home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Одноместный флайер преодолел путь до горящего болота всего за пятнадцать минут. Чейну впервые пришлось увидеть панораму горящих болот и лесов, и это произвело на него сильное впечатление. За последние три недели в этих местах не выпало ни капли дождя, и потому трава высохла и пожухла. Озерца, разбросанные по болотам, почти высохли и не могли служить препятствием огню.

Увидев впереди стену горящего леса, Чейн призадумался. Очень скоро огонь, подгоняемый ветром, перебросится на болото. И тогда загорится торф… Пожарные утверждали, что бороться с такой напастью они вряд ли смогут. Сейчас, собрав всю строительную технику, они копали рвы на ближних подступах к городу и строили защитные преграды из мешков с песком. В работе им помогали тысячи горожан. Но ветер все усиливался, и совсем не факт, что предпринятые меры окажутся эффективными. А если загорятся лачуги в бедных кварталах… Тогда пожар начнется такой, что от Мэни-сити за считанные часы останутся одни головешки!

«Что же ты наделала, Мила, — с горечью подумал Чейн. — Понимаю, я очень обидел тебя… Обидел? Пьяное небо, да я же оскорбил тебя до глубины души своим предательством! Но при чем здесь горожане? Они-то чем виноваты? И Селия хороша. Почему не сработал ее знаменитый дар Предсказательницы? Уж она-то должна была все просчитать и не допустить подобной катастрофы… Эрих Клайн не зря рассказывал про штучки, которые выкидывала Селия на Саркатии. За этой колдуньей нужен глаз да глаз!»

Повернув направо, Чейн полетел вдоль стены горящего леса. Дышать стало намного труднее, глаза ел едкий дым. А затем все внезапно прошло, и он вновь задышал полной грудью. Почему так случилось, задумываться просто не хотелось.

Наконец, слева по курсу появилось огромное болото, заросшее редкими кривыми деревцами. То там, то здесь виднелись зеленые пятна трясин. Почему-то это болото не пересохло — по-видимому, его щедро подпитывали подземные ключи. Посреди болота находился небольшой скалистый островок, по краям заросший буйной зеленью. К острову вел узкий перешеек, на котором виднелось несколько темных пятен. Кажется, там лежали тела убитых.

Болото со всех сторон окружала цепь полицейских. Однако с запада, со стороны горящего леса, к нему двигалась стена огня, и было очевидно, что очень скоро полицейским придется разомкнуть кольцо осады. Наверное, этого и дожидалась Мила. Хотя кто знает? Чейн так и не успел до конца понять свою рыжеволосую подругу. Возможно, она собралась сегодня покончить с жизнью, да так, чтобы весь Мидас содрогнулся. Такое вполне в стиле Милы.

Чейн сделал над островом круг, пытаясь что-либо разглядеть в переплетении серых скал. Там могли запросто скрываться человек двадцать, но ничего подозрительного он так и не обнаружил. Мила, разумеется, выбрала самую удобную точку для стрельбы, с хорошим круговым обзором. Таких мест Чейн насчитал пять или шесть. Но хуже всего оказалось то, что посадить флайер было негде. Ближайшая подходящая площадка находилась на небольшом плоском пятачке суши, метрах в ста от острова.

Что станет делать Мила, увидев своего бывшего жениха? Трудно сказать. Разумеется, никакие пули и даже лучи бластера не смогут нанести ему смертельное ранение. Но Чейн еще не знал, как долго будет восстанавливаться его тело, минуты или часы. Полицейские могут стать свидетелями его возрождения, и тогда последствия окажутся кошмарными. Вряд ли пограничники Клондайка потерпят, чтобы ими управлял какой-то монстр… Не этого ли и добивается Мила, отлично знающая про неуязвимость своего бывшего жениха?

Не зная, что предпринять, Чейн сделал еще один круг над скалистым островком.

Внезапно среди скал что-то блеснуло, и ввысь взметнулся дымный столб. Ракета! Чейн молниеносно распахнул дверцу и выпрыгнул наружу. Он пролетел в воздухе всего несколько метров, когда ракета попала во флайер и раздался оглушительный взрыв.

Облако огня окутало варганца. Чейн закричал от дикой боли и спустя несколько секунд рухнул на скалы.

… Он не знал, сколько времени прошло до того мгновения, когда сознание возвратилось к нему. Застонав, он попытался поднять руку, и тотчас же позвоночник отозвался ужасной, невыносимой болью.

Когда боль немного схлынула, Чейн медленно приоткрыл веки и увидел небо, подернутое серой дымкой. «Откуда взялась эта дымка? — подумал он. — Ну конечно же, это дым от пожара. Огонь, наверное, уже подошел к болоту. Надо уходить!»

Но варганец не мог пошевелить даже пальцем. Наверное, поврежден позвоночник. Быть может, даже сломан. Только этого сейчас не хватало! Мила едва не убила его, выстрелив во флайер переносной ракетой. Хотя, конечно же, она не могла знать, кто именно находится в машине…

— Мила… — еле слышно прошептал он. — Помоги!

Послышался шорох осыпающихся камней. Рядом стоял человек и смотрел на него сверху вниз. Чейн не мог разглядеть его и прошептал еще раз:

— Мила…

Человек склонился над ним — и Чейн увидел грязное, усталое лицо Патрика Селдона.

— Черт побери… Вот кто… поджигатель!

Маленький шотландец криво усмехнулся.

— А ты думал, волчище, что это Мила устроила весь этот бедлам? Куда там! Твоя подружка сбежала с Мидаса — разве ты не знал? У рыжеволосой красотки не выдержали нервы. Шутка ли: накануне свадьбы вдруг увидеть своего женишка, оседлавшего колдунью Селию! Такого и врагу не пожелаешь… Мила очень хотела отомстить, но не смогла поднять руку на своего обожаемого кумира. А вот я смог.

— Выходит… ты все это затеял… ради меня?

Селдон кивнул.

— Само собой. Иначе до тебя было не добраться. Да и с этим проклятым городом у меня свои счеты. Здесь началась моя самая большая любовь, и здесь она сгорела и превратилась в прах. Так пусть сгорит и весь чертов Мэни-сити!

— Почему… ты верил… что я… прилечу сюда?

— Потому что в Клондайке полно крутых парней, но герой только один — это шериф Морган Чейн! Тебя все обожают, но я — ненавижу. Мало того, что ты отнял у меня любимую женщину, так еще и оскорбил ее, словно самую распоследнюю девку! За это придется платить.

— Патрик… вспомни… прежде… мы были друзьями!

— Да, было дело, — нехотя кивнул шотландец. — Не раз мы дрались плечом к плечу. Не раз я проливал кровь непонятно за что и не роптал, потому что свято верил великому Звездному Волку! Даже когда меня едва не прикончили на космобриге люди Черного князя, я не возмущался, потому что понимал: так надо Моргану Чейну! Но уже давно у меня стали появляться сомнения. Наши парни из команды Джона Дилулло тоже далеко не всегда восхищались твоими поступками, но все же предпочитали отмалчиваться. А я всегда прямо говорил о том, что у меня на душе! Помнишь, сколько раз мы спорили по разным поводам? Помнишь, как я возмущался тем, что ты предал нас всех на Алтаре, отдав на растерзание этим дьяволам, Третьим людям? А потом ты предал нас, снюхавшись с мерзавцем Шорром Каном. Но все это оказалось только цветочками…

Где-то вдали послышались выстрелы. Селдон выпрямился и приложил к глазам маленький бинокль.

— Паршиво… — пробормотал он. — Полицейские снова пошли в атаку. А патронов у меня — кот наплакал… Но на тебя их хватит, чертов оборотень!

Селдон поднял бластер и прицелился прямо в лицо варганцу.

— Парни говорили, будто ты уже не совсем человек, раз смог голой рукой пробить бронированный нос скаута. Посмотрим, такой ли уж ты бессмертный!

Чейн спокойно выдержал злобный взгляд шотландца.

— И ты сможешь… выстрелить… в лицо своего командира?

Селдон вздрогнул. Чейн попал в его самое уязвимое место. Шотландец имел особые представления о чести и воинской доблести, что не раз служило ему дурную службу.

— Ладно, — пробормотал он.

Чуть опустив бластер, он выстрелил в сердце Чейну. Но в это же мгновение над варганцем прямо из воздуха сконденсировалось округлое зеркало. Огненный луч отразился от него и ударил в правое плечо шотландца. Завопив от боли, тот выронил оружие. Затем он упал на колени и прижал левую руку к окровавленному плечу.

— Дьявол… — процедил сквозь зубы Селдон. — Ты еще хуже… чем я думал… Надо было стрелять… в мозг…

Он попытался поднять левой рукой бластер, но не смог.

А Чейн уже мог шевелить пальцами. Нечто подобное он уже однажды испытывал в кормовом отсеке космобрига. Тело вновь казалось словно бы чужим, состоящим не только из плоти, крови и костей, но и чего-то иного, чужеродного. В его организме проходили какие-то бурные процессы.

Боль быстро утихала, и спустя минуту-другую он уже смог привстать. Увидев это, Селдон издал бешеный вопль и все-таки поднял бластер. Чейн явно не успевал выбить оружие и потому просто пожелал этого.

Бластер послушно вылетел из руки шотландца и, отлетев на несколько метров в сторону, упал в расщелину между камней.

Селдон простонал:

— Вот как это у вас делается…

— У кого это — у вас? — глухо спросил Чейн.

— У нелюдей… А-а!..

Завопив, Селдон неожиданно вскочил на ноги и, выхватив левой рукой нож из кармана куртки, бросился на варганца. Тотчас послышались выстрелы, и на груди шотландца появились три кровавых пятна.

Упав навзничь, Селдон забился в судорогах, харкая кровью.

Чейн подполз к нему и перевернул раненого на спину.

— Прости, Патрик, — сказал он, с жалостью глядя на боевого товарища. — Честное слово, я не хотел этого!

Глаза Селдона уже подернулись мутной пеленой, но он все же сумел прохрипеть:

— Глупо, очень глупо… Селия… я любил ее… Мне так хотелось хоть немного счастья… Не получилось…

Вздрогнув, он затих, глядя на варганца застывшими, укоризненными глазами. Мертвым он казался совсем маленьким и беззащитным. «Погиб еще один близкий мне человек, — с тоскою подумал Чейн. — Неужели лестница в небо должна быть составлена из трупов друзей? Или другой дороги туда просто нет?»

Рядом засвистели пули, с противным визгом рикошетируя от камней. Полицейские заметили среди скал какую-то фигуру и решили, что это злоумышленник. Да и как могли они подумать, что на острове может находиться кто-то другой? Полицейские видели, как его флайер был подбит ракетой и как Чейн упал на камни с довольно большой высоты… Что они скажут, увидев своего шерифа живым и почти здоровым?

— Проклятие, — процедил сквозь зубы Чейн. — Все-таки Патрик добился своего! Теперь по городу наверняка поползут слухи, что с их замечательным шерифом что-то не так… Нет, в Клондайке мне больше задерживаться нельзя!

Оставался только один выход из создавшегося положения: он должен выйти из осады, пройдя через западную часть болота и горящие леса. Вернувшись в Мэни-сити, он еще может попытаться придумать какую-то невероятную историю. В конце концов, никто не видел, что из пылающего флайера выпал именно он, Морган Чейн! И за эту тоненькую соломинку вполне можно уцепиться.

Встав на ноги, варганец ощутил заметный прилив сил. Тело уже почти не болело, мышцы восстановили былую силу и легкость. Нет, они слушались его еще лучше, чем прежде!

Вслед ему полетел град пуль, и одна из них попала ему в спину, но Чейн даже не поморщился.

Пробежав через лабиринт из серых скал, он оказался на краю болота. Перед ним расстилалась трясина с редкими островками, заросшими кривыми деревцами. Метрах в двухстах впереди поднималась высокая стена огня и дыма.

Не раздумывая, варганец шагнул в буро-зеленое месиво и сразу же ушел в него по пояс. А потом пошел вперед по колеблющемуся, вязкому дну с такой же легкостью, как шагал бы по городской улице.



Глава 4 | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | Глава 5