home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Спустя два месяца на Мидасе все было готово к давно ожидаемому празднеству — первой годовщине правления первого Шерифа Клондайка Не избалованные развлечениями пограничники хлынули на свою главную планету небывалым потоком. По самым скромным подсчетам, в Мэни-сити прибыло более трехсот тысяч людей и гуманоидов из почти всех старательских отрядов, разбросанных по множеству звездных систем восточной части Границы. Их ожидала очередная Большая ярмарка — но такая, какой Клондайк прежде и не видывал. Впервые в ярмарке приняли легальное участие сотни крупных торговых фирм Федерации, и это оказалось настоящим сюрпризом. Выбор товаров оказался неизмеримо выше, чем прежде, и среди них почетное место занимало самое современное оборудование для старательских работ — лазерные буры, чувствительные золото- и алмазоискатели и тому подобное. А какой был выбор специальных старательских скафандров, вакуумных палаток, походных кухонь, голографических видеоустановок и всего прочего, о чем многие пограничники прежде и не слыхивали! И все это можно было приобрести не втридорога, как прежде у контрабандистов, а по вполне нормальным ценам.

Разумеется, не остались обделенными и самые богатые старатели, давно имевшие на Мидасе недвижимость. Они получили возможность купить самые современные лимузины с Земли, Веги и многих других развитых миров, а также яхты, мебель и прочие атрибуты роскоши. Особенным спросом пользовались кареты с упряжками самых удивительных ездовых животных галактики. Они стоили бешеных денег, но удержаться было просто невозможно. Разумеется, многие люди предпочитали земных лошадей лучших пород.

Пограничникам пришлась по вкусу такая цивилизованная торговля. Многие стали с надеждой говорить: а может, в Клондайке и жизнь теперь переменится к лучшему? Почему бы и нет? Действительно, Патруль обеспечивал им самое главное — безопасность, и недавний разгром банд негуманоидов возле Бастарда был тому лучшим подтверждением. Беспределу князей тоже настал конец. И самое главное, в Клондайке появилась сильная власть. Шериф Морган Чейн оказался парень не промах, и, что бы там про него ни болтали, имел крепкую руку и светлую голову. Он сумел наладить отношения с Федерацией, это факт — иначе бы прилетели сюда торговцы с Земли, как же, держи карман шире! Может, все эти разговоры насчет признания независимости Клондайка вовсе не вранье?

Словом, пограничники были приятно удивлены и обрадованы. И сплетни про нового Шерифа как-то постепенно затихли. Телевидение Мэни-сити и почти все столичные газеты буквально превозносили Моргана Чейна до небес (само собой, это было делом рук энергичной Милы).

Но больше всех был приятно удивлен и обрадован сам Чейн. Он возвращался в Клондайк со смешанным чувством радости и тревоги. Причина для радости была более чем весома. Двухмесячный рейд по Границе снял его многие тревоги. Он наконец-то встретился с Ллорнами и разгадал некоторые тайны, которые будоражили его разум многие годы. Но самое главное, став храмовником ордена Ллорнов, он остался самим собой. Никто, слава богу, не наделил его мудростью, энциклопедическими знаниями или силой титанов. Никто не вживил в его тело хитроумные машинки, не потребовал от него праведного рыцарского образа жизни. Он остался тем же, кем и был, — обычным человеком, и за это был больше всего благодарен Ллорнам. За это и за чудесный меч короля Артура — как и все вар ганцы, Чейн с детства испытывал уважение к хорошему оружию. Но такого оружия не было ни у кого в галактике!

Правда, его смущала «вечная жизнь» — дар Четвертых людей. Вот уж этого он не хотел получить, право слово! Поэтому первые дни Чейн по утрам пристально разглядывал свое тело перед зеркалом, опасаясь каких-либо изменений. Но с ним, по крайней мере на поверхностный взгляд, не происходило ничего необычного. И постепенно Чейн успокоился. Да и чего думать воину о спокойной кончине в постели? Он, без сомнения, рано или поздно обретет смерть в бою, и никакие радужные лучи Звезды Жизни ничего не изменят. Тогда чего же зря беспокоиться?

По возвращении в Клондайк его ожидали и другие новости. Оказалось, что все неприятности постепенно рассосались словно бы сами собой.

Беркт и его Первая эскадра, как и следовало ожидать, одержали убедительную победу над Ранроями, вторгшимися в южную часть Свободных Миров. И это произвело должное впечатление на Ассамблею Старейшин. Даже для скептиков стала очевидна необходимость присутствия Патруля, и неприятности на кораблях Первой эскадры чудесным образом прекратились. Прекратились и глухие разговоры о том, что Старейшинам стоило бы дезавуировать свои подписи под Договором.

Харкан, командор Второй эскадры, так же извлек из происшедшего максимум выгоды. Он примерно наказал всех оставшихся в живых участников разбойничьего рейда (они все-таки рискнули вернуться на базу с повинной), но по ходатайству Старейшин амнистировал приговоренных к казне Ранроев. Лишившись конкурента в лице Венгента, Харкан обрел душевное равновесие, и конфликты на его кораблях затихли.

Но самые большие изменения произошли в позиции Федерации и Империи хеггов. Чейн получил уведомление о том, что дополнение к Договору все-таки будет подписано в дни празднества. Само собой, на Мидас должны были прибыть высокопоставленные делегации с Земли и из Метрополии хеггов. Более того, делегацию Империи должен был возглавить Альрейвк, который вновь занял пост Главного дипломата!

Ну и едва ли не самым приятным сюрпризом было возвращение Рангора. Хозяин летающего зоопарка, узнав, что ему продали в таверне «Пышка» не просто терранского волка, а лучшего друга Шерифа, сам привез Рангора на Мидас, рассыпаясь в извинениях. А потом едва унес ноги от разъяренного Гваатха.

Чейн только удивлялся такому чудесному повороту событий. «Поистине, в этом мире ничего нельзя предсказать, — размышлял он, — Еще недавно все вокруг рушилось, я находился на грани отчаяния.

Я отправлялся в рейд по Границе с самыми дурными предчувствиями, которые поначалу стали сбываться с пугающей последовательностью. Но после встречи с Ллорном все вдруг наладилось. Неужели в этом и заключается „маленькая помощь“ старых Хранителей? — думал Чейн. — Если так, то я благодарен им всей душой Ну, а дальше уже действовать предстоит мне самому».

Наконец, начали прибывать одна за другой делегации из разных частей галактики. Первым, как ни странно, прилетел старинный друг Крол, новый мэр Антеи, столицы Стальной планеты. В подарок Шерифу был привезен звероконь Чак с Антареса — его дорогой Чак! Чейн просто обомлел от радости, обнимая за чешуйчатую шею своего старого друга по гладиаторской казарме Фараха Косматого, Не меньше он обрадовался, когда узнал, что к концу праздника, возможно, на Мидас прибудет и сам бог — император Селькар со своей очаровательной супругой Ормерой.

А потом прилетели эскадрильи, возглавляемые Берктом, крейсеры ВР во главе с адмиралом Рендвалом, линкоры с Земли и из Метрополии хеггов. Чуть позже на главный мидасский космопорт опустились и корабли с Альбейна во главе с президентом Остером. Самым большим сюрпризом оказались два корабля, прибывших с Варги. На одном из них прилетела Нхура, жена Беркта, которая некогда была фактически приемной матерью Чейна. Из другого на мидасскую землю спустились… кентавр Оддар и более десятка других разумных животных с Центрального материка Варги. Рангор просто обезумел от счастья, увидев своих старых друзей.

Чейн ощущал себя счастливым, как никогда в жизни. Давно ли он был беглецом, лишенным друзей, чужим среди чужих? Вся галактика была против него, и все, что он мог ожидать от любого встречного человека или гуманоида, — это пулю в сердце. Да и кто бы стал церемониться с проклятым Звездным Волком?

И вот теперь, спустя пять лет после встречи с Джоном Дилулло и другими землянами-наемниками, все изменилось. Он, Чейн, успел кое-что сделать в своей жизни, заслужить уважение и даже дружбу многих бывших врагов. Он познал, что такое любовь. И впереди перед ним открывались такие перспективы, что даже дух захватывало. «Черт побери, а жизнь-то, кажется, удается! — порой думал Чейн бессонными ночами, выходя покурить на балкон своего особняка. — Вот бы увидели это отец с матушкой!»

Наконец настал давно всеми ожидаемый день. Площадь Согласия была запружена толпами народа. В ее центре, на специальных трибунах, разместились почетные гости. С самого утра в безоблачное небо взмывали бесчисленные фейерверки, повсюду звучала музыка. Лица тысяч людей и гуманоидов сияли от улыбок. Все предвкушали начало праздника. Для тех же, кто не смог попасть на центральную площадь, на многих других площадях и улицах Мэни-сити были установлены огромные голографические экраны, на которых транслировалось все происходящее в центре города. Это был подарок Империи хеггов, который пришелся как нельзя кстати.

Ровно в десять утра к площади Согласия подъехал кортеж серебристых лимузинов. Из них вышли Дилулло, Рутледж, Бихел, Клайн, Банг, Селдон, а также неразлучная парочка — Гваатх с Рангором. А из последнего лимузина вышли Чейн в красивом камзоле Шерифа и госпожа Ютанович в роскошном атласном платье. Мила сияла от восторга — именно ей предстояло быть хозяйкой будущего грандиозного действа длиной в целую неделю.

Их встретили мэр Мэни-сити Донатас Популас и сопровождавшие его высшие чиновники Мидаса, а также заместитель командующего Третьей эскадры контр-адмирал Саварж и пятеро высших офицеров Патруля. Они проводили Чейна и Милу к трибуне, находившейся в самом центре площади.

Празднество открыл мэр Донатас Популас. Он сказал о том, какой это большой праздник — первая годовщина правления Шерифа первого в истории Клондайка. Само собой, Чейн получил от мэра самые восторженные отзывы. Будто бы и не было в течение этого года бесконечных свар, скандалов и ссор из-за всяких пустяков вроде вывоза городского мусора или устройства ночлежек для нищих. «Поистине, все правители, независимо от ранга, — большие лицемеры», — с усмешкой думал Чейн, глядя на раскрасневшегося мэра, истекающего потоками красноречия. Но слушать лесть было приятно.

Затем слово было предоставлено заместителю Совета Федерации Арнольду Мискару. Высокий худощавый старик вылил свою порцию елея на Чей на, а затем достал из папки лист бумаги с золотым обрезом и сказал:

— Прошедший год был очень важен не только для Клондайка, но и для нас — Федерации. Мы с надеждой и, признаюсь, с тревогой следили за развитием событий. Все вы знаете историю возникновения Клондайка. Он появился на свет как бы незаконно, вопреки желанию Федерации, Империи хеггов и Свободных Миров. Можно даже образно сравнить Клондайк с внебрачным ребенком трех наших звездных образований (в толпе послышались смешки).

Все вы так же знаете, что целых два столетия отношения этого ребенка со своими родителями складывались, мягко говоря, далеко не гладко. Но выборы Шерифа — первого законного правителя Клондайка — разительно изменили ситуацию. Клондайк с той поры вступил на дорогу, ведущую к цивилизованной жизни, и плоды этого каждый может увидеть буквально повсюду в этом городе. Шериф Морган Чейн заслужил уважение не только у вас, пограничников, но и у нас, правителей Федерации, Империи хеггов и Свободных Миров. Мы уверены, что этот достойный человек не свернет с выбранной дороги и приведет Клондайк к процветанию и цивилизации!

Поэтому мы, руководители Федерации, Империи хеггов и Свободных Миров, после долгих и, признаюсь, непростых консультаций приняли решение дополнить известный всем галактический Договор новым документом. Согласно этому Дополнению, восточная часть Границы признается новым независимым образованием — Республикой Звездный Клондайк!

Толпа разразилась ликующими криками.

Мискар поднял руку, призывая выслушать его до конца.

— Кроме того, Шериф Клондайка отныне получает статус президента Республики. В ближайшее время на Мидасе будут открыты дипломатические представительства Федерации, Империи хеггов и Свободных Миров. Мы уверены, что это знаменательное событие послужит установлению мира и согласия в галактике!

Толпа взорвалась еще более восторженными криками. Под гром аплодисментов представитель Федерации вручил растроганному Чейну документ — Дополнение к Договору Чейн прочитал его, а затем Мискар подписал его. На трибуну поднялись Альрейвк, председатель Ассамблеи Старейшин Лактионис, а также Беркт, который поставил согласующую подпись от Звездного Патруля. Последним документ подписал сам Чейн.

Как только историческая процедура была завершена, в небо над Мэни-сити взмыли десятки фантастической красоты фейерверков. А когда они погасли, над площадью послышался странный нарастающий гул

Пограничники недоуменно переглянулись На многих лицах появилось выражение тревоги. Что происходило?

Чейн нахмурился и поднял голову Он, разумеется, предпринял все возможные меры безопасности. На праздник могли прибыть и непрошеные гости, и поэтому две его эскадрильи охраняли подходы к Мидасу. Но от проклятых нейнов можно было ожидать чего угодно!

Беркт подошел к нему и дружески положил руку на плечо:

— Не беспокойся, сынок, это летит наш подарок с Варги.

Чейн недоуменно посмотрел на него.

— Но мне же говорили, что постройка кораблей для Третьей эскадры затягивается еще как минимум на месяц!

Беркт усмехнулся:

— Мы просто хотели устроить для тебя приятный сюрприз.

Вскоре в небе над Мэни-сити появились иглообразные звездолеты варганцев. Длинными серебристыми клиньями они прошли на малой скорости над городом. Пограничники встретили их восторженными криками. Ведь эта была ИХ ЭСКАДРА!

Со слезами на глазах Чейн смотрел на бесконечный поток звездных кораблей. От грохота двигателей у него заложило уши, и поэтому он не услышал, как рядом на трибуне оказались Джон Дилулло и все его ближайшие друзья, включая Гваатха и Рангора. Дилулло положил ему руку на плечо и что-то сказал. По движению губ Чейн понял, что старый астронавт желает ему счастья и удачи.

Наконец, воздушный парад закончился. Чейн влажными глазами проводил последние звездные корабли и взял в руки микрофон. Он подождал, пока толпа успокоится от невиданного зрелища, а главное, обретет вновь способность слышать.

Губы его дрожали от волнения, когда он произнес:

— Дорогие граждане Клондайка и наши уважаемые гости! Этот праздник навсегда останется в нашей памяти, как самый счастливый день…

Внезапно в небе вновь послышались раскаты грома. Чейн удивленно замолчал и взглянул на Беркта. Тот пожал плечами. Неужели Третья эскадра возвращалась, чтобы еще раз пройти над Мэни-сити?

Но вскоре стало ясно, что причина в чем-то другом. Оранжевое солнце, восходящее к зениту, стало меркнуть. В темнеющем небе появились россыпи звезд, как случалось при солнечном затмении.

Земля вздрогнула — раз, другой. Многие в толпе упали, не удержавшись на ногах. Трибуны стали опасно раскачиваться. — Над площадью пронесся ветер криков и воплей страха. Никто ничего не понимал.

Чейн процедил сквозь зубы:

— Проклятые нейны… Они, похоже, тоже подготовили для меня сюрприз!

Дилулло покачал головой:

— Что-то не похоже… Смотрите! — Дилулло поднял руку и указал в небо.

Там, среди россыпей звезд центра галактики, стало происходить нечто невообразимое. Созвездия начали таять одно за другим, и так стремительно, что вскоре от южной части Границы не осталось и следа. Сотрясения земли тем временем нарастали. Высокие здания, обрамляющие площадь, начали угрожающе раскачиваться. Вниз посыпались кирпичи.

Началась дикая паника. Толпа бросилась прочь по улицам города.

Все стоявшие на трибуне почему-то устремили испуганные взгляды на Чейна.

— Что происходит, сынок? — глухо спросил Джон Дилулло. — Ведь ты знаешь, верно? ТЫ ДОЛЖЕН ЗНАТЬ!

Чейн кивнул:

— Да, я знаю. Смотрите!

Он указал рукой в центр Млечного пути. Там, в огромном угольном мешке, начали вспыхивать россыпи звезд. Они выстраивались в странные созвездия, чем-то знакомые, но тем не менее несколько иные, чем были известны всем жителям галактики.

— Это пришли миры из будущего! — воскликнул Чейн, пытаясь перекричать вопли толпы. — Прощайте, великие Ллорны… Ну, теперь для нашей галактики настанут веселые денечки!

Все стоявшие на трибуне недоуменно переглянулись. Они не поняли Чейна.

— Морган, о чем ты говоришь? — испуганно прошептала Мила, вцепившись в его руку, чтобы устоять на ногах. — Какие миры, из какого будущего?

Чейн хотел было ответить, но тут землю тряхнуло так, что трибуна со всеми находившимися на ней людьми с протяжным скрипом покачнулась и рухнула.



Глава 19 | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | Сухинов Сергей Миры из будущего ( Звездный Волк — 10) ( Звездные короли)