home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

— Вот сволочи! — громко сказал Эрих Клайн, а затем разразился очередной многоэтажной фразой, на которые был большой мастер.

Бывший пограничник метался то тюремной камере, словно зверь, не находя себе места. Как и все жители Звездного Клондайка, Клайн больше всего на свете ценил свободу. За свои тридцать с небольшим лет он успел побывать на нескольких десятках планет, где занимался старательством и охотой. Но главной его целью были поиски клада, который некогда спрятал на одном из миров Клондайка его дед, Фриц Клайн. Долгие годы поиски не приносили результата, но однажды Эриху все-таки повезло — он встретил Моргана Чейна и его бесстрашную команду. И в один прекрасный день на планете Тайгер им повезло — на дне озера они нашли кладбище древних королей Клондайка. В руки искателей сокровищ попали сотни уникальных звездных жемчужин. Везение продолжилось на Мидасе — главной планете звездного Клондайка. Чейн и Дилулло сумели умело продать сокровища на аукционе, и это принесло Клайну вожделенные миллионы! Казалось бы, мечта исполнилась, и теперь до конца жизни можно было предаваться праздности, наслаждаясь женщинами, вином, роскошью… Ан нет — чертов Звездный Волк все-таки сумел втянуть его в свои жестокие игры! И вот результат: вместо роскошного особняка он оказался в тюрьме, вместо красоток вокруг кишмя кишат свирепые биороботы, а вино превратилось в воду, да еще затхлую, словно зачерпнутую со дна вонючего болота.

Подойдя к железной двери, Клайн забарабанил по ней кулаками:

— Сволочи, подонки! — заорал он. — Выпустите нас из этой крысиной дыры! Или хотя бы дайте вина, гады синтетические!

Сосед по камере Банг присел на свою койку, потянулся и насмешливо сказал:

— Брось, Эрих. Ты же знаешь, что никакого вина тебе не принесут. Да откуда ему взяться здесь, на этой планете, где обитают сверхнейны? Биороботам вино не нужно, они питаются током от своих батарей. Хочешь, чтобы они угостили тебя славным разрядом тока?

Эрих выругался и, повернувшись, вернулся на свою койку. Спокойствие профессионального воина Банга его бесило.

— Пусть лучше ток, чем эта проклятая вода, — буркнул он, с отвращением глядя на кувшин, стоявший в углу камеры. — В жизни не пил такой гадости! Я готов простить этому подонку Гордону многое, но вода… Нет, за такое четвертовать мало!

— Сначала до Гордона добраться надо, — наставительно заметил Банг.

— Ничего, доберемся, — недобро сощурившись, пообещал Клайн. — Так доберемся, что ему небо покажется с овчинку!.. А вообще-то паршиво, когда врагами становятся твои бывшие друзья.

Банг промолчал. Этот могучий, немногословный человек повидал на свете куда больше, чем Клайн, и потому никогда не торопился с выводами. В отличие от экспансивного немца Банг провел немало лет в плену, учился в школе гладиаторов на Стальной планете, и должен был давно закончить свое бренное существование в схватке с какой-нибудь жуткой тварью или гладиатором-негуманидом. Но ему повезло, и с той поры Банг привык ценить каждый прожитый день. Тюрьма? Что ж, он бывал в тюрьмах и похуже, не говоря уже о казарме мастера-гладиатора Фарха Косматого. Здесь по крайней мере, кормят нормально и не заставляют с утра до вечера тренироваться на плацу с товарищами по несчастью.

Но Клайн был сделан совсем из другого теста, и после некоторой паузы вновь стал шагать взад-вперед по камере.

— Нам надо бежать, да побыстрее, пока эти твари нас не пустили на запчасти для своих организмов! — убежденно сказал он.

Банг вздохнул. Разговор о бегстве они вели уже не первый раз, и без всякого толку.

— Отсюда не убежишь, — промолвил он. — Ты погляди, какие здесь стены! Их наверное, и миной не разрушишь. Двери железные, в руку толщиной. В коридорах дежурят по крайней мере полсотни сверхнейнов, хотя на всех нас волне хватило бы и одного. Но даже если мы выберемся из здания, то до космодрома нам дойти не дадут. Это же не планета, а военный лагерь! Не знаю, что это за штука Большой Мозг, но мозги у него действительно есть! Сумел создать такую силищу, да еще так, что никто в галактике этого и не заметил. Больше того, вместе с Гордоном он сумел поймать самого Чейна! Ума не приложу, что они с ним сделают.

Банг помрачнел. Собственная безопасность его не очень-то волновала, тем более что Гордон пообещал выпустить всех пленников на свободу через месяц-другой. Но Чейн… Главный удар Большой Мозг собирался нанести именно по Звездному Волку. Конечно, тот вроде бы стал неуязвимым, но…

Поразмыслив, Банг сказал:

— Пожалуй, ты прав. Надо выбраться из этого могильника. Всем это сделать, ясное дело не удастся, а мы двое можем рискнуть. Меня очень волнует судьба Чейна. И его Селия меня тоже беспокоит. Если Чейн, не дай бог потеряет второго сына, то… нет, об этом лучше не думать. Так, какие у тебя есть деловые предложения?

Эрих озадаченно поскреб подбородок, изрядно заросший щетиной.

— Хм-м… Ясное дело, силой нам отсюда не вырваться. Остается одно — хитрость. Должна же быть у этих тварей какие-то слабости…

— Интересно — какие же это?

Клайн надолго задумался. Банг с надеждой смотрел на него. Молодой немец уже не раз проявлял свою изобретательность. Из-за этого команда «Кардовы» едва не погибла на Тайгере, где Клайн сумел довольно долго морочить всем головы, включая многоопытного Дилулло. Может, и сейчас что-нибудь толковое придумает?

Наконец, на лице Клайна появилась улыбка.

— Нашел! — воскликнул он. — Все очень просто. Сверхнейны конечно же имеют свои слабости. И знаешь, какая — самая большая?

— Нет, не знаю.

— Они настолько совершенны, что должны, просто обязаны считать себя людьми! Не роботами, не искусственными существами — а именно новыми людьми, которые пришли на смену слабому и вырождающемуся человечеству. Доннерветтер, наверняка эту их слабость и эксплуатирует Большой Мозг! Эта машина находится на другой планете, и вряд ли может управлять каждым отдельным сверхнейном. Нет, она просто внушила всем и каждому, что старое человечество идет к закату, и на арену рано или придут другие, куда более совершенные во всех отношениях существа. Опасность для сверхнейнов мог представлять только один человек — божественный и непобедимый Морган Чейн. Он уже убил нескольких сверхнейнов, и с той поры стал еще сильнее и неуязвимее… А если не сверхнейны помогали Джону Гордону, а сам Гордон просто выполняет их волю?

Банг кивнул.

— Что ж, звучит логично. Но как мы можем использовать эту слабость сврехнейнов? Да и слабость ли это вообще? Что-то я не понимаю, как нам уцепиться за эту соломинку…

Эрих хохотнул.

— Сейчас увидишь… Ты как, в хорошей форме?

— Да вроде, ничего. А что, надо будет драться?

— Само собой. Нет, на прорыв мы не пойдем, это бессмысленно. Мы зайдем к этим уродам с тыла и возьмем их за задницу… Смотри и учись!

Клайн подошел к двери и постучал по ней. А затем спокойно произнес:

— Господа! Вы нарушили кодекс офицерской чести, оскорбили даму нашего сердца, потому мы с Бангом вызываем вас на дуэль. Неужели вы проявите трусость и выставите себя на посмешище перед прекрасной Лианной?

Банг очень удивился.

— Ты чего шепчешь? Даже я тебя едва слышу, а уж офицеры…

Клайн обернулся и выразительно приложил палец к губам. А потом сказал:

— Не беспокойся, друг, те, кому дорога честь офицера, нас услышат. Хотя, если я ошибся, и мы находимся в плену не у людей, а всего лишь у жалких роботов… Тогда мои слова, разумеется, не будут услышаны. Разве у роботов может быть честь? И разве роботы знают, что такое любовь к прекрасной даме? Конечно, и простой утюг может воспылать, но вовсе не от страсти к женщине, а всего лишь от короткого замыкания…

В коридоре послышался топот бегущих ног. Чейн торопливо вернулся на свою койку и прошептал:

— Ну, теперь держись, Банг… Сейчас начнется!

Дверь распахнулась, и в камеру один за другим вошли более десятка сверхнейнов в офицерской форме. Лица у всех побагровели от ярости, все держали в руках бластеры.

В один голос все они воскликнули:

— Кто посмел сравнить нас с утюгом?

Чейн успокаивающе поднял руку:

— Господа, не надо так давать волю своим эмоциям. Я вовсе не хотел вас оскорбить. Напротив, я рад тому, что судьба позволила мне встретиться с такими совершенными во всех отношениях сущее… то есть, людьми. Когда-то в школе учитель нам рассказывал легенду о том, что однажды в галактику придут новые люди, и заменят нас, старых, увы, очень несовершенных людей. Но я никогда даже не наделся, что судьба сведет меня с новыми хозяевами Галактики!

Банг с уважением посмотрел на пограничника. Он очень сомневался, что Эрих когда-либо учился в школе, но врал он действительно мастерски, можно сказать, даже с вдохновением.

Лица офицеров смягчились. Они спрятали бластеры, а потом один из офицеров, высокий и светловолосый, чем-то похожий на Клайна, произнес:

— Я буду говорить от лица всех офицеров. Мы хотим узнать, чем мы запятнали честь офицера, и о какой любви к прекрасной даме вы говорите. Отвечайте, иначе мы уничтожим вас!

Клайн улыбнулся:

— Разумеется, я отвечу, офицер. Но мой рассказ будет долгим, поэтому лучше бы вам всем присесть.

На лице всех офицеров появилась одинаковая презрительная улыбка.

— Мы никогда не устаем, примитив.

— Примитив?! А-а, насколько я понимаю, то вы, новые люди, так называете нас, старых людей?

Все офицеры дружно кивнули. Банг едва не расхохотался, но вовремя удержался. Похоже, Клайн на самом деле обнаружил слабые места у этих роботов. Но как этим воспользоваться, вот в чем вопрос.

Однако Клайн умело вел свою партию.

— Когда я говорил об офицерской чести, я имел ввиду вовсе не нас с Бангом, и не других пленников. В конце концов, мы мужчины, а во время войны пленников принято держать в тюрьме. С этим вы согласны?

— Разумеется! — ответил офицер. — Есть даже такая поговорка: «На войне как на войне». Мы не имеем ничего личного против вас, а просто выполняем наш воинский долг.

Банг не верил своим ушам. Ему приходилось уже сталкиваться с биороботами. Особенное впечатление произнес на него сверхнейн, которого они встретили на Тайгере. Искусственный человек очень умело принял облик пожилого князя Роджера Кампа, и довольно долго смог морочить голову всему экипажу «Кардовы», включая сверхчувствительного волка Рангора. Но те, прежние сверхнейны, являлись мастерами мимикрии и, лишившись своей маскарадной одежды, тотчас превращались в примитивных, хотя и могущественных болванов. Эти же новые сверхнейны, хотя и приняли облик разных людей, сейчас явно вели беседу от своего имени! И это делало их на порядок более опасными.

Но Клайна, похоже, ничуть не смущали подобные мысли. Он дружески улыбнулся и сказал:

— Нет вопросов, полковник. Кстати, как вас зовут?

Немного помедлив, офицер ответил:

— Арн Велл. Да, зовите меня так.

— Уважаемый господин Велл…

— Меня зовут Арн Велл!

Клайн мысленно ухмыльнулся, но спорить не стал.

— Уважаемый господин Арн Велл, речь идет вовсе не о ваших действий по отношениям к нам, к мужчинам. Но вы одновременно с нами арестовали прекрасную Лианну, императрицу СреднеГалактической империи!

Арн Велл озадаченно переглянулся со своими товарищами.

— да, мы сделали это. Но не беспокойтесь, миссис Лианна содержится в значительно более удобных и приятных условиях, чем вы. Мы поместили ее в другом корпусе, в роскошной комнате, дали двух слуг…

Клайн внезапно вскочил с койки и нанес офицеру звонкую пощечину. Тот схватил Эриха за руку и сжал с такой силой, что пленник едва не завопил от боли. Но Клайн вместо это закричал:

— Господин Арн Велл, вы оскорбили нашу даму! Вы… вызываю вас… на дуэль!

Биоробот так удивился, что ослабил хватку. Клайн рухнул на пол с болезненным воплем.

— Оскорбил? Но чем? И что станет причиной нашей дуэли? Объясните.

Клайн хотел ответить, но боль в руке на время парализовала его. И тогда Банг, уже смекнувший. Что к чему, торопливо вошел в игру. Встав, он подошел к Арну Веллу и заявил:

— Разве вы не понимаете, офицер, что мы с господином Клайном влюблены в миссис Лианну? Наверняка и вы все тоже влюблены в нее, а это оскорбляет наши священные чувства. Только дуэль сможет спасти честь прекрасной Лианны!

Арн Велл вновь обменялся недоуменными взглядами со своим товарищами. Вопреки своей воле, они вступили на незнакомое им игровое поле, и просто не знали, как себя вести.

— В чем же мы оскорбили ваши священные чувства, господа?

Клайн уже обрел дар речи. Кряхтя, он с помощью Банга поднялся на ноги и с кривой ухмылкой объяснил:

— Не пытайтесь заморочить вас головы, господин Арн Велл. Думаете, мы видели, какие пылкие взгляды вы бросали на нашу возлюбленную Лианну, там, у трапа корабля?

— Я бросал пылкие взгляды? — изумился биоробот.

— Еще какие! — поддержал друга Банг и сурово нахмурил брови. — Офицер, вы не можете не знать, что у нас, людей, такие вещи приводят к известным последствиям. Дуэль и только дуэль!

— И обязательно, где-нибудь в лесу, на поляне, и в присутствии прекрасной дамы, — уточнил Клайн. — Напоминаю: поскольку оскорбление исходит от вас, офицер, то выбор оружия остается за нами.

На лице Арна Велла появилась презрительная улыбка.

— Ну что ж, я не хотел никого убивать… Но если таковы правила дуэли, и если затронута моя офицерская честь — что ж, извольте. Мне проще было разорвать вас обоих на части, но бластеры так бластеры. Учтите, я стреляю лучше любого из примитивов.

Клайн лучезарно улыбнулся:

— Разумеется, разумеется! Но боюсь, до нас с Бангом очередь дойдет не скоро…

— Какая очередь? — оторопел биоробот.

— Как это какая? Странный вопрос. Разве вы не заметили, офицер, что за прекрасную Лиану бросали пылкие взгляды не вы один? Все ваши товарищи по оружию не сводили с нашей дамы восхищенных, влюбленных глаз! Или вы считаете, что только вам одному знакомо, что такое пылкое чувство к женщине? По-моему, одна эта мысль оскорбительна для ваших товарищей! Наверное, вы тоже считаете их примитивами…

Слова Клайна произвели на сверхнейнов впечатление разорвавшейся бомбы. До этого момента все они, несмотря на различную внешность, вели себя словно механизмы, изготовленные на одном штампе. Но сейчас все изменилось. Хитроумный ход Клайна разжег в них чувство соперничества. Никто из них и понятия не имел, что такое любовь к прекрасной даме, но раз такое чувство свойственно всем людям, то почему они должны быть хуже Арна Велла?

— Дуэль, только дуэль! — то там, то здесь послышались воинственные восклицания. На этот раз они уже не звучали в унисон, и каждый голос был отлично слышен. Офицеры стояли, сжимая кулаки и с ненавистью глядели друг на друга.

Клайн мысленно вознес хвалу небу. Ура, он попал в самую точку! Ему и прежде приходилось иметь дело с роботами, и он давно понял простую истину: Они сильны только в пределах заданных программ, и здесь соревноваться с ними бесполезно. Но стоит заставить их уйти чуть в сторону, и почва начинает буквально гореть под их искусственными ногами.

Арн Велл спросил:

— Господин Клайн, мне не ясно — а кто же из нас девятерых будет выбирать вид оружия, которым мы будем сражаться? Вы сказали, что это должен сделать тот из нас, кто чувствует себя оскорбленным. Но кто из нас оскорбленный?

Возникла опасная пауза, но Клайн быстро нашел выход из положения:

— По-моему, каждый из вас имеет основания чувствовать себя оскорбленным. Поэтому будет правильно, если вид оружия назначит тот, кто оскорблен более всех. А это — я и мой друг Банг! И мы выбираем бластеры!

На лицах офицеров появились сомнения.

— Господин Клайн, но ведь бластеры — это мощное оружие, — робко сказал один из них. — Мы можем серьезно повредить друг друга. А это противоречит… э-э…

Биоробот запнулся и замолчал, но Клайн продолжил за него:

— противоречит заложенной в вас программе? Вы это хотели сказать?

Офицер смущено промолчал,

— Странно… Люди тем и отличаются от машин, что в них нет никаких программ, они действуют, только повинуясь своим собственным чувствам.

— Мы не машины! — резко возразил Арн Велл.

— Тогда вперед! — крикнул Клайн. — Мы должны выяснить наши отношения сегодня же, сейчас же!..

Арн Велл повернулся и уверенно направился к двери, но тут же остановился. Чувствовалось, что в его искусственном разуме происходит нешуточная борьба.

— А как же приказ господина Гордона? — обернувшись, неуверенно спросил он. — Вы — пленники, и мы не имеем права…

Банг дружески похлопал его по плечу.

— О чем разговор, господин Арн Велл? Разумеется, мы с Эрихом — ваши пленники. После дуэли вы отведете нас обратно в тюрьму.

— А если вы тоже погибнете?

— Тогда вы отнесете в тюрьму наши трупы, — невозмутимо ответил Клайн. — Так или иначе, мы снова окажется в камере, и приказ господина Гордона не будет нарушен. При этом не пострадает и ваша честь офицеров, и доброе имя прекрасной Лианны. Словом, все останутся довольны.

Лицо Арна Велла просветлело.

— По-моему, это оптимальное решение! — сказал он.

— Самое что ни на есть оптимальное, — поддакнул Клайн и подмигнул Бангу — мол, знай наших!

Спустя некоторое время на поляне в лесу, в местах ста от приземистого здания тюрьмы, собрались офицеры местного гарнизона. К изумлению Клайна и Банга, их оказалось не девять, а около двадцати! Все они присутствовали при аресте Лианны, все видели прекрасную императрицу, и никто не пожелал выглядеть «нечеловеком» — теми более, что девять их товарищей, как оказалось, уже испытали пламенное чувство любви!

Клайн не мог поверить своим глазам. Да, он ожидал, что от его идеи будет толк, но такое… Могучие, непобедимые, вполне разумные биороботы попались буквально на голый крючок! Пограничника буквально разбирал нервный смех. А вот Бангу было не до смеху — он все еще опасался, что сверхнейны вот-вот бросятся на пленников.

Клайн объяснил Арну Веллу условия дуэли. Он предлагал стреляться с расстояния в пятьдесят метров (на меньшее расстояние офицер был не согласен), и вести стрельбу до гибели одного из дуэлянтов. Клайн опасался, что эти жестокие условия будут отвергнуты, но офицер неожиданно охотно согласился.

— Нас и так слишком много на этом объекте, — решительно заявил Арн Велл. — Для того, чтобы эффективно охранять такое малое количество пленников-примитивов, вполне достаточно одного, максимум, двоих офицеров и нескольких солдат, простых нейнов. Я говорил об этом господину Гордону, но тот не согласился. Он сказал, что некоторые пленники очень опасны, имеют богатый опыт борьбы в самых трудных ситуациях, и потому никакое дублирование не будет лишним. Я просто не мог ослушаться приказа! Но слава Создателю, для всех нас честь офицера превыше всего, и мы путем дуэли оптимально и эффективно решим эту проблему… А вот и наша прекрасная дама!

Среди деревьев появилась стройная фигурка Лианны. Ее сопровождали два офицера с бластерами в руках. Лицо молодой женщины было бледным, в глазах сверкали слезы — по-видимому, она полагала, что настал ее последний час.

Увидев друзей, она горько улыбнулась.

— Я так и думала, что Гордон обманет нас… Он обещал нам свободу — но забыл сказать, на каком свете мы ее получим!

Клайн торопливо бросился к ней. Припав на одно колено, он взял руку Лианны и запечатлел на ней пылкий поцелуй. А затем встал и обнял красавицу.

Лианна изумленно смотрела на него, но Клайн шепнул:

— Ничему не удивляйтесь. Сейчас эти болваны начнут палить друг в друга ради вас, своей первой и единственной возлюбленной! Играйте свою роль, иначе мы погибли!

Надо отдать должное Лианне — она мгновенно поняла, что от нее требуется. Оттолкнув Клайна, она смерила взглядом офицеров-сверхнейнов и подняв руку, произнесла:

— Начинайте, господа! Только один-единственный победитель этих дуэлей будет достоин моей любви. Желаю всем удачи, но повторяю — я достанусь только тому, кто лучше всех остальных!

Все офицеры кивнули, а затем встали на одно колено, приложив руки к сердцу — вернее, к тому месту, где у обычного человека находится сердце.

Банг шепнул на ухо Клайну:

— Эрих, не верю своим глазам. Стреляться ради бабы, пусть даже такой красотки — это же полный идиотизм!

Пограничник так же тихо ответил:

— Может, ты и прав. Но подобные дуэли у нас в Клондайке — самое обычное дело. Я сам стрелялся трижды… Думаю, и на других мирах такое тоже случается, верно?

Банг подумал и кивнул.

Арн Велл отошел в сторону и скомандовал:

— Господа офицеры, условия дуэли вам известны. Как ваш командир, я буду следить за всеми поединками, и последним вступлю в бой. Я или мой партнер убьет этих двух примитивов (и он небрежно указал на Клайна и Банга), и станет единственным возлюбленным прекрасной Лианы. Уверен, что этим счастливчиком стану я… А пока предлагаю мысленно разыграть наши, а вернее, ваши, порядковые номера…

Настала секундная пауза. Затем двое офицеров вышли в центр поляны и, повернувшись спиной друг к другу, стали расходиться в разные стороны. Клайн только тогда вспомнил, что забыл отметить камнями или ветками барьеры, но затем понял — для роботов в этом не было необходимости. Можно было не сомневаться, что они остановятся точно в пятидесяти метрах друг от друга.

Когда соперники заняли свои позиции и положили руки на свои бластеры, Арн Велл взглянул на Лианну.

— Прекрасная дама, мы ждем вашего сигнала.

Лианна кивнула и, достав платочек, махнула им в воздухе.

Но ничего не произошло. Дуэлянты даже не шелохнулись.

Клайн быстро сообразил. В чем тут дело.

— Чертовы машины, им нужна точность… — пробормотал он. — Господин Арн Велл, пускай противники начнут стрельбу в тот момент, когда платочек господи Лианны поднимется на самое высшее положение от уровня земли. Нет возражений?

Возражений не оказалось. Лианна вновь взмахнула платком. Противники, казалось, даже не смотрели в ее сторону, но это так казалось. Прогремели выстрелы, и оба робота рухнули на землю. У одного оказался пробита черепная коробка, у другого — разворочен левый бок. По-видимому, там находился какой-то жизненно важный агрегат.

Арн Велл подал сигнал, и в центре поляны направились очередные два дуэлянта. Вскоре прозвучали еще два выстрела, и трупов на поляне стало уже четыре.

Банг с искренним любопытством наблюдал за ходом массового смертоубийства. Он знал толк в подобных делах, и не мог не восхищаться быстротой и точностью биороботов. Он даже хотел предложить условия дуэли, чтобы дать противникам больше шансов на выживание. Но вовремя прикусил язык.

Клайн подошел к Лианне и встал рядом с ней. Молодая красавица исправно исполняла свою роль роковой женщины, но судя по ее бледному лицу, роль давалась ей с большим трудом.

— Господи, как это все ужасно… — почти прошептала она. — Они… они так похожи на людей!

— Да, похожи — своей глупостью, — тихо ответил Клайн.

Он вспомнил о Большом Мозге, и мурашки сразу же побежали по его спине. Если электронный монстр узнает, что творится здесь, на поляне, то хитроумная затея может окончиться крахом. Оставалось только надеяться, что у истинного хозяина сверхнейнов есть сейчас дела поважнее, чем следить за своими не вполне разумными детьми.

Прошло минут десять, и на поляне уже лежали две груды тел. Некоторые биороботы были лишь тяжело ранены, и еще шевелили конечностями и издавали нечто вроде стонов. Но никто не обращал на них внимания.

Наконец, очередные два дуэлянта прикончили друг друга. На поляне остались только Арн Велл и трое людей.

На губах старшего офицера играла довольная улыбка.

— Все случилось, как я и предполагал, — сказал он. — Дорогая Лианна, скоро мы останемся с вами наедине, и познаем все радости любви. Не волнуйтесь — мы внешне созданы по образцу и подобие обычных людей. У нас есть и органы размножения, только нам прежде не приходилось пускать их в ход, поскольку среди нас нет особ женского пола. Что ж, для любви вполне сгодятся и самки из племени примитивов!

Лианна отшатнулась со сдавленным криком ужаса.

— Что? Вы хотите изнасиловать меня?

Арн Велл улыбнулся.

— Вовсе нет, мы будем просто вместе заниматься любовью. Надеюсь, вы мне расскажете поподробнее, как это делается… Но сначала я должен покончить со своими соперниками. Эй ты, вперед!

И Арн Велл указал Клайну на центр поляны.

Оба пленника переглянулись и только хотели, было броситься на офицера, как увидели дуло бластера, глядящее в их сторону. И когда только Арн Велл сумел его достать из кобуры?

— Так я думал, что вы оба затеяли нечестную игру, — спокойно констатировал офицер. — Все вы примитивы, такие. Но я не стану вас убивать, это просто неинтересно. Дуэль дает вам хоть крошечный шанс, примерно один на десять тысяч. Например, может отказать мой бластер, или отказать моя система координации…

Вдруг Арн Велл вздрогнул, и вытянулся в струнку. В его глазах засветился страх.

— Создатель, простите… — пробормотал он. — Я не думал, что совершаю ошибку. Вы сами не раз говорили. Что мы, ваши дети, станем новыми, совершенными людьми… Вот и я подумал про чувство любви, с которым все примитивы так носятся, словно с величайшей ценностью… Слушаюсь! Эти люди через две минуты и двадцать пять секунд окажутся в тюрьме, я клянусь!

Банг и Клайн с криком бросились на офицера но, получив могучие удары, покатились по земле. Лианна повернулась и бросилась бежать в лес, но Арн Велл выбросил вперед руку и она, превратившись в щупальце, обхватила молодую женщину за шею. повалив Лиану за землю. Арн Велл с холодной улыбкой стал подтаскивать ее к своим ногам.

— Проклятые примитивы, вы еще хуже, чем я думал… — процедил он сквозь зубы. — Вы хотели меня научить любви, но научили еще большей ненависти! Создатель запретил вас убивать, но избить вас я могу!

Он поднял вторую руку, которая тотчас превратилась в плеть. Лианна вскрикнула и закрыла лицо руками.

И тут кто-то обхватил Арна Велла за шею. Офицер захрипел и попытался вывернуться, но тот, кто стоял сзади, не уступал ему в силе.

Наконец, шея биоробота хрустнула, он обмяк и упал на землю.

Лианна приподняла голову и увидела, что на поляне стоит приземистый черноволосый человек.

— Морган! — радостно воскликнула она. — Какое счастье, что ты снова на свободе!

Варганец хотел что-то ответить, но тут со стороны тюрьмы послышался тревожный рев сирены.

— Бежим! — крикнул варганец. — Здесь, за деревьями, стоит мой вездеход. Быстрее, пока нейны не окружили нас со всех сторон!

— Сначала надо собрать оружие, — остановил его Банг. — Эрих, помогай!


Глава 10 | Сборник "Звёздный волк". Компиляция. Книги 1-18 | Глава 13