home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Уже светало, когда Чейн посадил свою космояхту в двух километрах от Чрева, рядом с горой из черных, обугленных камней. Когда-то они были частью астероида, пробившего в боку Стальной планеты громадную дыру. К счастью для обитателей блуждающего мира, чудовищных размеров гиперустановка, занимавшая большую часть «ядра» планеты, не получила особых повреждений. А вот система маршевых, гравитационных двигателей почти наполовину вышла из строя. На залечивание огромной раны бог-император Антиох бросил всех своих немногочисленных инженеров, а также десятки тысяч рабов. Их исправно поставляли на планету гладиаторов космические пираты и торговцы живым товаром, которых было полно в любой части галактики. Когда-то, чуть более года назад, в сети таких разбойников попались и сам Чейн и двое его старинных друзей-варганцев. Его бывшая возлюбленная Граал, прирожденная женщина-воительница, на удивление быстро адаптировалась к новым условиям и сумела завоевать расположение самого губернатора Селькара. А вот Крол был отправлен в Чрево, где вместе с другими рабами некоторое время трудился на восстановительных работах. Не выдержав издевательств со стороны свирепых надсмотрщиков, Крол поднял бунт, едва не погиб, а затем с отрядом самых смелых рабов скрылся в недрах Чрева. Однажды, год назад, Чейн и Граал сумели разыскать его в механических джунглях Чрева, но Крол не захотел возвращаться на Варгу. У него были свои счеты с патрициями Антеи и особенно с Антиохом. Жажда мести затмила в разуме Крола все, даже воспоминания о родном мире.

К большому изумлению и огорчению Чейна, Граал также отказалась последовать за ним в Отрог Арго. Как ни странно, своенравной девушке попросту понравилось на Стальной планете. «Лучше быть любовницей развращенного патриция, чем женщиной-воином на Варге», — заявила она. Вот так и получилось, что год назад Чейн был вынужден покинуть мир гладиаторов в одиночестве. Что-то будет сейчас?..

Открыв люк, Чейн почувствовал, как ему в лицо ударил морозный ветер. Среди черных каменных глыб то здесь, то там виднелись груды снега. В воздухе мелькали мелкие редкие снежинки. Чейн чертыхнулся и торопливо захлопнул люк. В суете он совсем забыл, что на этой широте царит вечная зима. В прошлый его приезд руководитель Управления восстановительных работ Шаринг жаловался, что астероид словно назло упал в самой неподходящей точке. Все три искусственных солнца были сделаны тысячи лет назад таинственными создателями Стальной планеты и, разумеется, давно не подвергались регулировке. В результате их траектории по непонятной причине изменились, и потому жители Антеи изнывали от вечной жары, а здесь, на месте грандиозных восстановительных работ, нельзя было высунуться наружу без теплой одежды.

Вот об этом-то Чейн и не подумал, когда спешно покидал Антею. Хотя вряд ли у кого-нибудь из столичных жителей можно было позаимствовать теплый полушубок. Граал, конечно же, смогла бы что-нибудь придумать. Но ее дом, увы, оказался пуст…

Рангор ткнулся носом в его ногу, напоминая о себе.

— Капитан, мы отправимся в поход вместе, — заявил волк.

— А кто же будет охранять корабль? — возразил Чейн. — Год назад в этих местах было полным-полно людей. Хорошо, если они не заметили, как мы приземлились. А если заметили? Пешком отсюда нам не уйти.

Рангор издал недовольный рык.

— Нет, я больше не оставлю тебя! Ты едва не погиб на Мидасе, пока я охранял мешки с какими-то жалкими камнями. Я сделал глупость, подчинившись твоему приказу. Больше я не повторю такой ошибки!

Чейн нахмурился. Рангор взбунтовался, и этому нарушению дисциплины надо было с самого начала жестко противостоять. Но… с другой стороны, волк по-своему прав. Он, Чейн, прирожденный одиночка, а на обитаемых мирах одному действовать нелегко.

Поразмыслив, Чейн сказал:

— Ладно. Если поселок пуст, мы рискнем оставить корабль без охраны и пойдем в Чрево вдвоем.

— Обещаешь?

— Да, обещаю. Но сначала надо убедиться, что поблизости нет людей. У меня какое-то странное ощущение… Даже не знаю, как это объяснить словами.

— Поселок пуст, — убежденно сказал Рангор. — Но запахи оттуда доносятся очень неприятные… Если бы здесь не было так холодно, то я бы мог сказать точнее, что меня тревожит. Морган, так и быть, отправляйся на разведку один. Но будь очень осторожен.

— Сначала надо раздобыть хоть какую-нибудь теплую одежду, — проворчал Чейн. — Пойдем поищем, может, бывший хозяин этой яхты был предусмотрительным человеком. И как я не догадался купить в Мэни-сити шубу потеплее!

Они вместе обошли все помещения космояхты. Чейну удалось разыскать ящик с женскими платьями не первой свежести, а также рулон стеклоткани. И все.

Другого выхода не оставалось — надо было во время разведки позаимствовать меховую одежду у кого-нибудь из жителей инженерного поселка — если, конечно, он оставался обитаемым. У Чейна не было никакого желания идти пешком два километра по морозу, и он выкатил по пандусу свой шикарный автомобиль. На соседнее с водительским сиденье он положил пару бластеров с дополнительными обоймами, гранатомет, трехствольный автомат и несколько разрывных гранат. Это была лишь часть его оружейного арсенала, но варганец надеялся, что его будет вполне достаточно, чтобы прорваться в Чрево и разыскать там Крола. Если, конечно, его старый друг еще жив… Рангор сидел, нахохлившись, на пандусе. Он то и дело втягивал ноздрями морозный воздух и тихонько рычал. Прежде чем сесть в кабину, Чейн с улыбкой махнул рукой. Однако настроение у варганца было тревожным. Рангор явно что-то чуял — но что?

Выехав из-за горы обломков астероида, Чейн включил максимальную скорость и помчался в сторону поселка по неглубокому снежному покрову. Издали он отчетливо видел два десятка баракообразных строений. Возле здания Управления стоял краулер, покрытый шапкой снега. Снег… что-то его многовато в поселке… Уж дороги-то должны быть расчищены!

Через несколько минут Чейн понял: тут что-то не то. На улицах поселка было совершенно безлюдно. Нигде вокруг ни следа жизни. Заглушив на несколько минут двигатель, он убедился — тишина стояла хрустальная. Даже со стороны Чрева, до которого было чуть более километра, не доносилось ни звука.

Чейн был обескуражен. Он готовился к любым боевым действиям при прорыве к Чреву, и никто, никакая охрана не сумела бы его сейчас остановить. Но, похоже, охраны больше не осталось. Неужели восстановительные работы закончились?.. Нет, вряд ли, для этого не хватило бы и полсотни лет. Тогда, может, восстание рабов напрочь вымело из этих мест инженеров и чиновников? Но Ормера говорила, что бунт был подавлен, а оставшиеся в живых рабы разбежались кто куда. Странно…

Минут через десять Чейн медленно въехал на главную улицу поселка. На его коленях лежал тяжелый автомат, но он уже понимал, что никто не встретится ему на пути.

У здания Управления Чейн остановил машину. Невысоко висящее над горизонтом солнце слепило глаза, и Чейн постоял некоторое время, привыкая к его косым, но очень ярким лучам. Отражаясь от снежной поверхности, они переливались всеми радужными цветами.

Было очень холодно. Поеживаясь, Чейн оставил тяжелый автомат в машине и, захватив лишь бластер, торопливо зашагал к двухэтажному зданию Управления. Но, не пройдя и нескольких шагов, остановился.

За небольшим сугробом ничком лежал человек. Или, вернее, то, что от него осталось — а осталось немного. В основном окровавленные клочки белой меховой одежды.

Чейн сразу же вспомнил беднягу Орка. Неужели нейны добрались и сюда, к Чреву?.. Но, осмотревшись, он заметил в замерзшей луже огромный след. Казалось, что здесь ступил здоровенный зверь. И случилось это, судя по всему, совсем недавно.

Вернувшись к машине, Чейн все-таки повесил на шею автомат, а в карманы сунул парочку гранат. Прогулка по поселку могла оказаться еще веселее, чем он предполагал.

Стараясь не обращать внимания на пронизывающий холод, Чейн медленно шел по центральной улице. Темные глазницы окон настороженно провожали его отблесками полуразбитых стекол. Возле зданий то здесь, то там виднелись темно-красные пятна — останки людей. По-видимому, зверь, напавший на поселок, был дьявольски голоден и потому основательно поработал над телами своих жертв. Неужели этот монстр вырвался из недр Чрева?.. Чейн вспомнил о своих приключениях в темных металлических джунглях и заключил: да, там, в бесконечном лабиринте мрака, мог обитать зверь, по сравнению с которым даже цургун показался бы котенком. Цургун?!

Чейн склонился над ближайшим следом громадной лапы, четко отпечатавшимся на ледяной корке. Ну конечно же, это был след цургуна!

Невольно сглотнув, молодой варганец выпрямился и судорожно вцепился руками в холодную сталь автомата. Цургун! Пьяное небо, как же этот самый страшный зверь гладиаторских арен Антеи мог оказаться здесь, в сотнях километров от столицы?

Пальцы постепенно стали превращаться в ледышки, и Чейн на время решил отвлечься от бесплодных размышлений. Забыв об осторожности, он побежал к ближайшему же зданию.

Внутри царил жуткий кавардак. Однако никаких следов стрельбы или нападения зверя здесь не наблюдалось. По-видимому, специалисты, участвовавшие в восстановительных работах, были спешно эвакуированы при первом же известии о начале восстания рабов. Но флайеров, разумеется, на всех не хватило… Часть людей осталась в поселке, дожидаясь своей очереди. Но дождались не спасения, а смерти.

Чейн обследовал комнату за комнатой. И постепенно на его лице появилась гримаса раздражения и недоумения.

Среди хлама, лежавшего грудами на полу, одежды почти не было. Холодильники все до одного были распахнуты и сияли абсолютно голыми полками. Нигде не осталось даже консервов или концентратов. А это могло означать только одно…

— Бросай автомат на пол, — послышался сзади чей-то суровый голос. — И не вздумай делать лишних движений, иначе в этом бараке прибавится еще немного хлама.

Чейн замер. Позади стояли по крайней мере два человека, и можно было не сомневаться, что эти парни не настроены шутить.

Он медленно снял с шеи автомат и положил его на пол.

— А теперь оттолкни пушку ногой в угол, — посоветовал ему все тот же незнакомец. — Та-ак, хорошо. Освободись от бластера, станнера и прочего оружия. И учти, у меня страшно чешутся руки кого-нибудь замочить. А особенно проклятого императорского агента. Я сам удивляюсь, почему до сих пор не размозжил тебе башку разрывным патроном!

— Потише, Тед, — послышался второй голос, помоложе и помягче. — Не спеши палить. Где ты видал агентов Антиоха, разгуливающих по поселку чуть ли не в исподнем?

— Не лезь, Сурен. Ты у нас новичок и не знаешь еще, на какую хитрость способны пойти эти жуки навозные, лишь бы попасть в Чрево. Ну ты, падаль, чего не шевелишься?

Чейн аккуратно сложил на полу весь свой арсенал и, продолжая держать руки над головой, медленно повернулся.

Метрах в пяти от него стояли два человека, одетые в белые полушубки, шапки и меховые сапоги. Точно так же были когда-то одеты и сотрудники Управления, но эти парни мало походили на инженеров. А один из них, повыше и покрепче ростом, казался кем-то знакомым…

— Лоньер! — воскликнул Чейн, узнав своего бывшего товарища по гладиаторской казарме Фараха Косматого. — Тед Лоньер! Черт побери, как ты здесь оказался?

Бывший гладиатор подслеповато сощурился, внимательно оглядывая варганца с ног до головы.

— А-а… волчище… — неожиданно осклабился он, обнажая редкие кривые зубы. — Разве ты не сдох в подземных казармах губернатора Селькара? У нас ходили слухи, что тебя сожрал цургун… Ну и хорошо, что не сожрал. Потому что теперь по старой дружбе тебя буду рвать на части я!

Он поднял длинноствольный станнер и с ехидной улыбкой прицелился Чейну прямо в кадык. Но его более молодой худощавый приятель запротестовал:

— Тед, поостынь! Сержант будет недоволен, когда мы приволокем ему на допрос едва дышащий полутруп. К тому же еще не факт, что твой приятель Чейн — агент Антиоха.

Лоньер сплюнул себе под ноги.

— А кто же он еще? Беглый, что ли, вроде нас? Где ты видал беглых гладиаторов, разъезжающих на собственных яхтах? И Антиох тут ни при чем. Этот тип — шпион Селькара, провалиться мне на этом месте! По мне — такая же дрянь, что и имперские агенты, а может, и похуже. К тому же у нас с Чейном личные счеты… Этот тип дважды обыграл меня в карты, причем безбожно жульничал. Ну, теперь-то мы сыграем в другие игры…

Со стороны входа послышался какой-то шум. Оба беглых гладиатора не успели повернуть головы, как Рангор уже сделал свой смертоносный прыжок. Лоньер полетел на пол, и волк, яростно зарычав, впился зубами в его шею. Послышался хруст позвонков, Лоньер забился в судорогах и затих. Второй гладиатор в ужасе отшатнулся и судорожно направил пистолет на зверя. Но Чейн не дал ему ни единого шанса. Выбив оружие из его руки, он замахнулся для смертельного варганского удара. В глазах молодого гладиатора промелькнул ужас — он чутьем понял, что через мгновение его голова будет расколота словно орех. Но тут здание содрогнулось, и издали послышался громоподобный рык.

Вся злость Чейна мигом испарилась. Он медленно опустил напружиненную руку.

— Это цургун?

Сурен кивнул. В глазах его застыл ужас.

— Антиох выпустил этих тварей возле Чрева спустя три месяца после того, как наше восстание потерпело поражение, — сдавленно пояснил он. — С тех пор между нами идет борьба не на жизнь, а на смерть… Чейн, у вас есть оружие покруче, чем автомат?

— Да. Но оно в моем автомобиле… Если сможешь, прикрой меня!

Чейн поднял с пола автомат и бросил его бывшему гладиатору. А сам вместе с Рангором побежал к входной двери.

Цургун стоял на противоположной стороне улицы и, приподнявшись на заднюю пару ног, бил четырьмя другими слоноподобными лапами по стенам. Толстая каменная кладка рушилась, словно была сделана из песка. В считанные минуты здание превратилось в груду обломков. Тогда цургун опустился на все шесть лап и, выдвинув из своего бронеподобного панциря сплюснутую голову, схватил что-то своими мощными челюстями и проглотил в два приема.

— Это был труп человека, — тихо сказал волк. — Их было двое в том здании, и они что-то искали. Наверное, еду. А теперь сами стали едой.

Цургун разворошил передними лапами завал и зубами вытащил оттуда второй труп.

Чейн как завороженный следил за этим отвратительным зрелищем. И только когда монстр начал разворачиваться, варганец выпрыгнул из распахнутого окна и помчался по направлению к своей машине. До нее было не больше ста метров. Но цургун не зря считался самым опасным зверем в галактике. Уловив движение у себя за спиной, он немедленно открыл все два десятка глаз, разбросанных, словно сучки, по огромному овальному телу. А затем, с невероятной для такой громадины легкостью развернувшись на задних лапах, прыгнул наперерез бегущему человеку.

В руках у Чейна был лишь бластер, и он выстрелил на бегу, прицелившись в голову монстра. Но цургун чуть повернулся, и лазерные лучи ударили в край его панциря. В воздухе распространился отвратительный горелый запах.

Цургун приподнялся на задних лапах и навис над остановившимся Чейном словно живая гора. В таком положении зверь был неуязвим для бластера. Ах, если бы у него был гранатомет!.. Но тот лежал в кабине автомобиля.

Времени на размышления не осталось, и Чейн помчался изо всех сил в сторону соседнего здания. Влетев в раскрытую дверь, он пробежал по длинному центральному коридору, перепрыгивая на ходу через груды разбитой мебели.

Наверное, любого другого зверя такой неожиданный маневр человека мог бы поставить в тупик. Но цургун обладал зачатками разума и был бесподобным бойцом. Поняв, что противник пытается проникнуть к нему в тыл, цургун взревел от ярости и прыгнул, нацелившись на дальний конец здания.

Метрах в трех перед бегущим Чейном потолок вдруг стремительно стал рушиться. Варганец сразу же бросился в ближайшую боковую дверь и, одним прыжком миновав просторную комнату, выскочил вновь на улицу. По его расчетам, он должен был оказаться возле мощного, покрытого роговыми шипами хвоста цургуна.

Но зверь успел каким-то образом развернуться, и Чейн упал на землю в двух метрах от его плоской змеиной головы. Варганец тут же поднял бластер, но чудовищная пасть уже нависла над ним.

Несмотря на огромную разницу в размерах и массе, противники ничуть не уступали друг другу в скорости движений.

— Че-йн, — неожиданно врастяжку произнес цургун. — Вра-аг?

От неожиданности молодой варганец на миг опешил. Откуда цургун мог знать его? Разве что…

— Ты — Вурп? Враг калгана Лорха?

— Ло-орх мо-ой вра-аг, — подтвердил Вурп.

— О, пьяное небо… Мы дрались с тобой на арене губернатора Селькара год назад. Тогда мне повезло. Но теперь я проиграл, Вурп.

— Я не есть те-бя, Чейн. Ты хо-ро-ший бо-ец. Ты мог то-гда убить ме-ня. Но не стал. Я пом-ню.

Чудовищная голова чуть приподнялась, словно давая понять, что не собирается угрожать варганцу.

— Чейн, я здесь, — послышался откуда-то сверху голос Рангора. — Если эта тварь шевельнется, я перегрызу ей шею.

Чейн медленно поднялся на ноги. Его правое колено сильно болело, а в левом бедре торчал изогнутый, словно кинжал, осколок стекла. И можно было считать, что он еще легко отделался.

Выдернув стекляшку, Чейн поморщился от боли. Кровь обильно потекла по ноге, однако сейчас было не до перевязки.

Цургун возвышался перед ним, словно живой танк. На переднем краю его мощного панциря стоял Рангор, изготовившийся к прыжку. Чейн усмехнулся — волк даже не подозревал, что шея цургуна покрыта толстой кожей, не боявшейся даже удара меча.

Варганец повернулся и, увидев в окне соседнего здания дуло автомата, поднял руку.

— Не стреляй, Сурен! Мы с Вурпом давние знакомые. Нам надо поговорить.

Беглый гладиатор разразился громкой руганью, но подчинился приказу. Человек разговаривает с этим исчадием ада? Сурен просто не верил своим глазам.

Общение с цургуном оказалось нелегким делом. Словарный запас полуразумного зверя был очень беден, а его интеллект во многом уступал даже разуму Гваатха. И все же Чейн более или менее понял, что произошло с Вурпом.

После разгрома восстания часть рабов и примкнувших к ним гладиаторов тайными путями сумела добраться до Чрева. Антиох, встревоженный возможностью начала нового восстания, послал в этот район два полка из своей гвардии. Но они то ли были разгромлены, то ли перешли на сторону Крола.

И тогда Антиох с помощью огромных дирижаблей перевез в окрестности Чрева десять цургунов со своих гладиаторских арен. Им не оставили ни куска пищи, и понятно, что свирепые звери начали настоящую охоту за восставшими. Те из рабов, кто рискнул жить в поселке, были уничтожены в первые же дни. А затем началась методическая, жуткая война зверей и людей, которая продолжалась по сей день. Трое цургунов погибли, но не столько от ран, полученных в боях, сколько от голода. Вурп как самый разумный из них понял, что гибель неизбежна. Однако не знал, что делать. На сотни километров вокруг простиралась голая, железная степь. Еда была только в двух местах — возле Чрева, а также в еще одной воронке, следе от падения небольшого обломка астероида. Время от времени оттуда на поверхность выбиралась подземная живность самых невероятных видов, которая сразу же становилась добычей голодных цургунов. Огромные звери дневали и ночевали рядом с этой малой воронкой, но та давала слишком мало пищи.

— Че-йн, по-мо-ги, — заключил свой печальный рассказ Вурп. — Или у-бей ме-ня в бою!

— Я сделаю все, что смогу, — с легким сердцем пообещал Чейн. — Приходи сюда через три дня, и клянусь, здесь будет много мяса для тебя и твоих сородичей! А потом мы вместе решим, что делать.

— Я ве-рю те-бе, — ответил цургун.

Он повернулся и длинными прыжками направился прочь от поселка. Спрыгнувший на землю Рангор зарычал ему вслед.

— Надо было перегрызть шею этой вонючей горе мяса, — недовольно сказал волк.

Чейн улыбнулся и ласково потрепал друга по загривку. И, прихрамывая на правую ногу, поспешил к дому, где его ждал изумленный Сурен.

Не отвечая на бурные расспросы, Чейн первым делом разыскал среди барахла сравнительно чистую рубашку и, разорвав ее, перевязал кровоточащее бедро. А затем без всяких церемоний раздел мертвого Лоньера. Оказавшись в меховой одежде, варганец сразу же почувствовал себя значительно лучше.

— Насколько я понимаю, вы рыскали по поселку в поисках какой-нибудь еды, — сказал он, с ухмылкой глядя на растерянного бунтаря. — Неужели старина Крол не может раздобыть для вас в Чреве хорошего мяса?

Брови Сурена поползли еще выше вверх.

— Вы знаете нашего генерала?

— Хм-м… он уже генерал? Сурен, можете поверить: я не агент Антиоха и не агент Селькара. Я сам по себе. А сейчас не хотите ли посетить мой корабль? Честно говоря, я чертовски замерз, да и рана немного беспокоит. Обещаю накормить вас до отвала и заодно угощу отличным вином. Идет?

Сурен покосился на сидящего рядом волка и уныло кивнул. Как же, накормят его! Но умирать все же лучше в тепле и уюте.


* * * | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | * * *