уверенность и твердость. От грязного, безвольного человека не осталось и следа. Только теперь наемники поняли, почему бродяга выживал во всех секторах города. За неказистой внешностью скрывался большой ум, холодная расчетливость и смелая натура. Сфин был авантюристом, но в хорошем смысле этого слова. Каждый свой шаг, каждый поступок морсвилец просчитывал до мелочей. Даже тогда, когда он отказался от поединка, все было предусмотрено. Лучше стать голодным оборванным изгоем, чем обедом для мутанта. Сфин выбрал наименьшее зло.

– Нам надо незаметно выбраться из Нейтральной зоны, пройти через сектор Гетер и покинуть город. Но предупреждаю, за группой постоянно наблюдают властелины пустыни и отряд чужаков. Они не спускают с нас глаз даже ночью, – чистосердечно вымолвил Олесь.

– Это непростая проблема, – согласился тасконец, усаживаясь на свободный стул. – Нейтралка хорошо расчищена, а дороги контролируют стражи порядка. Однако кое-какие мысли у меня есть. Пару раз я пробирался в сектор через подземные тоннели. О них знают только бродяги. Думаю, что за сутки мне удастся найти безопасный маршрут.

– Великолепно! – выдохнула Салан. – За пять минут решено то, над чем билась шесть суток вся группа.

– Шесть суток? – рассмеялся Сфин. – Порой вы удивляете меня своей наивностью. Сотни людей ищут эти тоннели годами и умирают, так и не добравшись до них. Мне же просто повезло – кое-какая информация, реплики случайных товарищей, старые книги…

За этими словами скрывалось вовсе не везение, а длительный напряженный труд. Только путем сложнейших аналитических размышлений можно было выйти на подземную сеть тоннелей. И их собеседнику это удалось.

Разговор неожиданно оборвался. Морсвилец испуганно приподнялся со стула. На его лице застыла маска страха и ненависти.

Невольно все разведчики проследили за взглядом бродяги. Сомнений не было – он смотрел на огромного вампира, вошедшего в зал. Такого экземпляра наемники здесь еще не видели. Огромный гигант ростом более двух метров и весом не менее ста пятидесяти килограммов стоял у входа, широко расставив ноги и иронично посматривая на посетителей заведения. Мутанта сопровождала свора прихлебателей и подхалимов числом не менее десятка.

– Кто это? – спросил самурай.

– Непобедимый Эрош, – выдавил со злостью Сфин. – Помните, я рассказывал вам историю о поединке с вампиром-монстром. Так вот, это его сын. Ублюдок похлеще отца. И он пришел в «Грехи и пороки» не случайно. Ищет очередную жертву.

– Но ведь это заведение мутанты почти не посещают? – удивилась Кроул.

– Правильно, – кивнул головой морсвилец. – Эрош не любит сражаться с себе подобными. И риск больше, и удовольствия меньше. Он потешается либо над чистыми, либо над трехглазыми.

Тем временем, вампир не спеша двинулся к стойке. Все, что было на его пути, просто сметалось. Люди в страхе отбегали в сторону. Связываться с гигантом ни у кого желания не возникло. О силе и свирепости Эроша ходили легенды. И к сожалению, большая часть из них была достоверна.

– Этот мерзавец уже лет пять третирует весь сектор. Он задирается по малейшему поводу и тотчас вызывает соперника на поединок. Итог, думается, вам понятен. Либо смерть, либо отказ со всеми вытекающими последствиями, – сказал бродяга.

Мутант заказал себе вина и залпом осушил огромный бокал. Раздался его хриплый, отвратительный смех. То и дело указывая на кого-нибудь пальцем, вампир говорил что-нибудь оскорбительное. Хор подхалимов услужливо хихикал. Между тем, рядом с барменом появился Нил Броун.

Взглянув на сломанные стулья и столы, разбитую посуду, он требовательно произнес:

– Эрош, ты опять устроил в моем заведении погром. Мне это начинает надоедать. Я не воин и биться с тобой не собираюсь.

Вампир засмеялся еще громче:

– Хватит ныть, Нил, – снисходительно вымолвил мутант. – Я всегда оплачиваю твои счета. Причем довольно щедро. Мне хочется повеселиться, и это мое право. Нейтральный сектор создан для развлечений. Ведь я не нарушаю закон. Только честный поединок…

– Но дураков становится все меньше, – возразил Броун.

– Согласен, – изобразил улыбку Эрош. – В секторе Чистых и Трехглазых не осталось ни одного сильного мужчины. Все воины превратились в дерьмо, о которое не хочется даже марать ноги.

Это было прямое оскорбление присутствующим. Однако ни один из семи десятков солдат не принял вызова. Наоборот, люди потихоньку начали выбираться из зала. Все понимали – вампир на этом не остановится. Во-первых, ему нужно было рассчитаться с долгами, а во-вторых, он жаждал крови. Трудно сказать, чем бы все это закончилось, но в этот момент в зал вошли три великолепные женщины. Стройные фигуры, красивые черты лица, собранные в пучки длинные волосы. Уверенной походкой тасконки направились к стойке.

– Да, что-то здесь происходит! – вырвалось неожиданно у Сфина. – Сначала вы, затем властелины пустыни, следом вампиры во главе с Эрошем, а теперь и гетеры. Никогда не видел в этом заведении столь разнородной компании.

– Гетеры? – с интересом повторил Аято, внимательно присматриваясь к женщинам.

Внешне они ничем не отличались от обычных представительниц рода человеческого. Пожалуй, только слишком проницательный жесткий взгляд. Но это не показатель. Ведь все остальное было очень соблазнительным. Высокая грудь, тонка талия и длинные стройные ноги.

Рассмотреть их позволяла одежда гетер – своеобразная униформа: плотно прилегающая куртка и короткая широкая юбка. На поясе воительниц висели длинные узкие мечи, а за спиной виднелись луки и колчаны со стрелами. Сразу было видно, что гетеры привыкли рассчитывать только на себя. И воевать они умели.

– Бог мой! Какие женщины! – выдохнул Кайнц.

– Боюсь, огорчу вас, – вставил морсвилец, – но мужчины их не интересуют. Ваши женщины им скорее придутся по вкусу.

– Какая мерзость, – фыркнула Олис.

Линда невольно рассмеялась. Подобный тип любви ей был хорошо знаком и не вызывал отрицательных эмоций. Чего только не видела Салан за время своей воинской службы. Имелся и подобный опыт.

Подойдя к стойке, одна из гетер высоким звучным голосом спросила:

– Где хозяин заведения? Стражи порядка сказали, что он здесь.

– Да, это я, – ответил Нил Броун.

– Нам нужна комната на пять дней, и, по возможности, еду и вино подайте наверх, – сказала женщина.

Сразу чувствовалось, что гетера привыкла повелевать. Даже в этих словах она была настойчива, она не просила, а приказывала. Отказать такой женщине Нил не смог. Кивнув головой, морсвилец уважительно произнес:

– Все будет исполнено. Золан!

Возле стойки появился мальчишка примерно того же возраста, что и Элан. Почтительно выслушав приказание, подросток приготовился указыать гетерам дорогу. Речь об оплате не велась. Это значило, что Броун доверяет им. Они были не какими-то пришлыми чужаками и законы сектора знали. Женщины уже направились к лестнице, когда Эрош их окликнул. Упустить подобный шанс повеселиться он не мог.

– Эй, подружки, – выкрикнул вампир, – куда же вы уходите? Моя постель совсем остыла. А мне так нужна хорошая любовница.

Предводительница гетер резко обернулась. Весь город знал, что им не нужны мужчины, а значит, это было прямым оскорблением. Окинув презрительным взглядом Эроша, женщина с усмешкой проговорила:

– Сходи лучше в юго-восточный сектор, там подобных тебе звериных самок бегает вполне достаточно.

В зале раздались одобрительные возгласы и смех. Однако стоило вампиру повернуться, как оживление среди воинов стихло. Связываться с разгневанным чудовищем никому не хотелось. А мутант был разъярен. Столь едкого ответа он не ожидал. И что самое главное – в глазах гетеры не было ни страха, ни отчаяния. Она не боялась своего врага.

– Ты, я вижу, смелая, – процедил сквозь зубы Эрош. – Посмотрим, как ты будешь выглядеть во время поединка. Еще никто безнаказанно не называл меня животным. И свидетелей оскорбления здесь вполне достаточно.

Вызов был сделан. Вампир добился того, зачем пришел в «Грехи и пороки». Теперь все зависело от женщины. Либо она пойдет на ристалище и умрет, либо под свист толпы будет изгнана из заведения. Гетеры были воинами, и снисхождения к ним не делалось. Десятки глаз наблюдали за разворачивающейся драмой. А гетера только сейчас поняла, что попала в расставленные сети. Решиться на самоубийство ей было тяжело.

– Ну, что медлишь, – оскалил клыки вампир. – Мои товарищи давно не ели столь нежного мяса. Чистые и трехглазые несколько жестковаты…

Черный юмор вызвал взрыв смеха у кучи подхалимов. Они почувствовали превосходство над гетерами и начали откровенно издеваться. Было осмеяно все: и их фигуры, и одежда, и оружие. За подобное в Морсвиле платили кровью. С трудом сдерживая ярость, две девушки выжидающе смотрели на предводительницу. А она никак не могла сделать выбор. Трудно сказать, чем бы это закончилось, но в ссору вмешался Храбров. Русичу надоело смотреть на выходки Эроша, и он решил проучить мерзавца. Полной уверенности в победе, конечно, не было, однако вжиматься в стул под взглядами мутанта Олесь тоже не собирался.

– Пора осадить этого ублюдка, – вымолвил юноша, поднимаясь из-за стола.

– Ты что, спятил! – в ужасе воскликнул Сфин. – Эрош не зря носит прозвище «Непобедимый». Я знаю о двадцати поединках, в которых он сражался. А их было, наверняка, больше. Посмотри внимательно, вся его грудь покрыта черепами.

– Что ж, надо ломать эту неприятную традицию, – усмехнулся Храбров.

Ему пытались возразить Олис, Линда и Генрих, но все было напрасно. Решение принято, а отступать русич не привык. Лишь на мгновение Олесь встретился взглядом с Тино. Они поняли друг друга без слов. Храбров делал то, что должен был делать.

– Выведи его из равновесия, – сказал самурай, сжимая руку товарища.

Олесь кивнул головой и двинулся к стойке. Последние десять метров он не прошел, а пролетел. Складывалось такое впечатление, что юноша не управлял собственным телом. Но это было не так. Просто нервное напряжение достигло предела.

– Эй, ты, урод, отстань от девушки! – выкрикнул русич, останавливаясь в пяти шагах от противника.

– Что? – удивленно и гневно взревел мутант.

Эрош мгновенно развернулся, ища глазами наглеца. И с ходу ему это не удалось. Он рассчитывал увидеть двухметрового гиганта, а перед ним стоял какой-то человечишко. Вдобавок ко всему, еще и чужак.

– Что ты сказал? – краснея от ярости, спросил вампир.

– Что ты трус, способный сражаться только с гетерами. Настоящие мужчины тебе не по зубам. Смотри, клыки не обломай…

Лицо мутанта побагровело еще больше, на щеке задергалась жилка, а у края рта выступила пена. Оттолкнув бокал с вином далеко в сторону, Эрош угрожающе двинулся на землянина. Его глаза сверкали, как у дикого животного, казалось, что еще мгновение, и хищник бросится на свою жертву. Невольно по спине Храброва пробежала нервная дрожь. И все же русич остался на месте, не сделав ни единого шага назад. Более того, с совершенно невозмутимым видом он начал с интересом рассматривать свои ногти. Вокруг него бурлил и шумел весь зал, бесновался вампир, а Олесь словно развлекался.

– Ты хочешь драться, я готов доставить тебе это удовольствие. Здесь достаточно свидетелей, которые подтвердят, что я вызвал Эроша на поединок. Ты не сможешь отказаться, – с усмешкой произнес юноша.

Мутант даже захлебнулся от злости и удивления. Подобной наглости он еще не видел. Жалкий чужак вызывает его, Непобедимого Эроша, на поединок и боится, что тот откажется…

– Так это ты меня вызываешь? – взревел вампир.

– Именно, – подтвердил Храбров, – и советую тебе написать завещание. Хотя, скорее всего, ты и писать-то не умеешь…

– Я разорву тебя на куски, ублюдок! – завопил Эрош и двинулся вперед.

В последний момент его друзья удержали гиганта. Далось это им крайне нелегко. Рассвирепевший мутант был просто ужасен. Олесь чувствовал, как предательски дрожат колени, но старался не показывать страха. Хотя его лицо побелело, когда огромный кулак вампира просвистел возле уха. Не промахнись Эрош, сотрясения мозга не миновать. И может быть, это был бы лучший исход. Ведь тогда мутанта ждало очень серьезное наказание. В

Нейтральном секторе запрещались даже банальные драки. Но вампир вовремя пришел в себя и с ненавистью смотрел на врага.

Тотчас в зале появились стражи порядка. Их было не менее десяти. В любой момент они могли прикончить злостного нарушителя. Эрош это понимал, а потому попыток больше не делал.

– Что здесь случилось? – спросил один из подошедших солдат, внимательно разглядывая вампиров.

– Поединок! – лаконично сказал Броун. – Этот молодой человек только что вызвал на ристалище Непобедимого Эроша.

– Он сам вызвал? – недоверчиво вымолвил охранник.

– Да, – кивнул головой Нил, – это слышала по меньшей мере сотня свидетелей!

– Я его разорву, – процедил сквозь зубы мутант.

Вампир был уверен в победе. Ни один человек не может устоять против него. И тем не менее, оскорбление уже нанесено. Слух о том, что чужак вызвал на поединок самого Эроша, разнесся по всему Морсвилу. Наверняка, теперь многие засомневались в силе гиганта. И доказывать это придется новыми боями. Сражаться мутант любил, но подобная перспектива его не радовала. Рано или поздно может появиться противник, которому улыбнется удача. Выход один – наглец должен заплатить за свои слова сполна. Его смерть будет ужасна. Город содрогнется, узнав о судьбе чужака.

– Объявляется поединок! – громко выкрикнул страж порядка. – Бойцы, следуйте за мной. И никаких стычек до ристалища!

Подобный случай был предусмотрен в «Грехах и пороках». Где-то сбоку открылись широкие ворота, и толпа вывалила на площадь. Вновь зазвучал колокол, к месту боя начали стекаться зрители. Рядом с Олесем шли Кайнц и Аято. Генрих не проронил ни слова, с ужасом поглядывая на огромную фигуру вампира, зато Тино без перерыва давал последние советы. Смысл их был весьма прост – затягивать бой ни в коем случае нельзя. Усталость соперников на руку Эрошу. Единственные козыри русича – скорость и реакция. И ими надо воспользоваться как можно быстрее. А для этого мутанта необходимо вывести из себя. Судя по ссоре в зале, это вполне возможно. Где-то позади остались аланки, Олан и Веста. Их оттеснили в сторону более сильные жители города. Всем хотелось занять место поближе к ристалищу. Среди толпы отчетливо различались бандиты Коуна и властелины пустыни. Они, пожалуй, были самыми заинтересованными зрителями. От исхода схватки зависела сила их врагов. Лишь Алонс казался расстроенным. Уже на площади он подошел вплотную к Храброву и негромко шепнул ему:

– Удачи.

В ответ юноша лишь утвердительно кивнул головой. Спустя мгновение Вилаун растворился в людском потоке. Но вот и ристалище. Взмах руки стража, и все зрители отошли от бойцов. У соперников еще был шанс отказаться от боя, в принятии решения им никто мешать не имеет права. Первым через частокол перешагнул Эрош. Для него это было привычно. Гигант даже сбился со счета, сколько раз он сражался здесь. Он уверенно прошел в центр квадрата и оперся на свой огромный топор. Спустя минуту перепрыгнул через черепа и Олесь. Именно в этот момент его окрикнул Броун:

– Я никогда не встречал столь смелого человека, – проговорил с грустью Нил. – Вы не похожи на воинов ни одного нашего клана. Поверь, мне жаль, что так плачевно заканчивается твое пребывание в «Грехах и пороках». Откажись от поединка и уходи! Тебя осудят немногие…

– Нет! – возразил русич. – Мерзавец должен получить по заслугам. И не хорони меня раньше времени. Советую поставить на мою победу. Выигрыши будут достаточно велики.

Храбров довольно рассмеялся и направился к своему сопернику. Неожиданно для самого себя юноша вдруг получил какую-то внутреннюю уверенность. Никто в него не верил, в том числе и Эрош. Это хорошо, очень хорошо. Недооценка противника со многими играла злую шутку. Надо лишь правильно воспользоваться этим фактором.

Они стояли на расстоянии двадцати шагов друг от друга и были готовы броситься в атаку. Сдерживал их необходимый ритуал. Страж порядка поднял руку, требуя тишины, и громко произнес:

– Пока схватка не началась, любой из вас может отказаться от поединка. Заставить сражаться не может никто. Законы Нейтрального сектора выступают против любого убийства.

– Я разрублю этого наглеца на куски! – выкрикнул вампир. – А его сердце съем прямо здесь, на глазах у зрителей. Пусть все знают, как поступает Эрош с теми, кто бросает ему вызов!

По рядам людей пронеслось легкое волнение. Друзья мутанта начали выкрикивать имя своего бойца. Учитывая, что многие зрители поставили на победу Эроша, хор голосов становился все громче и громче. Вскоре уже раздавался единый, слитный грохот. Поддерживаемый морсвильцами, вампир с огромной скоростью начал вращать над головой боевой топор. Он явно работал на публику. И как ни странно, но Олеся подобный шум только подбадривал. Встав на колени, он прочитал последнюю молитву и совершенно спокойно взялся за рукоять меча. Чувство страха было загнано далеко в глубь души. Вперед выдвинулись уверенность и смелость. Провернув меч несколько раз перед собой, Храбров высоко поднял голову и отчетливо сказал:

– Я готов. Пора платить по счетам. Этот ублюдок заплатит своей кровью за грехи. Да простит меня Господь!

Опущена рука воина, и поединок начался. Со стороны это было весьма странное зрелище. Широко расставив ноги, землянин держал клинок двумя руками и невозмутимо смотрел на приближающегося врага. Казалось, что он окаменел. Еще мгновение, еще секунда, и монстр сметет его со своего пути. Эрош был действительно разъярен. Вращая топор, мутант собирался с ходу разбить человека пополам. Тем более, что этот идиот стоял на одном месте. Уже торжествуя, вампир нанес сокрушительный удар. Он так и не понял, куда исчез чужак и почему его оружие бессмысленно разрезало воздух. Тотчас сознание Эроша померкло.

А все объяснялось просто. Русич решился на очень рискованный и ответственный маневр. Либо победа, либо смерть. Малейшая ошибка, и все будет кончено. Храбров стоял неподвижно, но его мускулы были напряжены до предела. В тот момент, когда мутант опускал свой топор, юноша сделал шаг назад правой ногой и резко ушел влево. Остальное было выполнено машинально. Удар снизу мечом двумя руками по затылку вампира. Стальной клинок разрубил и череп, и мозг.

Поспешность и самоуверенность Эроша были наказаны. Пройдя по инерции еще несколько шагов, мутант рухнул на землю. Шум и вопли неожиданно стихли. Большая часть зрителей еще не понимала, что произошло. Им казалось, что вампир сейчас встанет на ноги, и бой продолжится… В полной тишине к трупу подошел страж порядка и с удивлением констатировал:

– Эрош мертв!

Даже много повидавший на своем веку воин был поражен. Поединок закончился менее, чем за полминуты. И что самое удивительное, пал чуть ли не самый сильный боец Морсвила. Какой-то пришлый чужак расправился с ним, словно с младенцем. Один взмах меча, и голова мутанта раскроена почти пополам.

– Банзай! – раздался радостный вопль Аято.

Устоять на месте японец не мог. Он подпрыгивал на месте, размахивал руками и выкрикивал имя Храброва.

Вскоре к нему присоединились остальные разведчики, а спустя пять минут огромная толпа скандировала одно слово:

– Олесь! Олесь! Олесь!

Подобной овации Морсвил не слышал давно. Удивлению и восторгу людей не было предела. Радовались трехглазые, гетеры и черти. Кто от чистого сердца, кто из мести, а кто и из корыстных побуждений. Чужаки рано или поздно уйдут, а Эрош уже больше никогда не поднимется из могилы. Одним опасным противником в городе стало меньше. Лишь вампиры быстро покинули площадь и двинулись заливать свое огорчение вином. Мало кто из них любил гиганта, но при нем жилось весело и вольготно. Ведь весь Нейтральный сектор дрожал при приближении Эроша. Теперь им придется искать нового бойца.

Тем временем Храбров опустился на колени и поблагодарил Бога за дарованную победу. Недооценивать высшие силы юноша был не склонен. Поколебать его веру не могли ни Алан, ни Таскона.

Закончив читать молитву, русич поднялся на ноги и негромко проговорил:

– Отдайте его тело вампирам. Пусть они сами решат, что делать со своим товарищем. Это их право.

– А как поступить с топором? По закону, все имущество и оружие убитого на поединке принадлежит победителю, – спросил страж порядка.

– Пусть его отнесут в «Грехи и пороки».

Под рев толпы Олесь быстро приближался к своим друзьям. Перешагнув через частокол, он тотчас попал в объятия Тино. Хлопая юношу по спине, самурай тихо прошептал:

– Если честно, я не верил в твою победу. И рад, что ошибся. Все было сделано просто великолепно…

Откуда-то со стороны выскочил Нил Броун. Его глаза сияли, а рот расплывался в счастливой улыбке. Подняв вверх большой палец, морсвилец воскликнул:

– А ведь я прислушался к твоему совету. Выигрыш – один к двадцати трем. Говорят, кто-то еще поставил на тебя большую сумму. Интересно было бы посмотреть на этого смельчака! Но где его найдешь…

– И нечего его искать. Вот он я, – раздался голос Сфина.

– Ты? – удивленно вымолвил Кайнц.

– А что тут странного? – ответил бродяга. – Только я видел Олеся в деле до поединка. Но, главное, – это его взгляд, когда он вызвал Эроша на бой. На ристалище Олесь преобразился – у вампира не было ни единого шанса, его карали могущественные силы.

Аято и Храбров переглянулись. Они прекрасно поняли, о чем идет речь, но оба промолчали.

Постепенно толпа начала расходиться. Спустя несколько минут на площади остались лишь небольшие группы подвыпивших воинов. Горожане продолжали обсуждать итог схватки, хотя через пять-шесть декад о ней начнут постепенно забывать. Победа, пусть даже самая громкая, будет закрыта новыми боями.

Расположившись в центре зала «Грехов и пороков», разведчики бурно отмечали успех Олеся.

На этот раз бокалы с вином подняли даже аланки. Увидеть русича живым девушки уже не надеялись. Не особенно стесняясь окружающих, прильнула к груди юноши и Веста. Тасконка явно испытывала к чужаку нежные чувства. Где-то в стороне сидели бандиты Коуна.

Большинство из них были потрясены. Только сейчас они по-настоящему увидели своего противника в бою. И надо сказать, смелости у преследователей не прибавилось. Сражаться с такими профессионалами – себе дороже.

Не лучше было настроение и у властелинов пустыни. Несколько воинов хотели вызвать обидчика на поединок, но Каре запретил им делать это. И вождь оказался прав. Сила странных людей оказалась даже больше, чем он рассчитывал. А рисковать понапрасну Каре не хотел. Оставалось только ждать.

Между тем, к столу наемников подошли гетеры. Внимательно взглянув на Храброва, предводительница мутанток удивленно сказала:

– Не думала, что ты победишь этого монстра.

Я не встречала среди чистых столь умелого воина. К какому клану ты относишься?

– Мы не чистые, – возразил русич. – Мы пришли издалека и скоро покинем Морсвил. Наш путь лежит на юг.

Женщина понимающе кивнула:

– Чужаки, – констатировала она, – что ж, это правдоподобно. Когда-нибудь армия извне возьмет Морсвил. Мы слишком ненавидим друг друга, чтобы объединиться.

– Вполне здравая мысль, – согласился изрядно набравшийся Тино.

В ответ гетера лишь улыбнулась. На вид ей было лет тридцать-тридцать пять. Длинные, собранные в пучок черные волосы, прямой строгий нос и узкие ироничные губы. Глаза женщины цепко высматривали все детали и указывали на расчетливый, аналитический ум.

– Меня зовут Зенда Тиун, я лидер клана умеренных гетер, – наконец проговорила мутантка. – Ты спас мне жизнь и честь. Подобное не забывается. Я твой должник.

– Весьма своевременное признание, – прошептал Генрих.

Олесь же пошел еще дальше. Склонившись поближе к женщине, русич негромко произнес:

– Боюсь показаться нескромным, но обстоятельства вынуждают меня сделать это. Я хочу воспользоваться твоим долгом немедленно.

Тиун вскинула глаза на воина. Ей показалось, что мужчина хочет оскорбить мутанток, но нет, ее глаза встретили чистый, откровенный взгляд. В нем читалось спокойствие, уверенность и просьба. Этот сильный мужественный солдат действительно нуждался в помощи гетер.

– Что я должна сделать? – спросила Зенда.

– Ничего, – поспешно сказал Храбров. – Просто троим мужчинам и двум женщинам надо выбраться из города. И сделать это можно только через ваш сектор. Других вариантов у нас нет.

Мутантка иронично улыбнулась:

– Вы недооцениваете гетер как воинов, – вымолвила она, спустя мгновение. – И я не обижаюсь. Для чужаков это типично. Да, мы не столь кровожадны, как вампиры и черти, не столь агрессивны, как чистые, и не столь живучи, как трехглазые, но воевать наши бойцы умеют. И смею вас заверить, что всю зону столь немногочисленному отряду не пройти никогда. Система охраны у нас не хуже, чем в Нейтральном секторе.

– Так значит наша просьба невыполнима? – вмешалась в разговор Олис.

– Я этого не говорила, – ответила Тиун. – Если бы вы не имели оружия, то проблема решилась бы совсем просто. Платите налог и в сопровождении наших воинов проходите через сектор.

– Ну нет, – возмутился Кайнц. – Остаться в этом мире без оружия равносильно самоубийству. Тебя сожрет первый попавшийся мутант. Я с мечом никогда не расстанусь.

Зенда утвердительно кивнула головой:

– Я так и думала. Другого ответа просто не могло последовать. Но в этом случае возникает одна существенная трудность. Наше общество неоднородно и делится на четыре клана. Первые два – наиболее сильны и могущественны. Это воинственные гетеры и умеренные. Одни выступают за еще большее обособление сектора, за очистку его от всех лишних людей, за стерилизацию женщин – немутанток. Вторые, наоборот, ищут союзников в городе и за его пределами. Мы хотим создать единое государство, где бы правил закон и могли жить любые разумные существа. Не случайно, что на нашей территории находится довольно много обычных женщин. С каждым годом умеренные набирают все больше и больше сторонниц. Однако и разногласия между кланами становятся глубже.

– И что из всего этого следует? – проговорил Олесь.

– Только то, что около километра вам придется идти по кварталам, которые контролируют воинственные гетеры. Если вы их преодолеете, то на этом проблемы закончатся. Через территорию еще двух кланов я проведу группу без особых сложностей, – сказала мутантка.

Наемники быстро переглянулись. План был далеко не блестящий, но выбирать не приходилось. Из слов Тиун, земляне поняли, что гетеры – хорошие воины.

Миновать даже полкилометра будет крайне тяжело. Тем более, что им придется столкнуться с весьма агрессивным врагом.

– Мы согласны, – уверенно вымолвил русич.

– Тогда жду вас ровно через трое суток. Двигайтесь на юго-запад, там территория воинственных гетер наиболее узка. И старайтесь держаться поближе к широким магистралям. В маленьких улочках отряд уничтожат без особого труда, – подвела итог Зенда.

– Есть еще одна мелочь, – вставил Аято. – За нами будет погоня. Два десятка людей и около десятка властелинов пустыни. Они действуют отдельно друг от друга, но хотят одного – прикончить отряд. Пока им это не удалось…

– Не удастся и теперь, – усмехнулась гетера. – Вы расшевелите опасное гнездо. Перед преследователями встанут сотни солдат. Я думаю, что они не смогут продвинуться и на полкилометра вглубь сектора.

Пожалуй только сейчас разведчики поняли, насколько серьезна военная организация этих мутанток. Они не боялись никого.

Ради свободы гетеры были готовы сражаться, не считаясь с потерями.

Остановить их могла только смерть.


Глава 10 ОСТРОВ ЗАКОННОСТИ | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 12 ПОСЛЕДНИЙ РЫВОК