home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Всю последующую ночь Донатас Популас не сомкнул глаз. Он начисто переписал свою предвыборную речь. В первом варианте акцент в ней делался на извечном стремлении пограничников к свободе и независимости и давней нелюбви к чужакам (как выяснилось, Мессар с Саркатии был пограничником всего лишь в шестом поколении, то есть, в принципе, вполне мог быть причислен к некоренным жителям Клондайка).

Но в свете последних событий обнародование подобного доклада стало бы чистейшей воды самоубийством. И потому Популас недрогнувшей рукой опытного политика поменял направление своей предвыборной речи на сто восемьдесят градусов. В новом варианте доклада объяснялось, что для пограничников понятие «свой» и «чужой» вообще не имеет смысла, поскольку их предки прилетели в Клондайк из разных уголков Галактики, создав своеобразный интернационал людей и гуманоидов многих рас. Не случайно пограничники так хорошо отнеслись к Моргану Чейну, варганцу по рождению и терранину по крови, и легко признали его своим шерифом. Важную роль в этом сыграло то обстоятельство, что за плечами Чейна стояли космофлот Федерации и эскадра непобедимых Звездных Волков. Вместе они, казалось бы, могли обеспечить надежную защиту мирным поселениям старателей во всех, даже самых отдаленных частях Клондайка.

Увы, эти надежды рассыпались в прах. Сначала космофлот Федерации вернулся назад, к Веге, затем трагически погибла Третья эскадра Звездного патруля. Недавно навсегда покинул Клондайк и сам Морган Чейн.

Пограничникам как воздух была нужна новая точка опоры. Нет, конечно же, они и сами могут с легкостью сокрушить любого врага, но у них слишком много важных дел в рудниках, копях и на фабриках. Кто же сможет спокойно работать, если одновременно придется воевать с многочисленными врагами Клондайка?

Еще недавно на этот вопрос у него, Донатаса Популаса, не было ответа. Но, как говорится в старинной терранской пословице, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вчера в западный сектор Клондайка ворвалась армада черных звездолетов-убийц, управляемых автоматами. Эта так называемая Орда недавно уже нанесла существенный урон Лиге Свободных Миров, испепелив множество планет и убив тысячи ни в чем не повинных людей и гуманоидов.

К счастью, в этот трудный момент на помощь Клондайку пришли прославленные космические воины, входящие в Орден Звездных крестоносцев. Эти прекрасные и мужественные люди протянули пограничникам руку помощи. Верховный Магистр Евеналий лично посетил Мидас и провел с ним, Донатасом Популасом, ряд важных консультаций. По завершению их было решено подписать Договор о сотрудничестве, по которому Орден обязуется очистить Клондайк от звездолетов-убийц, а затем…

Новая речь получалась еще внушительней, чем прежняя, и постепенно настроение Донатаса Популаса стало понемногу улучшаться. Он постарался забыть о том, что истинным правителем Клондайка станет урод с Торскуна, и о том, что его недавно оскорбляли и называли «животным». Ничего такого не было, все это ему всего лишь почудилось… Главное заключалось в другом: ныне уже не было смысла затевать мороку с дурацкими выборами… Править Клондайком все равно будут те, кого соизволит назначить Евеналий. И нужно сделать так, чтобы любыми путями удержаться хотя бы в кресле мэра Мэни-сити. «Ничего, — думал Популас, корпя над очередной округлой и пустой фразой, — я-то удержусь, не впервой. Даже Морган Чейн не мог обойтись без меня, не говоря уже о Триумвирате. И Ордену я тоже буду полезен. Хорошо, что я не успел отдать приказ об уничтожении концлагерей! Они понадобятся буквально сегодня, когда в Мэни-сити начнется брожение некоторых особо горячих умов. Ничего, мы с озэками охладим их в бараках! Странно, до чего же история время от времени повторяется… Надо запомнить: при любом режиме нельзя уничтожать концлагеря, они всегда могут понадобиться».

Утром Донатас Популас выступил по мидасскому радио. В течение дня его речь в записи транслировалась и на всех других обитаемых мирах Клондайка — разумеется, за исключением тех, где ныне зверствовали звездолеты-убийцы.

Весь день жители Мэни-сити и некоторых других крупных городов Мидаса напряженно следили по телевидению за бойней, которую учинила Орда на многих дальних мирах. Пограничники видели, как взрывались города и поселки, как тысячи старателей оказались погребенными в шахтах, как рабочие сотен фабрик сгорали заживо… Пограничники видели среди звезд зловещие контуры звездолетов-убийц и гигантскую тень огромного дредноута, носящего странное название «Синий кашалот». Казалось, от этой смертоносной стаи нет спасения!

Но затем со стороны Свободных Миров в Клондайк ворвались несколько сотен космических кораблей, на белых фюзеляжах которых были изображены громадные красные кресты. Звездные крестоносцы отважно вступили в бой с захватчиками и после недолгого, но яростного боя сумели оттеснить Орду в сторону ближайшей туманности.

Около полуночи Донатас Популас вновь выступил по радио. Он поздравил пограничников с победой союзников над безжалостным врагом и выразил общую горячую благодарность спасителям из Ордена Звездных крестоносцев. Он также пообещал своим согражданам, что звездные крестоносцы не оставят Клондайк без защиты, поскольку злобная Орда наверняка еще не раз попытается напасть на миры Пограничья, неся смерть и разрушение.

В это время к телестудии подъехал автомобиль, из которого вышли Мессар и трое его главных помощников по избирательному штабу. Мессар попытался силой прорваться в студию, крича что-то о предательстве мэра Мэни-сити и о недозволенности использования подобных грязных методов в борьбе за кресло шерифа. Популас немедленно отдал полиции приказ арестовать смутьянов и посадить их в городскую тюрьму. А потом он вернулся в свою резиденцию и, запершись в кабинете, осушил до дна бутылку виски. Как ни странно, после этого он ничуть не захмелел. «Какая я все-таки сволочь! — с отвращением думал Популас, доставая из шкафа вторую бутылку. — Сволочь и подлец! Мессар совершенно обоснованно назвал меня предателем… Поэтому Мессара, увы, придется убить. Сейчас не до сантиментов: или он возьмет верх, или я. Лучше уж я…»

Позвонил начальник полиции и доложил, что в городе начались массовые волнения.

Ответ Популаса был кратким:

— Том, действуйте, как во времена Триумвирата, только более жестко… Я имею в виду, что не стесняйтесь применять оружие против бунтовщиков. Всех их следует объявить тайными агентами Орды и расстреливать на месте.

Начальник полиции судорожно сглотнул, тупо глядя в экран видеофона.

— Но как же так… Орда вроде бы состоит из автоматических звездолетов… Как же они могли вербовать тайных агентов?

— Том, ты дурак. Или, что вернее, сам являешься резидентом вражеской армады!

— Я все понял, господин… э-э, шериф Клондайка?

— Пока я остаюсь всего лишь исполняющим обязанности шерифа. Но эти обязанности я действительно исполняю, в отличие от таких болтунов, как ты!

Начальник полиции растерянно кивнул и отключил связь. Но через минуту он вновь появился на экране видеотелефона.

— Что еще? — нахмурился Популас.

— Господин исполняющий обязанности…

— Короче!

— Мне только что сообщили, что на главном космодроме приземлился большой транспортный корабль с опознавательными знаками Ордена. Из него выдвинут пандус, по которому спускаются люди в рыцарском одеянии и белых плащах. Их не меньше полусотни, и все вооружены мечами и лазерными ружьями.

«Быстро же действует этот чертов Евеналий!» — похолодел Популас.

— Но это еще не все… Чуть раньше на бывшем частном космодроме князя Шарима приземлилась космояхта. На ее борту оказался всего один человек. Это хорошо известная нам госпожа Ютанович!

Популас разразился витиеватым ругательством. Появление рыжеволосой красотки, бывшей невесты Моргана Чейна, расстроило его намного больше, чем высадка десанта озэков. В воздухе отчетливо запахло жареным.

— Задержите эту дамочку! — закричал он. — Атмосфера в городе и так накалена, достаточно одной искры, чтобы все полетело к чертям. Зачем она вернулась, кто ее просит лезть не в свои дела?

Начальник полиции пожал плечами и снова отключил связь.

Пришлось бывшему мэру провести без сна вторую ночь подряд. Он надеялся, что озэки свяжутся с ним как с представителем власти Мидаса, но ничего подобного не произошло. От Милы Ютанович тоже не поступало никаких сведений. Она словно бы растворилась на городских улицах, и полицейские никак не могли выйти на ее след.

И только следующим утром ситуация прояснилась. Начальник полиции доложил, что некто неизвестный силовым методом проник в роскошный особняк, построенный специально к свадьбе бывшего шерифа Чейна. Там же вскоре появились и озэки, которые тотчас взяли дом в круговую осаду. Попытка полицейских вмешаться в ход событий кончилась для них плохо — четверо были зарублены на месте, еще восемь человек получили серьезные ранения и ныне эвакуированы в госпиталь.

Популас вздохнул с огромным облегчением. Он очень опасался, что озэки были посланы Евеналием, чтобы контролировать каждый его шаг, каждое слово. Но, кажется, их интересовала только Мила. Что же натворила эта красотка, как ухитрилась она наступить на хвост озэкам? А впрочем, какая разница…

Но любопытство являлось одной из слабостей Популаса. Недавно он потратил немало денег, чтобы разместить в будущих апартаментах Чейна десятки подсматривающих и подслушивающих устройств. Надо же хоть как-то оправдать затраченные средства…

Он прошел в потайную комнату, откуда множество раз наблюдал за домашней, скрытой жизнью мидасских аристократов (разумеется, только ради блага Клондайка!), и включил несколько мониторов. Одна из скрытых телекамер была установлена в ванной комнате. Как он и надеялся, Мила как раз в это время принимала душ.

Увидев ладную, крепко сложенную фигурку, окутанную облаком искрящейся пены, Популас невольно сглотнул слюну.

«Хороша, чертовка! — подумал он. — Понимаю, почему она ухитрилась так долго морочить голову самому Чейну… Однако удержать его все-таки не смогла. Колдунья Селия оказалась посильнее элитной агентки Рендвала! Интересно, а куда же Чейн полетел с этой ведьмой?»

Мила взяла в руки душевую трубку, чтобы смыть пену с тела. Популас даже подался чуть вперед, чтобы получше рассмотреть это божественное действо. Но внезапно молодая женщина резко повернулась и показала миниатюрной телекамере известную всей Галактике фигуру из трех пальцев.

— Обойдешься, жирный боров, — заявила она.

Популас вздрогнул и огляделся по сторонам, не понимая, к кому обращены эти грубые слова.

— Напрасно оглядываешься, мэришка, — скривила губы Мила. — Я именно тебя имею в виду, подлец!

Популас ошеломленно заморгал.

— Но как же так… — пробормотал он. — Разве вы видите меня? Это невозможно, инженеры гарантировали…

Мила молча подняла черную коробочку, на передней крышке которой перемигивались несколько десятков разноцветных лампочек.

— А-а… Ну конечно, я совсем забыл, что имею дело с элитной агенткой Внешней Разведки… Но как вы узнали, что я включу именно эту телекамеру?

Мила усмехнулась.

— Не очень трудная задачка… Донатас, ты догадываешься, почему я вернулась на ваш чертов Мидас?

— Просто ума не приложу! Вашего… э-э, бывшего жениха здесь нет. Он покинул нашу планету вскоре после того, как это сделали вы.

— Знаю. Чейн полетел туда же, куда и я, — на Вегу-3. Я опередила его, чтобы не дать варганцу совершить непоправимую ошибку. Но он все равно сумел проникнуть в здание, где проходило заседание Совета, и…

— И что же случилось потом?

— Морган предложил начать войну с Орденом, — коротко объяснила Мила.

— Хм-м… странно! Неужто ему не пытались помешать?

— Еще как пытались. Моргану пришлось убить одного из членов Совета, который оказался тайным агентом Ордена.

— Ого!

— Но это еще не все. Когда Чейн стал побеждать в поединке, его едва не прикончил еще один слуга Ордена. Я убила этого человека, но немного опоздала. Чейн впал в глубокую кому, и я не знаю, вышел ли он из нее или нет. Мне кажется, что он умрет.

Популас был ошеломлен. Морган Чейн умирает? Невероятно! Кто угодно может погибнуть, но только не этот неугомонный варганец…

Неожиданная мысль заставила его воскликнуть:

— Погодите, Мила, погодите… Вы уж слишком схематично описываете события, так что я ничего толком не понял. Ну, положим, Чейн тяжело ранен, в это еще можно поверить. Но почему вы бежали с Веги после того, как сразили врага Федерации?

Мила грустно улыбнулась.

— Да потому, что этот враг вселился в тело моего начальника — вице-адмирала Аджубея. Я слишком поздно это поняла и потому не сумела ему вовремя помешать. Но убийство офицера армии Федерации, да еще в зале Совета Федерации, — не самое безопасное дело. За мной сразу же началась охота. Сначала за мной гнались охранники, потом бывшие товарищи по Внешней Разведке, а сейчас…

— А сейчас ваш дом окружили звездные крестоносцы, — заключил за нее Популас. — Вот почему они прилетели на Мидас! Если вы на самом деле уничтожили их агента, то вам не позавидуешь… Я недавно имел дело с Верховным Магистром Ордена и до сих пор полон впечатлений… Честно говоря, я бы предпочел, чтобы финал этой драмы произошел где-нибудь в другом месте, лучше — на другом конце Галактики. Наш Мидас и без того сейчас похож на пороховую бочку!

Шланг внезапно вырвался из руки Милы и окатил ее струей горячей воды. Популас увидел ее чудесное тело, две небольшие, идеальной формы груди, слегка округлый живот, лоно, покрытое черными вьющимися волосами…

Округлый живот?! Что-то он великоват для майора Внешней Разведки!

Мила инстинктивно провела рукой по животу, и Популас все понял. Этот жест ему был прекрасно знаком — слава богу, не раз был женат!

— Кажется, теперь понимаю… — тихо промолвил он. — Вы беременны, Мила!

Молодая женщина ответила затравленным взглядом, но промолчала.

— Господи, ну конечно же, у вас будет ребенок от Моргана Чейна… Поэтому вы и прилетели именно сюда, на Мидас, в дом, который должен был стать вашим домом!

Возле губ Милы появились две горькие складки.

— Да. У меня ведь никогда не было своего дома, Донатас, я выросла в интернате. А здесь должен был родиться наш первенец… Я собиралась рассказать об этом Моргану накануне свадьбы, но он… Словом, не успела.

Популас судорожно сглотнул. И без того крайне сложная ситуация запутывалась до предела. Если Мила на самом деле убила агента Ордена, то озэки ей вряд ли это простят. Эти парни в рыцарских доспехах скоры на расправу! Правда, Мила беременна и могла бы рассчитывать на снисхождение… Но ее будущий сын зачат от Моргана Чейна, которого Орден считает своим главным врагом!

— Донатас, вы можете мне помочь? — тихо спросила Мила. — Только честно, без вашего обычного вранья, ладно?

Популас покраснел то ли от стыда, то ли от обиды.

— Э-э… Нет.

— Что — нет?

— Помочь, увы, не смогу, — вздохнул Популас и печально опустил голову. — Орден… видите ли, мы с Верховным Магистром Евеналием решили подписать мирный договор. Да и куда было деваться — ведь Орда сожгла больше десяти наших миров! С помощью Ордена ситуация, слава богу, утряслась. Сами понимаете, что отныне любые действия против озэков обернутся не в нашу пользу.

Мила презрительно улыбнулась.

— Быстро же вы прогнулись под этих мерзавцев! Думаете, Евеналий разрешит вам остаться на прежней должности? Черта с два. Я хорошо знаю этого типа, он ненавидит людей, в которых течет земная кровь. Держу пари, что он сумеет так вас унизить, что никакой титул вам не покажется сладким!

Популас вздохнул еще горше. Мила словно в воду смотрела. Ишруган… С таким начальником ему вскоре небо покажется с овчинку! Но, так или иначе, убивать его пока никто не собирается. В отличие от этой несчастной, загнанной в угол красавицы…

— Мила, простите меня, — с искренним раскаянием произнес Популас. — Я действительно не могу вам помочь. Больше того, я сейчас же отдам приказ полиции, чтобы та даже не приближалась к вашему дому, а потом… потом позволила озэкам спокойно улететь. И не считайте меня последним подонком, хорошо?

Мила кивнула. На ее глазах блеснули слезы.

— Мой сын… Ладно, что говорить о том, кто никогда так и не увидит свет. Донатас, я хочу верить, что Морган все-таки выживет. Пусть и не с моей помощью, а… Ну, это неважно. Рано или поздно вы встретитесь. Скажите ему, что перед смертью я признала свою ошибку. Мы все недооценили Орден, и он мигом взял нас за горло. А за Орденом стоят куда более опасные Х’харны, и они, похоже, теперь добьются своего. Не только я — мы все проиграли!

Популас кивнул. По щекам его катились искренние слезы. Было страшно думать о том, что вскоре это прекрасное молодое тело разрубят на части… Но что поделать? Такова жизнь. Мила на самом деле проиграла, однако она напрасно считает, что проиграют все.

— Я попытаюсь связаться с Евеналием и расскажу ему о том, что вы беременны, — неожиданно для самого себя заявил Популас. — Все-таки озэки чтят Иисуса Христа и не должны пролить кровь невинного младенца! Не по-божески это…

Мила внезапно расхохоталась и с силой швырнула черную коробочку на пол. Раздался хруст, и все пять мониторов разом погасли.

Популас был даже рад этому. То, что вскоре произойдет, окажется ужасным. Лучше всего этого не видеть, иначе бессонная ночь обеспечена. Бедная рыжеволосая девочка… Но еще есть шанс уговорить Евеналия!

Однако когда Популас поднялся на верхний этаж своей резиденции, где находилась станция дальней связи, дорогу ему преградил негуманоид в звериной шкуре, обвешанный с головы до ног оружием.

— Пропуск! — рявкнул он, не сводя с Популаса трех злобных глаз.

— Какой еще пропуск? — возмутился Популас. — Я — исполняющий обязанности шерифа Клондайка!

— Пропуск, хитрожопая обезьяна!

Негуманоид так выразительно положил лапу на рукоять старинного бластера, что Популас решил больше не спорить и тем более не обижаться. Надо было в очередной раз приспосабливаться к новой жизни, а это бывший мэр Мидаса умел делать лучше всех на сто световых лет в округе. Наверное, именно поэтому кое-кто из городского быдла прозвал его «оборотнем». Очень обидное прозвище, но лучше уж быть подлым оборотнем, чем героическим трупом!


Глава 15 | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | * * *