home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



XI

— Они не видели меня, — говорил Чейн. — Не то, чтобы узнать во мне чужестранца. Клянусь. Они совершенно не видели меня.

При свете лампы лицо Дайльюлло выглядело очень усталым, морщины были глубокими словно прорези в маске из темного дерева.

— А что ты сделал со скиммером?

— Нашел глухой пляж, заехал подальше в воду и утопил, — Чейн посмотрел на Дайльюлло, а потом удивился на самого себя: с какой стати он оправдывается. — А все из-за этого чертова конуса, воспроизводителя записей. У меня не было возможности разобраться, что это за штука, и он сам включился, когда моя рука оказалась близко от него.

Чейн обратил внимание, что Дайльюлло смотрит на него очень странно, и поспешил продолжить:

— Не беспокойтесь ни о чем. Я проник в склад через крышу. Никто меня не видел. С чего бы им подозревать нас? Несомненно, и среди них водятся чрезвычайно любопытные люди, иначе зачем все эти строгие меры безопасности. Если на Вхоле нет воров, то это редчайшая планета в галактике.

Он бросил поясную сумку на колени Дайльюлло.

— Во всяком случае я забыл то, что вы хотели. В ней есть все, — Чейн сел и сам себе налил бренди из бутылки Дайльюлло. Он заметил, что из нее было немало выпито, но Дайльюлло выглядел трезвым как стеклышко.

— Все равно, — сказал Дайльюлло. — Думаю, пришло время нам распрощаться с Вхолом.

Он отложил в сторону сумку, которую возвратил ему Чейн. — С этим придется подождать до технической лаборатории на корабле. — Потом наклонился вперед, уставился на Чейна:

— Чем больше всего поразили тебя те предметы?

— Металлом, из которого сделаны. Непонятным своим предназначением. А главное тем, что прибыли из туманности, где нет ни одного обитаемого мира с технологией выше Второго класса.

— Не знал, что ты осведомлен об этом. По дороге сюда от Карала мы изучили все документы микроархива.

— Или микроархивные документы ошибочны или что-то тут непонятно. Те предметы принадлежат не только высокой, но и совершенно неизвестной нам технологии.

Дайльюлло не возражал. Он встал и приподнял уголок занавески. За окном уже светало. Чейн выключил лампу и в небольшой номер гостиницы на Звездной улице хлынули жемчужно-розовые лучи.

— Чейн, а не могло это быть оружием? Или компонентами оружия?

Чейн отрицательно помотал головой:

— Плеер, разумеется, нет. За два других предмета не могу, конечно, поручиться, но чувствую, что и они не похожи.

Он имел в виду внутреннее чувство, инстинктивное распознавание профессиональным бойцом любого смертоносного механизма.

— Это интересно, — заметил Дайльюлло и спросил:

— Кстати, говорил ли я тебе, что завтра Тхрандирин желает взглянуть на наши образцы оружия, намериваясь что-нибудь купить? Ну, ладно, иди, Чейн, поспи хоть немного. И когда я разбужу тебя, быстро поднимайся.

Разбудил Чейна, однако, не Дайльюлло, а Боллард, выглядевший так, словно только что проснулся или наоборот собирался спать.

— Если у тебя есть какие-то пожитки, которые ты не в силах здесь оставить, возьми с собой… но возьми их столько, чтобы они вместились в твой карман, — Боллард почесал свою грудь и широко зевну. — А про те, что не вместятся, забудь.

— Я путешествую налегке, — Чейн стал одевать ботинки, единственное, что снял с себя перед сном. — А где Дайльюлло?

— На корабле вместе с Тхрандирином и какими-то военными шишками. Он хочет, чтобы мы были с ним.

Чейн бросил зашнуровывать ботинки и встретился с пристальным взглядом Болларда. Маленькие глаза за жирными розовыми веками были какими угодно, только не сонливыми.

— Понятно, — сказал Чейн и, пристукнув пяткой ботинка о пол, встал, улыбнулся Болларду. — Ну, что ж, поспешим, чтобы он долго не ждал нас.

— Не хочешь ли спуститься вниз и объяснить это караулам? — ленивый толстяк, которого ничто на свете не тревожило, вдруг неожиданно улыбнулся в ответ. — Они выставлены прошлой ночью как у главного, так и запасного выхода из гостиницы, Тхрандирин заявил, что нас подвергли домашнему аресту ради нашей же собственной безопасности на период чрезвычайного положения. Их встревожило какое-то происшествие прошлой ночью. Но какое — Тхрандирин не сказал. Он разрешил только Мачрису, да еще одному человеку пройти вместе с Дайльюлло на корабль. Так что здесь с нами почти весь экипаж. Но у наших караульных лазеры. Стало быть, может возникнуть некоторая проблема…

Боллард помолчал немного и сказал:

— Джон говорил, что ты вроде хорошо лазишь по крышам А могут ли это делать и другие люди, скажем, толстые недотепы вроде меня?

— Не могу поручиться за прочность конструкции этом крыши, — ответил Чейн. — Но если ты не провалишься сквозь, то все будет в порядке. Главное чтоб было тихо. Эти дома не очень высоки и если нас услышат караульные, то будет куда хуже, чем мы столкнемся с ними лоб в лоб.

— Ну, что ж, попробуем, — сказал Боллард и покинул Чейна, которому очень хотелось, чтобы сейчас была ночь.

Но ночи не было. Был полдень, над головой сверкало белое яркое солнце, лучи которого сразу же ударили в глаза Чейну, когда он осторожно открыл чердачный люк.

Увидев, что никого нет, Чейн вылез на крышу и пригласил жестом других следовать за собой. Бесшумно, по одному, наемники поднялись по лестнице и так же бесшумно, с интервалами, быстро, но не бегом, направились по крыше в указанном Чейном направлении.

А Чейн и Боллард тем временем наблюдали за улицами, лежавшими внизу по обе стороны гостиницы. Боллард, как главный сейчас в группе, взял на себя наиболее важный объект, а Чейну выпала аллея. Он пристально смотрел на нее из-за кухонной трубы, неподвижно застыв словно вытесанная из камня хараловская горгулья. Караульные были выносливыми парнями. Терпеливо, без признаков усталости они стояли на постах, не обращая внимания ни на палящее солнце, ни на трескотню глазевших мальчишек, ни на девушек, очевидно, советовавших им пойти выпить прохладительных напитков, пока кто-нибудь их хватится. Чейн испытывал сильную неприязнь к вхоланским караульным. Он отдал бы предпочтение тем парням, которые не боялись бы расстегнуть китель, уйти в тень и болтать с девушками.

Наемники не были столь ловкими как варновцы, которым вообще нет равных, но все-таки оказались довольно проворными и двигались, не привлекая какого-либо внимания внизу. Боллард подал сигнал, что на его стороне все в порядке. Чейн присоединился к нему и они продолжили путь в сторону космопорта.

Крыши зданий на Звездной улице были утилитарными, некрасивыми и милосердно плоскими. Наемники двигались длинной, изломанной цепочкой с максимальной быстротой, исключавшей, однако, возникновение шума, который заставил бы вхоланов подняться и полюбопытствовать, что же происходит. Ряды зданий оборвались перед оградой космопорта, вдоль которой шла дорога, обслуживающая район складов. До ворот космопорта было не более тридцати ярдов, а до корабля, беззаботно покоившегося на подушке, — около четверти мили.

Но казалось все это далеким, очень далеким.

Чейн глубоко вздохнул. Боллард тихо сказал наемникам, сбившимся в кучу на крыше последнего здания:

— Ну что ж, пошли. Никаких задержек и остановок!

Чейн открыл чердачный люк, и они стали спускаться через здание, теперь уже не тревожась ни за возможный шум, ни за что-либо другое, беспокоясь только об одном — выйти туда, куда требовалось. Дом был трехэтажным. В его коридорах стоял спертый, тяжелый, пропитанный духами воздух. Виднелось множество дверей, большей частью запертых. Снизу неслись звуки музыки.

Наемники бегом спустились на первый этаж, миновали ряд комнат с цветастыми обоями, которые при проникавшем через зашторенные окна дневном свете казались ужасно потертыми, обветшалыми, изъеденными молью. В комнатах находились люди, разного роста, наружности и цвета кожи, некоторые ужасно странные, но у Чейна не было времени рассмотреть, чем они там занимались. Он только видел, как они таращили из полумрака изумленные глаза. Какая-то высоченная женщина в зеленом одеянии набросилась на наемников с руганью, крича злобным скрипящим голосом словно гигантский попугай. Затем парадная дверь распахнулась, звякнув греховными колокольчиками, и наемники выскочили на раскаленную солнцем улицу.

Они устремились к воротам порта. Чейн удивился, что Боллард, когда действительно хочет, может быстро передвигаться своими толстыми ногами.

Около ворот стояла сторожевая будка. Находившийся в ней охранник наблюдал за бежавшими наемниками. Чейн мог видеть, как охранник глазел на наемников в течение, вероятно, нескольких минут, но они стремительно приближались. Чейн наградил вхолана презрительной улыбкой, выражавшей насмешку над замедленной реакцией людей более низкого уровня. Окажись на месте охранника он, Чейн или кто угодно из Звездных Волков, ворота были бы уже закрыты, а половина из нападающих уничтожена еще до того, как нервные импульсы заставят вхолана протянуть руку к включателю мотора ворот. Обычно промежуток времени между первоначальным раздражением и ответной реакцией организма исчисляется секундами. И Чейну этих секунд оказалось достаточно, чтобы выйти на дистанцию поражающего действия станнера. Охранник упал. Наемники хлынули в ворота. Боллард был последним из них и, пробегая мимо, бросил на Чейна страшно изумленный взгляд. Чейн только сейчас понял, что из-за необходимости действовать молниеносно, он совершенно забыл про осторожность, вырвался вперед всех и преодолел тридцать ярдов со скоростью, почти недоступной обычным землянам. Он тихо выругался. Если он не будет впредь более осторожным, то наверняка себя выдаст, а может уже и выдал.

Кто-то крикнул: «Они бегут сюда».

Оказалось, что вхоланские караульные наконец-то спохватились. Попарно они бежали по Звездной улице, и Чейн знал, что через минуту их лазеры начнут мерцать игольчатыми лучами. Он слышал, как Боллард спокойным, почти равнодушным голосом приказал всем рассредоточиться. Чейн нажал на включатель мотора ворот и успел проскочить в них перед закрытием. Боллард покопался в своей поясной сумке и вытащил оттуда небольшое пластиковое магнитное взрывное устройство с индукционным детонатором. Он пристроил его точно над запорным устройством ворот, а затем вместе с Чейном побежал к кораблю.

Как только за их спиной послышался щелчок запора ворот, тут же раздался резкий хлопок, сопровождаемый сильной вспышкой света. Боллард улыбнулся:

— Это сплавило ворота со столбом. Конечно, вхолане смогут сделать прорез, но на это уйдет у них пара минут. Где ты научился так быстро бегать?

— Прыгал с камня на камень среди дрейфующих мин, — отделался шуткой Чейн. — Это отлично помогает выработке координации движений. Попробуй как-нибудь.

Боллард хмыкнул что-то и умолк. Корабль наемников, казалось, все еще был за миллион миль. Чейн меньше всего хотел лидировать в беге среди наемников и сумел сдержать себя. Наконец запыхавшийся Боллард спросил:

— А чего ты не вырвешься вперед, как до этого?

— Тяжко, черт побери, — притворно задыхаясь, сказал Чейн. — Я могу это делать только в финишных бросках. Для хвастовства.

Дыша еще тяжелее, Чейн оглянулся назад. Караульные приближались к воротам. Один из них вбежал в будку охранника. Надо полагать, он пытался давить на включатель запорного механизма, но ворота оставались закрытыми. Некоторые из караульных стали стрелять сквозь ячейки металлической сетки. Резкие звуки и световые вспышки лазеров вспарывали воздух за спиной наемников, но для небольших энергоблоков ручного оружия дистанция оказалась чересчур велика. Чейн благодарил караульных за то, что они не додумались взять с собой более мощные лазеры, и отнес это к присущему Звездным Волкам везению.

Вокруг корабля наемников не было никаких признаков жизни. Очевидно, приехавшие вхолане считали себя внутри корабля в полной безопасности, полагая, что экипаж корабля надежно блокирован в гостинице. Чейн был уверен, что Дайльюлло проведет показ оружия в той части корабля, где не будет слышен шум снаружи. Однако, должна же быть какая-то охрана…

И она была. Из корабля вышли два вхолана в военной форме, чтобы взглянуть на обстановку. Они взглянули, но слишком поздно. Станганы наемников аккуратно уложили их на землю. Около корабельного трапа стоял скиммер, на котором приехали Дайльюлло и вхоланские чины. Боллард приказал наемникам подниматься в корабль, а сам направился к Чейну. Вдвоем они бросили потерявших сознание охранников в скиммер, запустили двигатель машины и направили ее без водителя в сторону ограды. Караульные, охранявшие гостиницу, тем временем прорвались через ворота.

Боллард одобрительно кивнул головой:

— Все получилось, как нельзя лучше.

Они быстро поднялись по трапу и вошли в шлюзовую камеру. Уже выла предупредительная сирена и на табло тревожно мигали красные буквы: «Освободить шлюз».

Было видно, что Дайльюлло не терял зря времени. Чейн захлопнул изнутри дверь шлюза, едва не оставив в ней фалды своей куртки.

Члены экипажа, имевшие полетные обязанности, бросились к своим рабочим постам. Чейн вместе с Боллардом отправился на капитанский мостик.

Там собралась целая толпа: все, за исключением одного, были наемники, все, за исключением одного, ликовали. Этим исключением был Тхрандирин. Дайльюлло стоял вместе с ним перед объективом видеокамеры, дабы исключить сомнение и точном времени своего послания. А говорил он по аэронавигационному телефону.

— Не вздумайте открывать огонь, — звенел его голос. — Мы стартуем, очистите воздушное пространство. Забудьте о своих намерениях перехвата. Тхрандирин и два офицера будут возвращены вам в полном здравии, если вы выполните то, что я говорю. Но они умрут, если кто-либо из вас осмелится выстрелить в нас даже из рогатки.

Чейн едва слышал то, что говорил Дайльюлло. Он был поглощен созерцанием изменений, которые произошли на массивной, властной физиономии Тхрандирина, и испытывал от этого истинное удовольствие.

Турбины ожили, загудели, зарычали, завизжали и понесли корабль наемников к небесам. Никто по нему не выстрелил, даже из рогатки.


предыдущая глава | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | cледующая глава