home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Небо уже начало наливаться розовыми красками рассвета, когда маленький отряд покинул лесистый склон одной из гор кольцевого хребта и вышел к узкой извилистой расщелине. Она тянулась к нагромождению желтых скал. Где-то за ними начиналось Хреновое ущелье, о котором Чейну однажды рассказывал Банг.

Волк Рангор опустил лохматую голову к земле, шумно втянул воздух ноздрями и поморщил свой длинный нос.

— Отвратительный запах, — негромко произнес он. — Пахнет людьми и еще какими-то мерзкими существами. По-моему, гуманоидами. Или скорее негуманоидами.

Гваатх немедленно обиделся. Поднявшись во весь свой трехметровый рост, парагаранец шумно ударил себя кулаком в грудь и проревел:

— Ты хочешь меня обидеть, друг? Гваатх тоже гуманоид. Значит, Гваатх, то есть я, мерзкий?

Волк усмехнулся, высунув шершавый красный язык, и добродушно ткнулся приятелю носом в колено.

— Не забывай, Гваатх, я — негуманоид. Но разве я говорю о нас с тобой? Мы с тобой — совсем другое дело, мы — теплокровные. А здесь проходили существа, похожие на ящеров.

— А-а… это другое дело. Терпеть не могу ящеров! Гваатх, то есть я, любит хватать этих тварей за хвост и ка-ак хрястнуть об дерево или там об стену! Бывало…

Чейн хмуро посмотрел на своих спутников.

— Да замолчите вы оба, — негромко произнес он. — Гваатх, я уже начинаю жалеть, что взял тебя в этот поход. Перестань трепаться, а лучше навостри свои чуткие уши. Надо быть начеку. Народ здесь простой: как увидит чужаков, палит без разбора из всех пушек.

Гваатх тотчас присмирел. К изумлению Чейна, он вдруг опустился на корточки и стал напоминать огромного мохнатого пса. Пошевелив своими большими отвислыми ушами, парагаранец сказал:

— Там, за скалами, кто-то есть. Идет пальба. Гваатх, то есть я…

— Короче, — сурово осек его Чейн.

— Э-э… Там человек двадцать… А ящеров штук пятьдесят, не меньше… Ящеры окружили людей и убивают их.

Рангор с уважением посмотрел на друга.

— Неужели у тебя такой тонкий слух? Я тоже слышу стрельбу, шаги людей и шипенье ящеров, но не могу сказать, сколько их.

— У меня не слух. У Гваатха… в общем, люди как-то мудрено это называют.

Чейн присвистнул от удивления. Он и не подозревал, что парагаранцы, одни из самых примитивных жителей Отрога Арго, обладают какими-то особыми органами чувств.

— Ладно, проверим, — заметил он, снимая с плеча автомат. — Только не лезьте в драку без моего приказа. Нам начхать на местные разборки. А вот какого-нибудь местного человечка взять за шиворот надо. Не может быть, чтобы он ничего не слышал про Банга!

Маленький отряд спустился на дно расщелины по узкой, обрывистой тропинке и направился в сторону скал. Гваатх бодро топал вслед за ним на своих четырех лапах. Наверное, ему нелегко было держать язык за зубами, но мохнатый парагаранец крепился изо всех сил. «Ничего, пускай привыкает, — с усмешкой подумал Чейн. — Конечно, вдвоем с Рангором мне было бы спокойнее, но ведь в Клондайке Гваатха на цепь не посадишь. Да и обиделся бы он на меня смертельно, если бы я не взял его и на этот раз. Ничего, умница Рангор за ним присмотрит…»

Расщелина сделала очередной крутой зигзаг, и волк негромко предупредил:

— Впереди труп… несколько трупов.

— А вот я ничего такого не чувствую… — тут же засомневался Гваатх, но варганец, резко повернувшись, выразительно показал ему кулак, и тот заткнулся.

Чейн сжал в руках автомат, чуть согнулся и стремительно побежал по каменистому дну, почти не издавая шума. За обломком огромной скалы перед ним открылось ужасное зрелище. Несколько человек были разорваны буквально на клочки, а их останки разбросаны во все стороны. Неровные стены расщелины покрывали засохшие пятна крови.

Рангор тихо рыкнул, с отвращением глядя на следы ужасного побоища. Гваатх же с урчанием подобрал среди камней чью-то оторванную ногу и шумно ее понюхал.

— Даже не думай сделать это, — холодно предупредил его Чейн. Гваатх вздохнул.

— Понимаешь, когда я становлюсь на четвереньки, у меня в голове мозги ползут куда-то набекрень, — виноватым тоном объявил он. — Ведь мы, парагаранцы, еще не так давно жили в лесу словно звери!

— Тогда лучше встань на задние ноги, — посоветовал Чейн. — Целее будешь. Людоедства я не потерплю, брюхо ты ненасытное!

Он наклонился и поднял с земли небольшой предмет из кожи, растоптанный чьими-то мощными лапами. Приглядевшись, молодой варганец потерял дар речи.

Он держал в руках остатки… дамской сумочки! В одном из ее отделений сохранились обломки пудреницы, а в другом — осколки флакона из-под духов.

Понюхав их, Чейн вздрогнул. Нельзя сказать, чтобы он был так уж наповал удивлен. Напротив, он тайно ждал чего-то подобного, хотя сам себе не решался в этом признаться.

Этот сладковатый, тонкий запах был ему знаком.

Мила Ютанович, личный агент Рендвала, нахальная рыжеволосая девица с завораживающими, то и дело меняющими цвет глазами, совсем недавно прошла этой дорогой. Конечно же, она опять ринулась в самое пекло, изображая из себя любопытную журналистку или еще бог знает кого!

Чейн так заволновался, что его мохнатые друзья не преминули заметить это. Они недоуменно переглянулись, однако не рискнули задавать лишние вопросы.

Варганец, словно серна, стал носиться вокруг арены кровавого побоища, что-то разыскивая. Через несколько минут он вернулся и, тяжело дыша, присел на валун.

Гваатх подошел к остаткам сумочки, понюхал ее и заявил:

— Если ты ищешь этого… эту самку, то она жива. Она стреляет там, за скалами, и громко ругается. Да еще как ругается! Даже Гваатх, то есть я, таких слов не знаю.

Чейн с надеждой посмотрел на парагаранца. Вскочив на ноги, он крикнул:

— Тогда нам надо спешить!

Рангор усмехнулся, добродушно глядя на своего молодого друга

— Кажется, ты не хотел ввязываться в местные разборки, Морган, — напомнил он. Чейн только рукой махнул.

Дальнейший путь до самых скал они проделали бегом. Когда расщелина закончилась, им пришлось пробираться среди леса каменных исполинов. И здесь уже стало окончательно ясно, что где-то впереди находится не что иное, как кладбище погибших кораблей.

Причина его возникновения была необычна. Многие десятилетия на Арку шла жестокая борьба между сторонниками и противниками закрытости миров Альбейна. Врея и ее друзья настаивали на том, что Свободное Странствие должно стать достоянием всей галактики, ибо только оно могло подарить людям и нелюдям ощущение безграничной свободы. Хелмер и его сторонники, напротив, считали эту установку дьявольской машиной, способной уничтожить население планеты без всяких войн. Хелмер предупреждал, что таинственное изобретение древних аркунцев может оказаться для слабых духом более губительным соблазном, чем самый страшный наркотик.

Хелмер погиб от руки Чейна на склонах Конической горы. Врея и ее сторонники торжествовали, но недолго. Прошло всего лишь несколько месяцев, и от одержанной победы осталось похмелье. К Арку со всех соседних звездных систем ринулись десятки звездолетов, плотно набитых людьми и нелюдьми, жаждущими обрести бессмертие. Среди них было множество безнадежно больных, стариков, авантюристов, преступников и просто любителей острых ощущений.

Толпы пришельцев бросились к Конической горе. Начался хаос. Правительство Арку вынуждено было разместить в долине войска. Непрошеным гостям предложили вернуться домой, но те предпочли отойти в горы Там нелегалы немедленно стали сбиваться в банды, пытаясь выжить в суровых условиях.

А корабли все шли и шли к Арку. Военные пытались всеми путями поворачивать их назад. Однако часть звездолетов все же пробивалась к Конической горе, и тогда правительство отдало жестокий приказ: уговаривать непрошеных гостей лишь до тех пор, пока корабли не окажутся в опасной близости от горы, а затем просто сбивать их!

Чаще всего обломки звездолетов падали в двадцати километрах от Конической горы, в узкой долине, огражденной с трех сторон неприступными склонами. Нелегалы прозвали ее Хреновым ущельем. Именно там, занимаясь обычным мародерством, они добывали большую часть своего пропитания. Там же, среди обгоревших обломков кораблей, можно было найти оружие, одежду и вообще все, что угодно. Но жаждущих дармовых подарков с небес было слишком много, а потому в Хреновом ущелье ни на день не затихала жестокая война всех против всех.

Теперь здесь, среди скал, Чейн и его спутники наткнулись на следы нескольких побоищ. Сначала им начали попадаться под ноги стреляные гильзы и осколки гранат. На поверхности скал то здесь, то там появились глубокие обожженные канавки.

Чейн провел пальцем по одному из таких «рубцов» и покачал головой.

— Тут здорово палили из лазерных ружей, — заметил он. — А вот следы от скорострельных пушек! Но это было давно…

Вскоре они наткнулись на вездеход. Он был подбит прямым попаданием кумулятивного снаряда, а потому вся его передняя часть напоминала кочан капусты. Волк тихо завыл, почуяв запах разлагающейся плоти. Гваатх же, напротив, приободрился. Он вновь встал на задние лапы и с интересом засунул голову в большую дыру в бронированной кабине.

— Вижу троих гуманоидов, — объявил он, помахивая коротким, словно бы обрубленным хвостом. — Зеленых таких, вроде огурцов на длинных ножках. Когда Гваатх, то есть я, был рабом на Скеретхе и строил Большой Мозг, то он, то есть я, видел таких пару раз. На первый взгляд плюгавые парни, соплей перешибешь, а силенка есть! Они у нас релейные блоки таскали, каждый по полтонны весом. Помню…

— Дохлые? — пошевелив ушами, спросил Рангор.

— Еще бы!

— Тогда чего ты там застрял?

— Ну интересно же!

Чейн тем временем пытался снять с вездехода длинноствольный пулемет. Ему пришлось приложить всю свою варганскую силу, чтобы выдрать оружие из турели. К его радости, контейнер с боеприпасами был почти полон.

— Эй, Гваатх, хватит глазеть, — тяжело дыша, сказал он. — Взвали эту штуку на плечо, а контейнер возьми под мышку. Пригодится…

Дальше путь через скалы оказался еще более тяжелым. По-видимому, именно здесь находились наиболее удобные подходы к Хреновому ущелью, и потому нелегалы зачастую устраивали между каменных исполинов засады друг другу. Сгоревшие и подбитые машины самых невероятных видов попадались через каждые десять-двадцать метров. Еще больше было брошенного оружия, к сожалению, совершенно негодного. Стали попадаться и остатки трупов, в основном гуманоидов. Иногда среди камней встречались и пустые контейнеры из-под концентратов, разбитые генераторы, рации, оптика и прочие вещи, унесенные с кладбища погибших кораблей. Однажды в расщелине скалы, метрах в пяти над землей, Чейн углядел огромный белый холодильник, явно похищенный с корабельного камбуза. Он весил тонны полторы, и просто невозможно было представить, кто же сумел забросить так высоко эту железную махину? Да и зачем она могла понадобиться нелегалам здесь, в горах?

Маленький отряд постепенно приближался к своей цели. Наконец уже и Чейн услышал отзвуки далекого боя. Помрачнев, он еще больше ускорил шаг. Мысль о том, что Мила находится в опасности, выводила его из себя. Направляясь на Арку, он ожидал, более того, жаждал этой встречи, но не при таких обстоятельствах…

Наконец скалы стали редеть, и путники оказались на краю огромного длинного ущелья, окруженного неприступными стенами заснеженных гор.

Осторожно выглянув из-за иззубренного основания невысокой скалы, напоминавшей сломанный клык, Чейн увидел потрясающую панораму. Ущелье было завалено обломками по меньшей мере полусотни звездолетов, начиная от маленьких яхт и кончая огромными пассажирскими лайнерами. Некоторые из них чуть ли не наполовину врылись фюзеляжами в рыхлую почву, другие хаотично лежали друг на друге, словно деревья после урагана. И тем не менее среди всего этого стального бурелома виднелись лабиринты дорог, то узких, словно тропинки, то просторных, будто проспекты. По-видимому, мародерство в Хреновом ущелье было поставлено на широкую ногу и велось с применением самой разнообразной техники. Да и как иначе пробраться через железные джунгли?

Бой шел в восточной части долины. Там между двух разбитых вдребезги крейсеров чуть ли не вертикально стоял потрепанный грузовик, задрав к небу помятое хвостовое оперение. Судя по всему, этот корабль упал в ущелье совсем недавно. Наверное, из-за него и воевали мародеры.

Среди громадных обломков то здесь, то там скользили крупные серые ящеры с плоскими головами и шестью парами лап. Две передние из них выполняли функцию рук, так что ящеры могли вести огонь сразу из двух автоматов или трех-четырех бластеров. Беспрерывно стреляя, ящеры постепенно сжимали смертоносное кольцо вокруг грузовика.

Обороняющиеся вели из корабля беспорядочный ответный огонь. Судя по всему, у них были проблемы с боеприпасами. Спасало лишь то, что несколько стрелков сумели пробраться наверх, в двигательный отсек, и стреляли через пробоины возле выхлопных дюз. С большой высоты ящеры были видны как на ладони, и это обстоятельство заметно охлаждало пыл нападавших.

Но и у ящеров имелись свои веские козыри. Во-первых, их было явно раза в три больше, чем оборонявшихся в грузовике. А во-вторых, они буквально на глазах меняли свою расцветку, перебираясь с места на место.

— Ну и мимикрия… — пробормотал Чейн. — Ладно, разберемся. Гваатх, давай пулемет.

Парагаранец с готовностью сбросил с плеча тяжеленное оружие, чуть не придавив стоявшего рядом Рангора. Волк едва успел отпрыгнуть в сторону.

— Болван неуклюжий… — прошипел Чейн. — Поставь сюда ящик с патронами… Да не на ногу мне, а левее!

Он кое-как пристроил пулемет среди двух камней, а затем достал из ящика ленту с боеприпасами.

— Может, лучше нападем на ящеров сзади, без шума? — предложил Рангор. Чейн хмыкнул:

— Нет, медлить нельзя. Эти твари скоро доберутся до грузовика, и тогда людям труба. Мы просто не успеем через стальные лабиринты пробраться к месту боя… Придется дать знать о себе парой очередей!

Чейн прицелился в тех ящеров, что приблизились к грузовику уже почти вплотную, и выстрелил несколькими короткими очередями. Расстояние до целей составляло не менее шестисот метров, и варганец особенно не обольщался. Так и получилось: большая часть пуль ушла в «молоко», и лишь одна случайно попала в основание скрюченной металлической балки. Та неожиданно рухнула, придавив шипастый хвост одной из тварей.

Однако эффект от пулеметных очередей оказался все же заметным. На некоторое время на поле боя воцарилось затишье. По-видимому, обе стороны пытались понять, кто и откуда стрелял и чего теперь ожидать от непрошеных гостей.

Усмехнувшись, Чейн повернул ствол пулемета вниз, нацелив его на дальние от грузовика ряды нападавших.

На этот раз старания варганца не пропали втуне. Ему удалось убить или ранить около десятка ящеров. Поняв, что к ним невесть откуда прибыла помощь, оборонявшиеся в грузовике люди возобновили огонь с удвоенной силой.

— Ну, теперь пойдем врукопашную! — крикнул Чейн, отбрасывая в сторону дымящийся от перегрева пулемет. — Только учтите, ящеры вооружены и стреляют сразу с трех рук!

Волк бесшумной тенью скользнул к довольно широкой спиральной дороге, идущей вдоль крутого склона долины. Гваатх зарычал, обнажив острые клыки, и тяжелыми прыжками понесся за ним вслед. А Чейн поступил иначе. Он достал из рюкзака моток тонкой, но очень прочной веревки, обвязал ее конец вокруг основания скалы, а затем бесстрашно прыгнул в пропасть.

Едва он приземлился на кормовой части одного из погибших звездолетов, как рядом с ним просвистели пули. Чейн улыбнулся — именно на это он и надеялся. Ящеры поняли, что вскоре окажутся между двух огней, и забеспокоились Это давало шансы на спасение оборонявшимся в грузовике людям.

Не теряя драгоценного времени, Чейн спрыгнул с десятиметровой высоты на землю и побежал между вздыбленных, перекореженных обломков кораблей. Очень скоро он убедился, что намеченный путь далеко не столь удобен, как казалось сверху. То и дело на его пути возникали груды изломанного железа, за которым ящерам было очень удобно устроить засаду. Каждую секунду он ожидал роковых выстрелов, но вокруг было тихо. По-видимому, ящеры просто не успели перегруппировать свои силы.

Когда впереди показался странный шарообразный корабль, от удара о землю сплющенный чуть ли не всмятку, Чейн на ходу достал из-за пояса один из двух десятков варганских кинжалов. И почти сразу же пустил его в ход, метнув влево, в сторону расколотого пополам цилиндрического двигателя. Чутье Звездного Волка спасло ему жизнь — из-за двигателя, шатаясь, вышел ящер, держась передними лапами за окровавленное горло, и рухнул навзничь.

Но Чейн уже не видел этого, поскольку в то же мгновение по нему начали стрелять сразу с трех сторон.

Ящеры выбрали очень удобные позиции среди обломков огромного лайнера: двое слева от дороги, а один — справа. Пытаясь наверняка разделаться с опасным гостем, они пустили в ход бластеры.

Воздух запылал от ослепительных лучей, скрестившихся над Чейном. Еще мгновение — и они сожгли бы молодого вар ганца заживо. Лишь невероятным усилием ему удалось совершить отчаянный прыжок в сторону и приземлиться за вздыбленной металлической панелью. Она закрыла варганца от двоих противников слева, но тот, что был справа, мог успеть совершить роковой выстрел. Чейн ожидал его, еще летя в воздухе, но выстрела так и не последовало. Вместо этого откуда-то сверху донесся отчаянный визг и торжествующий рык Рангора.

Чейн больно ударился боком о какие-то острые металлические детали, однако на его лице вместо гримасы боли появилась довольная улыбка. Волк подоспел вовремя! Ну, теперь тем двоим ящерам надо молиться своим мерзким божкам…

Сдернув с плеча автомат, Чейн переключил его на одиночные выстрелы и, выскочив из-за преграды, ринулся к останкам гигантского лайнера. Ящеры тут же начали палить из бластеров, но напрасно. Варганцу не составляло большого труда увернуться от ослепительных лучей — зато он теперь ясно видел, где скрываются противники. Он сделал только два точных выстрела, и этого оказалось достаточно.

Не останавливаясь, Чейн помчался в сторону шарообразного корабля. Забравшись по его смятому корпусу наверх, он увидел все поле боя словно на ладони.

Ящеры разделились на две группы. Одна продолжала обстрел засевших в грузовике людей, а другая, бОльшая, развернулась и заняла круговую оборону, готовясь встретить огнем неведомого врага. Негуманоиды искусно спрятались среди искореженных железных обломков, так что стрелять по ним сверху было бесполезно.

Чейн задумался. Бой обещал стать затяжным и позиционным. Все это никак не входило в его планы. К тому же не было никаких доказательств того, что Банг и Мила находятся там, в грузовике. Рисковать просто так, за здорово живешь, глупо. Нет, надо что-то придумать…

Рука Чейна инстинктивно потянулась к внутреннему карману куртки, где находилась пачка сигарет с сейго — крепким табаком с небольшим наркотическим действием. Но пальцы его наткнулись на еще одну плоскую коробочку.

Варганец улыбнулся с явным облегчением. Как же он мог забыть, что недавно позаимствовал эту коробочку у рыжего Мика? Она могла сейчас весьма пригодиться!

Включив мини-передатчик, настроенный на специальную волну ВР, Чейн стал ждать. Через несколько секунд на передней панели замигала красная лампочка. Чейн торопливо нажал на кнопку «связь».

— Мила, ты слышишь меня? — негромко произнес он, не сводя настороженных глаз с диспозиции противника.

— Кто это? — послышался знакомый голос. — Дьявол, да это же Чейн! Или я ошибаюсь?

— Не ошибаешься, красавица. Вот видишь, как я соскучился по тебе. Даже вернулся в Отрог Алламара только ради того, чтобы вновь увидеть твою очаровательную мордашку.

Мила недоверчиво фыркнула:

— Ну как же, так я тебе и поверила. В жизни не встречала мужчины, который смотрел бы на меня без сексуального блеска в глазах. Ты — единственное исключение. Нежели только твоя бедная Врея…

— Оставим эту тему, — нахмурившись, прервал агента ВР Чейн. — Банг с тобой?

— Вернее, это я с ним и его бандой, — уточнила Мила.

— И ты по-прежнему изображаешь из себя журналистку?

— Вроде того. Еле уговорила этого чурбана провести меня в Хреновое ущелье и получила по дороге массу незабываемых впечатлений… Чейн, признайся, тебя послал Рендвал?

— Разумеется, а кто же еще? — солгал Чейн. — Твой красавчик-шеф знает, что на Арку я чувствую себя словно рыба в воде. К тому же адмиралу стало надоедать, что его агенты гибнут здесь будто мухи.

— Тогда тебе известно мое задание?

— Конечно! — продолжая блефовать, с энтузиазмом воскликнул Чейн. — Вместе мы с ним запросто справимся. Нам дается на это три… нет, пять дней. И ни минутой больше.

— Тогда не трать время — выручай!

— Ладно, рискну своей задницей. Только сообщи Бангу, чтобы он и его парни не палили без разбору. Кстати, со мной в операции участвуют два мохнатых негуманоида.

Мила усмехнулась:

— Не бойся, не пальнут. У нас только что закончились боеприпасы… Чейн, эти твари пошли в атаку!

Действительно, более десяти ящеров медленно двинулись к грузовику, осторожно пробираясь среди завалов. Чейна удивила эта странная настойчивость, но времени на размышления не было.

Ящеры были явно неглупы и знали толк в боевых действиях. Уничтожить их в этой явно выигрышной для них диспозиции мог лишь превосходящий по численности отряд спецназа. Или один сумасшедший варганец.

Чейн поднял автомат и, вынырнув из-за своего укрытия, сделал несколько прицельных выстрелов. Затем отшвырнул автомат и спрыгнул вниз, одновременно выхватывая из-за пояса метательные кинжалы. Три из них он успел точно послать в цели, прежде чем приземлился среди взлохмаченных титановых листов.

Вокруг него сразу заплясали лучи бластеров, но теперь у Чейна были свои козыри. Ящеры потеряли его из виду, а он-то отлично помнил, где находятся по крайней мере восемь из них. Крепко сжав очередные два кинжала, Чейн пригнулся и нырнул в переплетение перекрученных частей разбитого фюзеляжа.

Так трудно в бою ему было только раз в жизни — когда он дрался в Черном ущелье с варганцами из клана Ранроев. Мышцы Чейна буквально стонали от невероятного напряжения, легкие разрывались, не успевая накачивать кислород в кровь. Скорость стала сейчас главным оружием молодого воина, и он носился словно смертоносная молния по кладбищу погибших кораблей. Ящеры оказались куда более ловкими бойцами, чем можно было ожидать от этих хладнокровных тварей, но они не успевали буквально на доли секунды. Чейн появлялся с самых неожиданных сторон и приканчивал свою жертву безжалостными стальными зубами. Не слыша выстрелов и не видя лазерных вспышек, ящеры просто не понимали, где находится их странный противник и откуда ждать угрозы.

К сожалению, врагов было слишком много и кинжалы у Чейна закончились. Ему пришлось вынуть два бластера. Ящеры сразу же ответили беспорядочным огнем, но тут выяснилось, что у них появились и другие противники. Две серые тени обрушивались на них словно бы ниоткуда, и схватки с ними заканчивались хрустом переломанных позвоночников. А потом врукопашную бросились и люди из грузовика.

Яростный бой продолжался почти полчаса. Наконец после особенно удачного прыжка Чейн оказался рядом с очередной жертвой и хотел уже было разрядить в нее оба бластера, когда вдруг понял, что перед ним стоит рослый, забрызганный синей кровью человек.

— Эй, Чейн, остынь! — хрипло закричал он. — Это же я, Банг!

Варганец едва успел убрать пальцы со спусковых крючков.

Прежде чем поздороваться с приятелем, он огляделся. Бой подошел к концу, и лишь возле сломанной посадочной опоры разбитого крейсера буйствовал Гваатх. Он ставил измученного ящера к стойке и нокаутировал его мощным ударом правой лапы. Ящер падал, словно бревно, и тогда парагаранец продолжал экзекуцию, изрыгая самые страшные проклятия. Неподалеку сидел Рангор и, облизывая окровавленный бок, насмешливо наблюдал за своим разошедшимся другом.

— Да, кажется, все кончено… — устало улыбнулся Чейн и, спрятав бластеры, обменялся крепким рукопожатием с Бангом.


* * * | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | Глава 7