home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XVI 

Несколько часов они молча спускались по извивающейся спиралью улице. Ричард прихрамывал, все тело у него болело. Он был раздавлен, морально и физически. Повержен, разбит, предан. Ламия чуть не высосала его жизнь, мистер Вандемар избил, он чуть не лишился рассудка, когда полз по доске, переброшенной над бездной. Но Ричард понимал: все, что он пережил, – пустяки по сравнению с тем, что выдержал маркиз. А потому помалкивал.

Маркиз тоже не проронил ни слова – говорить было слишком больно. Впрочем, он и не хотел говорить: пусть рана затягивается, а он сосредоточится на Охотнице. Он сознавал: стоит ему на секунду отвлечься, как она это почувствует, воспользуется мгновением и убьет их. А потому помалкивал.

Охотница шла впереди и тоже помалкивал.

Наконец они добрались до конца Даун-стрит. Улица упиралась в гигантские ворота, сложенные из огромных серых камней. Их построили великаны, подумал Ричард. Ему вспомнились легендарные короли минувших времен, вспомнился Бран[219], вспомнились братья Гог и Магог[220], у которых руки были как столетние дубы, а головы размером с утес. Створки ворот давно проржавели и рассыпались. Обломки хрустели под ногами, свисали с петель, каждая из которых была выше человеческого роста.

Маркиз сдавленно крикнул Охотнице, приказывая остановиться. Потом облизнул засохшие губы и сказал:

– Здесь кончается Даун-стрит и начинается лабиринт. За лабиринтом – ангел Ислингтон. В лабиринте – Зверь.

– В голове не укладывается, – пробормотал Ричард. – Ислингтон… Я же его видел. Он ангел. Самый настоящий ангел.

Маркиз горько усмехнулся.

– Когда ангелы встают на путь зла, хуже не бывает. Если ты забыл: Люцифер тоже был ангелом.

Охотница подняла на Ричарда свои зелено-карие глаза.

– Цитадель Ислингтона – его тюрьма, – проговорила она. Это были ее первые слова за несколько часов. – Он в ней пленник.

– Я так понимаю, лабиринт и Зверь нужны для того, чтобы отпугивать любопытных, – прохрипел маркиз, обращаясь к Охотнице.

Она кивнула:

– Я тоже так думаю.

Ричард повернулся к маркизу. Накопившиеся ярость, отчаяние, злость вдруг прорвались наружу.

– Чего ты с ней вообще разговариваешь?! Почему она идет с нами?! Она предала нас. А сама намекала, что предатель – ты!

– Я спасла тебе жизнь, Ричард Мэхью, – тихо заметила Охотница. – И не однажды. На мосту, в метро. И совсем недавно, когда ты полз по доске.

Она посмотрела ему в глаза, и Ричард отвел взгляд.

По туннелям эхом разнесся страшный рев. От этого рева, или, точнее, рыка у Ричарда по коже побежали мурашки. Звук шел издалека, но это было единственное, что утешало. Он сразу вспомнил, что именно этот звук слышал во сне. Но сейчас рев не показался ему похожим на рев буйвола или кабана, скорее – на рык льва, рычание дракона.

– Лабиринт – самая старая часть Нижнего Лондона, – сообщил маркиз. – Когда король Лудд основал поселение на болотистых берегах Темзы, лабиринт уже существовал.

– Но Зверя еще не было? – спросил Ричард.

– Нет.

Ричард помолчал, прислушиваясь к отдаленному реву.

– Я… я видел Зверя во сне…

Маркиз удивленно вскинул бровь.

– В каком сне?

– В кошмарном.

Маркиз некоторое время раздумывал. Его белки поблескивали в темноте.

– Послушай, Ричард, – сказал он, – Охотницу я беру на себя. Ты можешь остаться здесь, если хочешь. Никто не посчитает тебя трусом.

Ричард покачал головой. Бывают такие ситуации, когда выбора нет.

– Нет. Я не отступлюсь. Особенно теперь, когда они схватили Дверь.

– Ладно. Тогда идем.

Карамельные губы Охотницы исказила ухмылка.

– Вы оба спятили. Вам никогда не выбраться из лабиринта, никогда не пройти мимо чудовища, если у вас нет фигурки Зверя. А у вас ее нет.

Маркиз сунул руку под одеяло, накинутое на плечи, и вытащил обсидиановую статуэтку, которую подобрал в кабинете Портико.

– Ну почему же? – усмехнулся он и подумал, что стоило вытерпеть все, что он пережил за последнюю неделю, хотя бы ради того, чтобы увидеть на лице Охотницы такое выражение.

Они прошли в ворота и оказались в лабиринте.


* * * | Сборник "Избранные романы". Книги 1-7 | * * *