home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая. Новая напасть

Иван Лозовский не ошибся, и следующие полчаса мне пришлось во всех подробностях расписывать директору по безопасности своё знакомство и дальнейшее общение с «Иришкой из Первого Меда». Начиная с сетевого турнира, на котором мы с ней остались последними из выживших, и вплоть до того момента, как я обнаружил свою подругу ночью без одежды в комнате руководителя фракции. Подозреваю, что большая часть сказанного Александру Антипову и так уже была известна из других источников, но он всё равно задавал вопросы и требовал деталей. Ничего предосудительного и тем более криминального за мной не было, да и последнюю неделю мы с Ириной практически не общались, так что «безопасник» в конце концов от меня отстал.

Я же, наоборот, чем больше думал над всей этой ситуацией, тем больше у меня в голове роилось вопросов. Какой вообще смысл был в побеге? Ирина не имела доступа к важным секретам. Да, она максимально приблизилась к руководителю фракции, ближе уже просто невозможно, но я совершенно не верил в нелепую версию, что опытный и скрытный Дипломат Лозовский в постели вдруг начинал откровенничать и делиться с любовницей военными и технологическими секретами. Так что максимум, который Ирина могла сообщить своим новым хозяевам, это координаты нод фракции Human-3 и приблизительное количество игроков в ней. Едва ли эти сведения стоили того, чтобы срочно эвакуировать девушку из-под Купола и прятать её на территории посольства. Да и куда делся её персонаж? Просто так взял и ушёл за границу, несмотря на войну с «Тёмной Фракцией» и усиленную охрану периметра? Я высказал эти мысли вслух.

– Насчёт персонажа сказать трудно. В последний раз её Медик была задействована в ноде «Античный Пляж» в ходе первой, неудачной, контратаки на «Сельву». Честно говоря, там творился полнейший хаос, и за всей круговертью смертей и воскрешений Ирину как-то потеряли из вида. Четырнадцать наших игроков попали в тот день в плен к «Тёмной Фракции» и, нужно честно признать, это мы ещё «легко отделались». Могло быть гораздо хуже, если бы не подоспевший авангард «Первого Легиона». Наши бойцы не в первый раз столкнулись с «Тёмной Фракцией», у многих игроков десятки боёв за плечами, но даже ветераны отмечали, что это был словно более трудный уровень сложности. Такое впечатление, что противник заранее знал все наши ходы и готовил наиболее эффективные меры противодействия!

«Безопасник» замолчал, поморщился и помассировал пальцами виски – видимо, голова у него сильно болела. А ещё я отмечал красные от усталости и недосыпа глаза собеседника. Было видно, что человек не просто устал, но ещё и сильно перенервничал, столкнувшись с совершенно необъяснимым уровнем информированности противника о всех действиях нашей фракции.

– Похоже, заболеваю… Горло першит, голова раскалывается, никакой аспирин не помогает, – прокомментировал Александр Антипов своё состояние, тем не менее, продолжив беседу: – Насчёт невысокой информированности Ирины ты, в общем-то прав. Вот только Ирина знает о звездолёте у нашей фракции и близко знакома с его капитаном. Это уже немало. Также она знает имена наших статусных игроков и даже может описать их внешность. Этих данных вполне достаточно для вычисления людей в реальном мире, а также определения их родственников и круга знакомых.

– А смысл? Нужный иностранным разведчикам человек всё равно остаётся под Куполом, и наладить с ним связь крайне проблематично. Тем более что наверняка за всеми статусными и более-менее значимыми игроками и раньше вёлся круглосуточный контроль, а теперь-то уж и подавно.

– Вот тут ты не прав, Кирилл! Воздействовать на нужного человека не напрямую, а опосредованно через близких ему людей, излюбленный метод разведслужб всего мира. Но соглашусь, что как-то слишком топорно всё выглядит. Непохоже на работу профессионалов, какими, вне всякого сомнения, являются канадские и американские разведслужбы. Ирина в качестве шпиона, приближенного к самому руководителю фракции «Human-3», в долгосрочной перспективе представляла для них куда больший интерес. Чего-то мы не замечаем, какой-то детали, а оттого не понимаем всей картины…

Мы какое-то время молчали, обдумывая странности этого происшествия. Затем я поинтересовался у гораздо более информированного директора:

– Может, причина тут вовсе не в реальном мире, а как раз в этой самой североамериканской фракции? Что вообще про неё известно?

Александр Антипов разблокировал компьютер и развернул монитор, чтобы и мне было видно:

– На самом деле сведений весьма немного. Знаем её номер: «Human-8», знаем реальные координаты их центра. Можешь ознакомиться, твой уровень доступа вполне позволяет. Тут снимки со спутников за последние полгода, военная база в провинции Нью-Брансуик. Такие же «кукурузины», как у нас, только по сто пятьдесят вирткапсул на каждом стержне. Как видишь, три «кукурузины» построены давно и активно функционируют, четвёртую начали строить, но вот уже полгода она в незавершённом состоянии. Очень похоже на то, что страны-участники проекта решили сделать акцент на собственные центры изучения игры, искажающей реальность, а не делиться ценной информацией с соседями. Этот же «общий» игровой центр хоть и поддерживается, но активно не развивается.

– Вовсе не обязательно! Возможно, фракция «Human-8» столкнулась с серьёзными сложностями в игре, – привёл я другое объяснение отсутствию прогресса. – Судя по количеству вирткапсул, у них одна нода второго уровня и две первого. Вот они и не могут выставить более четырёхсот тридцати пяти человек, и четвёртая «кукуруза» им пока что не требуется.

Мой собеседник неопределённо пожал плечами и принялся щёлкать мышкой, перелистывая многочисленные кадры космических снимков военной базы зимой и в летний период. Но неожиданно снимки из космоса закончились, и пошла видеозапись: Ирина на огороженной высоким забором территории выходит из большой чёрной машины с дипломатическими номерами и, охраняемая эскортом сразу из пяти спортивно сложенных мужчин в одинаковых костюмах, проходит внутрь здания. Глаза просто резануло одно несоответствие, я даже сперва не поверил:

– Стоп! Секунд пять назад отмотать запись. Лицо крупным планом. Да не лицо Ирины! Вот этого смуглого секьюрити в тёмных очках. Кто он?

Директор по безопасности обвёл мышкой контуры лица, ввёл в строку какую-то команду, и почти сразу на экране появилось краткое досье, выдержки из которого Александр Антипов зачитал:

– Ахсануддин Хуссейн Рахман. Гражданин Канады. Семья эмигрировала из Бангладеш. Так… образование, карьера… Всё обычно. В настоящее время сотрудник канадского посольства в Москве. Что с ним не так, Кирилл?

– Что не так? Да хотя бы то, что этот самый Хусейн Рахман однозначно не с нашей Земли, а из параллельного нам магократического мира!

Директор по безопасности отшатнулся и смотрел на меня, хлопая покрасневшими глазами и приоткрыв от удивления рот:

– Не может быть! Ты уверен, Кирилл?!

– Абсолютно уверен. Я видел много людей «Тёмной Фракции», причём некоторых с очень близкого расстояния. Да и жена у меня из того мира, так что характерные особенности их расы узнаю сразу! Наложенный грим, скрывающий пепельно-серый цвет кожи этого «выходца из Бангладеш», нисколько не помешал мне опознать представителя магократического мира! А тёмные очки у него, подозреваю, для той же цели, что и у меня, – я снял и положил на стол перед «безопасником» затемнённые очки, которые обычно носил под Куполом, чтобы не нервировать народ, – скрывать светящиеся глаза мага!

Похоже, ситуация складывалась гораздо более сложной, чем представлялась поначалу. «Тёмная Фракция» не только знала удивительно много о наших планах, но заручилась поддержкой как минимум одной из фракций нашей версии Земли и даже перебросила своих агентов в наш мир.

Мой взволнованный собеседник, попросив в ближайший час-полтора никуда пока из-под Купола не исчезать, собрался бежать в «защищённый пункт связи с Москвой» сообщить кураторам новую информацию о «Тёмной Фракции». Пользуясь удобным моментом, я попросил директора заодно передать важным московским шишкам информацию, ради которой, собственно, и шёл сюда: «Тёмной Фракции» известно всё, о чём говорилось на недавнем собрании ключевых игроков нашей фракции.

– Информация верная, получена через принцессу Минн-О Ла-Фин от самого лидера наших противников генерала Уй-Така, который при ней оговорился и озвучил сроки, которые не мог знать. Это означает, что кто-то из самой верхушки нашей фракции работает на врага, и круг подозреваемых чётко очерчен теми, кто присутствовал на собрании!

Мне казалось, что Александр Антипов ухватится за новую информацию словно клещ и начнёт выпытывать детали. Вот только реакция моего собеседника оказалась совершенно не такой, на какую я рассчитывал. «Безопасник» принялся буравить меня своим взглядом, при этом недовольным тоном высказывая:

– Кирилл, должен же ты понимать, насколько мне всё это не нравится! Через свою супругу ты ведёшь какие-то закулисные переговоры с врагом в обход официального Дипломата нашей фракции. И этот канал связи никак не контролируется, никто не знает, какая информация передаётся на ту сторону! Более того, всего через одно звено ты знаком с явным врагом – лидером наших противников! И ты присутствовал на недавнем собрании. Всё это делает именно тебя, Кирилл, главным подозреваемым!

Если Александр Антипов думал меня смутить или испугать своими грозными словами и обвинениями, то сильно просчитался. Тем более что я читал в его мыслях полнейшую растерянность, а главное «безопасник» сам не верил в мою виновность и лишь хотел просто постращать «на всякий случай». Более того, я обнаружил со стороны директора по безопасности неожиданно хорошее отношение ко мне – Александр Антипов считал мою работу очень важной и полезной для фракции. Поэтому в ответ на озвученные нелепые обвинения я лишь рассмеялся:

– С лидером гэкхо кунг Вайд Шишишем я знаком не «через одно звено», а вообще напрямую. Но разве это делает меня агентом гэкхо? Кстати, через свою компаньонку Улине Тар я запросил у кунга личные переговоры без свидетелей – у меня есть, что предложить командующему Вторым Ударным флотом гэкхо, и я очень рассчитываю на благодарность с его стороны. Не хочу загадывать, но возможно удастся повторить «чудо» вроде того трюка с нодой «Кладбище». Или по крайней мере снять наложенный на нашу фракцию штраф.

Пока мой собеседник, молча хлопая глазами, переваривал услышанное, я продолжил:

– А ещё я лично знаком с Великой Проповедницей миелонской расы лэнг Амиру У-Маяу, а также командующей миелонским флотом в этой части галактики лэнг Кисси Мяу. Из вашей логики получается, что я – агент миелонцев? И да, просто для информации, я получил от великой командующей миелонцев заверение, что флот Союза Миелонских Прайдов не будет угрожать Земле после истечения отпущенного игрой срока защиты планеты. И хотя сообщила Кисси мне это мысленно, цена обещанию столь известной персоны столь же высока, как и официально подписанному скреплённому печатями и подписями договору!

– Отлично проделанная работа! – наконец-то Александр Антипов озвучил свою собственную позицию по отношению ко мне. – Думаю, Иван Лозовский также по достоинству оценит этот дипломатический успех и выпишет тебе премию! – заверил меня заместитель руководителя, но я лишь отмахнулся, поскольку премия в данном случае интересовала меня в последнюю очередь.

Я вообще с некоторым удивлением вдруг понял, что совершенно ничего не жду от фракции. Точнее, даже не так. Фракция не могла дать мне ничего такого, чего я бы уже не имел или мог получить в игре, искажающей реальность. Реальность становилась лишь скучной блеклой тенью другого, яркого и интересного виртуального мира. Это было страшно. Я вовсе не хотел становиться законченным игроманом, дни и ночи напролёт просиживающим в компьютерной игре в ущерб реальной жизни.

Словно прочтя мои мысли, собеседник сообщил, что психолог Ирина Чусовкина очень просила меня подойти к ней, и у неё для меня имеется «очень заманчивое предложение». Также, по словам директора по безопасности, меня очень хотела видеть лидер «Второго Легиона» герд Тамара и не раз просила передать мне, что готова встретиться в любое удобное время. Ещё раз повторив свою просьбу сразу не возвращаться в игру, поскольку через час список целей для атаки из космоса будет готов, Александр Антипов объявил об окончании встречи.

«Безопаснику» явно не терпелось доложить в Москву информацию о просачивании агентов «Тёмной Фракции» в наш мир, но я всё же отнял у него ещё несколько минут, попросив рассказать о ситуации с союзной фракцией «Human-6». Ни Лозовский, ни Антипов во время сегодняшней беседы ни словом не обмолвились о немецкой фракции, и я всерьёз опасался, что случился самый худший вариант. К счастью, я ошибся:

– Немцы по-прежнему удерживают обе прибрежные ноды. Мы усилили их оборону кентаврами и своими бойцами, но «Тёмная Фракция» пока что не атаковала, так как их высадившаяся южная группировка была связана боями в «Сельве» и «Тропиках». Сейчас наш «Второй Легион», словно бультерьер, вцепился в противника и оттягивает на себя внимание, выгадывая нужное фракции «Human-6» время на переселение.

– Время… на что? Какое переселение? – не понял я этих слов собеседника.

Директор по безопасности с готовностью объяснил:

– Мы предоставили союзникам на выбор две ноды для заселения, чтобы избежать угрозы полного уничтожения немецкой фракции. Одну юго-восточнее «Жёлтых Гор»: её нам вчера подарила кентавриха Фелира, выполняя более ранние договорённости. Или ноду на другом берегу залива… Не знаю, слышал ли ты о проекте «Исход», которым занимался предыдущий руководитель фракции Радугин? Слышал? Странно, это вообще-то строго секретный проект. Но тогда тебя не удивит, что на дальнем берегу залива, южнее космопорта гэкхо, уже практически закончена постройка цитадели первого уровня. Нода практически готова к заселению, и немцы выбрали этот вариант, подальше от всей этой войны и «Тёмной Фракции».


Герд Тамару и вообще никого из бойцов «Второго Легиона» под Куполом я не обнаружил. Ничего удивительного: контратака нашей фракции на южном фронте, бои в заболоченных лесах ноды «Тропики», всё это требовало присутствия лидера «Второго Легиона» в игре. А вот психолог меня сама нашла, когда я в сопровождении Имрана направлялся в сторону столовой. Ещё издали я услышал шуршание посыпанной гравием дорожки и, обернувшись, увидел догоняющую нас немолодую темноволосую женщину в спортивном костюме:

– Кирилл, какая редкая удача застать тебя под Куполом! Найдётся несколько минут? Только хотелось бы поговорить наедине, без твоего охранника, – указала она на моего дагестанского друга.

Помедлив, я попросил Имрана идти в столовую одному, пообещав вскоре его догнать. Ирина Чусовкина предложила мне сесть на ближайшую лавочку, но я отказался. Я не ощущал никакого дискомфорта после стольких проведённых в вирткапсуле часов, но всё же предполагал, что реальному телу нужно побольше движения, чтобы размять мышцы. Поэтому предложил психологу фракции, раз уж мы оба с ней в спортивной одежде и обуви, совершить пробежку по дорожкам парка, заодно и поговорить.

– Как скажешь, Кирилл, – легко согласилась моя собеседница и задала темп бега. Не теряя времени, она сразу же перешла к делу: – Прошло достаточно времени с момента нашего последнего разговора. Смотрю, ты не воспользовался моим советом и не стал налаживать отношения с игроками нашей фракции. Наоборот, ты ещё больше отстранился от коллектива и с головой ушёл в игру. За последние пять суток ты провёл в реальном мире хорошо если три часа.

– Я слышал от гэкхо, что без негативных последствий в игре, искажающей реальность, можно находиться до пяти дней. Так что я вполне придерживаюсь этих рекомендаций опытных и мудрых сюзеренов.

– Тем не менее, ты не до конца в этом уверен и потому решил заняться физкультурой, хотя раньше за тобой такого никогда не замечалось, – психолог с лёгкостью раскусила меня. – Три часа за пять суток – это критически мало, чтобы понимать проблемы коллектива. Кирилл, тебе хоть передали, что у нас тут идёт война?

На этот ехидный и провокационный вопрос я не стал отвечать, чтобы не сорваться. Понимал, что опытный психолог специально пытается вывести меня из себя, желая применить какие-то свои наработки и хитрые приёмчики. Не дождётся! Минуту мы оба молчали, просто неспешно труся рядом, прежде чем Ирина поняла свою ошибку и зашла с другой стороны:

– Ладно, извини, не хотела тебя задеть. Я понимаю, что твоя миссия в дальнем космосе важна для всего человечества. Догадываюсь, как сильно ты переживаешь из-за невозможности помочь друзьям и коллегам в идущей войне. Стой… Не могу больше… дыхания совсем нет… – Ирина перешла на шаг, и я вынужден был последовать её примеру, хотя совсем не устал.

Моя спутница направилась к ближайшей лавочке и опустилась на неё, низко склонив голову и тяжело дыша. Я садиться не стал, продолжив стоять рядом с пытающейся отдышаться Ириной Чусовкиной.

– Что-то совсем расклеилась я… Нужно чаще спортом заниматься. А то дыхалка ни к чёрту, а ещё давление видимо поднялось – голова просто раскалывается! Не дуйся, Кирилл! – психолог вымученно улыбнулась. – Хочешь, открою маленький секрет? После вашей группы студентов-игроманов кураторы проекта, посчитав эксперимент удачным, ввели под Купол ещё две похожие группы. Киберспортсмены, профессиональные игроки, победители множества международных турниров и чемпионатов по всевозможным сетевым играм. Одна известнейшая российско-украинская команда киберспортсменов вообще в полном составе прибыла сюда под Купол.

– Да? И каков результат? – заинтересовался я словами Ирины. – Рекорд фракции по скорости набора уровней уже обновлён?

– Если бы… – сокрушённо выдохнула моя собеседница. – Нет должного результата. Прогресс у них не отличается от среднего по фракции, всё в пределах статистической погрешности. И потому снова и снова меня возвращают к вопросу исследования причины твоей уникальности. Ты – яркая звезда нашей фракции, вне всякого сомнения. Затмеваешь своим сиянием остальных наших статусных игроков. А потому я должна спросить, ты подумал над моими словами насчёт фракции и твоего выбора?

Чёрт, снова этот трудный разговор… Пять дней я с дрожью думал о том, что придётся когда-то возвращаться к этой поднятой психологом теме и давать ей ответ. Как бы мне хотелось, подобно засунувшему голову в песок страусу, отрешиться от всех внешних проблем и просто жить своей жизнью! Но, к огромному сожалению, это было невозможно.

– Ирина, пять дней я размышлял над этим. И не понимаю, почему меня так настойчиво выдавливают из фракции. Чтобы Иван Лозовский мог стать лэнгом? Это его инициатива? Но разве новые возможности лидера компенсируют потерю фракцией единственного Слышащего вместе со звездолётом и всем «Отрядом Комара»?

Я думал, что столь прямо поставленный вопрос смутит мою собеседницу. Однако ошибся. Ирина, наоборот, заметно обрадовалась, что я наконец-то решился обсуждать столь острый вопрос.

– Кирилл, а кто тебе сказал, что в России только один Купол? Да, этот старейший и самый крупный по количеству игроков. Но имеются и другие. И игроки «Первого Легиона» даже ездили в командировки, обучали соседей азам игры, искажающей реальность. По большому счёту разницы нет, в какой из российских фракций ты будешь числиться со своим звездолётом и «Отрядом Комара», так как в конечном итоге все новые технологии, все принесённые из космоса новинки будут попадать по одному и тому же адресу. И пусть в новой фракции будет всего тридцать игроков и одна нода первого уровня, зато минимум управленческой рутины, а ты со своей Известностью и Авторитетом моментально станешь лэнгом!

Вот оно что… Я сразу сообразил, что данное предложение пришло «сверху», и вовсе не Иван Лозовский был его инициатором. Кураторы хотели «развести» меня и карьериста-дипломата, а заодно и других статусных игроков, так как мы мешали друг другу развиваться. Вот только мне менять шило на мыло… Я подбирал слова для деликатного отказа, но ничего говорить не пришлось. Ирина вдруг со стоном откинулась на спинку скамейки и обхватила голову руками:

– Комар… Кирилл… Что-то мне совсем плохо. В глазах потемнело… Помоги мне дойти до медблока. Или вызови сюда врача.

Я растерялся и заозирался, пытаясь сообразить, в какой стороне здание медицинского блока. И обнаружил бегущего по аллейке в мою сторону Имрана. Еще не успев приблизиться, дагестанский атлет издалека закричал:

– Что-то неладное творится, Комар! В столовой сразу у двух поваров припадок – упали на пол, корчатся, жалуются на плохое самочувствие и сильную головную боль! Народ в панике, все кричат, что еду похоже отравили! И некоторые тоже жалуются на плохое самочувствие.

Я указал своему другу на тихо подвывающую от боли и прижимающую ладони к вискам Ирину Чусовкину:

– Уже сам вижу. И «безопасник» Александр Антипов тоже жаловался на сильную головную боль! Возьми Ирину на руки и скорее неси к медикам! Пусть врачи определят причину отравления, или что тут происходит. Быстрее! Каждая секунда может быть дорога!

Имран спорить не стал, подхватил на руки женщину и вслед за мной побежал прямо через кусты напрямик к медблоку. Уже в дверях медицинского корпуса мы столкнулись с выходящими от врачей недовольным Александром Антиповым:

– Нет у них более сильных обезболивающих, да в жизни не поверю! – начал он непонятно зачем жаловаться мне на чёрствость медперсонала. – Меня после информации о просачивании «тёмных» в наш мир кураторы экстренно вызывают на совещание в Москву, а голова раскалывается, терпеть просто сил нет. Как я буду им что-то докладывать, когда даже говорить от боли могу с большим трудом?!

– Александр, это очень важно, вы были сегодня в столовой? – строгим тоном спросил я директора.

– Нет, времени завтракать и обедать сегодня не было из-за обилия дел. Держался на кофе и бутербродах. А в чём дело?

Я посмотрел на потерявшую сознание и обмякшую на руках дагестанского атлета Ирину, на стоящего передо мной недовольно корчащегося от головной боли директора по безопасности, и решительно заявил:

– Никто ни в какую Москву не летит!!! У нас тут в лучшем случае массовое отравление, но скорее всего эпидемия неизвестной сильно заразной болезни! Нужно отдать приказ изолировать Купол от внешнего мира и категорически запретить сотрудникам выходить наружу!!!

Александр Антипов несколько секунд напряжённо смотрел на меня, потом кивнул, достал с пояса рацию и передал «на пост один» приказ никого не выпускать из Купола, несмотря на любые пропуска и подписи самых высоких начальников на них. Затем «безопасник» озвучил мысль, которая вертелась и у меня самого на языке:

– Кажется, становится понятным, почему Ирина так поспешно покинула вчера Купол! И зачем вообще возвращалась сюда на секретный объект после свадьбы брата, хотя вполне могла сбежать двумя днями ранее.

– Да, очень похоже на то, что к нам прилетела «ответка» от «Тёмной Фракции», – с тяжёлым вздохом согласился я. – Месть за подрыв большого количества магов на похоронах Тумор-Анху Ла-Фина и перенесение боевых действий из виртуальной игры в реальный мир. Причём это именно показательная демонстрация силы, а не её применение. Ведь большинству находящихся тут под Куполом сотрудников никакие болезни не страшны – игра всё вылечит. В опасности только обслуживающий персонал и единицы тех, кто связан с игрой, но не имеет своего персонажа.

– Да, вроде меня или психолога фракции, – задумчиво согласился Александр Антипов.

– Именно. Ставка на военную победу не сработала, наша фракция выстояла, несмотря на внезапность и тяжесть удара «тёмных». И потому «тёмные» меняют тактику. Случившееся здесь под Куполом – демонстрация «Тёмной Фракции» своих возможностей, улучшение позиций перед скорыми мирными переговорами. В противном случае они применили бы биологическое оружие вовсе не здесь, а в соседней многомиллионной Москве!


Глава восьмая. Домой!!! | Циклы романов "Зашита периметра"-"Искажающие реальность"- Тёмный травник". Компиляция. Книги 1-14 | Глава десятая. Огонь с небес