home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

ПОРЦИЯ КОРНЯ ВИЛОЧНИКА

Сборник 'Колесо времени'

— О, Свет… — прошептал Перрин Гаулу, оглядываясь вокруг. — Всё умирает.

Видеть чёрное, кипящее и содрогающееся небо волчьего сна Перрину было не в новинку, но буря, скрывавшаяся все эти месяцы где-то в глубине, наконец-то разразилась. Ветер дул чудовищными порывами, то и дело непредсказуемо меняя направление. Перрин укутался в плащ и вообразил, что его ткань стала более плотной, а завязки крепко затянуты.

Вокруг него возник островок спокойствия, отражавший самые сильные порывы ветра. В этот раз вышло легче, чем он предполагал, словно он ухватился за тяжеленное дубовое бревно, но оно оказалось лёгким, будто сосновое.

Окружающий пейзаж казался ещё менее реальным, чем обычно. Жестокий ветер в самом деле сровнял холмы, словно случилась ускоренная эрозия почвы. В других местах земля вздыбилась, образовав волны из глыб камня и новых холмов. В воздух взлетали оторвавшиеся частицы почвы. Сама земля разваливалась на части.

Перрин схватил Гаула за плечо и переместил их прочь отсюда. Здесь, как подозревал Перрин, они находились чересчур близко к Ранду. И точно, едва они оказались на знакомой равнине на юге, где Перрин когда-то охотился с Прыгуном, буря заметно ослабла.

Они спрятали свою тяжёлую поклажу с продовольствием и водой в зарослях кустов. Перрин не знал, смогут ли они прожить на пище и воде, найденной в мире снов, и не собирался проверять. Этих запасов им должно было хватить на неделю или около того, и пока их будут ждать переходные врата, опасность этих мест не тяготила его, ну или, по крайней мере, устраивала.

Здесь, в отличие от окрестностей Шайол Гул, окружающая местность не превращалась в пыль. Но если внимательно и долго смотреть в одну точку, то можно было заметить частицы… да, ветер взметал в воздух всё. Сухие соломинки, кусочки коры деревьев, комочки глины и осколки камня — всё мчалось навстречу прожорливым чёрным облакам. Как и всегда в волчьем сне, стоило ему отвести взгляд, как всё, что было разрушено, тут же оказывалось вновь целым. Он понял. Это место медленно исчезало, как и реальный мир. Просто здесь этот процесс был заметнее.

Здесь ветер тоже был сильный, но не слишком, так что ему не приходилось его сдерживать. Он был похож на тот, что поднимается перед грозой — прямо перед началом дождя и первыми ударами молний. Предвестник грядущего разрушения.

Гаул закрыл лицо шуфой и настороженно огляделся. Его одежда изменила цвет в тон зелени.

— Здесь нужно быть очень осторожным, Гаул, — предупредил Перрин. — Здесь даже невинная мысль может стать реальностью.

Гаул кивнул и, поколебавшись, сдёрнул вуаль с лица:

— Я буду слушаться и делать то, что ты мне скажешь.

То, что за время их движения через поле одежда Гаула не менялась слишком часто, было обнадёживающим знаком.

— Просто постарайся очистить свой разум, — подсказал Перрин. — Прочь мысли. Действуй инстинктивно и следуй за мной.

— Я буду охотиться, словно гара, — ответил Гаул, кивнув в ответ. — Моё копьё — твоё, Перрин Айбара.

Перрин продолжил путь, переживая, как бы Гаул не перенёсся куда-нибудь из-за случайной мысли. Однако Гаул почти не был подвержен обычным эффектам волчьего сна. Его одежда менялась совсем чуть-чуть; лишь когда его что-то заставало врасплох, вуаль оказывалась на лице без посторонней помощи, но, похоже, этим всё и исчерпывалось.

— Ну хорошо, — сказал Перрин. — Я собираюсь перенести нас к Чёрной Башне. Мы выслеживаем очень опасную дичь, человека по имени Губитель. Ты помнишь лорда Люка?

— Куцехвостку? — спросил Гаул.

Перрин нахмурился.

— Это такая птичка из Трёхкратной земли, — пояснил Гаул. — Я не часто встречался с этим человеком, но мне показалось, что он из любителей похвастаться, а в глубине души он трус.

— Дело в том, что это только ширма, — ответил Перрин. — В подобном сне он, наоборот, очень опасная личность. Хищник по кличке Губитель, который охотится на волков и людей. Он очень силён. Если он захочет тебя убить, то в мгновение ока возникнет у тебя за спиной и представит, что ты опутан лианой и не способен двинуться с места. Ты окажешься в ловушке, а он перережет тебе горло.

Гаул рассмеялся.

— Что смешного? — спросил Перрин.

— Ты думаешь, что для меня всё в новинку, — объяснил Гаул, — но в изначальном сне, куда бы я ни шёл, я постоянно окружён мужчинами и женщинами, которые способны связать меня силой мысли и убить в любой момент. Так что, Перрин Айбара, я привык быть беспомощным. В конце концов, именно так устроен мир.

— И всё же, если мы отыщем Губителя — он такой парень с квадратным лицом и не совсем живым взглядом, — твёрдо произнёс Перрин. — Обычно он одевается в кожаный костюм. Так вот, я хочу, чтобы ты держался от него подальше. Позволь сражаться с ним мне.

— Но…

— Ты говорил, что будешь слушаться, Гаул, — напомнил Перрин. — Это очень важно. Он убил Прыгуна. Я не позволю, чтобы он убил и тебя тоже. Так что не сражайся с Губителем.

— Хорошо, — ответил Гаул. — Даю слово. Я не вызову его на танец копий, пока ты мне не прикажешь.

Перрин вздохнул, представив, как Гаул, следуя клятве, стоит отложив копьё в сторону, позволяя Губителю себя убить. Свет, какими же вредными могут быть айильцы.

— Ты можешь с ним сражаться, если он на тебя нападёт, — уточнил Перрин, — но только чтобы спасти свою жизнь. Не пытайся его выслеживать, и если я стану с ним сражаться, старайся держаться в стороне. Ясно? — Гаул кивнул. Перрин положил руку на плечо айильца и переместился с ним в направлении Чёрной Башни. Перрин не бывал там раньше, так что просто предположил, где она может быть и постарался отыскать это место. Первая попытка не принесла успеха, перенеся их в какую-то часть Андора, где покрытые травой холмы, казалось, плясали под порывами ветра. Конечно, Перрин предпочёл бы просто перескакивать с холма на холм, но не был уверен, что Гаул к этому готов. Поэтому он воспользовался перемещениями.

Спустя четыре или пять попыток, Перрин доставил их в местность, откуда вдалеке был виден полупрозрачный, чуть отливающий фиолетовым купол.

— Что это? — спросил Гаул.

— Там наша цель, — ответил Перрин. — Эта штука мешает Грейди с Неалдом открыть переходные врата в Чёрную Башню.

— Совсем как в тот раз у нас в Гэалдане.

— Точно. — Этот купол вызвал яркие воспоминания об умирающих волках. Перрин заставил их исчезнуть. Здесь подобные воспоминания могли отвлечь внимание. Он позволил себе почувствовать где-то внутри свой гнев, словно тепло, исходящее от молота, но и только.

— Идём, — сказал Перрин, перемещаясь к подножию купола. Тот казался стеклянным. — Вытащи меня наружу, если я вдруг свалюсь, — попросил он Гаула, и шагнул к стенке купола.

Ему показалось, что он ударился о что-то невероятно холодное. Оно выпивало из него все силы.

Он покачнулся, но сохранил концентрацию на цели. Губитель. Убийца волков. Убийца Прыгуна.

Силы вернулись, и Перрин выпрямился. На этот раз вышло проще, чем раньше. Всё-таки появление в волчьем сне во плоти придало ему сил. Ему больше не нужно было беспокоиться о том, чтобы не слишком погрузиться в волчий сон, оставив умирать тело в реальном мире.

Он медленно прошёл сквозь барьер, словно сквозь толщу воды и вышел с другой стороны. По другую сторону Гаул с озадаченным видом протянул руку к стенке купола и дотронулся до неё указательным пальцем.

Тут же, обмякнув, словно тряпичная кукла, айилец упал на землю. Копья со стрелами рассыпались по земле, а сам он лежал неподвижно, даже грудь не вздымалась. Перрин медленно просунул руку, ухватил Гаула за ногу и втащил внутрь купола.

Едва оказавшись внутри, Гаул резко вздохнул и, застонав, перевернулся. Он сел, схватившись руками за голову. Перрин молча передал ему стрелы и копья.

— Хороший способ заслужить джи, — произнёс Гаул, поднимаясь и потирая руку, которую ушиб при падении. — Хранительницы Мудрости называют способ, которым мы сюда попали, злом? Мне кажется, им бы понравилось приводить сюда людей, чтобы как следует проучить.

Перрин посмотрел на Гаула. Он даже не догадывался, что тот слышал их разговор с Эдаррой о волчьих снах.

— Что я сделал, чтобы заслужить твою преданность, Гаул? — обращаясь больше к самому себе, спросил Перрин.

Гаул рассмеялся.

— Дело не в том, что ты сделал.

— Что ты имеешь в виду? Я же спас тебя из клетки. Поэтому ты отправился со мной.

— Это послужило начальной причиной, — объяснил Гаул. — Но не объясняет, почему я остался. Идём, разве не тут та опасная штука, за которой мы прибыли?

Перрин кивнул, и Гаул закрыл лицо вуалью. Они вместе направились к находящимся под куполом строениям. У таких куполов расстояние от центра до границ было значительным, но Перрин предпочёл не прыгать, чтобы не быть захваченным врасплох, так что они продолжали идти пешком по открытому полю с одинокими рощицами деревьев.

Им пришлось идти около часа прежде, чем они заметили стену. Внушительная и высокая стена напоминала одну из тех, что возводят вокруг крупного города. Перрин с Гаулом направились к ней. Последний осматривал её с величайшим вниманием, словно опасаясь, что их вот-вот начнут с неё обстреливать. Однако в волчьем сне эту стену никто не должен был охранять. Если бы Губитель был здесь, то стал бы прятаться в самом центре купола. И, скорее всего, расставил ловушку.

Перрин положил руку на плечо Гаула и в мгновение ока перенёс их на вершину стены. Гаул шмыгнул в сторону, пригнулся и заглянул внутрь одной из крытых сторожек.

Перрин подошёл к внутренней стороне стены и посмотрел, что внутри. Чёрная Башня не соответствовала своей внешней внушительной обёртке: просто глухая деревушка, состоящая из хижин и домиков, построенных на краю огромной стройки.

— Не находишь, что они несколько высокомерны? — произнёс женский голос.

Перрин вздрогнул и обернулся с возникшим в руках молотом, мысленно готовясь для защиты возвести вокруг себя каменную стену. Рядом, вытянувшись, чтобы казаться выше, стояла невысокая женщина с серебристыми волосами. На ней было белое одеяние, перетянутое на талии серебряным пояском. Её лицо ему было незнакомо, но он узнал её по запаху.

— Лунная Охотница, — произнёс Перрин, едва не зарычав. — Ланфир.

— Мне не дозволено более пользоваться этим именем, — ответила она, постучав пальчиком по стене. — Он так строг к именам.

Перрин отшатнулся, оглядываясь по сторонам. Неужели она заодно с Губителем? Из сторожки появился Гаул и, заметив женщину, застыл на месте. Перрин поднял руку, останавливая спутника. Сумеет ли он прыгнуть к Гаулу и перенестись до того, как она нападёт?

— Лунная Охотница? — переспросила Ланфир. — Значит так меня прозвали волки? Это не совсем точно. Я не охочусь за луной. Она и так моя. — Женщина склонилась, положив руки на доходящий ей до груди парапет.

— Чего ты хочешь? — потребовал ответа Перрин.

— Отомстить, — прошептала она. Затем взглянула на него. — Как и ты, Перрин.

— Не могу поверить, что и ты хочешь увидеть Губителя мёртвым.

— Губителя? Этого беспризорника на побегушках у Моридина? Он меня не интересует. Моя месть предназначена другому.

— И кому же?

— Тому, кто виноват в моём пленении, — тихо с жаром ответила она. Внезапно она подняла голову к небу. Её глаза округлились в испуге, и она исчезла.

Перрин переложил молот из одной руки в другую. В это время к нему осторожно подошёл Гаул, пытающийся уследить сразу за всеми направлениями одновременно.

— Кто это был? — прошептал он. — Айз Седай?

— Хуже, — поморщившись, ответил Перрин. — У Айил есть какое-то имя для Ланфир?

Гаул резко втянул в себя воздух.

— Не знаю, что ей нужно, — продолжил Перрин. — Я никогда не мог её понять. Если мне повезло, то наши пути просто пересеклись, а теперь она отправилась по своим делам.

Он сам в это не верил, учитывая то, что ему раньше открыли волки. Лунной Охотнице нужен он. «Свет, словно у меня нет других проблем».

Он переместил их с Гаулом к подножию стены, и они отправились дальше.


* * * | Сборник "Колесо времени" | * * *