home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

К полудню третьего дня отряд Варраша с боем прорвался через заградительную полосу из быстрорастущего кустарника с длинными колючими иглами, и вышел к старой, полуразрушенной башне. Чейн убедился, что многие бойцы армии Святого Тонга обладали редким бесстрашием и недюженной силой, но они были плохо вооружены и обучены. Войско защитников Цитадели состояло главным образом из андроидов, невысоких и не очень мощных. Роботы были вооружены стуннерами, сетями и баллончиками со снотворным газом. Перед ними явно поставили лишь одну цель: вывести из строя как можно больше противников, принеся им при этом как можно меньше вреда.

Никогда прежде Чейн не встречал такую странную армию!

Андроиды поражали совершенством своей конструкции, их стальные фигуры были делом рук искусных мастеров и дизайнеров. Особенно поражали воображение роботы-женщины, с изумительными фигурами и фантастической грацией. Даже наряды этих андроидов, выполненные из тонких металлотканей, представляли из себя произведения искусства. Некоторые из андроидов были оборудованы имитаторами речи. Во время атаки роботы-женщины не стремились вступить в единоборства с варварами. Еще издалека одни из них начинали петь на самых разных языках, другие танцевали, третьи произносили зажигательные пацифисткие речи на многих языках, четвертые пытались убедить варваров в неэтичности и неестетичности любой войны. А некоторые из женщин-андроидов, обладавших самыми пышными формами, вдруг принимали соблазнительные позы и призывали воинов противника бросить оружие и заняться с ними любовью, обещая все прелести рая существам любых рас.

При виде таких противников, Чейна порой разбирал смех, смешанный с недоумением. Армия андроидов была не очень многочисленна, но все же ее создатели знали толк в робототехнике. Если бы хозяева Цитадели вооружили своих стальных защитников бластерами, лазерными ружьями или другими видами боевого оружия, то варвары, несмотря на многочисленность и отвагу, были бы в считанные дни уничтожены или по крайней мере рассеяны по всему Побережью. Но по-видимому, хозяева Цитадели были убежденными пацифистами. Они не собирались никого убивать, а лишь пытались вывести противников из строя. Несколько раз Чейн был свидетелем потрясающих сцен боя. Когда андроиды теряли свое оружие или у них заканчивались заряды, то роботы внезапно бросались на варваров и заключали их в объятия, обвивая жертвы руками и ногами. Затем роботы отключали автономные источники питания, и блокировали свои серводвигатели.

Несчастные варвары оказывались, словно бы в кандалах. Их жизни ничего не угрожало, но естественно, ходить они больше не могли. Распилить стальные корпуса андроидов было нечем — в армии Святого Тонга обычная не было более совершенных инструментов, чем двуручная пила и молот. Поэтому плененных воинов после боя переносили на телеги, впряженные в красавцев-единорогов (других крупных животных на Побережьях не было), отвозили в лагерь и сваливали под навес, словно бревна. За несчастными ухаживали несколько десятков калек, получивших увечья как правило не в бою, а лишь по собственной неосторожности.

Спустя несколько дней (когда это случится, предсказать никто не мог) роботы вдруг оживали и разжимали свою стальную хватку. Варвары вновь получали свободу. Но пребывание в объятиях андроидов обычно производило на них неизгладимое впечатление. Многие из них наотрез отказывались идти в бой, а некоторые даже становились убежденными пацифистами. Возможно, это было результатом телепатической обработки, которой андроиды подвергали их за дни плена. Похоже, так считал и сам Святой Тонг. Он издал приказ, в котором утверждалось, что некоторые воины, побыв в объятиях роботов, становились шпионами Цитадели, и потому их надлежало прилюдно казнить как изменников. Чейн был свидетелем одной из таких казней, и поразился тому, с какой счастливой улыбкой принял мучительную смерть один из ангорянинов.

На этот раз отряду Варраша не повезло. Семь негуманоидов во время схватки в роще получили настолько сильные парализующие удары, что потеряли на несколько часов способность двигаться. А возле разрушенной башни, когда казалось, самое страшное уже позади, из разбитого дверного проема вдруг выскочила полногрудая женщина-андроид с длинными серебристыми волосами и прыгнула на сержанта Варраша. Тот не успел увернуться и через секунду оказался в объятиях металлической красавицы. Она радостно улыбнулась, запечатлела на щетинистой щеке Варраша пылкий поцелуй, и красный свет в ее хрустальных глазах погас.

Варраш разразился проклятиями.

— Ну все, влип, — завершив свою длинную тираду, вздохнул он.

— Дьявол, а ведь эта баба как раз в моем вкусе! Была бы живой, а не стальной, я бы сам на нее прыгнул… Чейн, чего стоишь с вытаращенными зенками? Принимай командование, земляк!

Варганец поднял оружие Ллорнов (на этот раз оно имело форму меча) и осторожно подошел к башне. У него было ощущение, что кто-то там скрывается.

Некоторое время он стоял чуть в стороне от темного разверстого проема, и прислушивался. Изнутри порой доносился легкий шорох. Казалось, кто-то переступает с ноги на ногу. Или просто с разбитых стен осыпались камешки?

Он осмотрелся по сторонам, пытаясь понять, что происходит сейчас на поле боя. На правом фланге вроде бы царило относительное спокойствие, а вот на левом кипел бой. Несколько сотен варваров-гуманоидов в мохнатых шкурах, вооруженных дубинами, наседали на отряд из нескольких десятков роботов. Те выглядели настоящими гигантами, и напоминали не столько людей, сколько пауков. Похоже, ежедневные потери андроидов заставили хозяев Цитадели в спешном порядке создавать все новых и новых стальных воинов, уже больше беспокоясь не столько об эстетичности их обликов, сколько об их боевой эффективности. Если, конечно, действия роботов можно было назвать боевыми…

Неподалеку от башни находилось нечто, напоминавшее маленькую спортплощадку. Большинство установок, находившихся на ней, выглядело настолько странно, что трудно было даже догадаться, как их использовали птицелюди. Но как ни странно, среди них находился и самый обыкновенный турникет! В детские годы Чейн, как и все варганцы, немало провел времени на подобном спортивном снаряде, накачивая плечевые мышцы.

Но это турникет, как и все остальные спортивные снаряды, были разбиты. Воины армии Святого Тонга уже несколько раз брали башню, а однажды продержались в ней чуть ли не целую неделю. Видимо, именно тогда кто-то из солдат от нечего делать сумел выломать из стойки один из концов стальной перекладины, а затем с бессмысленной яростью выкрутил ее в невероятную спираль.

Подобных проявлений варварства Чейн навидался за три дня досыта. Войско Святого Тонга относилось ко всяким произведениям искусства, будь то статуя или картина, с бессмысленной беспощадностью. В этом они напоминали звездных крестоносцев из далекого будущего. Но нынешние варвары все же заметно отличались от воинов Ордена. Им мало было уничтожить любое проявление красоты. Они ощущали куда больше удовлетворения, когда переж эти успели вдовлодль поизмываться над ним, словно над самым заклятым врагом. Во всем этом проглядывала самая настоящая патология, с какой варганцу еще не приходилось встречаться нигде в Галактике.

Можно было только поражаться терпению, с каким птицелюди относились к войску Святого Тонга. Но когда-нибудь это терпение должно было кончиться. И потому Чейн с невольной опаской посмотрел на вход в разбитую башню. Любой андроид, даже невооруженный, мог без труда прикончить его. Более глупой смерти и представить было нельзя и потому Чейн старался быть предельно осторожным.

Он дал знак своим товарищам по отряду, чтобы они залегли на земле, а сам подошел к темному проему входа, крепко сжимая в обеих руках меч. А потом стремительно ворвался внутрь башни.

Вдоль стен лежали груды разбитых кирпичей и балки обрушившейся внурь крыши и смятые листы серебристой кровли. Из-за них вышла женщина-андроид, одетая в короткое золотистое платье.

Чейн мгновенно принял боевую стойку. Лезвие меча засветилось красным светом, превращаясь в лазерный луч. Отныне оно могло с легкостью разрубить любую сталь. Но андроид почему-то не торопился нападать.

— Стой там, где стоишь, робот, — предупредил Чейн.

Механическая женщина улыбнулась, обнажив золотистые зубы.

— Я не хочу нападать на тебя, человек, — послышался ее мелодичный голос.

— Вот как? Знаю я, как вы не нападаете… Мой командир Варраш стоить возле башни в объятиях одной из ваших красоток. Но со мной этот фокусне выгорит!

Он с силой взмахнул лазерным мечом, специально задев его кончиком стену. Тотчас на каменной кладке появился глубокий рубец с оплавленными краями. В воздухе поплыл тяжелый запах гари.

Женщина-андроид спокойно сложила руки на груди. Ее светящиеся глаза внимательно изучали варганца.

— Я уже не первый день наблюдаю за тобой, человек. Чем-то ты отличаешься от других варваров. Почему ты не надел их нелепые одежды?

Действительно, Чейн с самого начала отказался облачаться в меховую шкуру. Она была неудобна и отвратительно пахла. Кроме того, Варраш признался, что ее сняли с воина, по собственной глупости утонувшего в лесном озере. Сержант был недоволен упрямством «земляка», но особенно настаивать не стал. Но он предупредил, что если в его отряд заявится кто-то из помощников Святого Тонга, то тот непременно заставит Чейна снять комбинезон, как предмет, созданный развитой цивилизацией.

— Меховые одежды дурно пахнут, — ответил Чейн, настороженно глядя на андроида. — А могу теперь я задать вопрос? Что значит — ты не первый день наблюдаешь за мной? До сих пор я не видел тебя на поле боя.

На стальных щеках андроида появились неглубокие ямочки.

— Мы встречались с тобой не здесь, на равнине… Помнишь, как однажды ночью ты тайно покинул лагерь озэков?

Чейн озадаченно нахмурился.

— Откуда ты узнала об этом? Я не видел тогда в лесу никаких роботов…

— Робота там и не было, человек. Эти машины, к сожалению, не могут проходить через туннели времени, работающие на половинной мощности. Живые существа могут некоторое время пребывать в состоянии полупризраков без вреда для их здоровья. А вот у любого андроида сразу же выходит из строя позитронный мозг. Это создает для нас немалые неудобства.

Чейна наконец-то озарило:

— Пьяное небо, так я сейчас разговариваю не с роботом?

Андроид кивнула.

— Верно. Я специально послала эту машину, чтоб она встретилась с тобой. Правда, дистанции нашей телепатической связи очень мала, и пришлось делать так, чтобы твой отряд сумел прорвать нашу оборону и выйти к башне. Члена Совета Мудрейших возражали против этого, но я настояла на своем!

— Ты приказываешь Совету? — удивлению варганца не было предела. — Так кто же ты такая? Но, наверное, сначала должен представиться я. Меня зовут Морган Чейн, я родился в отроге Арго, на планете Варга.

Женщина-андроид пристально взглянула прямо ему в глаза.

Чейн ощутил нечто вроде шока. Неужели, этот робот на самом деле обладали гипнотической силой?

— Я — Индра… — после долгой паузы тихо ответил андроид.

— Королева птицелюдей? — изумлению Чейна не было предела. — Выходит, Варраш не ошибся, когда говорил командирам, будто именно ты охотилась на ним и его парнями в лесу… Но подожди, я не понимаю! Королева птицелюдей не может быть человеком! А этот андроид…

— Эта машина похожа на меня, — промолвили стальные губы андроида. — Немного… Морган Чейн, ты меня очень интригуешь. Впервые в стане врагов я встретила такого человека. Ты для меня загадка! Сейчас я пытаюсь войти в твой мозг, но мне мешают мощные психощиты. Варвары не обладают подобными способностями, за исключением самого Тонга и его шайки якобы «святых»… Значит ты — не варвар! Зачем же ты дерешься на их стороне? Чем тебе мешает наша Цитадель?

— Мне она не мешает. Я даже толком не понимаю ее предназначения. Но я очень хочу разобраться в том, что происходит на этой планете! Думаю, что это очень важно для будущей моей жизни. Королева, я бы хотел…

Женщина-андроид вдруг повернула голову к выходу из башни и предостерегающе подняла руку.

— Сюда идут… Много людей. Много очень опасных людей! Чейн, если нас застанут здесь вдвоем, тебя ожидают большие неприятности. Заруби андроида мечом! Не бойся, это не причинит мне вреда.

Возле входа в башню послышались чьи-то шаги. И в это же мгновение женщина-андроид издала ужасный вопль и, угрожающе подняв руки, ринулась на Чейна, словно разъяренная фурия. Тот мигом превратил лазерный меч в обычный, и нанес роботу удар по правой руке. Разумеется, этот удар не мог причинить стальному андроиду большого вреда, но вдруг в плечевом суставе что-то хрустнуло, и рука с грохотом упала на каменный пол.

Мысленно усмехнувшись, Чейн ринулся в новую атаку, надеясь, что вскоре в башни появятся зрители этого представления. Так оно и оказалось — в проеме входа появилось несколько людей.

Чейн с яростными воплями стал наносить по андроиду все новые и новые удары. И хотя перед ним был всего лишь робот, варганца не покидало неприятное ощущение, что он нападает на молодую и очень красивую женщину. Он охотно бы дал андроиду уйти, но увы, окон в башне не было.

Мощными ударами меча Чейн отрубил роботу и вторую руку, а затем, изловчившись, могучим ударом снес голову. Стальное туловище некоторое время еще стояло, покачиваясь взад-вперед, а затем с грохотом рухнуло на груду обломков.

— Недурно, брат Томас! — послышался сзади чей-то властный голос.

Чейн обернулся и увидел, что в башню вошел высокий человек с уродливым, обезображенным многими шрамами лицом и голым черепом. У него была худощавая, чуть сутулая фигура. Незнакомец был одет в серую рясу, подпоясанную простой веревкой. На груди в качестве украшения висела цепь с черным знаком свастики.

Но более всего в незнакомце поражали глаза — в них почти не было белков! Во время галактических странствий Чейну не раз встречались подобный тип людей. Все они были выходцами с планет Альфы Центавра, ближайшей к Терре звездной системы. Про альфийцев ходили самые разные и, как правило, очень неприятные слухи.

Варраш не раз говорил, что Святой Тонг и его апостолы были альфийцами. Поэтому Чейн сразу понял, с кем имеет дело. Преклонив колено, он положил меч на пол и смиренно произнес:

— Приветствую вас, великий Тонг! Рад, что удостоился вашей высокой похвалы.

На уродливом лице альфийца промелькнула гримаса, которую можно было понять и как улыбку.

— Не называй меня великим, брат, — уже более мягко промолвил Тонг. — В нашем войске нет и не может быть тех различий между людьми всех рас, какие существуют на Талабане и всех других, якобы цивилизованных мирах! Мы все — одна семья, и делаем одно праведное дело. Судя по твоей странной одежде, ты из новичков. Разве брат Варраш не рассказал тебе о нашей великой освободительной войне?

Чейн огорченно вздохнул:

— Прошу прощения, великий… то есть, брат Тонг, но Варраш не очень-то разбирается в таких делах. Да и времени особого для разговора у нас не было. Три дня мы штурмовали эту башню, и…

— И каким-то чудом пробились к ней! — резко перебил его Тонг. — Это-то меня и удивило. Еще на прошлой неделе мы потеряли возле этой башни три своих отборных отряда братьев, а ныне его смог взять небольшая группа Варраша! Наверное, вам здорово повезло, брат Томас. И тебе лично — тоже. Я видел, как ты разделался с андроидом! Ловко, ничего не скажешь.

Тонг перешагнул через деревянную балку, валявшуюся на полу, и, подойдя к телу андроида, осторожно толкнул его ногой. А потом, убедившись, что робот превратился в груду металла, присел на корточки и некоторое время молча смотрел на обезглавленное туловище.

— Странно… — наконец промолвил он. — Я поначалу не мог понять, как ты смог перебить простым мечом шею и руки этого мерзкого создания. Сталь сталью не рубится!.. Но теперь я вижу, что ты попросту разбил шарниры в шее и на плечах. Точная же у тебя рука!

И какая-то уж больно сильная. Люблю силачей, сам такой. А ну-ка, брат Томас, давай поздороваемся!

И Тонг опустился на колени и поставил локоть правой руки на стальную грудь повержненного андроида, используя ее вместо стола.

Чейн понял, что у Тонга появились вполне законные подозрения. И потому охотно принял вызов.

Прошло несколько секунд, и варганец понял, что худощавый альфанец — могучий и умелый противник. Даже варганские мускулы постепенно начали сдавать под напором этой звериной мощи.

В черных глазах Тонга загорелся огорь ярости, смешаный с изумлением. Чейн понял, что продолжать бороться дальше становится опасно, и постепенно начал сдавать позиции.

Он ожидал, что Тонг удовлетворится его отступлением и сделает его по крайне мере почетным. Но командующий армии варваров только на словах призывал к смирению. Он с явным удовольствием припечатал руку Чейна к стальной груди андроида, и продолжал налегать, явно пытаясь причинять противнику боль. При этом он приподнялся с колен, открыто нарушая правила.

Случись такое в другом месте и в другое время, Чейн бы не стерпел и уложил своего чересчур рьяного противника оглушительным ударом в лоб. Но как он уже не раз успел убедиться, среди братьев Святого Тонга прав тот, кто имеет звание выше. Впрочем, и на его родной Варге такое нередко имело место… Поэтому он не стал чересчур долго упрямиться, и ответил на усилия Тонга болезненым стоном.

Командующий тотчас остаивл его в покое. На его лице появилась добродушная улыбка.

— Вижу, рука у тебя на самом деле крепкая, брат. Такой воин на самом деле мог сокрушить проклятого робота! Но я слышал от своих помощников, будто бы ты — терранин. А это жалкое племя я хорошо знаю! Терране — наши ближайшие звездные соседи. Они имеют наглость утверждать, будто бы их Земля и породила в разных частях Галактики племя звездных людей. Более того, они имеют наглость утверждать, будто мы, альфийцы, тоже является потомками их первой звездной колонии на Центавре!.. В молодые годы я множество раз выходил на арену против землян, и каждый раз своей победой доказывал, что мы, альфийцы — совсем другой народ, не имеющий ничего общего с терранцами. Все они такие слабаки!.. А ты не слабак, брат Томас.

Чейн давно понял, куда клонит Тонг, и не стал уходить от воароса:

— Сержант Варраш немного ошибся… Уж очень ему хотелось найти земляка с Земли! Но я лишь по крови терранин. Родился и вырос я на Варге, и принадлежу к племени Звездных Волков.

К удивлению Чейна, это признание не произвело впечатления на командующего.

— Варга? А где это?

— В отроге Арго. Разве вы на Альфе Центавра ничего не слышали о Звездных Волках?.. Тьфу, да я совсем забыл, что перенесся ныне в двенадцатое тысячелетие. Я плохо знаю историю варганцев. Кажется, в эти века они еще не выходили за пределы отрога Арго.

Тонг поднялся на ноги и небрежно отряхнул подол своей рясы.

— Не понимаю, чем ты хотел удивить меня, брат Томас. Отрог Арго в наше время изучен очень мало. Кажется, там нет миров, которые посмели бы называть себя цивилизованными?

В глазах Тонга вспыхнула ненависть. Но Чейн, ничуть не криая душой, успокоил его:

— В отроге Арго их нет даже в моем двадцать пятом тысячелетии! У нас на всех мирах живут очень простые парни, и люди и нелюди. Многие ни читать, ни писать не умеют. Какая уж тут цивилизация!

Лицо Тонга тотчас просветлело.

— Радостно слышать такое. Надеюсь, ни на одном из миров нет этих дьвольских Цитаделей?

— Нет, конечно. Зачем они нам в Арго? Я вообще не понимаю, что это за штука. Пытался распрашивать Варраша, но тот толком ничего мне не ответил. Ну, а другие парни в нашем отряде на галакто почти не разговаривают.

Тонг похлопал Чейна по плечу:

— Что ж, и это неплохо! Галакто — одно из изобретений этих проклятых цивилизованных миров. Сожалею, что приходится им пользоваться. Но что не сделаешь ради победы над космической чумой под названием Культура!.. Брат Томас, в минуты отдыха после бьоя мы как-нибудь поговоим на эту тему. Ты мне нравишься. Пожалуй, я присмотрюсь к тебе еще немного, а потом возьму в отряд моих телохранителей. Для Легиона ты также весьма подходишь, но к сожалению, туда чужаков не берут… А пока назначаю тебя командиром отряда вместо дурака Варраша! Продержись в башне до утра, а потом мы подтянем сюда еще несколько тысяч братьев, и начнем штурм проклятой Цитадели. И надеюсь, что этот штурм закончится удачно!

Тонг повернулся и зашагал к выходу из башни. Чейн остановил его недоуменным возгласом:

— Простите, брат Тонг, а как же Варраш?

Даже не повернув головы, командующий ответил:

— Это олуха я увезу с собой. Не хочу, чтобы из Цитадели наши враги видели солдата армии Особождения в объятиях стальной женщины, и потешались над нами!

— Я мог бы попытаться осободить его…

У самого выхода Тонг остановился и обренувшись, недоуменно взглянул на него:

— Освободить? Разве ты механик, Томас?

Слово «механик» прозвучало в устах Тонга почти также, как слово «предатель». И потому Чейн попешил успокоить его:

— Нет, конечно. Я простой парень, брат Тонг, и ничего не понимаю в технике. Но кажется, я научился разбивать этих стальных уродов по кусочкам! Вы сами видели, как я это слелал! Варраш был добр ко мне. Думаю, будет по-братски, если и я помогу ему.

Тонг задумчмиво сдвинул брови.

— Вообще то, это не по правилам, но… Ладно, действуй, брат Томас. И я не взышу, если ты случайно зарубить мечом Варраша. Он все равно уже разжалован мною в рядовые, а такого добра у меня в армии хватает!

Тонг бросил мрачный взгляд на останки андроида и торопливо вышел из пещеры.

Чейн понимающе усмехнулся, глядя ему вслед. Наверное, Тонг, несмотря на всю свою самоуверенность, опасался когда-нибудь оказаться в стальных объятих робота. И он наверняка был бы не против, если бы в его личной команде появился человек, способный размыкать объятия андроидов, не причиняя вреда их жертвам.

Подняв с пола меч, он взглянул на останки робота и прошептал:

— Спасибо, Индра. Два раза мы встречались, и так толком и не смогли поговорить. Но надеюсь, в третий раз нам уже никто не помешает!

Услышав горестные причитания Варраша, Чейн торопливо вышел из башни. Бывший сержант тотчас замолчал и посмотрел на Чейна с робкой надеждой.

— Ну, держись, земляк! — сказал варганец и поднял меч.


* * * | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | Глава 15