home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

ГОРОД ЛЕМОВ

Земляне оказывал тасконцам максимально возможную помощь. Могила для их товарища была вырыта буквально за полчаса. К счастью, земля в стороне от покрытия стартовой площадки оказалась очень мягкой и сухой.

Аккуратно взяв беднягу за руки и ноги, наемники опустили труп в свежевырытую яму. Тотчас все лемы опустились на колени. Они закрыли глаза и начали очень тихо, невнятно бубнить какую-то молитву. За двести лет деградации даже на Тасконе появился свой культ. Земляне прекрасно понимали их чувства и отошли в сторону, чтобы не мешать своим присутствием. Впрочем, молитва длилась недолго. Тасконцы поднялись и принялись зарывать могилу. Вскоре лишь маленький холмик напоминал о парне по имени Якус.

– А с этими что делать? – спросил Ридле, указывая на шесть трупов бандитов.

– Сложим их в ряд, свои придут, пусть сами разбираются и хоронят, – ответил Лунгрен. – Может, хоть часть солдат займется полезным делом.

– Вряд ли, – возразил Саунт. – Их разденут догола и оставят здесь на съедение тапсанам. Законы в армии Яроха очень жестокие. Порой они даже добивают своих раненых или просто бросают их в лесу.

– Что ж, теперь хоть понятно, почему эти хищники так обнаглели, – вымолвил Аято. – У них здесь большое поле деятельности. И, как правило, человек, доставшийся им на съедение, не оказывает сопротивления. Животные привыкли к мясу людей.

Несколько минут все молчали. Земляне думали о словах Тино. Как суров этот мир! И на Земле подобное случалось не раз, и все же мертвых старались хоронить.

Здесь же подкормка хищников людьми считалась нормой. Лемы размышляли о своем товарище. Он был молод и силен, мог принести много пользы роду. Увы, война жестока, и чаще всего несправедлива. Почему-то всегда погибают самые лучшие, самые смелые, самые нужные…

– Теперь, если не возражаете, мы начнем осмотр зданий, – сказал Крик. – Нам очень важно найти здесь что-нибудь. Город изможден блокадой.

– Конечно, – произнес Кайнц. – Мы даже вам поможем в этом.

Как-то произвольно земляне и лемы разбились на три группы. Вместе с Саунтом пошли граф и де Креньян. Компанию очаровательной тасконке по имени Лиза составили Ридле и Лунгрен. А Храбров и Аято направились с несколько угрюмым парнем, – Крик называл его Сол. Вокруг космодрома было не меньше двух десятков разрушенных строений. Начали их обследовать по кругу.

Долгое время все поиски не приводили к даже малейшему успеху. Храбров заходил в полуобвалившееся здание и с интересом его рассматривал. Примерно так же поступал и Тино. Лишь лем тщательно обшаривал пол, заглядывал в каждую комнату, поднимался на каждый этаж. Самое главное, чтобы он не смотрел в сторону космодрома. Там с различными инструментами возились аланцы. Они переходили с места на место, то и дело что-то измеряя. Впрочем, их действия не интересовали тасконца, парень был полностью поглощен поисками. Позади уже остались три строения. Учитывая, что они состояли из голых стен, а пол уже давно превратился в лужайку с травой, много времени на их обследование не ушло. Однако четвертое здание сильно отличалось от предыдущих. Оно имело круглую форму, а крыша когда-то была прозрачным куполом. Остановившись в самом центре, Аято громко сказал:

– Здорово. Когда-то люди здесь умели строить. Что это, интересно, было?

– Главная диспетчерская служба, – густым басом вымолвил Сол. – Дальняя от космодрома стена имела огромный экран. Наверное, и сейчас можно найти осколки специальных стекол.

Оба землянина посмотрели туда, куда указывал лем. В стене действительно зияла огромная дыра. Размеры ее потрясали. Когда-то этот экран был в длину около пятнадцати метров и в высоту достигал десяти. Подойдя ближе, японец запрыгнул в образовавшуюся нишу. Она уходила в глубину метра на три и служила для размещения всех устройств, проводов, обеспечивающих работу диспетчерской службы. Внимательно осматривая стены, Тино с некоторым удивление сказал:

– Я нигде не вижу здесь входа.

– А почему он должен быть? – спросил тасконец.

– Поломка, какая-то неполадка, да просто монтаж… Ведь не снимать же для этих целей экран? Вечных приборов тоже не бывает.

Храбров понял мысль своего напарника и опустился на колени, начал медленно обстукивать стены. Тем же занялся и японец. Лишь Сол остался в зале, недоумевающе глядя на странных людей. То они не проявляли никакого интереса к поискам, то, словно тапсаны, роют носом землю. Минут пять все усилия землян были тщетны, но вот Олесь нащупал странный обломанный рычаг.

– Есть! – выкрикнул он.

Аято тотчас вскочил на ноги. Потрогав рукой находку Храброва, он утвердительно кивнул головой.

– То, что надо. Но сейчас не работает. Так и должно быть: в сети нет тока. Либо сломалась гидравлика.

– Возможен и другой вариант, – произнес русич, указывая на груду обрушившихся камней.

– Придется попробовать, – улыбнулся самурай.

С удвоенной энергией наемники начали разбирать завал. Это было непросто, так как многие камни уже вросли в землю, и все же через десять минут работа завершилась. Сквозь редкую траву и разрытую почву виднелся темный край металлического люка. Японец довольно усмехнулся.

– Эй, Сол, поднимайся сюда. Здесь есть кое-что интересное.

Тасконец быстро запрыгнул в нишу и подошел к солдатам. Взглянув на место их работы, он все понял. Без всяких слов лем начал расчищать оставшуюся поверхность. Вскоре весь периметр люка был открыт. Полтора метра на метр, не так уж много, но вполне достаточно. После кивка Тино, Олесь еще раз нажал на рычаг, а самурай подцепил край копьем. С резким хрустом и скрежетом люк начал поддаваться. А спустя мгновение и вовсе откинулся назад. Перед людьми открылся зияющий чернотой проем.

– Ну что, попробуем? – предложил японец.

Никто не ответил, а Сол, как заправский кладоискатель, начал ощупывать ногами внутренние стены тоннеля. Как и следовало ожидать, он нашел поручни. Взглянув на землян, лем опустился вниз.

– Потрясающе, – вырвалось у тасконца.

Так как глубина люка оказалась чуть больше двух метров, то и Храбров, и Аято тотчас последовали примеру лема.

То, что они увидели, поразило и их. Узкий, прямоугольной формы тоннель до сих пор имел освещение. Правда, оно уже вряд ли достигало двадцати процентов нормы, но ведь это спустя двести лет…

– Стены покрыты специальным световым составом, – вымолвил Тино. – Через них проходит очень слабый ток. Человек его даже заметить не может. А здесь, видно, есть автономная энергетическая установка.

Олесь удивленно посмотрел на самурая. Тот улыбнулся и очень тихо ответил:

– Я этим поинтересовался еще на корабле. Аланцы использовали технологию, известную задолго до них.

Коридор оказался не длинным, около десяти метров, и упирался в металлическую дверь. Вряд ли без помощи взрывчатки или лазера ее можно было открыть, но исследователям повезло – она не была заперта. С чувством трепета и восхищения лем начал ее открывать. Казалось, что еще мгновение, и он попадет в мир предков, на двести лет назад, в те времена, когда Таскона была могущественной и великой цивилизацией. Отчасти так и произошло. Перед людьми открылся большой полуосвещенный зал. За минувшие века он ничуть не изменился. По всему периметру располагались пульты управления и слежения за космической базой. Цветные панели, кнопки, рычажки, два десятка потухших мониторов. С правой стороны располагалась шахта лифта, но она была завалена обломками южной стены. Теперь становилось понятно, почему никто до сих пор не попал в это подземное укрытие. Пока земляне осматривались по сторонам, Сол бросился влево и открыл маленькую дверцу.

– Она полностью цела! – радостно воскликнул лем. Наемники повернулись. Как и предвидел Аято, в этом

помещении находилась энергетическая установка. Она превосходно сохранилась, а так как вся диспетчерская служба погибла, то расходовала свои запасы лишь на освещение внутренних стен.

Двести лет эта аппаратура работала без человека, без поломок, без обслуживания. Тасконцы знали свое дело и умели создавать. Как оказалось, Сол был специалистом по разного рода машинам. Забыв про все, тасконец принялся изучать установку. Землян она не интересовала, и они двинулись к пультам. Подойдя ближе, оба солдата невольно отвернулись. Как оказалось, здание погибло вместе со своими обитателями. Во всех четырех креслах когда-то находились люди. За прошедшие годы их тела высохли, мумифицировались, одежда истлела, и лишь пластиковые вставки сохранились в неизменности. Одну из них поднял Тино.

– Кельвин Брут, служба слежения космодрома «Звездный», – прочитал японец. – Красивое название – «Звездный».

– Бедняги. Они, наверное, погибли от голода. Ведь их завалило, – предположил Олесь.

– Вряд ли, – покачал головой Аято. – Слишком странное положение. Все на своих местах. Скорее всего, ядерный взрыв был близко от космодрома, и их убила проникающая радиация. В это помещение не заходил никто с тех пор, как погибла тасконская цивилизация.

Земляне еще несколько раз обошли весь зал, осмотрели пульты, пощелкали тумблерами и кнопками – все напрасно. Диспетчерская служба была мертва. Впрочем, аланцы наверняка быстро бы тут восстановили аппаратуру. Но вот вопрос – нужно ли это? Пригоден ли космодром для принятия кораблей. Взглянув на часы, Тино проговорил:

– Нам пора, задерживаемся уже на десять минут.

Японец двинулся к выходу, заодно позвав Сола. Следом за ними пошел и Олесь. Что его остановило, сказать трудно. Однако русич вдруг внимательно посмотрел на один из пультов. Снизу в нем была маленькая ниша и ручка. Как они с Аято раньше это не заметили, трудно сказать. Храбров наклонился, сильно дернул и вытащил маленький ящик. В нем лежали две тоненькие книжки с прекрасно сохранившимися листами. На одной была надпись: «Журнал контроля рейсов и грузов кораблей с космодрома „Звездный“». На второй другая: «Техническая документация космодромов А11». Сам ее зная почему, но обе книги Олесь спрятал под куртку. До поры до времени он не хотел делиться своей находкой с остальными.

Исследователей подземелья уже давно ждали. Осмотр остальных зданий ничего существенного не принес, а измерения аланцев закончились раньше времени. К сожалению, их выводы были неутешительными. «Звездный» без генеральной реконструкции не мог принимать космические корабли. Ядерный взрыв произошел слишком близко, либо расплавив, либо разрушив стартовую площадку. Сейчас она не имела сплошного покрытия, во многих местах зияли воронки. При удачном стечении обстоятельств небольшое судно могло приземлиться, но с вероятностью один к десяти. Рисковать в таком случае никто не хотел. Пока Аято и Храбров слушали Виолу, Сол рассказывал об обнаружении подземного бункера. Все тасконцы были очень обрадованы этой находкой. Судя по их возгласам, они давно мечтали об энергетической установке, хотя бы малой мощности. Эта превосходила все их ожидания. Никто пока не представлял, как ее вытащить и доставить в город, но это были уже проблемы лемов. Загорелись у них глаза и при рассказе о пультах. Видно, нация тасконцев опустилась не так уж низко, если их интересовали конкретные детали, блоки для создания каких-то механизмов. Разговор несколько затягивался, и первым прервал его де Креньян.

– Друзья, я понимаю вашу радость. Такие находки, сохранившие первоначальный вид два века, бывают действительно крайне редко, но хочу напомнить, что примерно через четыре часа здесь будут люди Яроха.

– Да, да, конечно, – понял намек Саунт. – Мы сейчас замаскируем вход в подземелье и двинемся в путь.

Свою работу лемы выполнили просто отменно. Снова трава, снова куча камней – как было все прошедшие два столетия. Сразу чувствовался навык в маскировке. На этой планете люди боролись за каждый уцелевший осколок былой цивилизации. Спустя несколько минут, вытянувшись цепочкой, группа двинулась за тасконцами. В самом центре колонны шли аланцы. Постепенно Кроул и Салан отошли от потрясения. Занятые работой, они не думали об убитых бандитах, о кинжале, входящем в сердце живого человека, о крови на одеждах солдат. Сейчас, когда космодром остался позади, девушки тихо заговорили между собой.

– Я требую пересмотра счета, – вымолвила Олис. – Ты сама видела, как жестоко и хладнокровно они убивают людей. В этом есть что-то ненормальное, садистское. Все земляне агрессивны и неуравновешенны.

– Согласна, что добивать раненых врагов – это перебор, – ответила Линда. – Однако последнее твое утверждение неверно. Они выбрали командира и подчиняются ему. Да, по-другому, чем аланцы. Мы – потому что знаем, что он старше по рангу, его назначение одобрил Великий Координатор. Земляне же доверяют своему командиру, они рассуждают умом. И какой вариант лучше, я не знаю.

– Но Великий Координатор не ошибается, – возразила Кроул.

– А кто об этом знает? – в первый раз решилась на откровенность Салан. – Ведь на Алане живут только люди, у которых есть разные степени посвящения. Я, например, или Виола можем находиться на планете только с специально отведенных местах. В какой-то степени эти земляне нам ближе, чем ты, Олис.

– Я не знала об этом, – удивилась девушка.

– Само собой. Ведь нас не так уж много. Но именно мы делаем самую черную и грязную работу. Космолетчики, персонал баз, солдаты, строители – все находятся вдали от родной планеты.

– Но почему так происходит? Ведь на Алане царит доброта и покой.

– Мы не вписываемся в эти рамки, – улыбнулась сержант. – Мы не способны к посвящению. И кстати, те двое – Аято и Храбров – могли и не спасать лемов. Однако сделали это. Может, отчасти из выгоды, но и не без чувства сострадания. Так что разрыв прежний: четыре – два.

В это время группа ускорила шаг, и аланкам пришлось перейти на бег. Впереди лежал длинный путь, а потому надо было сохранить силы. Разговор затих сам собой.


Глава 5 БОЛЬШИЕ НЕПРИЯТНОСТИ | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | * * *