home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 28

Капская колония. Кимберли. Резиденция Сесиля Родса

16 марта 1900 года. 15:00

– На колени, сволочь!!! – проорал попугай и с силой долбанул клювом по витому прутку клетки.

Да, меня опять притащили общаться в библиотеку, вот только теперь к попугаю и самому Родсу добавился еще один персонаж – неприметный мужик с внешностью колхозного бухгалтера. Ну… по крайней мере, у меня возникла именно такая ассоциация. Невысокого роста, с глубокими залысинами, усталой, но с виду умной мордой и в потертой, запачканной мелом чесучовой паре. А… ну да, нарукавники забыл. Типичный бухгалтер. Кто такой, интересно?

Родс за столом, попугай в клетке, бухгалтер в сторонке, на табуреточке за небольшим столиком. Вот и вся диспозиция.

– Как к вам относятся? – поинтересовался Родс, после того как я утвердился в кресле. И сразу же прикрикнул на вертухая: – Да снимите с него кандалы, черт побери!

– Но?.. – натурально изумился ирландец, но, видимо разглядев на лице хозяина некие опасные для себя оттенки мимики, сразу полез за ключами в карман. А после того как освободил меня, вынул револьвер из кобуры и отступил к двери, всем видом изображая бдительность. Тьфу ты… цербер. Придурок: если бы я нашел хоть малейшую возможность выбраться из Кимберли, давно бы уже свернул ему шею. Ну ладно, будем надеяться, что подобная возможность мне еще представится. Стоп… о чем там меня спрашивали?

– Все нормально, я удовлетворен вашим гостеприимством.

– Скотч? Сигару? – На лице Сесиля Джона Родса промелькнуло выражение, слегка напоминающее радушие. Нет… скажем так, он его изо всех сил пытался изобразить, но получилось весьма посредственно.

– Благодарю. – Я принял сигару и посмотрел собеседнику в глаза: – Итак, я весь внимание…

А сам подумал, что начало – очень многообещающее. Ну сами посудите: вискарем поят, оковы сняли, еще осталось пленнику полцарства предложить для полного комплекта. Как-то неправильно оно все. Не иначе что-то особо пакостное предложить хотят. Без особых шансов отказаться. Или дела действительно у них плохо идут. Вон пушчонки бурские не замолкают…

– Вы знаете, – магнат плеснул себе и мне виски, напрочь проигнорировав «бухгалтера», – передо мной стоит нешуточная дилемма.

– Догадываюсь.

– И какая же, по-вашему? – Родс криво улыбнулся.

– Сдохни!!! – проорал попугай и, задрав хвост, нагадил на пол клетки. У него, в отличие от всех нас, скорее всего, с настроением было все нормально. Вот же мерзкий птиц…

– Извольте… – Виски оказался отличным, и я прервался, чтобы сделать еще глоток. – Если вкратце, то вы озабочены проблемой целевого использования ресурсов.

Лицо «бухгалтера» покинуло сонное выражение, и он с интересом уставился на меня. Как и сам Родс.

– В данном случае в качестве ресурса выступаю я. Нет? – и не дожидаясь ответа, я продолжил: – Ведь можно Майкла Игла отдать официальным органам Британской империи, добросовестно исполнив долг законопослушного гражданина. А можно… вот тут я теряюсь. Возможно, вы ищете мне применение? Но в данном случае очень полезно было бы спросить мнение у фигуранта, то есть меня, по данному поводу.

– И вы, конечно, променяете мое предложение на «пеньковый галстук»?.. – Родс досадливо поморщился. – Извините, но не поверю. Не тот типаж.

– Как ни странно, у меня есть свой кодекс чести… – почти серьезно обиделся я на бритта. Нет, ты смотри… ведет себя так, будто я уже работаю на него. А с другой стороны, на виселицу страшно не хочется.

– Бросьте, – досадливо отмахнулся Родс, – вы мне, честно говоря, приглянулись, и будет очень обидно, если наш союз не сложится.

– Тогда, наверное, стоит приступить к делу? Зачем я вам нужен? Или для чего? – Я допил виски и поставил стаканчик на столик. – Огласите, пожалуйста, весь список.

– Я предлагаю вам сотрудничество, – веско заявил Родс. – Скажем так… компания нуждается в ваших талантах, даже несмотря на то, что вы нанесли нам своими действиями громадный ущерб. Для начала займетесь реорганизацией наших подразделений по типу вашего волонтерского подразделения.

– А с чего вы взяли, что я буду вам верен? – не совсем вежливо перебил я его. – Сами понимаете, предавши единожды…

– В вашем случае… – Родс на мгновение задумался. – В вашем случае ситуация не попадает под формулировку «предательство», а скорее под понятие разрыва контракта в связи с форс-мажорными обстоятельствами. К тому же условия, которые я вам предложу, поверьте, напрочь исключат желание повторной смены работодателя.

«Бухгалтер», сидя в стороночке, в разговор не вмешивался, а на его лице угадывалось какое-то непонятное выражение, очень похожее на иронию. Да… как ни странно, иронию. Причем неприкрытую. Да кто же он такой, черт побери?

Родс распинался еще несколько минут, соблазняя меня, как норовливую невесту, всевозможными благами. Я вежливо слушал и все больше убеждался в том, что он довольно сильно растерян. Я не великий физиономист, но скажу даже больше – в данный момент Сесиль Джон Родс находится в отчаянии. И это вполне понятно… Не каждый день мечты о собственной империи летят попугаю под хвост.

Попугай тем временем поменял стиль высказываний и горестно прохрипел:

– В-все пр-р-ропало!!!

– Положим, я всерьез задумаюсь над вашим предложением… – наконец решил высказаться я. – Ну а что вы собираетесь делать с бурами? Вот прямо сейчас. Кстати, они уже успели применить зажигательные ракеты?

– И не только, – коротко высказался «бухгалтер». Голос у него оказался под стать попугайскому: такой же визгливый и противный. Я довольно неплохо владею английским языком, даже способен распознавать акценты, но вот национальную принадлежность данного типа определить так и не смог. Но точно не из Британского доминиона. И не американец.

– А что собирается предпринять ваш комендант гарнизона… как там его?.. Если не запамятовал, майор Кекевич.

– Полон решимости защищать город до последней капли крови, – опять высказался «бухгалтер». – Но… скажем так: если полковнику Френчу с остатками британских войск не удастся деблокировать город, мы его сдадим.

– Железная дорога, конечно, перерезана?.. – на всякий случай поинтересовался я. – То есть прибытие подкреплений откладывается на весьма неопределенный срок?

Родс и «бухгалтер» мрачно кивнули.

– Ну тогда ваше предложение не стоит и пенса. Меня, да и вас тоже, буры, ничтоже сумняшеся, повесят сразу после взятия Кимберли, – констатировал я очевидный факт.

– Ваше положение хуже, – ехидно улыбнулся «бухгалтер». – Мы можем приказать повесить вас прямо сейчас. Вернее, вас повесит Кекевич. Или выставит на бруствер под пули. Он, будто назло, каким-то образом прознал о «том самом» Майкле Игле и просто кипит праведным гневом. Еле вас отстояли…

– Не надо, Ёся… – вмешался в разговор Родс, – он это сам понимает. Мистер Игл, давайте все же попробуем найти взаимопонимание. Выскажите свои предложения. Не сомневаюсь – они у вас есть.

– Есть… – Я немного запнулся, пребывая в нешуточном охренении. Оч-чень интересно мой плен проходит: кормят, поят, мнением интересуются… да-а… впрочем, все как нельзя на руку. Надо пользоваться, пока есть возможность. Может, и получится выйти сухим из воды. Да еще с пользой для дела.

– Смелее, мистер Игл, – подбодрил меня «бухгалтер» Ёся, а потом неожиданно добавил на чистейшем русском языке: – Или, если угодно, господин Орлов.

А вот это очень интересно. Русский? Или, скорее всего, русский еврей? Думаю, эта загадка в скором времени прояснится. А пока надо предлагать, раз уж дают возможность.

– Итак, попробуем спрогнозировать последствия захвата бурами Кимберли. Все довольно понятно. Ваши рудники будут моментально национализированы, а вы в течение суток повешены. Или расстреляны, что сути не меняет. Затем будет организован международный консорциум из нескольких государств мирового уровня, которому и будет отдана в управление Южно-Африканская компания. Надеюсь, не надо объяснять, кто реально будет распоряжаться девяноста процентами мировой добычи алмазов? Британия, конечно, опротестует подобное решение, но вот как раз привлечение игроков со стороны и позволит бурам дезавуировать подобный момент. Типа, ничего мы не захватывали, а поступили вполне благородно, отдали сокровища в мировое пользование. Военное освобождение британцами этой части Капской колонии тоже станет проблематичным, так как государства – члены консорциума моментально введут сюда свои войска: конечно же для защиты своих, уже законных, интересов.

– Положим… – мрачно заявил Родс. – С некими оговорками я могу признать резонность ваших прогнозов. А ваше предложение?..

– Могу взять на себя бремя посредника… – скромно заявил я. – Вы заключите союз с республиками, отдадите некоторую часть акций и получите настоящую независимость. Как реальное, практически независимое государство в Южно-Африканском Содружестве. Нюансов, как и работы, для исполнения данного плана, конечно, много, но основная идея примерно такова. А Кимберли придется сдать. Признайтесь, Сесиль, вы ведь всегда мечтали о своем государстве, не так ли? И признайте, что попытаться все же стоит.

Да, вы не ослышались – именно Южно-Африканское Содружество в составе Оранжевой Республики, Южно-Африканской Республики и Капской Республики. Или как там ее решит назвать Родс, ибо он ее и возглавит. Карликовые государства рано или поздно станут лакомой добычей сильных мира сего, пусть даже пролив море крови захватчиков, а вот такое государственное образование должно выстоять. И не только. Впрочем, можно еще кое-какие кусочки Африки присоединить. Со временем.

Это не моя идея – ее высказал Максимов, предельно замаскировав под свои измышления. Но я прекрасно понимаю, откуда ноги растут. Невидимые покровители, мать их… Но не важно; если так получится, я только «за». Главное, перевербовать на свою сторону Родса – этот сукин сын может стать образцово-показательным «нашим сукиным сыном». А там уже недалеко и до моей мечты. Да… вот образовалась некая идейка глобального масштаба. Но пока озвучивать не буду, слишком она крамольно звучит даже для меня.

– Очень интересно… – «Бухгалтер» Ёся снял пенсне и недоуменно уставился на меня.

– Но… – Родс порывисто встал и зашагал вокруг стола, – это же… это…

– Это измена, сэр Родс!!! – раздался начальственный гневный рык одновременно с грохотом выбитой двери в библиотеку.

Я обернулся и узрел краснорожего и огненно-рыжего майора в окружении солдат, наставивших винтовки на охранников.

– Да как вы смеете, майор! – взвился магнат.

– Смею, Сесиль, смею… – язвительно чуть ли не пропел майор, зачем-то хлопнув стеком по голенищу. – В условиях военного положения комендант гарнизона получает исключительные полномочия. Понятно? У вас больше не получится вставлять мне палки в колеса. Извольте ответить: на каких таких основаниях вы дружески беседуете с врагом Британской короны? Взять этого негодяя…

Что он дальше сказал, я уже не слышал, так как получил прикладом по башке, и Мишка Орлов улетел в теплые объятия тьмы. И лишь моментами ощущал, что меня совершенно невежливо куда-то тащат. За ноги тащат, уроды гребаные…

Очнулся уже привязанным к стулу в какой-то каморке, весьма напоминающей кордегардию. Или гауптвахту. Здоровенный, удивительно похожий на гориллу сержант еще раз окатил меня водой из ведра и закрепил успех увесистой затрещиной.

– А ну, вздуйте его хорошенько… – пробухтел голос майора. Его самого я не видел, бритт находился где-то за моей спиной. Вот же сволочь, ведь я совсем не против для начала и побеседовать. Твою же таратайку в задний привод…

Сержант и еще пара рядовых рьяно принялись выполнять задачу при помощи коротких толстых дубинок. Надо сказать – весьма умело. Били, суки, так, что я уже через несколько минут опять провалился в беспамятство. Но ненадолго…

– Мразь… – после очередных водных процедур майор объявился в пределах видимости, сделал два чуть ли не строевых шага и пару раз хлестнул меня по лицу кожаной перчаткой. А потом коротко приказал солдатам: – Теперь тащите его во двор!

Вот так… Не знаю, повесят меня или придумают еще чего похуже, но уже могу утверждать – более фееричного идиота, чем я, на этом свете не существует. Твою же мать, банально-то как… полез дуролом в дебри. Впрочем, в этих дебрях было довольно весело и интересно. Жалко, что уже никому не смогу рассказать о своих похождениях в исторических епенях. Так… надо для пущего веселья концерт устроить, рвануть тельник. Так сказать, прощальный привет девятнадцатому веку от сундука КТОФа Мишки Орлова.

– Полковник… полковник… – сплюнув кровь, прохрипел я. – Хочешь узнать, что тебя ждет? Всю правду скажу…

– Быдло, даже сдохнуть как джентльмен не можешь… – презрительно скривился Кекевич, но тем не менее остановил своих людей.

– Да ты нагнись, майор, а иначе я орать начну про твои похождения на Блугейт-филдс…

– Заткни пасть!.. – яростно прошипел бритт, склоняясь надо мной, и сразу же улетел в угол с расквашенным носом – я исхитрился и влепил ему в морду головой. Ну а что?.. Вот теперь можно и на виселицу. А может, просто забьют до смерти.

Лучше бы забили…

Впрочем, судите сами…


– Твою же… – Я вздохнул и закашлялся, едва не потеряв сознание от боли в груди.

Если не ошибаюсь в ощущениях, то как минимум половина ребер сломана. Но живой… пока живой… А думал, пальнут моей бренной тушкой из пушки. Гм… каламбурчик получился…

– Тебе, дебил… кх… осталось только каламбурить… – по инерции ругнулся я сам на себя и безуспешно попытался продрать глаза. Кровь запеклась коркой и превратила лицо в каменную маску, оставив для обозрения узенькую щелочку. Вот… вишу и гляжу по сторонам. Ну… насколько поворота головы хватает.

Ох как прав был «бухгалтер» Ёся, когда прогнозировал мою судьбу в руках у Кекевича. Ох как прав… Ублюдок, вдрызг разругался со своим начальником штаба, майором О'Мара, но приказ свой не отменил. Родса так вообще приказал взять под стражу, когда тот намекнул, что приложит все усилия, чтобы майора отдали под трибунал. Одним словом, ублюдок.

Да, млять… привязали к столбу и выставили на бруствер. На длинном терриконе из отработанной породы, по которому проходит линия обороны защитников города. С какой целью? Ну-у… чисто гипотетически, могу предположить, что есть некий расчет снизить интенсивность обстрелов. Вон… все вокруг в черных проплешинах гари и воронках. Кучно наши артиллеристы отработали, да еще ракетами добавили. И добавят еще, даже несмотря на фельдкорнета Игла, изображающего из себя воронье пугало. Вот сейчас окончательно рассветет – и добавят. Попробуй разбери, кто там висит. А если даже рассмотрят и не будут стрелять, я сам сдохну от жажды и жары. Сволочь этот Кекевич, мог бы и сразу пристрелить. Сука… ни рук ни ног уже не чувствую…

Словом… словом, пора подводить итоги. Что я сделал хорошего за время пребывания в девятнадцатом веке? Нет… не так. Что я вообще сделал? А ничего хорошего, если, конечно, не считать спасения Лизаветы из лап насильников. А все остальное смело можно заносить в разряд поступков, совершенно не поддающихся оценке. А последствия этих поступков вообще могут быть страшными. Нет, я не жалуюсь. Я действительно симпатизирую бурам и помогал им совершенно искренне. Вот только…

– Что «только»? – поинтересовался я у темноты.

– Тихо… – прошептала темнота в ответ.

– Ну вот… уже сбрендил… – почему-то очень обрадовался я неожиданным галлюцинациям.

После этих слов слуховые галлюцинации воплотились в физические ощущения – кто-то крепко зажал мне рот и прошипел в ухо:

– Заткнись, сейчас мы тебя снимем…

Не знаю… скорее всего, я действительно в этот момент был не в себе, потому что в ответ на эти слова изо всех сил грызанул непонятную галлюцинацию за руку. Крепко так… Ну а что? Какого хрена мне пасть зажимать?

Раздалось приглушенное ругательство, после чего в области шеи что-то кольнуло, и… и все мои ощущения ограничились только визуальными образами. Звук тоже вроде присутствует, но в виде приглушенного биения барабанов и непонятного шепота. Язык отнялся, а тело превратилось в неподвижную колоду. Странно, но ладно… зато все болеть перестало…

Дальнейшие события я как-то пропустил; возможно, в очередной раз потерял сознание, но когда очнулся…

Даже не знаю, как описать…

Длинный темный коридор, освещаемый тусклыми пятнышками света под сводчатым потолком, и нескончаемый ряд смутных очертаний людей, проходящих мимо меня…

Люди на мгновение останавливаются, отдают честь…

И монотонный гулкий шепот…

– … капитан…

– … идем…

– … капитан…

– … убивать…

– … капитан…

– … за тебя…

– … капитан…

– … отомстим…

– … капитан…

Я хотел что-то сказать им в ответ, но не мог, и очень боялся потерять сознание.

Но темнота все равно наступила…


Глава 27 | Цикл "Оранжевая страна". Компиляция. Книги 1-2 | Глава 29