home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7. НЕУДАЧНЫЕ ПЕРЕГОВОРЫ

Земляне сидели на склоне бархана и с равнодушным видом следили, как на посадочную площадку опускается космический корабль. Рев двигателей и пылающие дюзы давно не производили на наемников никакого впечатления. Челноки приземлялись на Таскону каждую декаду, а то и чаще.

Но сегодня был особый день. Прилетала очередная партия невольников.

Последние полгода прошли относительно спокойно. В двухстах двадцати километрах юго-западнее «Центрального» де Креньян обнаружил еще один оазис. На картах он был обозначен, как Эквил.

По размерам райский уголок мало чем отличался от Клона. Крошечный участок зеленой травы, маленькие куполообразные домики, три десятка плодовых деревьев.

Жили оливийцы довольно бедно, впроголодь, на пять уцелевших конов молились, как на богов. В интеллекте эквилцев ощущался явный регресс. Нация дичала. Само собой, никакого сопротивления аланским войскам они оказать бы не сумели.

От захвата деревни мутантами, тасконцев спасла обособленность. Об этом заброшенном богом клочке земли все давно забыли.

Жак поступил точно так же, как Олесь. Зачем штурмовать поселение, если оно готово сдаться без боя? Колонистов местные жители приняли с воодушевлением. Тяжелые времена остались позади.

Правда, разместить в Эквиле удалось только пятьсот человек. Олджон скрипел зубами от злости, но ничего поделать не мог.

Ассимиляция оливийцев проходила без серьезных проблем.

Полковник чувствовал, что без вмешательства землян тут не обошлось. Они вели свою собственную политику.

Командующего настораживало, с какой легкостью наемники проникали в Морсвил. А ведь город настроен к захватчикам весьма враждебно. Значит, мерзавцы заключили с мутантами какое-то соглашение. Олджон давно бы расстрелял тройку участников первой экспедиции, но их авторитет слишком высок. При проведении разведывательных рейдов, командиры рот и батальонов беспрекословно выполняли указания землян-проводников. Аланцы даже не пытались вмешиваться в переговоры с дикарями-аборигенами.

Кроме того, обвинить наемников было не в чем. Темпы освоения планеты стали превышать возможности переброски колонистов на Таскону. В тщательно укрепленном Тишите имелось около трех тысяч свободных вакансий. Прибывших поселенцев сразу отправляли в оазис. Назрела необходимость во втором космодроме. Сажать несколько челноков на «Центральный» пилоты не решались. Авария могла привести к непоправимым последствиям. Полковник готовил новый поход на юг.

В жизни землян тоже произошел ряд серьезных изменений. Значительно улучшились бытовые условия в лагере, появились душевные, вырос третий барак.

Многие десантники после боевых операций относились к наемникам с уважением. Около трех месяцев назад Пеньель обзавелся женой. Сначала тасконка жила у родителей в Твинте, а затем переселилась на военную базу. Толчок был дан. Командование корпусом пыталось протестовать, но условия договора с советником Делонтом связывало Олджону руки. Вскоре количество женщин в лагере перевалило за два десятка.

Стараясь не отставать от новичков, Тино и Жак привели красоток-наложниц из Морсвила. Условия существования вполне устраивали оливиек. Лишь Храбров остался непреклонен. Веста ни при каких обстоятельствах не должна покидать город. Она слишком ему дорога, а риск в подобной ситуации неуместен.

Особых иллюзий на счет честности и порядочности аланцев Олесь не питал. Для полковника они — дикари, варвары, и такими останутся навсегда. К ним не применимы обычные человеческие нормы. Командующий пойдет на любое ухищрение, чтобы заставить землян выполнить приказ.

Судно коснулось опорами покрытия и замерло. Тотчас наступила блаженная тишина. К сожалению, длилась она недолго. Взревели моторы транспортеров и погрузчиков. На космодроме началась привычная суета.

— Пора, — произнес самурай, вставая. — Скоро выведут новых «счастливчиков».

Отряд неторопливо приблизился. Часовые молчаливо отступили в сторону. Наемники расположились на краю плаца, наблюдая высадкой колонистов.

Аланцы осторожно спускались по сходням, с восхищением рассматривая удивительный ландшафт и жмурясь от ярких лучей Сириуса. Люди радостно обменивались впечатлениями. Они впервые ступали на настоящую планету.

Как обычно, воины-рабы шли последними. Знакомые серые комбинезоны, крепкие фигуры, в глазах — непонимание.

Речь Олджона не отличалась оригинальностью. Слушать ее ни Тино, ни Олесь и Жак не стали. Земляне терпеливо ждали окончания монолога командующего.

К счастью, у этих наемников есть время на подготовку к сражениям. В предстоящем рейде новички участвовать не будут.

Среди воинов своими физическими данными выделялись три человека. Скуластого рыжеволосого гиганта с голубыми презрительно-ироничными глазами звали Оливер Канн. Он, не скрывая, поведал собственную биографию. Мелкопоместный, разорившийся барон из захудалого рода, участник многочисленных походов и битв. Германцу было все равно за кого драться, лишь бы платили хорошо и аккуратно. Профессиональный солдат, не имеющий к тридцати годам ни гроша за душой. Все, что Канн добывал кровью и мечом, уходило на женщин и вино. В удовольствиях Оливер себе никогда не отказывал. Идеальный тип наемника.

Вторым оказался Мануто Дойл, крепкий чернокожий землянин с наголо выбритой головой. На вид ему не исполнилось и двадцати пяти, но узнать возраст точно не удалось. Парень не любил болтать понапрасну. Лишь спустя несколько месяцев Дойл рассказал, что являлся бойцом-гладиатором одного из племен. Поединками лучших воинов вожди часто решали спорные вопросы. Мануто не повезло — меч противника пронзил ему грудь. Раненого, истекающего кровью бойца выбросили в лес умирать. Так всегда поступали с неудачниками. А аланцы свой шанс не упустили.

Третий наемник был не менее колоритной личностью. Волевой квадратный подбородок гордо поднят, длинные черные волосы разбросаны по плечам, в карих глазах застыла злоба. Его кожа имела бронзовый, красноватый оттенок. Землянин сквозь зубы надменно процедил имя — Акапара.

Наверняка среди остальных невольников есть еще немало интересных людей, но со знакомством Аято, де Креньяк и Храбров не спешили. Время покажет, чего стоят эти парни. Таскона сбивала спесь и не с таких гордецов.

Спустя два дня рота разведчиков на пяти бронетранспортерах и четырех вездеходах двинулась к космодрому «Песчаный». Судя по карте, он располагался примерно в четырехстах километрах от «Центрального». Вместе с аланцами ехали двадцать наемников.

Поиск новый посадочной площадки был лишь промежуточный задачей. Юго-восточнее космодрома находились сразу три оазиса. Очень удачный вариант для колонизации. Правда, штаб корпуса считал, что поселения пострадали во время нанесения ядерных ударов. Другой цели в том районе просто не существовало. Самый центр пустыни Смерти!

Кому быть проводников в рейде, друзья обычно решали жребием, но на этот раз самурай изъявил желание отправиться вместе с Олесем. Маркиз возражать не стал. Уж лучше заниматься тренировкой новичков, чем мучаться от жары под палящими лучами Сириуса. Да и любвеобильные красотки всегда рядом. Без женщин Жак не мыслил свою жизнь.

Переход оказался не очень сложным. Ехать на машинах гораздо проще, чем идти пешком. Спрятавшись в десантных отделениях, люди даже не пытались вылезать на броню. Металл раскалялся до неимоверной температуры. В полусонном, анабиозном состоянии солдаты лениво потягивали воду из фляг.

Сидя рядом с водителем головного транспортера, земляне внимательно следили за дорогой. Храбров, Аято и Стюарт дежурили по очереди. Пол стал неотъемлемой частью их группы. Во все секреты шотландца пока не посвящали, но знал он многое. Однажды Стюарт даже присутствовал при разговоре воинов с Зендой Тиун…

Объезжая крупные барханы, наемники немедленно останавливали колонну и тщательно проверяли ровные пространства. Местность была безжизненной, и песчаные черви ее избегали. Охота не приносила здесь должного результата. То ли дело — возле Морсивла. Постоянные перемещения людей, иногда бродят дикие мутанты и живность из долины Мертвых скал…

За четыреста километров разведчики лишь дважды наткнулись на ловушки гигантских хищников. Приходилось делать приличный крюк. Впрочем, к подобным маневрам проводники относились спокойно. Неминуемое зло… Хорошо хоть монстры медлительны и неповоротливы!

Куда больше их нервировала новая опасность. Как с ней бороться, они не знали. Примерно в ста семидесяти километрах от «Центрального» первая машина неожиданно провалилась по днище, уткнувшись носом в дюну. Удар оказался довольно сильным, многие десантники получили ушибы и повреждения. Людей охватили паника. Не обращая внимания на кровотечения и шишки, солдаты полезли из люков. Все думали, что бронетранспортер попал в западню червя.

Признаться честно, растерялись и наемники. Русич непонимающе смотрел на Тино.

— Тут прямой участок метров двести… — вымолвил Олесь.

— Бывает и такое, — пожал плечами японец. — Надо выбираться. Надеюсь, нам успеют подать тросы с вездеходов. Стать добычей хищников у меня желания нет.

В это время послышались испуганные возгласы аланцев. Земляне поспешно покинули десантное отделение. Увиденное повергло их в ужас.

Семеро разведчиков, спрыгнувших с машины, погрузились в песок по пояс. Трясина быстро затягивала несчастных.

Остальные солдаты, уцепившись за металлические ручки, держались на броне. Они не понимали, что происходит.

— Проклятье! — выругался Аято. — Это зыбучие пески. Я помню, Олан о них рассказывал. Мы встречались только с маленьким плавунами, а такой в состоянии затянуть всю колонну.

Самурай повернулся к аланцам и раздраженно закричал:

— Какого черта вы тут висите? Вытаскивайте товарищей! И побыстрее!

Команда Тино последовала как нельзя кстати. Кое-кто из десантников провалился уже по грудь. Протягивая попавшим в беду солдатам ремни и оружие, разведчики вытаскивали друзей на поверхность. Между тем, тонул в песке и бронетранспортер. Его колес уже не было видно. Ситуация складывалась угрожающая.

К счастью, дистанция между машинами позволила водителям вездеходов вовремя затормозить. Перекинув металлические тросы через опасное место и зацепив их за крюки, тягачи взревели моторами. Медленно, поднимая в воздух столбы песка, бронетранспортер двигался назад. Природная ловушка неохотно отдавала свою добычу.

Спустя четверть часа люди оказались в безопасности. Образовавшаяся яма мгновенно затянулась, ожидая новую жертву. Определить по внешним признакам западню не представлялось возможности.

Отдохнув около получаса, утолив голод и жажду, десантники продолжили путь. Дистанция увеличилась еще на сотню метров, и предпринятая мера предосторожности лишней не оказалась. Бронетранспортер шесть раз попадал в зыбучие пески.

Ловушки в этой части пустыни Смерти встречались повсюду. Аланцы действовали умело и оперативно. Тросы, крюк, натужное рычание двигателей, резкий рывок… После небольшой остановки колонна уверенно двигалась дальше.

К исходу вторых суток, наблюдатели заметили на юго-западе гигантскую котловину. Ни два столетия, ни ветер, ни песок не сумели окончательно скрыть последствия чудовищного взрыва. Страшно было даже представить мощность ядерного заряда.

Воронка простиралась на несколько километров. А до космодрома рукой подать. Теперь никто не сомневался, что «Песчаный» сильно поврежден. Смещение земной коры неизбежно привело к значительным разрушениям. Зато у жителей оазисов появлялся неплохой шанс. Видимо, система обороны Оливии все же функционировала и сумела отклонить ракету от цели.

Машины обогнули место катастрофы с востока. То и дело разведчики оглядывали на карту. Вот и космодром… А точнее, то, что от него осталось. На ровной площадке выделялись полуразрушенные здания, искореженные, проржавевшие металлические конструкции, вздыбленное дорожное покрытие. Пустыня всеми силами старалась поглотить останки человеческого труда, но пока ей это не удавалось.

Бронетранспортеры и вездеходы замерли у первой уцелевшей постройки: массивные, толстые стены, свисающие перекрытия, поблескивающие куски светозащитного пластика. Моторы смолкли, и наступила томительная, пугающая тишина. Сине-зеленое небо приобретало зловещий бордово-черный оттенок. Радости от такой находки люди не испытывали. На душе было тяжело и тоскливо.

— Теперь я понимаю, почему тасконцы дали пустыне столь звучное название, — негромко заметил Стюарт. — Здесь действительно правит балом мерзкая костлявая старуха с косой. Малейшая ошибка, и ты тотчас окажешься в ее цепких когтистых пальцах.

— Браво, Пол, — самурай захлопал в ладоши. — Великолепная характеристика этого «чудного» местечка. Строителям придется немало потрудиться, чтобы привести «Песчаный» в порядок.

Между тем, разведчики не теряли время понапрасну. Группа специалистов сразу приступила к изучению посадочной площадки. Солдаты расчищали квадраты, делали замеры, проверяли сохранность покрытия.

Уже завтра колонна двинется к «Центральному». Командующий должен получить точный и обстоятельный отчет. Трудности не пугали захватчиков. Для ускорения колонизации планеты второй космодром необходим, как воздух. Если понадобится, аланцы отстроят его заново.

Спрыгнув с брони машины, отправились на прогулку Аято и Храбров. Наемники шли медленно, неторопливо, всем видом показывая, что древние руины их совершенно не волнуют.

На самом деле это было не так. Одно здание, а точнее его подвальное помещение очень интересовало землян. Речь, конечно, шла о блоке «Z-7».

Впервые воины прочитали о нем в журнале дежурных «Звездного». Данный объект экспедиция обследовала сразу после высадки на Оливию. Именно там произошло знакомство с лемами и стычка с бандитами Коуна.

По случайному стечению обстоятельств, бесценный документ попал в руки Олеся. Из него стало ясно, почему местные жители патологически ненавидят аланцев. Катастрофу на Тасконе подготовил и спровоцировал Великий Координатор.

Немалая вина лежала и на руководителях могущественной метрополии. Их разногласия, а порой неприкрытая вражда, дали возможность амбициозному, жестокому правителю колонии осуществить свой чудовищный план. Процветающее государство в течение нескольких минут превратилось в царство хаоса и разрухи. Миллиарды ни в чем неповинных людей сгорели в огне ядерного пожара.

Самое страшное, что многие тасконцы знали о предстоящем апокалипсисе заранее. Волна самоубийств и безумия захлестнула Оливию, Униму и Асканию. В последний момент началась эвакуация наиболее ценных граждан и членов их семей. Огромный звездный флот собирался у безжизненной планеты Клон. В каком направлении он стартовал и где находится сейчас, известно только богу. В записях дежурных отчетливо чувствовались растерянность и отчаяние.

И тут один из тасконцев упомянул о таинственном блоке. Перед самой катастрофой в нем спрятались сотни людей. Упоминался даже код замка. Из-за спешки проверить его на «Звездном» не удалось, зато на «Кенвиле» землянам уже ничто не мешало.

Любопытство победило осторожность. По плану космодрома воины нашли «Z-7», раскопали металлический люк и после нескольких неудачных попыток сумели подобрать нужную комбинацию цифр. Они попали в мрачное пустынное помещение с мощными бетонными стенами. Гулкое эхо, толстый слой пыли и ни малейшего намека на присутствие оливийцев… Наемникам не удалось даже найти следов пребывания здесь беженцев.

Самое разумное объяснение — персонал «Кенвила» не успел укрыться. Во время паники такое вполне могло случиться. Однако событие, которое произошло утром, заставило землян пересмотреть свое мнение. Преследовавших их бандитов атаковали группа неизвестных солдат в униформе, в темных гермошлемах и с лазерными карабинами в руках.

Оливийцы появились из блока «Z-7», туда же и ушли.

Удивительно, но их оружие прекрасно действовало в условиях излучения. Без сомнения, выход тасконцев был спровоцирован любопытством воинов. Кто они такие и где прятались, оставалось только догадываться.

Наемники с интересом наблюдали за строительством базы на «Центральном».

Бульдозеры срыли фундамент, сковырнули крышку, обвалили подземелье. Сейчас на этом месте располагался ангар для техники. Ничего подозрительного аланцы не обнаружили.

Земляне испытали искреннее разочарование. И Олесь, и Тино чувствовали, что упоминание о блоке — вовсе не случайность. Здесь есть какая-то тайна.

Захватчики вели бы себя совсем иначе, будь у них журнал. Раскопки длились бы не одну декаду. Однако все документы, найденные на «Звездном», хранились у Сфина в Морсвиле. Ценные сведения являлись страховкой воинов. Стоили они довольно дорого.

Сегодня наемникам представится еще один шанс проверить свою версию.

— Судя по постройкам, «Песчаный» тянется с востока на запад, — проговорил русич, когда земляне удалились от бронетранспортеров на приличное расстояние. — У меня складывается впечатление, что космодром спланирован немного иначе.

— Именно так, — утвердительно кивнул головой японец. — Ровной поверхности здесь гораздо больше, что позволило оливийцам значительно увеличить площадь. Но я уверен, «Z-7» мы найдем на том же месте. Склады и ангары всегда находятся рядом.

Аято не ошибся. Спустя четверть часа земляне в сумраке вечера заметили знакомые очертания. Самурай тотчас обернулся — не следит ли кто за ними. Аланцы занимались своими делами, а наемники отдыхали возле машин. Впрочем, предпринимаемые меры предосторожности оказались излишними. Осматривать было нечего. Фундамент в трещинах, стены повалены на внешнюю сторону, пол провалился вниз, вход засыпан песком, а крышка с замком вовсе отсутствует.

— Отличная работа, — иронично усмехнулся Тино.

— Что ты этим хочешь сказать? — не понял Храбров.

— Я не большой специалист по взрывам, — произнес японец, — но колонисты часто применяли их при сносе прочных построек. Блок уничтожен изнутри. Катастрофа двухсотлетней давности тут ни при чем…

— Значит… — догадался русич.

— Значит, кто-то умело заметает следы, — продолжил Аято. — Рано или поздно аланцы добрались бы до «Песчаного». Местные жители решили разрушить свое убежище. В нем наверняка хранилось немало ценного. Вопрос в том, куда они делись?

— Вряд ли тасконцы станут скитаться по пустыне, — задумчиво вымолвил Олесь. — Те парни не производили впечатления дикарей. У них под землей есть отличное подготовленное укрытие. Оливийцам не страшны даже песчаные черви.

— Интересная мысль, — проговорил самурай. — Сейчас мы проверим наши предположения.

Тино уверенно зашагал к ближайшей группе инженеров. Утирая пот со лба, обнаженные по пояс, десантники отчаянно работали лопатами. Они расчистили на космодроме уже два десятка квадратов. Темнота им ничуть не мешала. Яркий свет фар и фонарей разгонял мрак ночи.

— Как успехи? — спросил самурай, садясь на корточки рядом с аланцами.

— Хуже не бывает, — ответил худощавый, коротко стриженый лейтенант. — Посадочная площадка напоминает окружающий ландшафт. Дюны и ложбины. Покрытие вздыбилось и разрушилось. Использовать его нельзя, придется срезать бульдозерами целые участки и укладывать новые. Технология сложная, трудоемкая и длительная. На восстановление уйдет несколько месяцев.

— Не очень рационально, — сказал Аято. — К чему такие титанические усилия? На проще ли построить новый космодром? Километрах в пятидесяти от «Центрального» выровняете песок, уложите надежную подушку, а затем покрытие и, пожалуйста, принимайте челноки. Дешево и удобно… А, главное, какой выигрыш во времени!

— Если бы все было так легко… — устало улыбнулся офицер. — Но есть еще угол наклона оси планеты, кривизна поверхности, плотность грунта и десятки других менее значительных факторов. Обратите внимание, рядом с «Песчаным» нет крупных населенных пунктов. На Тасконе — это не исключение, а правило. Города в метрополии возникли гораздо раньше, чем люди начали осваивать космос. На Алане — все наоборот. Колонисты строили посадочную площадку, а затем возле нее вырастал город. На Оливии двадцать два космодрома. Расположение каждого строго обосновано. Один корабль вряд ли разрушит неудачно положенное покрытие, но в любой момент может случиться авария. Рисковать техникой, людьми, затраченным трудом мы сейчас не имеем права. Максимальная надежность — вот наш принцип.

— Теперь многое стало понятно, — кивнул головой японец. — В таком случае хочу дать совет. Проверьте вон те развалины… — Тино указал на блок «Z-7». — Они странным образом отличаются от всех остальных. Тут есть что-то подозрительное.

— Никаких проблем, — вымолвил десантник, беря чемоданчик с инструментами и направляясь к едва видневшимся полузасыпанным руинам.

Следом за командиром двинулись двое солдат. Мощные лучи фонарей осветили обвалившиеся стены и останки фундамента. Лейтенант присел на корточки, провел рукой по шершавой каменной поверхности и изумленно свистнул.

Вскоре разведчики взялись за приборы. Электронная аппаратура работала лишь несколько секунд, но результат выдать успевала.

Сменив поврежденные блоки, аланцы делали новые измерения. Они научились бороться с неизвестным излучением.

Примерно через полчаса офицер подошел к землянам и, почесывая затылок, задумчиво проговорил:

— Действительно, странное местечко. Все разрушения на «Песчаном» двухвековой давности. Ударная волна снесла постройки, раскидав камни в юго-восточном направлении. Уцелели лишь нижние этажи. Но это здание взорвалось изнутри, причем совсем недавно. Месяца три-четыре назад, не больше. Следы совсем свежие. Придется поломать голову, разумного объяснения у меня нет.

— Может, в подвале хранились взрывчатые вещества? — осторожно предположил самурай. — Высокая температура, детонация, разрушение защитной оболочки…

— Не исключено, — согласился офицер. — Судя по плану, здесь располагался склад. Хотя такое совпадение по времени выглядит весьма подозрительным. Если бы Оливию не населяли дикари, я бы подумал, что подвал уничтожили умышленно.

— Ну, это уж чересчур, — усмехнулся Аято. — На такое у современных тасконцев не хватит мозгов. Скорее всего — случайное стечение обстоятельств.

— Пора идти спать, — вмешался Храбров. — Завтра предстоит тяжелый день. Путешествие на машинах закончилось. Да и не стоит отвлекать людей от работы.

— Пожалуй… — произнес японец, пожимая на прощание аланцу руку.

Большинство десантников уже давно отбросили глупые предрассудки и относились к землянам, как к равным. Программа Делонта превратила варваров с далекой планеты в интеллектуально развитых людей. Уровень некоторых наемников значительно превосходил средне-аланские нормы. В смелости, сообразительности и умении обращаться с оружием им и вовсе не было равных. Побывавшие в сражении у Тишита пехотинцы почитали за честь поздороваться с Олесем и Жаком.

Командование экспедиционного корпуса реагировало на это очень болезненно, но в ситуации не вмешивалось. Обострение отношений могло привести к непредсказуемым последствиям.

— Тебе не кажется, что мы подали аланцам идею, — едва слышно заметил русич, когда друзья направились к бронетранспортерам. — Они теперь здесь все перероют.

— Ерунда! — снисходительно махнул рукой Тино. — Захватчики не найдут ничего интересного. Кроме того, Олджона не волнуют местные тайны. Ему необходимо как можно быстрее освоить планету. Полковник не станет слушать какого-то лейтенанта и примет одну из предложенных мною версий. Бульдозеры сроют руины блока, а на его месте строители возведут очередной ангар. Командующему позарез нужен второй космодром. Все силы будут брошены на ремонт посадочной площадки.

В словах самурая чувствовалась неоспоримая логика. Он прекрасно изучил Олджона и знал, как поступит офицер. Точный расчет исключал даже малейшую ошибку.

Олесь лег между Стюартом и Аято, укрылся одеялом, ослабил ремень с тяжелыми подсумками. В черном небе мерцали тысячи звезд. Храбров всегда любил смотреть на эти крошечные сверкающие льдинки. Их будто рассыпали по темному полотну… В детстве русич складывал разноцветные точки в причудливые картинки. Вот лисица, вот заяц изготовился к прыжку, вот медведь встал на задние лапы, а вот волк рыщет в поисках добычи…

Сейчас все иначе… Он повзрослел, алмазные россыпи звезд приобрели совсем иной рисунок, а аланцы набили его мозги невероятным количеством научной информации. Олесю уже трудно представить гигантские раскаленные шары в виде маленьких тающих льдинок. Перед ним огромная карта, освоить которую не в силах ни один народ. Бесконечное, таинственное пространство, подвластное только богу…

Храбров проснулся от громкого окрика командира роты десантников. Ополоснув лицо из фляги, юноша взглянул на восток. Диск Сириуса из-за горизонта еще не показался, но небо приобрело характерный оранжево-розовый оттенок. Идеальное время для начала похода.

Медленно потягиваясь, поднимались и земляне. Отряду разведчиков предстояло разделиться. Два взвода пехотинцев и пятнадцать наемников уйдут в рейд к оазисам, а остальные солдаты на машинах вернутся на «Центральный».

Скоро с базы к «Песчаному» устремятся вездеходы, доверху нагруженные строительными материалами. Бригады аланцев будут работать и днем и ночью. Великий Координатор для колонизации Тасконы не жалел средств, ни ресурсов, ни людей. Многочисленные жертвы ничуть не смущали правителя государства. Есть цель, и она должна быть достигнута любой ценой.

Потом героическим покорителям дикой планеты, павшим на бескрайних просторах пустыни Смерти, обязательно поставят памятник. Скорбная пафосная эпитафия, завядшие цветы на постаменте, тысячи безразличных к трагедии туристов… И никто не вспомнит, о чем думали и мечтали эти простые парни и девушки в военной форме.

Одни умирают за призрачную идею, другие пожинают плоды кровавых побед. Правило, действующее и в варварском мире Земли, и в высокоразвитом обществе Алана…

Взревев моторами, машины тронулись в путь. В качестве проводника самурай отправил Пола. Шотландец уже превосходно ориентировался на местности и безошибочно определил ловушки червей. Да и маршрут был довольно легкий. Зыбучие пески обозначены вешками, медлительным хищникам понадобиться несколько декад, чтобы подползти к оживленной трассе, а властелины пустыни слишком далеко.

Минут пять разведчики провожали взглядами быстро удаляющее пылевое облако. Скоро на космодроме появится постоянный лагерь. Возвращение из рейда будет более приятным.

Русич взмахнул рукой и зашагал к ложбине между барханами. Пехотинцы неторопливо вытягивались в колонну. Воинам предстояло преодолеть сто десять километров. И еще неизвестно, насколько удачной получится их миссия.

Корвил, а именно так назывался оазис, мог давно погибнуть. Радиоактивные осадки два века назад убивали здесь все живое. Вопрос в том, в какую сторону дул ветер в судный день Апокалипсиса. Мелочь, от которой зависела судьба сотен тысяч человек.

Торопиться было некуда, а потому наемники поддерживали невысокий темп движения. За сутки отряд преодолевал чуть более тридцати километров.

Как только Сириус достигал зенита, земляне тут же останавливались на привал. Силы надо беречь. Не исключено, что после Корвила придется идти дальше, к следующему поселению. Рейд вполне может затянуться. Вести же уставших, изможденных людей — задача не из легких. И Храбров, и Аято сталкивались с подобной проблемой.

Как обычно, офицеры-аланцы не оспаривали решения проводников и беспрекословно подчинялись их приказам. Пустыня не прощает высокомерия.

К полудню четвертого дня разведчики достигли намеченной цели. Воины поднялись на бархан и замерли в восхищении. Оазис поражал своими размерами. Он тянулся на десятки километров и уходил далеко за горизонт. Обширные поля, роскошный сад, многочисленные стада конов и даже небольшой пруд в центре деревни. Судя по аккуратным домикам, Корвил совершенно не пострадал во время катастрофы. Сколько в нем проживает оливийцев — трудно было даже предположить. По площади оазис превосходил Тишит, Твинт, Эквил и Клон вместе взятые.

— Фантастика! — выдохнул лейтенант Морган, возглавлявший десантников. — Какая красота! Неужели мы находимся в пустыне Смерти? Это случайно не мираж? Если он растает, я буду очень разочарован.

— Это реальность, — усмехнулся Тино. — Если удача улыбнется нам, то скоро мы напьемся чистой родниковой воды, отведаем настоящего мяса и отдохнем в тени развесистых деревьев. Рано или поздно мечты сбываются, офицер…

— Вы совершенно правы, — задорно рассмеялся аланец.

До поселения оставалось от силы километра полтора. В окулярах бинокля Корвил лежал словно на ладони. Никакой суеты среди тасконцев Олесь не заметил. Местные жители спокойно занимались своими делами. Кто они — люди или мутанты, определить с такого расстояния было сложно.

— Справа группа вооруженных людей! — неожиданно воскликнул наблюдатель.

Храбров тотчас повернулся в указанную сторону. С юго-запада приближался отряд оливийцев. Русич насчитал семь человек. Крепкие, высокие, загорелые мужчины. В руках копья, арбалеты, луки, на поясе висят длинные ножи, двое бойцов одеты в древние потертые бронежилеты. Парни неплохо подготовились к встрече чужаков.

Вызывало подозрение и то, что тасконцы шли не со стороны деревни, а значит, корвилцы давно следят за ротой. Они лишь ждали подходящего момента для начала переговоров.

— Занять круговую оборону! — скомандовал русич. — Приготовиться к отражению атаки!

Надо отдать должное инструкторам десантников, их подчиненные мгновенно реагировали на опасность. Услышав приказ, солдаты молниеносно рассыпались по бархану, закопались в песок и взяли на прицел предназначенный им сектор обстрела. Каждый пехотинец великолепно знал свое место и свою задачу.

В центре круга остались стоять земляне и Морган. Наемники ждали новых распоряжений.

— Оставайтесь здесь, — вымолвил Олесь. — Мы попробуем уладить с местными жителями спорные вопросы. Надеюсь, оливийцы проявят благоразумие.

Храбров, Аято и командир роты аланцев быстро сбежали вниз по склону. Разведчики предусмотрительно не взяли с собой огнестрельное оружие. Тасконцы могли расценить это как давление.

Через пару минут противоборствующие стороны встретились. Их разделяло от силы пять метров. Теперь русич более детально рассмотрел корвилцев. Смуглая кожа, черные коротко стриженые волосы, плотно сжатые губы, в чуть раскосых глазах — уверенность и жесткость. Одеты оливийцы были в простые широкие штаны, длиннополые рубахи, на ногах сандалии из узких полос кожи. Похоже, материальные запасы оазиса оказались ограничены, и местные жители давно перешли на натуральное хозяйство.

— Вы вторглись на нашу территорию, — произнес низким голосом мужчина лет тридцати. — Это не преступление. Но мы бы хотели знать, с кем имеем дело и какова цель вашего визита?

Лгать Олесь не хотел. Правда откроется довольно быстро, и тогда конфликта не избежать. Обострение ситуации устраивает лишь полковника Олджона. Он будет счастлив услышать, что Корвил оказал сопротивление. Два полка десантников давно ждут подходящей боевой операции.

— Мы являемся передовым отрядом аланской армии, — не отводя взгляда, ответил Храбров. — Цель роты — обнаружение оазисов, пригодных для жизни. Скоро сюда придут тысячи колонистов. Если удастся договориться, ассимиляция пройдет мирно, если вы будете упорствовать, войска штурмом возьмут Корвил.

Тасконцы с тревогой смотрели друг на друга. Услышать подобное они не рассчитывали. На мгновение оливийцы растерялись. Русич тотчас продолжил:

— Три населенных пункта уже присоединились к нам. Твинт и Эквил сделали это добровольно, а из Тишита властелинов пустыни пришлось выбивать силой. Бессмысленные жертвы не нужны никому. Алан предоставит…

— Хватит! — резко оборвал Олеся предводитель местных жителей. — Никому не интересно слушать все эти глупые разглагольствования. Двести лет Корвил существует самостоятельно. Мы уцелели во время катастрофы, выстояли в период хаоса, когда волны беженцев захлестывали оазис, отбили нашествие боргов. Теперь уродливые мерзавцы боятся даже сунуться сюда. Нас никто не напугает.

В зрачках воина сверкали искры высокомерия, злобы и ненависти. Вряд ли он понимал, какая опасность угрожает поселению. Гордый, самоуверенный болван… Храброву ничего не оставалось, как предпринять новую попытку.

— Я хочу поговорить с людьми, облаченными властью, — вымолвил юноша. — Наверняка, у вас есть Совет старейшин или что-нибудь подобное…

— Ты ничего не понял, — усмехнулся тасконец. — Окончательное решение здесь принимаю я, Джен Хорнер. Жители выбрали меня главой Корвила.

— Что ж, тогда попытаюсь обрисовать ближайшее будущее, — пожал плечами русич. — Примерно через декаду к оазису подойдут два полка пехотинцев. При поддержке бронетранспортеров аланцы двинутся в атаку. На жителей обрушится шквал пуль. А они, как известно, жертв не выбирают. Улицы будут завалены трупами стариков, женщин, детей. Затем в деревню ворвутся наемники-земляне. Это будет не сражение, а кровавая бойня. Уцелеют немногие. Сейчас у вас есть шанс спастись. Да, придется пожертвовать независимостью, но плата не столь уж высока.

— У меня другое предположение, — презрительно сказал Хорнер. — Отряд бросает оружие и сдается в плен. Мы гарантируем жизнь. Придется немного поработать на полях, но труд облагораживает человека. Когда здесь появятся войска Алана, Корвил предъявит свои условия заключения мира. Если их не примут, вы умрете первыми.

— Не люблю наглецов, — процедил через зубы Тино.

— Думаете, я блефую? — произнес предводитель оливийцев. — Мы обнаружили роту еще сутки назад. Времени достаточно, чтобы подготовиться к встрече…

Джен поднял руки и сделал несколько круговых движений. Пустыня мгновенно ожила. На всех близлежащих барханах появились воины. Их было не меньше пяти сотен. Разведчики находились в плотном кольце окружения.

Предчувствия не обманули Олеся. Отряд умело сопровождали, загоняя, как дичь в западню. Вот откуда надменность и уверенность. Но корвилцы явно недооценивали противника. Они еще не знали, на что способны земляне и аланцы.

— Даю минуту на размышление, — самодовольно улыбаясь, сказал Хорнер. — С врагами мы не привыкли церемониться. Песчаные черви сегодня отлично пообедают. И не вздумайте сопротивляться. Из кольца не вырваться.

Храбров повернулся к товарищу. Страха юноша не испытывал. Куда больше его волновала судьба жителей оазиса. Карательная акция Олджона приведет к гигантским жертвам, и все из-за честолюбия и высокомерия одного подлеца. Удивительно, как люди доверили ему такую власть? Впрочем, народ часто покупается на лживые и пафосные речи. Потом за ошибки приходится и гатить кровью…

— Может, согласимся? — спросил самурая юноша, не понижая голос. — Надо убедить оливийцев в гибельности подобного пути. Спасем тысячи жизней.

— В твоих словах был бы смысл, если бы мы имели дело с кем-нибудь другим, — тяжело выдохнул Аято. — Взгляни на этого напыщенного кретина. Он наслаждается собственным величием. Точно так же тасконцы будут разговаривать с командованием корпуса. Догадаться о последствиях несложно. Нас прикончат либо корвилцы, либо десантники. Лично я на тот свет не тороплюсь. Ты сделал, что мог… не вини себя…

Беседу землян прекрасно слышали все присутствующие. Глаза Хорнера пылали яростью. Воин с трудом сдерживал себя. В конце концов, оливиец не утерпел и гневно воскликнул:

— Время истекло. Сдавайтесь, или умрете!

— Очень сожалею, — иронично вымолвил японец, — но мы вынуждены отказаться от столь лестного предложения. Вы не воспользовались своим шансом, а потому готовьтесь к штурму.

— Господа, это сумасшествие! — вмешался Морган. — Здесь хватит места всем. Алан построит дороги, восстановит дома, проведет электричество… В Корвил вернется цивилизация. Нельзя упускать такой шанс. Зачем принимать скоропалительные решения? Подумайте…

Тино заметил, как лучники натянули тетиву, арбалетчик медленно, незаметно поднимал оружие. Без сомнения, тасконцы ждали приказа предводителя. И он последовал.

— Убейте их! — выкрикнул Хорнер.

— Падай! — тотчас скомандовал самурай.

Промахнуться с такого расстояния было тяжело, но воины не рассчитали на столь быструю реакцию наемников. Олесь рухнул на колени, и стрела прошла над левым плечом. Мерзавец целился прямо в сердце.

К сожалению, лейтенант не сумел увернуться. Оперение торчало у него из горла. Стальной наконечник вонзился чуть выше бронежилета. Хрипя и захлебываясь кровью, офицер повалился на спину.

Не сговариваясь, земляне вытащили из ножен мечи и атаковали противника. Русич с ходу пронзил клинком ближайшего корвилца, а вторым движением рубанул по лицу арбалетчика. Дико вопя, оливиец упал на песок. Без жалости и сострадания, Храбров добил беднягу. Эту схватку начали не они.

Аято тоже уложил двух врагов. Голова одного валялась у ног Джена. С удивлением и ужасом предводитель смотрел на мертвые тела соотечественников. Как это произошло, он так и не понял. План был прост и легко осуществим. Убив командиров чужаков, тасконцы вносили смятение в ряды оставшихся. Под давлением превосходящих сил разведчики обязательно бы сдались. Блестящая победа при минимальных потерях…

Но все рухнуло из-за промашки стрелков. Уцелевшие спутники Хорнера испуганно попятились. Наемники, опустив окровавленные мечи, зло смотрели на оливийца.

В сообразительности Джену не откажешь. Он молниеносно развернулся и обратился в бегство.

— Подлый ублюдок! — зарычал японец. — Из-за тебя погибли ни в чем не повинные люди. Когда я вернусь, то вырву твое трусливое сердце!

Догонять корвилцев не имело смысла. Земляне могли попасть в новую западню. Кто знает, что еще приготовил Хорнер? Воины неторопливо направились к трупу Моргана. Офицер лежал, раскинув руки, кровь залила шею и грудь. В широко раскрытых глазах застыло удивление. Опустив бедняге веки, Тино с горечью заметил:

— Вот и попили родниковой водички…

Между тем, предводитель Корвила остановился на безопасном расстоянии от противника. К нему вернулось былое самообладание. Превосходство в численности до сих пор было на стороне местных жителей. Заложив руки за спину, Джен надменно прокричал:

— Вы никогда не вернетесь! Можете заранее вырыть себе могилы.

— Пора уходить, — произнес русич. — Без боя нас не выпустят.

Самурай снял с лейтенанта ремень с подсумками и зашагал к бархану. Вскоре земляне достигли окопавшейся роты. Десантники прекрасно видели, как умер их командир и, тем не менее, ждали пояснений. Аято развел руки в стороны и лаконично сказал:

— Переговоры не удались…

Огромный пылающий диск Сириуса находился в зените. Жара была нестерпимой. То и дело люди прикладывались к флягам, уничтожая драгоценный запас воды. А ведь отряду еще возвращаться к «Песчаному». От палящих лучей не спрятаться и не укрыться. Песок превратился в раскаленную сковородку, обжигая открытые участки тела. Не выдерживая испытания, аланцы с трудом поднимались на колени. Оливийцы давно исчезли, и где они сейчас находятся, никто не знал. К наемникам неторопливо приблизился лейтенант Аштон, последний офицер роты.

— Почему тасконцы не атакуют? — спросил разведчик.

— А куда им спешить? — ответил японец. — Мы прошли сто с лишним километров, устали, мучаемся от жажды. К вечеру силы окончательно оставят солдат. Корвилцы — опытные воины. Сейчас все козыри у них на руках.

— И что же теперь делать? — растерянно вымолвил десятник.

— Будем прорываться, — вставил Олесь. — Поднимайте людей!

Вид у большинства пехотинцев был действительно неважный. Осунувшиеся лица, темные круги под глазами, опущенные плечи, согнутая под грузом рюкзака спина. С такими бойцами далеко не уйдешь. Справедливости ради, надо отметить, что и земляне выглядели ненамного лучше. Длительный переход давал себя знать. И тем не менее, надо возвращаться. Через пару часов солдаты вообще не сдвинутся с места. Задержка возле оазиса приведет к неминуемой гибели.

В обратный путь рота шла без головного дозора и боковых застав. Толку от них все равно нет. Для оливийцев пустыня Смерти родной дом, и обмануть охранение им труда не составляет.

Чтобы увеличить сектор обзора, Храбров повел отряд по барханам. Стоит опуститься в ложбину, и враг их просто сомнет. Тасконцев нужно держать на предельном расстоянии.

Еле передвигая ноги, разведчики брели на северо-запад. Десантники с ужасом думали о том, сколько километров им придется преодолеть.

Райский уголок Корвила быстро исчез из виду. Бегство противника в планы местных жителей не входило. Спустя четверть часа русич заметил впереди знакомую фигуру Хорнера. Подняв правую руку, предводитель местных жителей громко сказал:

— Я в последний раз предлагаю сдаться!

— Иди к черту! — выдавил Тино, утирая пот со лба.

В тот же миг на близлежащих барханах появились сотни тасконцев. Размахивая оружием, яростно вопя, они стремились на врага.

К такому повороту событий аланцы были готовы. Дружно ударили карабины, распорола тягучую пелену воздуха пулеметная очередь, глухо застучали подствольные гранатометы.

Гулкое эхо разрывов разнеслось над пустыней, вздыбились вверх столбы песка, обливаясь кровью, падали десятки корвилцев.

Патронов разведчики не жалели.

Осознав допущенную ошибку, оливийцы поспешно отступили. Выстрелы смолкли, и воцарилась пугающая, мертвая тишина. Склоны дюн оказались усеяны телами убитых и раненых тасконцев. Ни один десантник не пострадал.

Русич смотрел на поле боя и не испытывал ни малейшей радости. Слишком дорогая плата за высокомерие. Многие женщины сегодня будут оплакивать мужей, отцов и сыновей. Но и их самих ждет горькая участь. Олджон не упустит шанса провести карательную операцию. Чем меньше оливийцев уцелеет, тем лучше.

— Теперь они больше не сунутся, — довольно проговорил Аштон.

— Сомневаюсь, — покачал головой Аято. — Только сейчас местные жители осознали, какая опасность угрожает оазису. Корвилцы любой ценой постараются остановить нас. Скорее всего, нападение произойдет ночью. Под покровом темноты можно подобраться поближе.

— Тасконцев ждет немало сюрпризов, — усмехнулся лейтенант.

Рота медленно двинулась дальше. За час аланцы преодолевали около двух километров. Ноги утопали в песке, рюкзак тянул плечи назад, от массивного шлема ломило шейные позвонки, пот градом катился по лицу и по спине, удушающий зной не позволял дышать полной грудью.

От переутомления и теплового удара солдаты начали терять сознание. Это надолго задерживало отряд. Человека необходимо привести в чувство, снять с него лишний груз, сделать укол транквилизатора…

И тут добавилась еще одна проблема. Оливийцы придумали неплохой способ борьбы с противником. Из-за соседних барханов неожиданно вылетел рой стрел. Дальность и траектория позволяли корвилцам удачно поражать цель, находясь вне зоны видимости.

Первый же выпад принес отличные результаты. Двое аланцев погибли, а трое получили ранения. Солдаты поплатились за свою расслабленность.

Одному десантнику стрела угодила в шею, а второму точно в лицо. Разведчики ответил выстрелами из подствольников. Карабины и пулеметы в такой ситуации бесполезны. Разрывы гранат заставили тасконцев отступить.

Глядя на убитых товарищей, Аштон зло произнес:

— Надо догнать мерзавцев и прикончить.

— Именно этого они и ждут, — возразил Олесь. — Нам нельзя распылять силы. В следующий раз будем внимательнее. Шлемы и бронежилеты никому не снимать.

У мертвых аланцев забрали оружие, боеприпасы и воду. Остальное снаряжение станет трофеем оливийцев. Нести его желающих не нашлось.

Куда сложнее была ситуация с ранеными. Их не бросишь. Всем троим стрелы попали в незащищенные ноги. Древко удалили, остановили кровь, вкололи антисептик, наложили повязку, но двигаться быстро солдаты не могли. Значительная часть ноши легла на плечи других.

Никто не возмущался и не роптал, но скорость отряда совершенно упала. После того как рота нарвалась на очередную засаду и потеряла еще одного бойца, Храбров понял, что идти дальше не имеет смысла.

Ночью измученные разведчики не сумеют оказать достойного сопротивления врагу, а дело наверняка дойдет до рукопашной схватки. Необходим длительный, полноценный отдых. Русич приложил ладонь к глазам и посмотрел на положение Сириуса. До захода часов шесть-семь.

— Ищем подходящее место для стоянки! — прохрипел Олесь. — Оторваться от преследователей все равно не удастся. Корвил уже далеко.

Приказ Храброва воины восприняли с воодушевлением. Сразу увеличился темп. После получасовых усилий удалось найти высокий, отдельно стоящий бархан. Стрелы из луков и арбалетов до него не долетали. Побросав рюкзаки, десантники попадали на песок. У них не осталось сил даже организовать оборону. К счастью, противник не решился на повторную дневную атаку.

— Ставьте тенты, стелите лежаки! — скомандовал русич. — Две трети роты отдыхают, одна треть несет дежурство. Лейтенант, распределите людей. То же самое касается и землян.

Офицер поднялся на колени и, тяжело дыша, выкрикнул несколько фамилий. Названные солдаты сразу зашевелились. Превозмогая усталость, аланцы готовили сектора обстрела, устанавливали пулеметы, передавали друг другу бинокли.

— А из них получатся неплохие бойцы, — усмехнулся самурай.

— Пожалуй, — согласился Олесь. — Дисциплина в корпусе отличная. Желающих попасть в экспедиционную армию и ступить на настоящую планету чересчур много. Я слышал, что космические станции забиты добровольцами.

— Зря только они берут в армию женщин, — заметил Тино.

Друзья следили за работой невысокой, миловидной, розовощекой девушки. На вид было ей не больше двадцати. Высокая грудь, бледная со следами загара кожа, длинные светлые волосы рассыпались и торчат из-под шлема.

В роте было семь представительниц слабого пола, и поблажек им никто не делал. Пошлые шутки звучали крайне редко. Во взаимоотношениях царило полное равенство. Близость командованием не поощрялась, но и не запрещалась. Психологическая и физиологическая разгрузка необходима. Не удивительно, что большинство десантников придерживались свободных нравов.

Аланцы не стремились к постоянству, во всяком случае, на Тасконе. Любовь и война — вещи мало совместимые, хотя нет правил без исключений. Иногда встречались и семейные пары. Если женщина беременела, ее немедленно отправляли с Оливии. Подобные приказы никогда не обсуждались.

Над барханом затрепыхались прочные светонепроницаемые тенты. В их тени, лежа в ряд, спали уставшие разведчики. Силы окончательно покинули людей. Даже страх перед смертью не мог заставить воинов бодрствовать.

Хуже всех пришлось первой смене часовых. Растирая слипающие глаза, глотая тепловатую воду, они внимательно следили за окружающей местностью. В каких-то пятистах метах от лагеря скрываются сотни врагов. В любой момент тасконцы готовы рвануться на штурм. Обнаружить их нужно своевременно. Только плотный огонь способен остановить противника.

Безжалостный, раскаленный шар медленно опускался к горизонту. Тяжелый день подходил к концу. Печально, но данный факт сегодня никого не радовал. Вслед за его приятной прохладой придет темнота ночи, и тогда преимущество десантников в вооружении почти исчезнет. Запаса сигнальных и осветительных ракет не хватит и на полчаса.

Храбров сделал большой глоток из фляги и посмотрел на часы. Стрелка неуклонно приближалась к цифре двадцать один. Это — контрольное время. В экстремальных случаях радист выходит в эфир с небольшим сообщением. У него в запасе не более двух минут. Затем излучение уничтожит станцию.

На «Центральном» и «Песчаном» каждый день включают аппаратуру на прием. Она, конечно, выходит из строя, и ремонтникам приходятся менять поврежденные блоки, но зато у попавших в беду людей появляется шанс на спасение.

Написав нужный текст на бумаге, русич передал листок Аштону. Развернув антенну, парень лет двадцати пяти положил руку на тумблер питания. Частота была выставлена заранее. Солдат не отрывал взгляда от лейтенанта. Длинная тонкая стрелка отсчитывала последние секунды.

— Включай! — скомандовал офицер.

В тишине раздался едва различимый щелчок.

— База, я поисковая группа, как слышите? — закричал в микрофон пехотинец.

— Это «Песчаный», — донеслось из наушников. — Слышим отлично.

— Мы в окружении. Квадрат 47–15. Срочно вышлите бронетранспортеры и вездеходы. У нас есть раненые. Песчаные черви в квадрате 41–14, 43–14, 46–15. Проводником отправьте Пола Стюарта. Как поняли? — отчеканил радист.

— Поняли отлично, — послышалось в ответ. — Однако колонна прибудет лишь завтра днем. Вам придется продержаться сутки. Мы постараемся…

Странный треск заглушил голос аланца. Лампочка питания заморгала и погасла. Десантник поднял голову на командира и с сожалением сказал:

— Все. Теперь это груда металлолома.

— У нас есть вторая станция, — вымолвил Аштон, поворачиваясь к землянам.

— Не надо, — отрицательно покачал головой Аято. — Она может пригодиться завтра. Если конечно зацепимся за этот бархан.

Известие о машинах облетело лагерь. С одной стороны появилась надежда, с другой, срок ожидания был слишком велик. Сириус уже коснулся линии горизонта. На дальних дюнах замелькали фигуры корвилцев. Без сомнения, они стянули сюда все свои силы.

Разведчики деловито готовились к бою. Кто-то очищал карабин от песка, кто-то снаряжал пустые магазины, кто-то точил штык-нож. Как только на пустыню опустились сумерки, лейтенант выслал вперед саперов. Пехотинцы установили сигнальные мины и быстро вернулись назад.

Начиналось тревожное ожидание. Атаковать чужаков тасконцы не спешили. Врага надо измотать и физически, и психологически. Время от времени в темное небо взлетала осветительная ракета. Извиваясь и кружа, она медленно падала вниз, давая возможность солдатам оглядеть близлежащие окрестности.

В выдержке и терпении оливийцам не откажешь. Лишь под утро, часа за полтора до рассвета корвилцы двинулись на штурм. Шли молча, сжав зубы от ненависти и наступая одновременно со всех сторон, стараясь преодолеть расстояние до бархана под покровом темноты.

Один взрыв, второй, третий… Вверх со свистом взметнулись брызги искр. Тотчас заухали гранатометы, разорвали тишину длинные пулеметные очереди, слились в единый залп выстрелы из карабинов и автоматов.

Как и следовало ожидать, это не остановило тасконцев. Не считаясь с потерями, они карабкались по склону. Засвистели десятки стрел. Стальные наконечники ударили в шлемы и бронежилеты. Послышались крики, стоны, ругань.

Аланцы запустили последние осветительные ракеты. Небо озарилось яркими вспышками. Теперь разглядеть цепочку оливийцев труда не составляло. Осознав мощь огнестрельного оружия, враги рассредоточились и перемещались короткими перебежками. Вести прицельный огонь в таких условиях невероятно сложно. Не жалея патронов, десантники разряжали магазин за магазином.

То и дело корвилцы подрывались на минах. Но их упорству можно было только позавидовать. С диким рычанием они все же ворвались на вершину бархана. Началась рукопашная схватка.

Сжав рукоять меча двумя руками, Олесь пытался прикрыть пулеметчика. Перед русичем вынырнули из мрака сразу три тасконца. Резкий выпад — и один с пронзенной грудью катится вниз. Тут же он едва успел увернуться — копье скользнуло по бронежилету.

Разрубив древко, Храбров махнул мечом наотмашь. Завопив от боли, воин исчез в темноте. Как назло, ракеты почти погасли. Кто с кем сражается, было уже непонятно. Олесь обернулся и смачно выругался. Разведчик лежал возле пулемета с окровавленной шеей.

В этот момент к лагерю поднялась новая цепь. Выстрелы слышались все реже и реже. Либо солдаты мертвы, либо заняты дракой. В любом случае, бой приближался к логическому завершению. Еще немного, и волна оливийцев захлестнет последние очаги сопротивления.

Рядом с русичем не осталось ни одного живого аланца. Перепрыгивая через трупы, Олесь с ходу врубился в гущу врагов. Удара с тыла корвилцы не ожидали. Обливаясь кровью, на песок упали два тасконца. Храбров снова замахнулся, но вовремя увидел Аято. Самурай бился без шлема, периодически утирая пот с лица рукавом курки. Заметив товарища, Тино произнес:

— Я думал, ты давно на небесах.

— Не стоит туда торопиться, — откликнулся юноша, отражая выпад очередного противника.

— Надо уходить, — вымолвил японец. — Натиск с севера гораздо слабее. Прорвем линию и скроемся в темноте. Оливийцы нас не догонят.

— Боюсь, это западня, — проговорил Олесь. — Единственный шанс спастись — сбросить корвилцев с бархана. У меня есть неплохая идея.

— Какая? — уточнил Аято, заколов очередного тасконца.

— Нет времени объяснять, — воскликнул русич.

Собравшись с силами, Храбров громко закричал:

— Земляне, в южном направлении, в атаку, вперед! Десантникам обеспечить огневую поддержку. И не перестреляйте своих.

Над пустыней разнесся адский вопль. Сминая врагов, наемники устремились за Олесем и Тино.

Такого поворота событий корвилцы никак не ожидали. В их рядах началась паника. Имея огромное численное превосходство, тасконцы обратились в бегство. Воспользовавшись передышкой, разведчики перезарядили оружие. Группы оливийцев, задержавшиеся на флангах, были уничтожены огнем в упор. Попытки Хорнера остановить людей, успехом не увенчались.

Выполнив поставленную задачу, воины замерли. Что делать дальше? Сколько бойцов уцелело в роте?

— Возвращаемся в центр лагеря! — скомандовал Олесь. — Занимаем круговую оборону.

Застыв плечом к плечу, солдаты тревожно вглядывались в утренний сумрак. Земляне и аланцы стояли вперемешку. На подобные мелочи сейчас внимания не обращали. Перед смертью все равны. Кто сжимал в руках меч, кто карабин, кто пулемет с болтающейся, полупустой лентой. Наступившую тишину нарушали лишь предсмертные стоны умирающих раненых.

Вскоре издалека послышалась приглушенная речь корвилцев. Они собирали тела убитых. На повторный штурм тасконцы не решились.

Из-за горизонта показался краешек белого диска Сириуса. Погасли тысячи звезд, и небо приобрело характерный сине-зеленый оттенок. Легкий северо-восточный ветерок поднимал едва заметное пылевое облако. Бескрайняя, пугающая, желто-рыжая пустыня Смерти… Сегодня ночью она стала свидетельницей ужасной трагедии.

Храбров неторопливо вытер лезвие меча и убрал его в ножны.

— Боже мой, боже мой… — истерично разрыдалась одна из женщин, опускаясь на колени.

— Славная получилась драка, — выдавил самурай.

Вершина бархана производила кошмарное впечатление. Безжизненные, окровавленные тела валялись повсюду. Отрубленные конечности, исковерканные шлемы, сломанное оружие…

Полчаса назад разведчики провели перекличку. Уцелело девять наемников и семнадцать десантников. Две трети отряда полегли в сражении.

Как только рассвело, солдаты начали поиск раненых. От потери крови они наверняка находятся без сознания и подать голос не могут. Перешагивая через тела, русич вглядывался в лица убитых. В большинстве своем — это были молодые люди до тридцати пяти лет. Остекленевшие глаза, посиневшая кожа, рот открыт в предсмертном крике…

Невольно Олесь остановился. В паре метров от него, широко раскинув руки, лежала девушка, за которой вчера наблюдали друзья. Голова чуть повернута в сторону, и через левый висок проходит глубокая рубленая рана. Светлые волосы, испачканные кровью, рассыпались на песке, пальцы судорожно сжимают карабин.

В душе Храброва закипел гнев. Бессмысленная, никому не нужная смерть. Сейчас бы и он с удовольствием перерезал Хорнеру глотку. А сколько семей осиротело в Корвиле! Склоны бархана усеяны трупами тасконцев. Их не меньше сотни…

— Что делать с покойниками? — спросил подошедший Аштон.

Русич посмотрел на лейтенанта. Нижняя губа рассечена, куртка и бронежилет распороты, на правом предплечье свежая повязка. Офицеру тоже сегодня досталось.

— Надо хоронить, — вымолвил Олесь. — На жаре тела быстро разлагаются. Мы умрем от удушья. Не забудьте и про оливийцев… Удалось кого-нибудь найти?

— Четверых, — ответил разведчик. — Но все очень тяжелые… Боюсь, до прихода помощи не дотянут. И врач, и оба санинструктора погибли. А одними уколами не отделаешься.

— Сожалею, — Храбров устало кивнул головой.

Рыть братскую могилу начали немедленно, пока не наступила жара. Песок постоянно осыпался, и площадь ямы то и дело приходилось расчищать. В охранение поставили четырех легко раненых. Рабочих рук катастрофически не хватало. Трупы нужно принести, снять с них бронежилеты и снаряжение. Часть оружия и патронов пропала. Но вряд ли это поможет корвилцам.

Лишь спустя четыре часа бархан приобрел прежний мирный вид. Ровная, гладкая песчаная поверхность, на копья натянуты изорванные тенты. Под ними одиннадцать умирающих людей.

Аланцы обнаружили нескольких еще живых тасконцев. Добивать их русич запретил. Уподобляться властелинам пустыни он не собирался. Оливийцы, попавшие в плен, имеют право на милосердие и снисхождение.

День прошел спокойно. Наблюдатели ни разу не заметили противника. Либо корвилцы отступили к оазису, либо готовятся к новой атаке. Джен упрям и самолюбив. Подобные мерзавцы не считаются с потерями и идут к цели напролом. Впрочем, не исключение, что его уже отстранили от власти. Это было бы самое правильное решение со стороны тасконцев.

Олесь и Тино сидели в тени навесов и внимательно смотрели на запад. О колонне никто даже не заикался. Если машина задержится до темноты, рота обречена. Патроны на исходе, гранат для подствольников почти нет, десантники измотаны и деморализованы.

Сзади послышалась странная возня. Храбров обернулся. Четверо пехотинцев вытаскивали еще одного умершего. Жара безжалостно добивала раненых. Небольшая могила на склоне для них приготовлена давно.

— Сколько осталось? — бесстрастно произнес японец.

— Двое алацев и трое оливийцев, — сказал юноша.

— Не густо, — заметил Аято, приподнимаясь.

Склонившийся к западу огненный шар мешал наблюдать за пустыней. Приложив ладонь к глазам, самурай куда-то упорно вглядывался. Сняв предохранитель и передернув затвор автомата, Тино дал длинную очередь в воздух.

— Что случилось, — хватаясь за оружие, молниеносно отреагировал русич.

С равнодушным видом японец указал на пылевое облако. С северо-запада приближались бронетранспортеры. Разведчики дружно вскочили со своих мест. Кто-то кричал, кто-то размахивал руками, кто-то стрелял вверх. Колонна скорректировала направление и двинулась к бархану. Спустя десять минут машины замерли возле дюны. Как и следовало ожидать, на броне сидел Стюарт. Увидев товарищей, шотландец проговорил:

— Мы шли на предельной скорости. Часть вездеходов даже не успела разгрузиться.

— Молодцы, — кивнул головой Аято. — К сожалению, вы опоздали ровно на сутки.

Землянин лишь развел руками. Они сделали все, что могли.

Пехотинцы осторожно принесли раненых. Оба солдата нуждались в срочной операции. Корвилцев оставили в покинутом лагере. Пусть ими занимаются соотечественники…

Машины взревели моторами и, выбрасывая из-под гусениц и колес песок, устремились в обратный путь. Примерно через два часа колонна остановилась на ночлег. Ехать по пустыне в темноте слишком опасно.

Ранним утром отряд разделился. Стюарт повел вездеходы к «Песчаному», а Тино, Олесь и Аштон на двух бронетранспортерах двинулись напрямую к «Центральному». Это был единственный шанс спасти умирающих десантников. Кроме того, Олджон уже знал о провале разведчиков и ждал подробного отчета. Полки аланцев давно были приведены в боевую готовность.


* * * | Сборник "Звёздный взвод". Компиляция .кн. 1-17 | Глава 8. КРОВЬ И СЛЕЗЫ