home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Оранжевая Республика. Блумфонтейн.

Вилла «Русский Крааль»

29 февраля 1900 года. 06:00

Долго думал, как назвать свою виллу, в итоге остановился на немудреном названии «Русский Крааль». Так сказать, идентичность сохранил и местные реалии учел. Подарок мне, конечно, сделали шикарный: помимо двухэтажного дома в голландском стиле на вилле присутствовала большая конюшня с гаражом для выездного экипажа и модной среди местных бонз рессорной пролетки. Экипаж и пролетка – в комплекте, правда, без тягловой силы: лошаденки куда-то делись.

Рядом с домом – красивый сад из фруктовых деревьев, множество цветов, беседка, хозпостройки и домик для проживания прислуги. Все коммуникации есть, даже телефонная связь с городским коммутатором и электрическое освещение. Словом, живи не хочу. Если… если, конечно, удастся сохранить эту виллу за собой. Визит бриттов в Блумфонтейн еще никто не отменял. Все, хватит думать, надо вставать, мир спасать… То есть Республику…

Вдруг раздался деликатный стук, а потом в спальне появилась Люсинда, молодая тоненькая негритянка.

– Баас, я помогу вам одеться, – присела в книксене девушка.

– Я сам. Можешь идти. Да… и распорядись там насчет завтрака.

– Завтрак уже накрыт, баас… – последовал очередной книксен, а потом шоколадная мордашка служанки изобразила отчаянное огорчение: – Баас…

– Чего еще?

– Я не нравлюсь баасу? – отчаянно смущаясь, тихо поинтересовалась Люсинда.

– Гм… – Я сразу даже не нашелся что сказать. Несмотря на явно выраженную негроидную внешность, девка довольно симпатичная, но… но дрючить служанок это как-то непедагогично, что ли? Чревато осложнениями. Не выгонять же ее после того, как? Ладно, поступим следующим образом. – Нравишься, Люсинда, но к этому вопросу мы вернемся потом. Пока свободна. Стой… теперь тебя зовут Люся. Повтори… молодец…

Завтрак оказался на высоте, Питер, переименованный в Прохора, оказался действительно поваром, причем не из последних. Таких круассанов я никогда в жизни не ел. Остальные слуги тоже время даром не теряли. Все вокруг в буквальном смысле блестело. Пришлось похвалить, выдать по фунту на обзаведение и назначить заработную плату в размере двух шиллингов в неделю и полного кошта, то есть прокорма и обмундирования. А потом еще изучить список необходимого, предусмотрительно составленный Лусией, окончательно переименованной в Лукерью. Бельишко, простыни, инструменты для садовника, свечи, посуда… форма для горничных… лед для ледника… где они его берут, интересно?

Степан довольно поглядывал на домоправительницу, а она на него – видимо, у них все сладилось. Хотя какое мне до этого дело? Сладилось, так и сладилось. А вот Веник…

– Чего такой недовольный, Вениамин Львович? Не выспался?

– Я у него порошок конфисковал, – спокойно сообщил Степан. – Неча баловство разводить.

– Это произвол, – неуверенно прокомментировал Веник. – Хотя черт с ним. Я вроде как на него подсел. Башка теперь раскалывается.

– Через недельку пройдет. Главное, опять не сорвитесь. Ну что, позавтракали? Вперед, нас ждут великие дела. Да, Вениамин Львович, если вы сегодня не посетите магазин готового платья и будете опять шастать в этих лохмотьях, я вас насильно переодену. Денег нет, что ли? Про парикмахерскую не забудьте.

За сегодняшний день нам предстояло… черт, чего только не предстояло. Я для начала забрал заказ из мастерских, отправил его с Наумычем и Веником на полигон, а сам, по традиции, отправился в госпиталь. Женщин своих проведать. Вот даже не знаю, смеяться мне или плакать.

Фон Ранненкампфа удалось задобрить при помощи бутылки десятилетнего «Камю», изъятого из впечатляющего погреба Шульца, то есть уже моего винного погреба. Да, теперь у меня и такой есть; правда, люди из гвардии президента его почти ополовинили, но осталось все равно достаточно.

Немного подумал, какую из дам для начала посетить, и выбрал Лизхен. Ну а что? Опять же ее палата первой по коридору расположена.

– Мишель! – охнула Лизхен. – Ты пришел…

Лиза выглядела уже гораздо лучше: немного сошла бледность, ожили глаза, наполнились цветом губы. А вот страдальческое выражение на личике осталось; даже, кажется, усугубилось. Вот и сейчас она произнесла фразу так, будто уже потеряла надежду на мое появление. Лизхен, одним словом…

– Почему я не должен был прийти? – Я чмокнул ее в щечку и присел на краешек кровати. – Просто вчера меня Карл Густавович не пустил, и ты это прекрасно знаешь. Кстати… – на моей ладони сверкнул крупным бриллиантом женский перстень, – это тебе…

Лиза ловко цапнула украшение, быстро примерила себе на пальчик, мгновенно покраснела и застенчиво поинтересовалась:

– Это на помолвку?

Ну что тут скажешь? Ох уж эти женщины, какие же они одинаковые…

– Нет, не на помолвку, он слишком скромный для такого торжественного случая.

– Скромный? – восхищенно протянула девушка. – Ну хорошо, только на помолвку мы вместе будем выбирать.

– Как скажешь, дорогая.

– Ну, рассказывай, рассказывай, – торопливо потребовала Лиза. – До меня дошли слухи, что в тебя стреляли…

– Гм… – Я на мгновение опешил. Вот сразу мне показалось, что она все знает. Ну просто не может не знать. Гребаные медсестры настучали. – В некотором смысле, да… но, к счастью, не попали.

– А в кого попали? – выражение лица Лизхен для меня ничего хорошего не предвещало.

– В журналистку, с которой я беседовал.

– Баронесса Франсуаза Виолетта да Суазон, – продекламировала Лиза, и крайне подозрительно поинтересовалась: – С каких это пор женщины работают журналистами, Мишель, да еще баронессы?

– С тех самых, с каких эмансипированные женщины-врачи разъезжают по полям боевых действий. А ты знаешь, у меня откуда ни возьмись возникло имение… – без всякой надежды на успех я попытался перевести разговор на другую тему. – А еще у тебя появилась горничная, даже две…

– Горничные, говоришь?.. – недобро протянула Лиза. – Хорошенькие, да?

Вот ведь черт знает что. Все, уезжаю на войну, ну их… этих баб! Я только Лизу посетил, и уже мозги на грани выноса, а тут еще и Франсин…

От опасного варианта развития разговора спас фон Ранненкампф. Хотя… лучше бы он не спасал.

– Мистер Игл, извините, я вынужден прервать вашу беседу… – буркнул доктор непререкаемым тоном.

– Да?.. – Я вышел за ним в коридор.

– С часу на час может поступить приказ на эвакуацию в Преторию, – немного озадаченно сообщил мне врач. – Пациентов мы уже передаем в другие госпитали, а персонал убывает. Кроме меня и Флегонта Ивановича. Мы остаемся.

– А?..

– Госпожа Чичагова и баронесса де Суазон?.. – Доктор слегка задумался. – Можно, конечно, их тоже устроить в другую больницу, но… не думаю, что они согласятся.

– Почему это?

Карл Густавович молча развел руками, как бы предлагая мне самому поинтересоваться у девушек.

– Черт.

– Я о том же, – легко согласился доктор.

Дела, однако. И что нам остается?

– А если ко мне? – неожиданно для самого себя поинтересовался я.

– К вам?.. – озадачился фон Ранненкампф.

– А куда еще? Дом большой, помещений хватит. – Я произнес эту фразу и осекся. Твою же… Но уже поздно, да и других вариантов я не вижу. – К сожалению, я послезавтра убываю в рейд, но вам создадут необходимые условия.

– Тогда решено.

– Черт…

– Я вас понимаю, – сочувственно кивнул врач. – Но выхода другого нет. Значит, я отдаю необходимые распоряжения?

– Отдавайте. – Черт. Вот так я взвалил себе на плечи ношу, судя по всему, совершенно непосильную. Господи. Вот какого хрена мне так не везет с бабами? Что в двадцать первом веке, что в девятнадцатом.

Лизу я просто поставил перед фактом, а Франсин…

– А мадемуазель Чичагова? – Лицо француженки изображало полную индифферентность. Типа, мне все равно. Ну почти все равно. Франсуаза, на самом деле, чувствовала себя не очень хорошо, об этом свидетельствовали бледное лицо и некоторые надрывные нотки в голосе, но она очень мужественно скрывала свое истинное состояние.

– Тоже… – обреченно выдохнул я. – Ваши комнаты будут рядом.

– Я согласна… – гордо, как будто подготовившись погибнуть за родину, кивнула головой француженка. – Ведь выхода другого нет? Или есть? И вообще…

– Нет, – поспешил согласиться я, поцеловал руку Франсин и почетно ретировался из госпиталя. Вернее, позорно сбежал.

Пока добирался до полигона, почти убедил себя в том, что ничего страшного не случилось. А что? Благородный поступок, девушкам у меня будет хорошо. Опять же горничные для них уже есть. А я завтра уезжаю, даже не знаю на сколько, так что все эти ужасы пропущу, а когда приеду… когда приеду, будем надеяться, что все уже решится. Нет… не уживутся дамочки. Глотки друг другу, конечно, не перегрызут, но предчувствую эпические баталии. А вообще, я же их не обманываю? Нет-нет, точно не обманываю. Просто нужны они мне. Обе. Для дела нужны. Не хочу загадывать, но… Короче, видно будет. А кто из них ближе мне как женщина? Тут мне, конечно, ближе Лизхен… или Франсин?..

– Ляксандрыч, глянь. – Голос Степана вывел меня из раздумий.

– Куда? – Я взглянул и узрел своего старого знакомого, герра Яаппа. Не понял… какого черта ему надо?

Оный герр сидел в сторонке и подозрительно оглядывался по сторонам. Поводья своего лохматого пони держал в руке, как будто боялся, что того украдут. Неужто его мне проводником выделили?

– Здравствуйте, герр Яапп. Вы проводник?

– А кто мне заплатит за это? – вместо приветствия выдал бур. И нагло выпятил свою бородищу.

– Что?..

Бур секунду помедлил, рассматривая мое недоуменное лицо, и вдруг расхохотался:

– Герр Михаэль, это была шутка. Я добрый гражданин своей страны.

– Шуточки у вас… карту читаете?

Читать карту герр Яапп умел, и в результате небольшого обсуждения наш маршрут сократился минимум на тридцать миль – бур знал нужную нам местность как свои пять пальцев. И главное, теперь путь пролегал вдали от населенных мест.

А потом мне стало не до бура. До выхода в рейд оставалось чуть больше суток, и я постарался использовать это время по максимуму.

Итак, генеральная диспозиция такова. Все волонтеры, бурские коммандо и приданные силы уже выдвинулись на места устройства укрепрайонов. Сегодня вечером, после минимального первоначального обучения, к ним отправятся пулеметные и артиллерийские команды. А я… я со своим отрядом ухожу в рейд. Нет, не по тылам противника. Наша задача гораздо деликатнее, но от нее зависит очень многое, если не все. И еще, миссия настолько тайная, что о ней пока знаем только я, Максимов да фон Бюлов с Зеленцовым. Скажу больше: мне бы очень хотелось, чтобы никто и никогда не узнал о моей роли в ней. Но это, конечно, из области фантастики, и все же надеяться мне никто не запретит. Но об этом – немного попозже. Так сказать, в процессе исполнения.

Я отошел в сторонку и достал записную книжку. Да… дел столько, что приходится записывать. Что у меня на очереди…

Пулеметы? Вчера расчеты занимались теоретической частью, а сегодня до самого вечера будет огневая подготовка. Одновременно Наумыч с возницами будет заниматься выездкой. Так сказать, самые короткие пулеметные курсы в истории. Конечно, толку от них чуть больше чем никакого, но на безрыбье и сам… того-этого… В общем, вы в курсе. Что дальше?

Взрывной припас готов, осталось только погрузить на фуры. Благодаря истории с Шульцем недостатка ни в чем нет. Нашлись даже детонирующий шнур и электровзрыватели. Погрузкой будут заниматься Вениамин с Зеленцовым. Лейтенант останется, а «скубента» придется брать с собой. Уперся рогом – и все, очень уж хочется ему посмотреть на свои адские машины в действии. Ну и ладно, мужает парень на глазах, не будем ему в этом мешать. А вообще обоз с нами пойдет большой, дай бог все в полтора десятка фур вместить. Да и груз – далеко не из самых безопасных, так что придется соблюдать максимальную осторожность. Одна пуля, и все… здравствуй, господин Петр: тот, который апостол с ключами от Царствия Небесного.

Теперь мои личные дела. После обеда вырвусь на встречу с корреспондентами. Говорят, что первые номера газет разлетелись на ура. Предложенный формат подачи информации оказался более чем успешным. Особого толку от этого, конечно, нет, но будем надеяться, что со временем сработает. Опять же планируется, что подключатся мои неизвестные покровители и раздуют по своим каналам нужную шумиху, а повод я уже организую. Фотограф отправляется со мной, будет творить дезу на пленэре. Не отходя от кассы…

Черт… вот сколько я уже в этом времени? М-да… всего-то неполных две недели, а уже сколько наворотил и еще сколько наворочу. Ну а что? Грех терять такую возможность. Было бы правильнее, конечно, затихариться в какой-то благополучной стране и потихоньку богатеть, слегка подталкивая технический и бытовой прогресс, но… словом, надо быть с собой честным – не по мне это. Может, я и идиот, но если все получится… нет, не буду забегать вперед. В любом случае, попробовать стоит. Что еще?

Девушек в имение перевезут завтра утром. Я уже послал Симона – поставить в известность Лукерью. Как раз есть у меня три гостевых комнаты, так что устроятся со всем доступным комфортом. Ну а дальше? Дальше все решится само по себе. Без меня.

Что-то я еще забыл… ага… «Гилли», я же хотел соорудить несколько таких снайперских накидок. Вот только из чего?

– Марко!

Интендант уже окончательно присоединился к нашему отряду и теперь выступал в роли каптенармуса. Надо сказать, талантливого и заботливого каптенармуса. Бойцы и капралы хвалят. А если проворуется, скотина, недолго и расстрелять.

– Марко, ко мне.

– Господин капитан…

– Рассчитал продовольствие на две недели полевого выхода?

– Так точно! – Интендант выудил замусоленный клочок бумаги. – Значит…

– Отставить… – прервал я его. – Сам разберешься. Но чтобы все уместил в две фуры. Не больше. Вечером доложишь о готовности. Теперь слушай задачу. Мне нужна ткань под цвет буша. Что-то вроде хаки. Можно с разными оттенками. Два часа на исполнение. Марш. Стой… приготовишь два комплекта полной британской формы. Один офицерский, звание не выше капитана, и один солдатский. Не качай башкой – знаю, что найдешь. Вот теперь свободен…

Надо сказать, что Марко успешно справился с задачей, и через некоторое время у нас появились вполне приличные снайперские накидки типа современных «леших». Кстати, Наумыч им не удивился: оказывается, пластуны-разведчики в Российской Императорской армии такие вполне успешно пользуют. Правда, сам Степа свою принадлежность к оным пластунам наотрез отказался явить. Черт… ну я же не слепой? Да и ладно. Сам расскажет, если припрет.

Все шло по плану, но после обеда явился Максимов и довольно сильно меня озадачил.

– Прием, – подполковник досадливо поморщился, – нас приглашают на прием по случаю отбытия президентов Стейна и Крюгера на фронт, – и, предупреждая мой вопрос, заявил: – Отказаться нет возможности, приглашения именные. Фон Бюлов счастливо избежал этой участи, уже отбыв на место, а вот нам с вами, Михаил Александрович, придется отдуваться.

– Это что, фрак надо напяливать? У меня его нет.

– К счастью, необязательно… – улыбнулся Максимов. – Нужен просто приличный вид. Я за вами к двадцати ноль-ноль заеду.

– Заезжайте. Домой ко мне. – Я посмотрел на часы. – Обрадовали вы меня, однако. Завтра с рассветом мы уже отправляемся, а тут… Так что не обессудьте, сбегу оттуда при первой же возможности.

До чертова приема еще оставалось несколько часов, так что я успел многое проконтролировать и даже примерить форму британского драгунского лейтенанта. Ну вот… вылитый бритт. При желании даже за австралийца или новозеландца со своим акцентом вполне сойду. Зачем? Пока точно не знаю. Но может и пригодиться.

А затем я отправился домой и постарался как можно тщательнее привести себя в порядок. Потом долго рассматривал результат в зеркале. Ну что… хорош, нечего сказать. Грива – как у дьяка, бородка – как у настоящего испанца. С удовольствием сбрил бы эту лохматость, однако не могу. В мужчине без бороды буры сразу усматривают британского шпиона, еретика и христопродавца одновременно. Да и в остальном мире борода нынче в почете. Ну и ладно, привык уже. Так… костюм в порядке, сапоги вычищены, даже шпоры блестят. Шляпа, шейный платок, кобура с подарочным браунингом, «дерринджер» и серебряная фляжка с коньяком в жилетном кармане, мужской перстень с впечатляющим бриллиантом. Вроде все… нет, немного одеколона не помешает. Вот теперь точно все…

– Ну как? – поинтересовался я у Люськи и Маньки, то бишь у Люсинды и Марианны. Девы уже экипировались в платьица горничных и теперь щеголяли белоснежными передниками и кружевными наколками на курчавеньких волосиках.

– Вы такой краси-и-ивый, баас… – дружно пропели девушки, восхищенно закатывая глаза.

– Понятно… ну что там, подготовили комнаты для хозяек?

– Все готово, баас, – девы одновременно присели в книксене, – госпожа Франсуаза и госпожа Елизавета останутся довольны.

– Это вряд ли, – буркнул я себе под нос. – А ну позовите мне остальных слуг.

Еще немного времени занял инструктаж, а потом я выделил некоторую сумму на прокорм своих гостей и с вовремя подоспевшим Максимовым отправился на прием. Ничего, перетерплю как-нибудь; может, даже полезными знакомствами обзаведусь.

Прием… даже не знаю, что сказать. И не верится, что это государство ведет войну. Чопорные дамы в полностью закрытых нарядах и капорах, надуто-важные мужики с длиннющими, расчесанными на пробор бородами. Эти очень отличаются от образа бура-труженика, на чьи плечи легла эта война. Бур неотесан, в чем-то груб, порой не может даже двух слов связать о чем-либо, кроме своего скота и фермерского надела, а здесь совсем другая публика. Кстати, из военных присутствовала всего пара иностранных атташе да мы с Максимовым. Скукотища…

Президенты толкнули по напыщенной, но короткой речи, на этом, собственно, официальная часть и закончилась. А что началось? А вот черт его знает что. Народец сбился по кучкам, к которым по очереди переходили президенты и ненадолго поддерживали разговор. Ну и вполне приличное шампанское с закусками, к которым никто не притрагивается. Среди дам, в том числе и молодых, особо привлекательных не обнаружено. И вообще – они на монашек больше смахивают. Спрашивается, какого хрена я здесь забыл? Так… вот отбуду свой номер и сбегу к чертовой матери. На полигоне сейчас жарится на вертелах десяток баранов, и каждому волонтеру определена винная порция в количестве четвертой части бутылки рома. Это в честь окончания учебного процесса. Туда хочу… Стоп… кажется, презики к нам собрались. Нет, один Стейн, а папаша Пауль от него откололся.

– Приветствую вас, господа, – почти неофициально поприветствовал нас Мартинус Тьенис Стейн, президент Свободного Оранжевого Государства. Крупный, еще совсем молодой мужик с умным, немного уставшим лицом. Борода ухоженная, лысоват, глаза внимательные. Человек, которого бритты, наряду с де ла Реем и де Ветом, считали одним из самых опасных своих врагов. Историческая личность, однако. Даже как-то не по себе становится.

– Ваше превосходительство, – Максимов четко поклонился, – разрешите представить вам господина Майкла Игла.

– Ваше превосходительство… – Я скрепя сердце повторил поклон подполковника. Нет, это черт знает что… Хорошо, что хотя бы президентскую длань лобызать не приходится.

– Отставим протокол в сторону. – Стейн крепко пожал нам руки. – Как у вас дела?

– Мы готовы, ваше превосходительство, – спокойно ответил Максимов. – А дальше все в руках Божьих.

– Он нас не оставит… – уверенно сказал президент и обратил внимание на меня. – Значит, это и есть тот самый Майк Игл, поставивший за неделю все у меня в государстве с ног на голову?

– Я выполнял свой долг гражданина, ваше превосходительство, – скромно ответил я.

– Все бы его так выполняли… – посетовал Стейн и поинтересовался у меня: – Скажите, герр Игл, зачем вам наше гражданство? Я припоминаю, что подписывал вам прошение.

И зачем оно мне, спрашивается? Попробую ответить…

– Теперь я могу быть честным перед собой, защищая свое государство. Свое, а не чужое. Мне этот даст дополнительную мотивацию, ваше превосходительство.

– Интересный ответ… – Стейн внимательно на меня посмотрел. – Скажу даже больше – ответ порядочного человека. Ну что же, я и Свободное Оранжевое Государство умеем ценить полезных для нас людей.

– Ваше превосходительство, вы не представите меня вашим собеседникам? – Возле нас появилась миловидная девушка, выглядевшая совсем молоденькой, несмотря на старивший ее чопорный капор. Видимо, она вырвалась из-под опеки своей мамаши, спешившей теперь восстановить порядок. Грузная и полная, с виду настоящая мегера, женщина ухватила девушку за руку, но Стейн остановил ее властным жестом.

– Отчего же нет? Господа, позвольте представить вам мою жену, Сесилию Маргариту, и мою дочь, Гретхен Мерседес.

Дамы синхронно присели в книксене, при этом окинув меня пристальными взглядами. Именно меня, а не Максимова. Та, что Сесилия, – цепко и изучающе, а Гретхен – с каким-то веселым интересом. Пришлось ответить поклоном. Хотел приложиться к их ручкам, но вовремя одернул себя – пуритане, едрить, проклянут и не поморщатся. А оно мне надо?

Дальше последовал очень непродолжительный и ничего не значащий разговор, и президентское семейство прошествовало к другим гостям. Впрочем, в этом разговоре мне почудился некий интерес к моей персоне со стороны дам. Весьма завуалированный. Или мне показалось?

А потом я отправился к своим волонтерам. Около полуночи тихонечко проник домой, а с рассветом отправился сражаться за свою новую страну. К дикому, честное слово – дикому удивлению, меня провожали. Нет, не Лизхен и Франсуаза, они мирно спали в своих комнатах. Меня провожала… Гретхен Мерседес Стейн. Да, именно ее лицо мелькнуло в окошке кареты, стоящей на обочине улицы. Девушка махнула мне несколько раз платочком, после чего карета быстро скрылась в переулке. Что бы это значило? Да ну?..

– Ну нет… на фиг, хватит с меня баб.


Глава 21 | Цикл "Оранжевая страна". Компиляция. Книги 1-2 | Глава 23