home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Южная Африка. Наталь. Дурбан

14 июня 1900 года. 17:00

Последующие три дня прошли достаточно плодотворно. Я встретился с представителями германской, американской и французской делегаций, обговорил поставки вооружения и много других жизненно важных для нас моментов.

В банках Германии, Франции и США были сделаны депозитные вклады на сумму около пятнадцати миллионов фунтов золотом. И как выяснилось, очень вовремя: с недавних пор все финансовые транзакции, происходившие из бурских банков, стали тормозиться без всяких объяснений.

Эти средства предназначались на оплату поставок вооружения, снаряжения и продовольствия, которые шли полным ходом. Черт, успеть бы, пока и эти каналы совсем не закроются. А в том, что они вскоре накроются медным тазом, я абсолютно уверен. Слишком уж много маркеров на это указывают. Опять же, Максимов здорово приуныл и на вопросы о тех самых «могущественных покровителях» предпочитает отмалчиваться. Что, господа Рокфеллеры, Морганы и Дюпоны? Не получается подвинуть Ротшильдов? Или договорились? Или… Короче, нечего гадать. Спасибо за поддержку, а если что, теперь мы и сами сдюжим. Наверное…

С учетом трофеев, сейчас в объединенной бурской армии насчитывается около семидесяти орудий разных калибров. В скором времени это количество должно было стать по крайней мере в полтора раза больше: к отправке готовятся двадцать пять семидесятипятимиллиметровых пушек и тридцать автоматических тридцатисемимиллиметровок Максима-Норденфельда и столько же пятидесятисемимиллиметровых орудий Гочкиса с большим запасом снарядов ко всем ним.

Ну а пулеметы… Пулеметы мы скупали, едва они сходили с производственных линий. В скором времени должны были прибыть тридцать «Максимов-Норденфельдов», тридцать пять «гочкисов» и сорок «картофелекопалок» «Кольт-Браунинг» M1895.

количеством пулеметов к нужному времени просто не справится. Ну да ладно, хоть сколько-то будет.

Счета таяли как весенний снег, казначеи Оранжевой и Южно-Африканской Республик обещались застрелиться, но оплату санкционировали, хотя Папаша Пауль уже грозился мне всеми карами небесными и обещал проклясть. Да и хрен с ним, фанатиком долбаным. Главное, пока слушается. Вернее – прислушивается. Не во всем и не всегда, но хоть что-то. А так – да, средств катастрофически не хватает. Все уходит на подготовку к войне. Все золотодобывающие концессии Витватерсранда, принадлежащие британским банкам, а точнее – Ротшильдам, были национализированы бурами, с готовностью продать их кому угодно, но только не бриттам. К началу этих переговоров Рокфеллеры, Морганы и Дюпоны проявляли к ним интерес и готовы были щедро платить, но вот сейчас желание пропало. Еще одно подтверждение: что-то пошло не так.

В общем, мы потихоньку готовимся. Ну а переговоры… А что переговоры? Толку от них нет никакого. Бритты – мастера расписываться вилами по воде. Внаглую решают вопросы, предлагая участникам разные уступки в мировом колониальном пространстве. Конечно же в обмен на отказ от поддержки буров. И самое пакостное, что гегемоны, мать их так, уже начали колебаться. Разве что только Родс радует. Уперся рогом и семимильными шагами строит свое государство. Уже решает вопрос об открытии в Кимберли консульских отделов мировых лидеров и включении их представителей в наблюдательный совет Южно-Африканской торговой компании. Вот с ним Британия ничего поделать не может. Пока не может…

Ладно, посмотрим. Так… зерно, госпитали и специалистов я уже отправил. Осталось…

– Лизавета!

– Что, Михаил Александрович? – невинно поинтересовалась Елизавета Георгиевна Чичагова и изящным танцевальным па повернулась ко мне.

Сложная высокая прическа, изысканно красивая шляпка в виде корзины живых цветов, громадные глаза, нежный румянец… Вот же черт! Надо себя в руках держать…

– Вы какого хрена вчера не убыли вместе с фон Ранненкампфом?

– Фи, как грубо… – состроила огорченное личико девушка. – А что, должна была? «Убуду», как вы выражаетесь, вместе с посольством и вами. А пока я еще не все магазины обошла. Тут такие шляпки! И вообще, я собираюсь еще закупить партию бязи и марли.

– У-у-у… – не нашелся я что сказать и просто погрозил Лизавете кулаком. – Ты хоть представляешь, что здесь может начаться?

– Вы ужасно невоспитанны, Михаил Александрович, – спокойно констатировала «фрау доктор». – От меня ни на шаг не отходит ваш соглядатай. Так что ничего не случится. А бязь и марля нужны для перевязочного материала. Корпию щипать, что ли, прикажете?

– Прикажу – будешь! А иначе мигом в Санкт-Петербурге окажешься. Не забывайте, Елизавета Георгиевна, мы на территории врага. – Я обернулся к Симону, моему ординарцу: – Глаз с нее не спускай.

– Не спущу, – пообещал парень, мстительно улыбаясь. – Только госпожа ругается. Нецензурно. И таскать за собой свои покупки заставляет.

– Ничего я не заставляю и не ругаюсь!.. – Лиза покраснела. – А прошу! Вежливо… И вообще…

– Все, закончили с этим, – оборвал я разговор, ушел к себе в комнату и стал собираться. Сегодня переговоров не будет, объявлен перерыв до послезавтра, но дел у меня от этого меньше не стало.

Так… Летняя тройка, штиблеты крокодиловой кожи, свежая батистовая рубашка… да-да, не пошлая манишка, а рубаха: мистер Вест – респектабельный джентльмен, а не нищий коммивояжер. Золотые запонки с впечатляющими брюликами и бабочка кремового цвета. Далее – подплечная кобура и «Браунинг № 1», а на голени удобно устроился дерринджер. Глянемся в зеркало… Ну и, конечно, стетсон из тончайшего фетра. Американец я или как? Немного одеколона, и все. Стоп… часы! Конечно же золотой «Брегет». А как иначе? Черт… больше пятисот фунтов в бумажник не лезет. Впрочем, этого хватит с головой.

– Раз пошли на дело я и Рабинович… – пропел я, поправил шляпу и, устыдившись слишком лихого и веселого настроения, показал своему отражению в зеркале кулак.

Через час я уже находился в оружейном магазине Шмайссера. Четыреста фунтов перекочевали к его хозяину, а в обмен я получил… Много разной полезной информации получил. Ну и для замыливания глаз приобрел трость из эбенового дерева с потайным стилетом.

Далее респектабельный джентльмен Вест пофланировал немного по набережной и приземлился за столиком в кондитерской Бернарделли, где подавали восхитительные бомболони с шоколадной начинкой и лучший во всей Африке кофе по-турецки.

Сопровождение в виде тех же трех шпиков уныло пристроилось неподалеку, явно страдая нехваткой финансов.

Я воздал должное пирожным, неспешно выкурил сигару под кофе и поинтересовался у официанта наличием мужской комнаты, куда и был препровожден.

– Наконец-то… – облегченно выдохнул высокий и худой мужчина с усиками а-ля кайзер Вильгельм, выходя из соседней кабинки.

– Вы нервничаете, герр Штольц? – невозмутимо поинтересовался я, ополаскивая руки.

– Сейчас и вы занервничаете, герр Вест, – нервно пообещал кадровый офицер германского Генерального штаба Михаэль Штольц. – По нашим сведениям, в самое ближайшее время последует провокация со стороны британцев. С целью сорвать переговоры. Это может быть что угодно: к сожалению, точных сведений у нас нет. Но не это самое главное…

– А что главное?

– В случае успеха британской провокации моя страна никак на это не отреагирует, – мрачно сообщил Штольц. – Понимаете – никак. Французы и ваши соотечественники, то есть русские и американцы, – тоже. Бритты сделали предложение, от которого коалиция не смогла отказаться.

– Война?

– Именно так.

– Что будет с бурскими делегациями?

– Ничего, – уверенно ответил немец. – Их депортируют домой со всем дипломатическим пиететом. Это было условием с нашей стороны.

– Поставки?

– То, что вами заказано и оплачено, будет доставлено в полном объеме, – отрезал германец. – На этом все. Вы останетесь с бриттами один на один. Разве что будет продолжена информационная и разведывательная поддержка…

Неожиданно где-то вдалеке грохнул мощный взрыв и следом за ним еще один.

– Verfluchte Scheisse[2]!!! – выругался дойч. – Мы не успели! Все, я ухожу! Связь со мной можете держать через Шмайссера. И вообще, я бы вам посоветовал…

Перекинувшись парой слов, мы разбежались. Уходя от шпиков, я вылез во внутренний дворик через окошко и понесся в посольство. Кого? Стейна? Крюгера? Обоих? Или что?..

Но к своим я так и не добрался. Заметив громадную толпу возле представительства Южно-Африканской компании, я тормознул извозчика и соскочил на тротуар.

– Сесиля Родса…

– Бомбой….

– Фанатик…

– Разнесло пролетку в клочья…

– Вместе с пассажирами!..

Ловя обрывки разговоров, я протолкался вперед и обмер. Довольно большая, еще дымящаяся воронка. Выбитые взрывной волной витрины в магазинах напротив, еще живая, тяжело и сипло вздыхающая лошадь с сизыми кишками, вываленными на камни мостовой. Какие-то кровавые ошметки… Мать твою, да это же Родс! Сесиль Родс! Вернее, все, что от него осталось… Лежит, раскинув руки, словно на пляже, потускневшие глаза уставились в небо, а вместо нижней половины тела – кровавая каша… А это его бодигарды: О’Хара и Смит по прозвищу Булка, уже практически неузнаваемые…

М-да… А в реальной истории этот выдающийся человек умер от туберкулеза. Ну и что теперь? А теперь…

– Кричал: «Смерть британским узурпаторам!..» – возбужденно рассказывал своему соседу тучный мужик, протирая лысину платком. – Две бомбы у него было, вот только вторая – в руках рванула. Дикари, что с них возьмешь…

– Да-да, мистер Кук… – вторил ему плюгавый бородач. – Я сам видел. Они только вышли, как… Но буров двое было! Это у второго в руках адская машинка рванула. И первого тоже убила…

В голове у меня сразу все стало на свои места. Истинная причина неожиданной поддержки буров – это Родс со своими алмазами. Буры только послужили поводом и фоном. Черт, черт, черт!!! Теперь нет Родса, значит, нет и повода для торга. Тем более его смерть сразу свалят на буров. Они и окажутся виноваты в срыве конференции. Сука! Надо к своим…

Полисмены не справлялись с народом, и им на помощь уже спешили солдаты, вовсю орудуя прикладами. Я ужом выскользнул из толпы и понесся к посольству.

Представительство уже оказалось окружено густой цепью британских солдат. Несколько офицеров вели переговоры с охраной, забаррикадировавшейся внутри.

«Твою же дивизию!.. – лихорадочно бились мысли в голове. – И что теперь делать? Если Штольц сказал правду, представителей Республик просто депортируют. Но что-то мне подсказывает, что Майкла Игла это как раз не коснется. Вот на него всех собак и повесят. А я-то, дурень, диву давался, почему меня не трогали… Может, и ошибаюсь, но проверять что-то не хочется. Слава боженьке, хоть от шпиков ушел. Выбираться отсюда своим ходом?..»

Тем временем к представительству подъехали три экипажа, из которых вышли представители Франции, Германии и России и вошли в особняк. Британцы им препятствовать не стали. Будут гарантировать своим присутствием неприкосновенность? Похоже на то…

Я неожиданно приметил, как в толпу зевак вклинились несколько филеров, и решил потихоньку уйти в сторонку. Но…

– Вот он! – раздался азартный вопль, и сразу прозвучали пронзительные трели свистков. – Он, это он! Этот тот бандит, что участвовал в покушении на Родса. Хватай его…

Дюжий краснорожий матрос обхватил меня ручищами, приподнял над мостовой и заревел как паровоз:

– Держу, держу-у-у!!!

Впрочем, вопил он недолго. Я изловчился, с разворота влепил ему локтем по кадыку, вырвался, отбросил пинком еще одного желающего исполнить свой гражданский долг, и нырнул в подворотню. Проскочил между домами, перепрыгнул низенький ажурный заборчик и, безжалостно давя штиблетами какие-то цветы, помчался прочь.

Позади грохнуло несколько револьверных выстрелов, противно вжикнуло над самой головой. Гулко бухнула винтовка.

– Вот же сука!.. – Я отшатнулся, выхватил браунинг из кобуры, поймал на мушку массивный силуэт у стены и нажал на спусковой крючок. Британский солдат в хаки, на ходу роняя винтовку, часто засеменил в сторону и мешком повалился в палисадник.

Краем глаза заметив движение слева, я развернулся и послал еще две пули в гражданского с большим револьвером в руке.

– Взвейтесь кострами, синие ночи… – Браунинг треснул еще раз – и второй солдат сполз на землю по стене. – Мы пионеры, дети рабочих… Ах ты ж курва!!! – Пуля с визгом выбила кирпичные крошки прямо у меня над головой.

Я пригнулся, дострелял магазин, сменил его, перебрался через очередной забор, только уже высоченный, и очутился в каком-то роскошном саду с мощенными мрамором дорожками, беседками и фонтанчиками.

Свистки и крики раздавались уже совсем близко. Я нервно оглянулся и скользнул за куст рододендрона. Шансы спастись есть, но только если я доберусь до Шмайссера. И шансы очень призрачные, потому что между мной и его лавкой – целый квартал, а воевать со всем гарнизоном с единственным магазином к пистолету явно не выход.

– Зараза!.. – выругавшись от отчаяния, продрался сквозь заросли и наткнулся на небольшой ажурный павильон, по стеклянным стенам которого бегали солнечные зайчики, отражаясь от воды.

– Мириам, – вдруг раздался женский голос, – иди узнай, кто там палит. Неужто наконец город берут буры?

– Как скажете, госпожа…

Я облегченно вздохнул, спрятал пистолет в кобуру и шагнул в павильон.

– А-а-а!!! – Наткнувшись на меня, громадная толстуха в черном платье и кружевном переднике истошно завизжала, шарахнулась назад и, вздымая тучу брызг, рухнула в бассейн, облицованный полированным розовым мрамором.

– И как это понимать, мистер Вест?.. – В бассейне помимо служанки, находилась еще одна женщина. Полностью обнаженная, ослепительно прекрасная, она была похожа на морскую богиню Афродиту. Эта богиня, даже не думая смущаться, была очаровательно возмущена и целилась в меня из маленького двуствольного пистолетика. Интересно, где она его прятала?..

– Гм… – смущенно кашлянул я и сделал четкий разворот кругом. – Мисс Пенелопа, право, я страшно виноват, но только непреодолимые обстоятельства заставили меня…

– Понятно… – фыркнула Пенелопа Бергкамп. – Причиной этой пальбы являетесь вы, – и раздраженно приказала служанке: – Мириам, да прекрати уже визжать. Никто нас не собирается насиловать.

– Никоим образом, – с готовностью подтвердил я.

– И принеси мне халат наконец, – продолжила Пенелопа. – Стоп… пока ты еще вылезешь… Мистер Вест, не будете ли вы так любезны?

– Буду, – прислушиваясь к крикам на улице, я шагнул в сторону и, взяв шелковый халат, подал его Пенелопе, чуть отвернувшись.

– Итак, что случилось, мистер Вест?

– Ровным счетом ничего. За мной гонятся британцы.

– Вы бандит, мошенник или шпион? – поинтересовалась девушка и скомандовала: – Можете поворачиваться. Итак?

– Скорее всего, шпион.

– Любопытно… – с интересом протянула она. – И что же прикажете с вами делать?

– На ваше усмотрение, мисс Бергкамп. – Я снял чудом не слетевшую с меня во время погони шляпу и, прижав ее к груди, отвесил скромный поклон. – Все что вам угодно. Но что бы вы ни сделали, мисс, это надо сделать быстро. Ибо…

– Мири… – недослушав меня, Пенелопа повернула головку к служанке. – Мири, предупреди Петера и Ханса, чтобы никого не пускали в дом. Вообще никого, даже если это будет губернатор Наталя. А вы, мистер Вест, следуйте за мной.


Глава 3 | Цикл "Оранжевая страна". Компиляция. Книги 1-2 | Глава 5