home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

Оранжевая Республика. Блумфонтейн. Отель «Эксельсиор»

27 февраля 1900 года. 09:00

Едва позавтракав, я сорвался в мастерские – отвез винтовки с револьвером и забрал заказ. Мастера постарались на славу, исполнив вместо трехсот комплектов – целых четыреста. Просто отлично, но, правда, немного накладно.

А потом, к своему удивлению, я обнаружил в мастерских Вагнера и Штруделя – тех самых новоиспеченных ракетчиков.

– А вы что тут делаете? Кто отпустил с полигона? Немедленно извольте объясниться.

– Герр капитан! Герр Мезенцев и капрал Шнитке отпустили! – Штрудель вытянулся в строевой стойке. – Мы хотели поговорить с мастерами на предмет.

– Возможности исполнения, – продолжил за него Вагнер и протянул мне лист бумаги.

– Вот даже как? – На листочке обнаружилась идеально начертанная схема лафета для ракетной установки. Рядышком – строчки математических формул.

– Согласно вашему приказу мы спроектировали и рассчитали поворотный лафет для установки на пароконную повозку, – с гордостью сообщил Штрудель, – с пятью и двумя направляющими. В его основу легли уже имеющиеся у нас установки, так что заново ничего делать не придется.

– Просто модернизация, – поддакнул его товарищ.

– Очень интересно… – Я бегло просмотрел чертеж и, к своему удивлению, не нашел к чему придраться. – Кто вы по профессии?

– Будущие инженеры, – четко доложил Штрудель. – Берлинский университет. Проходили стажировку на предприятиях герра Круппа.

М-да… это, конечно, хорошо, но не стоит забывать, что через очень недолгое время Дойчланд схлестнется с Российской империей и все, что я напрогрессорствовал, может попасть в германскую армию, а уж дойчи обязательно найдут достойное применение новшествам. Те же мины, тот же напалм, ракеты… В секрете не утаишь, уже, считай, не утаил. Ну и как быть?

– Решайте вопрос с мастерами. Одобряю. – Я отдал чертеж студентам, а сам отправился на полигон. Нечего мне тут думать. Для начала этим парням надо выжить в войне, да и вообще я ничего нового не выдумал – все уже давно изобретено до меня. Те же ракеты давно на вооружении стоят, в том числе и в русской армии. Правда, рецепт сгустительной смеси Веника надо бы поберечь.

На полигоне меня встречала целая делегация. Подполковник Максимов и невысокий плотный мужичонка с браво закрученными усиками, выправкой кадрового военного и лицом типичного германца. А рядом с ними прогуливался еще один совсем молодой парень, тоже, судя по всему, военный, но уже исключительно со славянской внешностью. Как бы все понятно: немец прибыл в качестве дополнительного военного эксперта со стороны тех, «кому небезразлична судьба республик», парень – это минер, но вот что здесь делает.

– Мой капитан!!! – баронесса Франсуаза Виолетта де Суазон сорвалась с места и, опередив всех, подбежала ко мне. Сегодня она облачилась в шикарную амазонку лазурно-голубого цвета и выглядела более чем великолепно. Спору нет, красиво и авантажно, но очень уж мне интересно: она сама, без помощи горничной, сможет надеть на себя все эти одежки? Или снять?.. Стоп… не о том думаешь, мистер Игл. Зараза, она мне здесь весь процесс испортит.

– Право, я удивлен, мадемуазель Франсуаза. Надо сказать, вы выбрали не совсем подходящее место для дамы. Кажется, мы договаривались встретиться завтра?

– Мишель, – баронесса изобразила разочарованную гримаску, – да, завтра, но мне так хочется. – Франсуаза очень искусно сыграла смущение. – И вообще, я всю жизнь мечтала выстрелить из пушки.

– Капрал Ла Марш! – пришлось подозвать к себе Пьера. – Я поручаю баронессу вашим заботам. Предоставьте ей возможность выстрелить из пушки… да из всего, чего она пожелает. – И рассмотрев разочарованное личико француженки, я невольно улыбнулся. – Мадемуазель Франсуаза, прошу простить, но, к сожалению, меня ждут неотложные дела. Обязательно уделю вам время, но немного позже.

Сбагрив баронессу, отправился к другим гостям. Они меня даже не заметили, так как во все глаза пялились на начавшиеся занятия по отработке передвижения по-пластунски. Особого колорита зрелищу добавляли Наумыч и Шнитке, лупившие добровольцев палками по откляченным задницам и палившие у них над головами из револьверов. А что? Моя метода, очень даже действенная. Уметь ползать – это первейшее дело на войне, потом сами эти вояки спасибо скажут. Надо приказать, чтобы «колючку» еще ниже натянули, а то уж вовсе тепличные условия получаются.

– Господа…

– Позвольте представить: майор Пауль фон Бюлов, – Максимов показал на усача, действительно оказавшегося германцем. – Лейтенант Российского императорского флота Павел Евграфович Зеленцов. – Взляд подполковника переместился на славянина.

– Капитан Игл. – Я четко кивнул, поприветствовав офицеров.

– Отлично, капитан, просто отлично! – Немец от избытка чувств хлестнул стеком по голенищу своего сапога. – Признаюсь, я сначала недооценил подобные… э-э-э… экзерциции, но вот сейчас до меня дошло. Подобный способ передвижения… э-э-э… позволит сохранить жизни личному составу под плотным огнем противника…

– Я вам говорил, Пауль, – мягко перебил его Максимов, – мистер Игл – просто неиссякаемый источник новшеств в военном деле и обещал сегодня показать нам еще много интересного.

– Просто не терпится ознакомиться, – вступил в разговор лейтенант. Он, в отличие от германца, посматривал на занятие без особого интереса. Впрочем, ничего удивительного: насколько я понимаю – он инженер, какое ему дело до «пяхоты»?

Я нашел момент и поинтересовался у Максимова, для чего он сюда притащил дойча. Догадка оказалась верна: германец слыл умелым стратегом, недавно закончил немецкую Академию Генерального штаба и должен был проверить мои идеи на жизнеспособность. Ничего удивительного, все вполне ожидаемо. А Зеленцова прикомандировали мне в помощь как знающего и толкового инженера. Ну и, естественно, как всевидящее око. Что тоже нормально.

Вот же как интересно получается: оказывается, Германия и Российская империя здесь в одну руку играют. Хотя нет, ошибаюсь я: не Германия и Россия, а только ее отдельные представители на службе непонятно кого. Как все запутано…

К встрече я оказался подготовленным – не зря корпел над картой всю ночь. Но начал все же с демонстрации мин. Для начала, прямо на глазах офицеров, превратил орудийную бомбу в мину нажимного действия. Конечно, без заряда взрывчатого вещества.

– Гм… – лейтенант заинтересованно склонился над верстаком, – если не ошибаюсь, конструкция генерала Райнса? Хотя…

– Она самая, правда, в несколько измененном виде, – кивнул я ему. – Производственной базы, сами понимаете, здесь нет, так что пришлось приспосабливаться.

– Пороховой заряд? – протянул Зеленцов. – Эффект, при массовом применении, конечно, будет, но достаточно слабый.

– Каким образом эта штука нам поможет? – фыркнул германец. – Это лишь создаст британцам совсем небольшие осложнения.

– Не спешите, господа. Вениамин Львович, продемонстрируйте, пожалуйста, свое изобретение.

Веник с достоинством выступил и поверг гостей в задумчивое изумление, а потом я подсунул им схемы комбинированных заграждений и окончательно добил. Получалось действительно дешево и сердито, причем никаких инноваций, разве что в концепции применения. А затем пришло время тактики и стратегии.

– То есть вы предлагаете… – Фон Бюлов озадаченно смотрел на карту. – Но это, как бы сказать… э-э-э… не очень… не очень вписывается в общепринятые правила войны…

– Устаревшие правила войны, – походя буркнул Зеленцов, что-то лихорадочно подсчитывая на листе бумаги.

– Зато вписывается в понятие «военная хитрость», – поддержал меня Максимов. – И в понятие «засада».

– Минная засада, – поправил его лейтенант и с прояснившимся лицом заявил: – Капитан, я берусь высчитать алгоритм детонации. Все должно получиться!

– Разве что так… – неожиданно согласился майор. Надо сказать, он мне показался совсем не похожим на тех ограниченных педантов, какими наши писатели любили изображать германских генштабистов. – А теперь, господа, давайте прорабатывать все маршруты. Абсолютно все, так как я не поручусь за содержимое головы Робертса. Я и за свое не могу поручиться. – И фон Бюлов неожиданно жизнерадостно заржал.

Засмеялись и мы – даже Вениамин, с неприязнью посматривающий на представителей «кровавых тиранов и угнетателей народов», не остался в стороне. А вообще, после того как я слегка ему намекнул на вполне возможный государственный заказ от Русской императорской армии, студент стал дружелюбнее относиться к русским офицерам. Заметно дружелюбнее. Вот что рубль животворящий делает!!!

Думали и решали мы долго, даже успели немного переругаться, и не раз, но все же пришли к определенному знаменателю. То есть решили, с чего начнем, распределили роли и разбежались, договорившись вечером встретиться у меня в номере. Ф-фух… можно сказать, начало положено. Но только самое начало – дальше надо будет как-то воплотить идеи в жизнь, организовать процесс – а это самое трудное. Можно даже сказать, невозможное. Но не буду загадывать… Господи, неужели получится?

Вышел на свежий воздух и сразу поискал глазами амазонку баронессы. Вот же… а я думал – она, вдоволь настрелявшись, уберется отсюда…

– Надеюсь, вы меня угостите обедом, капитан? – Взгляд Франсуазы не предвещал мне ничего хорошего.

– Непременно. Но немного позже… – Я опять оставил баронессу, теперь уже на Веника, и направился к капралам. Нехорошо получается: надо с народом работать, а я все шастаю непонятно где. Впрочем, они и сами неплохо справлялись. В данный момент Наумыч пытается научить волонтеров перестраиваться на полном скаку. Тоже нужное дело: если придется галопом уходить от преследования – самое то. Стоп… надо будет завтра попросить фон Ранненкампфа прислать к нам санитара для проведения занятий по медицинскому делу и раздобыть где-то перевязочного материала для индивидуальных аптечек. Зараза… когда же я все успею?

Поговорил с младшим командным составом, изложил план следующих занятий и разрешил на ужин винную порцию – то есть по стакану рома. Не помешает для поднятия боевого духа – что-то волонтеры совсем уж загнанными выглядят. Стараются капралы, стараются… Но это, как говорится, во благо. А вообще, постараюсь свой отряд до боя не доводить, разве что в самом крайнем случае. Вроде все, теперь клятая Франсуаза…

– Вы выстрелили из пушки, баронесса? – Я предложил ей руку, и мы направились к лошадям.

– Даже из этой… этой… – Француженка запнулась и экспрессивно выкрикнула: – Даже из этой чертовой кофемолки стреляла!!! И вообще…

– Баронесса, – я любезно придержал стремя ее кобылки, – сами понимаете, в данный момент я связан служебными делами.

– А с кем вы еще связаны? – Франсуаза окинула меня пристальным взглядом. – Вернее, кем?

– Гм… – немного растерялся я. Собственно, а кем я связан? Вопрос – прямее не бывает. Лизой? Надо же что-то отвечать… – Об этом, еще о многом мы поговорим во время обеда.

– Согласна! – И баронесса пустила свою кобылку вскачь. – Ну что же вы? Догоняйте.

«Хороша, стервь! – невольно залюбовался идеальной посадкой француженки и тоже пришпорил своего жеребца. – Ой, Миха, спинным мозгом чую – опять ты куда-то влипнешь…»

Обедали мы в самом шикарном ресторане Блумфонтейна; правда, мне пришлось ждать, пока Франсуаза в очередной раз переоденется. Нет, положительно у меня нет времени на подобные развлечения. Последний раз ведусь, идет она лесом… То ли дело Мадлен и Луиза – безотказные, как автомат Калашникова, опять же не надо заморачиваться всякой куртуазностью. Да и в постели диво как хороши, а эту еще уговаривать придется.

– Итак. Я требую объяснений! – Баронесса гордо вскинула головку, увенчанную изящной шляпкой и целым пучком перьев.

– А именно, мадемуазель Франсуаза?

– Объясните свое… – Француженка помедлила, подбирая слова, и выпалила: – Объясните свое… свое… по меньшей мере бестактное невнимание ко мне.

– Я солдат.

– Положим… – Франсуаза одобряюще кивнула и достала золотой портсигар, усыпанный драгоценными камнями. – Продолжайте, Мишель, продолжайте.

– Я сейчас не принадлежу себе, война полностью убивает во мне чувства… – Я замолк и внутренне ужаснулся той чуши, которую только что смолол.

– Обычные мужские отговорки! – фыркнула Франсуаза. – Даже на войне есть место прекрасному.

Вот же зараза: не баронесса, а танк какой-то. И что же мне делать? Она мне нужна… пока; следовательно, окончательно рвать отношения по крайней мере неразумно. Тогда что?

– Мадемуазель…

– Можете меня называть просто Франсин… – француженка небрежно махнула веером, – я выше этих предвзятостей.

– Хорошо, Франсин, – я дал прикурить девушке, – тогда отбросим условности.

– Давно пора! Смелее, Мишель, смелее.

– Итак, зачем вам я?

– Вам прямо так и сказать? – весело рассмеялась баронесса. – Ох уж эти мужчины, зачем, зачем… Ну ладно, так уж и быть, скажу: вы мне нравитесь как мужчина…

– Насколько? – Я все еще не выбрал линию поведения и решил как можно больше вытянуть из баронессы.

– Насколько? – Француженка на секунду задумалась. – Скажем так, я буду совсем не против, если вы мне сделаете предложение руки и сердца.

– Прямо так сразу?

– Почему бы и нет? Ненавижу условности, – пожала плечиками Франсуаза – Поверьте, я очень хорошая партия.

– А я для вас?

– Вы мужественны, – француженка загнула пальчик, – вы красивы, вы настоящий мужчина; в конце концов, я просто обожаю вас. – Изящная ладошка сжалась в кулачок. – Так почему бы и нет? К тому же, поверьте мне, вам уготовлена великолепная перспектива: мама всегда говорила, что у меня просто гениальное предвидение…

– Я сравнительно небогат.

– Ерунда! – победно выпалила Франсуаза. – Я богата. Мой папа – сенатор верхней палаты парламента Франции, владелец значительных пакетов акций заводов Крезо и Гочкиса и…

Я чуть не поперхнулся куропаткой. Вот это да… Крезо и Гочкиса, говоришь? Это, конечно, хорошо, но ведешь себя ты совершенно возмутительно. Млять, еще не хватало, чтобы меня покупали, как какого-то жиголо! И вообще тут надо деликатнее… деликатнее вести свою линию.

– Вы мне нравитесь, Франсин, – я подчеркнуто отложил вилку в сторону, – но, к сожалению, ваше предложение неприемлемо как раз по этим причинам. Думаю, нам стоит прекратить разговор на эту тему.

– Но почему?! – экспрессивно всплеснула руками баронесса, перепугав официанта. – Богатство – это не порок, а лишь средство достижения своих целей. Господи, да я, если вы пожелаете, откажусь от своей доли наследства и стану обычным репортером, а вы будете меня содержать!!! Скажите прямо: я вам не нравлюсь как женщина?

– Нравитесь, – честно признался я. – Очень нравитесь. И вообще…

– Папа говорил, что я похожа на гидравлический пресс в своей настойчивости, – Франсуаза смущенно улыбнулась. – Простите меня, я склонна увлекаться.

– Не за что извиняться, Франсин, – я вас понимаю. Как вы смотрите на то, чтобы завтра утром позавтракать со мной на природе? Устроим маленький пикник.

– Согласна, согласна!!! – захлопала в ладоши француженка.

– Вот и хорошо.

– И сегодня поужинать вместе, – хитро улыбнулась она.

– Ну как вам можно отказать, Франсин.

Вот так… Пообедав, мы разбежались. Франсуаза, чуть не прыгая от счастья, отправилась в гостиницу, а я в, некотором охренении, направился в полицейский департамент. М-да… думай, Миха, думай. С одной стороны, оскотинишься по самое не хочу, а с другой – тесть-сенатор и заводы Крезо с Гочкисом.

Так… а что мне надо в полиции-то? Совсем все из головы выбила эта взбалмошная девчонка. Ага… Максимов получил согласие президента на полное распоряжение ресурсами, но, к удивлению, этих ресурсов оказалось до обидного мало. Непорядок, самый настоящий саботаж. Самое время навестить герра Шульца, того самого чинушу, с помощью которого разбойнички неплохо жировали на правительственных складах. Порву, как тузик грелку… Стоп, не понял: за мной что, следят?

Следили. Неприметный человечек… нет, два человечка в штатском довольно умело передавали меня друг другу. Нет, я не ошибаюсь, вот опять, заметив, что я приостановил своего жеребца, один из них с интересом уткнулся в витрину магазина. Придурок, это же женские шляпки! А второй присел за столик уличного кафе и жестом отослал метнувшегося к нему официанта.

– Кто?.. – пробормотал я вполголоса. – Вернее, кому это надо? Бритты? Или свои решили проследить?

Проехал еще немного до своей гостиницы, оставил лошадь в конюшне и опять обнаружил филеров. Настойчивые, однако… Ну-ну…

– Густав… – подозвал я старшего патруля, появившегося как нельзя кстати, – видишь вон того господина в канотье? Хорошо, теперь второй – тот, что сидит в кафе… да-да… этот. Ты и Вилли берете первого, аккуратно проверяете документы, задерживаете – и к нам в пансион. Я с Людвигом займусь вторым. Смотрите, осторожнее.

– Стрелять можно? – У мясника из Йоханнесбурга радостно сверкнули глаза. – Это британские шпионы?

– Сразу – нельзя. Если только сопротивляться будут, – поспешил я его расстроить. – Все должно быть вежливо. Вперед, волонтер Шредер.

Ну что же, господа филеры, вот и наступает для вас момент истины. Да, согласен: грубо и непрофессионально, но мы академиев профильных не кончали, так что поступим просто и практично.

Я пересек быстрым шагом улицу и подошел к столику в кафе, за которым сидел предполагаемый шпион. Такой серенький мужичонка незапоминающейся внешности – разве что носом вышел, выдающимся и горбатым. Даже и не скажешь, какой он национальности – здесь все быстро покрываются таким загаром, что отличить, к примеру, шведа от латиноамериканца довольно проблематично.

– Помощник военного коменданта, капитан Игл, предъявите документы. – Моя ладонь красноречиво опустилась на кобуру.

Мужичок досадливо покривился и ответил на немецком языке с отчетливым французским прононсом:

– Право дело, нет нужды в оружии, месье Игл. Я попробую вам все объяснить. Да… не будете ли вы так любезны приказать своим людям отпустить Гаспара? Он к нам присоединится за этим столиком и внесет свою лепту в пояснения.

Вот те раз – ну и новости… Французы? Я отдал команду привести к нам второго филера и присел за столик.

– Жду ваших объяснений, господа. Сразу предупреждаю: расцениваю ваше поведение как в высшей степени подозрительное, время сейчас военное, так что делайте выводы.

– Жорж Ноэль, – вежливо представился первый француз и представил своего напарника: – Это Гаспар Людо. Мы из Сюрте Насьональ. – Жорж, рассмотрев некоторое изумление на моем лице, весело улыбнулся. – Не удивляйтесь, месье Игл, я сейчас все объясню.

– Мадемуазель де Суазон? – сделал я попытку сопоставить парижских «ажанов» с Франсуазой. Ну а какого еще черта они здесь делают?

– Именно, – теперь уже мрачно заявил Ноэль. – Именно она.

– Э-э-э… вы ее в чем-то подозреваете?

– Если бы, – уныло ответил Гаспар Людо. – Нас нанял ее отец.

Все оказалось прозаически просто. Папан Франсуазы, потакая практически во всем любимой дочурке, все же не смог допустить, чтобы непутевое чадо шастало на краю света совсем без присмотра. Кстати, она, подобно Лизхен, практически сбежала из Франции. Так вот, барон де Суазон, пользуясь своим положением сенатора, фабриканта, богача и просто дружественными связями с начальником полиции Парижа, отправил присматривать за своей дочуркой четырех профессиональных агентов, наградив их полномочиями (буде удумает Франсуаза творить безрассудные безобразия) вязать оную и везти принудительно домой под личиной международной аферистки Матильды Суарэ. М-да…

– Ну а вас, месье Игл, мы решили отработать для полной картинки, – честно признался Жорж Ноэль. – Вот теперь вы все знаете.

– Насколько я понимаю, вы решили все-таки вернуть ее на родину?

– Не совсем так, месье Игл, – покачал головой Гаспар. – Мы просто делаем свою работу на совесть и отправляем отчеты домой телеграфом. Мы не вольны принимать такое решение. Его примет сам барон. Пока он такой команды не давал. А нас… – француз едва заметно улыбнулся, – нас вполне устраивают командировочные: поверьте, вполне неплохие. К тому же мадемуазель Франсуазе лучше пока не возвращаться во Францию.

– Почему лучше не возвращаться?

– Просто поверьте моим словам, – Людо слегка улыбнулся, – или поговорите об этом с мадемуазель баронессой.

– Попробую. А где еще двое ваших?

– Итак… что же вы про меня выяснили?

– Вы американец, вы богаты, имеете впечатляющие связи среди руководства Республики, вы не мошенник… – начал перечислять Гаспар, – вы командуете крупным отрядом волонтеров, обладаете военным опытом, недавно участвовали в разгроме банды, любите оружие и имеете происхождение из древнего русского дворянского рода. Пока как бы все… Хотя нет, не все. Вы регулярно приглашаете в свой номер двух симпатичных мулаток, из чего можно сделать вывод, что месье Игл не страдает мерзкими привычками. Вот теперь точно все.

– Впечатляет… – Я невольно призадумался. Если левые «ажаны», совершенно незаметно для меня, накопали столько информации, то что же говорить о британских шпионах? А они в любом случае здесь присутствуют. – И что теперь?

– Вообще-то это от вас зависит, – пожал плечами Жорж. – Насколько я понимаю – простите, будем называть вещи своими именами, – мадемуазель баронесса имеет на вас определенные планы, так что решать вам. Информацию по вам мы уже отправили и как раз сегодня получили указания не препятствовать вашим встречам с мадемуазель Франсуазой.

Я недолго раздумывал:

– Значит, продолжайте свою работу, господа. Я по роду службы не всегда могу уделять внимание Франсуазе, так что буду теперь спокойнее за нее. И это… придется вам пообещать мне не предпринимать попытки ее насильственного вывоза, так как пресеку со всей строгостью. А если создастся реальная ситуация, при которой ее действительно будет необходимо эвакуировать, сам вам об этом сообщу и буду всячески способствовать. Вас устроит подобное положение дел?

– Несомненно, – благодарно кивнул Гаспар Людо. – Выражаем искреннюю признательность.

– И еще это… не хотите ли немного подработать? В качестве благодарности.

– Смотря как, – мгновенно насторожился Ноэль, – у нас нет планов вступать в добровольцы.

– Это лишнее. Использовать вас в качестве солдата – это словно забивать микроскопом гвозди. Я нашел применение вашим профессиональным качествам.

Французы восприняли предложение благосклонно, что меня довольно сильно удивило и очень обрадовало. Вот уж не ожидал таким образом обзавестись профессиональными помощниками. Конечно, не стоит слишком им доверять, всякое может быть, но отчего-то мне кажется, что пакостей от них ждать не стоит.

– Месье Игл… – Мы уже распрощались, но Гаспар вдруг остановил меня. – Месье Игл, хочу кое-что сообщить вам.

– Слушаю вас, месье Людо.

– Мадемуазель Франсуаза отправила на почту с посыльным письмо своему отцу, – француз продемонстрировал мне конверт, – в нем идет речь о вас.

– Гм… и что же?

– Она пишет, что скоро привезет вас для знакомства с семьей, – Гаспар широко улыбнулся, – в качестве жениха.

– Господи…


Глава 17 | Цикл "Оранжевая страна". Компиляция. Книги 1-2 | Глава 19