home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 11. Тар Валон

Маленькая деревушка Дайрейн, растянувшая свои улицы вдоль берега реки Эринин, раскинулась в длину, как и город Тар Валон, в одиночку занимающий целый остров. Скромные кирпичные домишки, одни красноватые, другие бурого цвета, и лавчонки деревушки, ее вымощенные камнем улицы дарили путникам услаждающий дух постоянства, вечности, но в годы Троллоковых Войн деревня Дайрейн была сожжена, а когда Тар Валон осадили войска Артура Ястребиное Крыло – разграблена. Не один раз была она разрушена и в период Столетней Войны, да и Айильская Война, прогремевшая здесь лет двадцать назад, вновь обрекла Дайрейн на сожжение. Для заштатной деревеньки история не слишком спокойная, разумеется, но уже само расположение Дайрейн возле въезда на один из мостов, ведущих в Тар Валон, всякий раз с лихвой обеспечивало ей новую застройку горелых участков, сколько бы раз ни являлись на деревенскую землю пожары. И началось это чудо с той поры, когда выстроился на острове Тар Валон Они въехали на деревенскую улицу, и поначалу Эгвейн почудилось, будто Дайрейн вновь ожидает неприятельский огонь. По мостовой бодро маршировало каре пикейщиков – ряды и колонны, ощетинившиеся будто чесальный гребень, а следом за ними выступали ряды и целые фаланги воинов, сопровождаемые шеренгами лучников, блистающих невысокими шлемами, везущими у бедра полные колчаны стрел, а на груди боевой лук. Повинуясь своему командиру, подавшему знак рукой, эскадрон конных латников, упрятавшихся в шеломы со стальными прутьями на лице, уступили дорогу Верин и ее спутникам. Все воины носили на груди похожее на слезу, рожденную растаявшей снежинкой. Белое Пламя Тар Валона.

Горожане, впрочем, занимались своими делами, не обращая внимания на воинов, рыночная толпа обтекала солдат, обходя вооруженных мужей как некое давно привычное препятствие. Несколько мужчин и женщин сопровождали солдатский строй, шагая в ногу с ратниками, стараясь заинтересовать непобедимых воителей разложенными на подносах фруктами, полузасохшими яблоками и грушами, извлеченными весной из погребов, но, кроме немногих торговцев и уличных разносчиков товара, никто не предлагал солдатам сладкой жизни. Верин как будто бы тоже не стремилась к общению с военными, она спокойно вела за собой Эгвейн и других своих спутников, понемногу проходя деревню насквозь и выводя усталых путешественников к широкому мосту, поднятому дугой над полумилей речных вод, точно кружево, сотканное из камня.

У въезда на мост караульную службу несли дюжина воинов с пиками и полдюжины лучников, они проверяли каждого, кто собирался пересечь знаменитый мост. Командир караула, лысеющий мужчина, повесивший шлем на рукоять своего меча, озадаченно почесывал затылок, как бы впервые в жизни разглядев приближающихся к подъему мужчин и женщин, пеших и конных, сопровождающих влекомые быками тележки, возы, доставленные к мосту лошадьми. Очередь перед мостом вытянулась всего только на сотню шагов, но почти всякий раз, как один человек был допущен на мост, другой человек присоединялся к хвосту ожидающих. Вновь и вновь лысеющий человек словно бы тратил время положенного ему отдыха, убеждаясь в том, что каждый желающий попасть в Тар Валон имеет полное право в сей град взойти.

Верин решила провести свою группу сразу в голову очереди, однако офицер тотчас же сердито ее окликнул, но, присмотревшись, поспешил нацепить на голову свой шлем. И ему тоже, как многим прочим, не требовалось увидеть блестящее у нее на пальце кольцо Великого Змея, дабы признать в ней Айз Седай. Приложив к сердцу длань, воитель низко ей поклонился и промолвил:

– Доброе утро, Айз Седай! Счастливого вам денечка! Не угодно ли вам взойти на мост?

Верин подъехала к нему поближе. Ожидающая офицерского "добро" очередь шепотом зароптала, но выступить с громогласным возражением не отважился ни один человек.

– Белоплащники беспокоят, стражник? – спросила Верин у командира караула.

Но почему мы опять остановились?

– Она что, забыла про Мэта? – Эгвейн еле сдерживала свое недоумение и ярость.

– Вы правы, но не совсем, Айз Седай, – сказал офицер. – Стычек с ними у нас и не было. Белоплащники возжелали продвинуться прямо в Элдонский Рынок, это деревенька на той стороне реки, но мы предложили им выбрать другую дорогу. Амерлин хочет быть уверена, что попытку свою они не повторят.

– Верин Седай, – заговорила Эгвейн, стараясь проявлять необходимую учтивость, – я хотела напомнить вам, наш Мэт…

– Сейчас, сейчас, дитя мое, – отозвалась Айз Седай, лишь отчасти рассеянно. – Я о нем не забыла. – Но внимание ее вновь принадлежало офицеру. – Для близлежащих деревень они также, я думаю, опасны…

– Мы не имеем возможности совсем не подпускать Белоплащников к окраинам, – бравый муж пожимал плечами, явно ощущая смущение, – но, заметив приближение наших патрулей, они тут же поворачивают назад. Возможно, они пытаются дразнить нас. – Верин дружелюбно ему кивнула и пустила лошадь в сторону моста, однако караульный стратег продолжал свою речь: – Прошу прощения, Айз Седай, но я сразу же догадался: вы прибыли издалека. Что новенького приключилось на белом свете? С каждым торговым судном к нам прибывают сплетни и слухи о событиях ниже по реке. Поговаривают, к примеру, что где-то в западных землях появился новый Лжедракон. Кое-кто осмеливается болтать, будто у него уже под командой воскресшие армии Артура Ястребиное Крыло, они, мол, исполняют все его приказы, так что он сумел изрубить уже немало Белоплащников, да еще и город Фалме буквально стер с лица земли, это, говорят, где-то там в Тарабоне вроде.

– Я слышал, ему помогала Айз Седай! – взвился над очередью мужской голосина. Хурин задышал, как боевой конь, и заерзал в седле, уже готовый отразить нападение.

Эгвейн повела взглядом, но угадать, кто выкрикнул обвинение, ей не удалось. Все люди перед мостом смиренно как будто бы ожидали своей очереди, кто терпеливо, а кто и с нетерпением, об одном лишь мечтая: перейти через мост. Времена изменились, и не к лучшему. В день, когда Эгвейн покидала Тар Валон, любой горожанин, осмелившийся слово молвить поперек Айз Седай, был бы неимоверно счастлив, когда бы ему удалось удрать от негодующих земляков, получив лишь один удар по носу за свою дерзость. Офицер, тоже услышавший обидные для дамы слова, покраснев всем лицом, цепко оглядывал очередь.

– Слухи не часто несут правду, – успокоила его Верин. – Уже сегодня я вам могу сообщить: Фалме по-прежнему возвышается на месте. И стоит сей город, кстати сказать, вовсе не в Тарабоне, стражник. Вы бы не слушали всякую чушь, а служили Престолу Амерлин. Да озарит вас Свет! – Верин взялась за поводья, и офицер склонился в поклоне, провожая с почтением проезжавших мимо него путников.

Мост поразил воображение Эгвейн, как потрясали ее и прочие мосты Тар Валона. Каменные кружева изукрашенных узорами перил красовались столь замысловато, точно их сплела на своих пяльцах самая зоркоглазая из рукодельниц. С трудом верилось, что резьба по камню может быть исполнена кем-то столь тонко, при этом сама не разрушаясь под тяжестью собственного веса. Шагах в пятидесяти внизу, а то и ниже, несла свой неумолчный бурлящий шум река, а мост почти полмили речной ширины одолевал, летя в воздухе, единым махом и без опор перекинутый через поток Эринин, прямо в Тар Валон.

Удивительным для Эгвейн было посетившее вдруг ее чувство: мост ведет к двери родного дома. Чрезвычайно неожиданные и немного пугающие мысли! Но дом мой в Эмондовом луге! Нет, не в Эмондовом Луге, а в Тар Валоне научится она всему, чему научиться ей необходимо, дабы сохранить свою жизнь и не утратить свободу. И в Тар Валоне она узнает – должна узнать! – почему так мучительно сны тревожили ее, а иногда ей казалось, что значение их предупреждений для нее недоступно. И теперь жизнь Эгвейн стала связана с Тар Валоном еще более прочной нитью. Уж если она и возвратится когда– нибудь в Эмондов Луг, – о, как терзало ее это "если", но Эгвейн стремилась быть честной в разговоре с собой, – да, если она возвратится в родные края, то лишь ради того, чтобы увидеть своих родителей. Нет, она уже более не имела права считать себя всего– навсего обыкновенной дочкой владельца гостиницы. И семейные узы теперь не удержат ее возле-домашнего очага, и вовсе не потому, что девушка тяготилась ими, но она уже переросла их, они стесняли ее.

Мост же был только началом. Дальним своим концом он ложился прямо под стены, окружавшие город со всех сторон, высочайшие стены, выстроенные из камня белого в серебряных искрах, стены с башнями, свысока взиравшие на гордые изгибы мостов. Сторожевые башни из камня такой же ослепительной белизны, встроенные в стены на равных расстояниях одна от другой, омывали блоки своих оснований быстрой водой Эринин. Но охваченные крепостною стеной и взметнувшиеся в небосклон еще выше стенных башен, плыли в небесах гордые короны истинных башен Тар Валона, башни сказаний и легенд, сверкали наточенные шпили, манили в свою глубину кружевные проходы и лестничные подъемы, соединенные тут и там прорезающими воздух мостами, подвешенными в сотнях шагов над землею. Но все это великолепие было лишь началом.

Возле городских ворот, одетых в бронзу, не было никакой стражи, хотя распахнуты они оставались так широко, что двадцать всадников могли въехать в Тар Валон, выстроившись неохватной шеренгой, и сразу попасть на одну из самых широких улиц, пересекающих заостренный остров вдоль и поперек. Весна вступала еще на самое начало своих путей, но над городом уже растекались ароматы цветов и пряностей.

От волнения у Эгвейн так перехватило дыхание, словно она видела Тар Валон первый раз в жизни. На каждой площади города, на любом из его перекрестков путники любовались игривым фонтаном или памятником, многие статуи увенчивали громадные колонны, высотой своей не уступавшие башням Тар Валона, – всему этому великолепию гости города радовались, как дети. Дома, даже

незатейливо выстроенные, казались украшенными орнаментом столь щедро, что и сами как будто бы превратились в сплошной орнамент, а их упорядоченные массивы помогали узорам располагаться с большим достоинством. Здания огромные и скромные домики, выстроенные из камня всех возможных расцветок, напоминали обликами то морскую раковину, то некое фантастическое существо, быть может живущее где-нибудь на земле или рожденное фантазией художника. Жилые дома, и гостиницы, и даже конюшни – все здания в городе, включая самые непритязательные по виду, сооружались строителями во имя красоты. Большую часть Тар Валона долгие годы возводили огир, прославленные мастера-камнетесы, сразу же после Разлома Мира, и до сих пор город поддерживал славу своих строителей-чудодеев.

По улицам города расхаживали мужчины и женщины-красавицы из разных стран мира. Темнокожие и абсолютно белолицые, и с кожей чуть ли не всех оттенков, одетые в наряды самых ярких тонов, покрытые роскошными узорами, а если и мелькало кое-где платье серовато-коричневого оттенка, то оно несло на подоле своем и рукавах всевозможные украшения и сверкающие пуговицы, а рядом праздновали день своей жизни обладатели одежд щедро распахнутых и являющих взору прохожих более открытого тела, чем было прилично, по мнению Эгвейн, но там и тут виднелись незнакомцы и незнакомки в костюмах, оставляющих обнаженными лишь глаза да кончики пальцев. Паланкины и строго прикрытые покрывалами носилки продергивали сквозь толпу паутинку своего пути, и носильщики, влекущие привычную тяжесть, семеня по мостовой мелкими шажками, покрикивали на проходящих без дела: "Эй! Дорогу! Дорогу! " То и дело пробивались сквозь людской водоворот надменно замкнутые кареты, и сидевшие на облучках кучера в ливреях восклицали:

"Хайя! " и "Хо! ", будто надеялись достичь не равного со всеми горожанами неспешного движения, а стремительного галопа. Уличные музыканты наигрывали на флейтах, арфах и трубах, аккомпанируя иногда жонглеру или акробату, положив у себя перед ногами шапку для звонких монет. Лавочники призывали гуляющих посетить свои щедрые закрома, а уличные торговцы славили свой товар по всем стогнам славного града Тар Валона. Дивное мелодичное жужжанье полнило город – песня жизни.

Пряча свое лицо, Верин натянула капюшон на голову. Эгвейн же подумала, что в толпе на проезжающих гостей и так никто внимания не обратит. Не только на дам, но и на Мэта, лежавшего в провозимых лошадьми носилках, никто не взглядывал более одного раза, только сторонились его некоторые из проходивших своей дорогой горожан. Все знали, что в Белую Башню частенько привозят больных, которым требуется Исцеление, однако никто не ведал, какую болезнь ухитрился подцепить незнакомец на носилках.

Эгвейн подъехала к Верин, склонилась поближе к ней и спросила:

– Вы, как прежде, ожидаете приближения беды? Но мы уже въехали в город. И почти добрались до места.

Уже и вправду видна была Белая Башня, ее высокие стены светились над коньками крыш.

– Беды я ожидаю постоянно, – спокойно ответила ей Верин, – и ты тоже должна быть всегда готова к беде. Но опасней всего нам являться в саму Башню. Все вы должны быть сейчас бдительны, как никогда прежде. Ваши… Ваши выходки, – рот ее на мгновение поджался в ниточку, но она тут же вернула себе спокойствие, – они напустили на Белоплащников страху, но в Башне за свое поведение вы можете быть казнены или подвергнуты усмирению.

– Но я вовсе не собиралась и в Башне вести себя так же, как вела себя с Белоплащниками, – запротестовала Эгвейн. – Никто из нас не станет так поступать! Оставив Хурина следить за лошадьми, везущими носилки с Мэтом, Илэйн и Найнив подъехали к Эгвейн. Соглашаясь с подругой, они обе кивнули, Илэйн с горячим сочувствием к подруге, а Найнив так, как будто она не торопилась сказать все, что думала.

– Надеюсь, ты больше не повторишь свою выходку, дитя мое. Ни в коем случае и никогда в жизни! – Верин из-под капюшона обвела взором учениц и покачала головой. – Кроме того, я искренне надеюсь, вы уже научились не проявлять безрассудства и глупости, не болтать, когда следует держать язык в узде. – При этих ее словах Илэйн покраснела, и Эгвейн почувствовала, как ее щеки тоже становятся горячими. – Как только мы войдем под своды Башни, спрячьте язык за зубами и, что бы ни случилось, все воспринимайте спокойно. Повторяю: что бы ни случилось! О том, как встретят нас в Башне, вам ничего не известно, а если бы вы и знали свое будущее, вам бы подобное знание на пользу не пошло. Поэтому молчите – и точка!

– Буду вести себя так, как вы приказываете, Верин Седай, – пообещала Эгвейн, а за ней и Илэйн. Найнив насмешливо фыркнула. Айз Седай взглянула на нее со вниманием, и она неохотно кивнула в знак согласия с приказанием повелительницы.

Улица вывела их на широкую площадь, расположенную в самом центре города, посередине площади возвышалась Белая Башня, сияя в солнечных лучах и поднимаясь так высоко над всеми окружавшими площадь куполами дворцов, украшенными изящными шпилями, будто она пыталась коснуться облаков. Людей на площади было удивительно мало. Эгвейн припомнила с тревогою, что на территорию, принадлежащую Башне, без особой надобности не забредал ни один человек.

Как только они выехали на площадь, Хурин на своем коне провел лошадей с носилками вперед.

– Сейчас я должен покинуть вас, Верин Седай, – проговорил он. На Башню Хурин разок взглянул, но больше старался не смотреть, хотя и непросто было найти нечто иное для своего взгляда. Хурин был родом из страны, где Айз Седай пользовались всеобщим уважением, однако одно дело уважать кого-либо, а другое – быть окруженным сими уважаемыми тобой людьми.

– В путешествии ты был нам надежной опорой, Хурин, – сказала ему Верин, – а путь наш был долог. Думаю, в Башне найдется местечко, чтобы тебе отдохнуть перед тем, как отправиться в обратный путь.

– Я не могу терять ни дня, Верин Седай! – ответствовал ей Хурин, в голосе его прозвенела решимость. – Даже часа терять не имею права. Мне следует вернуться в Шайнар и тотчас же доложить королю Изару и лорду Шай Агельмару всю правду о том, как все происходило в городе Фалме. Нужно рассказать им о… – Он резко оборвал свою речь. Никого из посторонних сейчас не было поблизости, так что подслушать его не мог никто, но Хурин все же понизил голос. – Рассказать им о Ранде. О том, что Дракон Возродился. В порту должны стоять торговые суда, направляющиеся вверх по реке, я намерен отправиться в Шайнар с первым же парусом…

– Тогда ступай в Свете, Хурин из Шайнара! – молвила Верин.

– Да озарит Свет вас всех! – отвечал Хурин, перебирая уздечку своей лошади. Немного помолчав, он добавил: – Потребуюсь вам снова – пришлите весточку в Фал Дара, и я найду способ явиться к вам. – Смущенно прокашливаясь, будто поступил как-то неловко, Хурин повернул свою лошадь и пустил ее мелкой рысью куда-то прочь от Белой Башни, вниз по узкой улочке. Вскоре всадник скрылся из виду.

– О мужчины! – воскликнула Найнив и досадливо покачала головой. – Они всегда просят послать за ними, когда они нам потребуются, но когда тебе действительно нужен хотя бы один из них, значит, нужен он немедленно!

– Ни один мужчина не поможет нам там, куда мы сейчас направляемся, – сухо сказала Верин. – Не забывайте об этом. Да и прекратите наконец болтать!

Отъезд Хурина поселил в душе Эгвейн ощущение потери. Хотя он и редко разговаривал с кем-то из своих спутников, кроме Мэта. Да и права, разумеется, Верин. Хурин – всего лишь мужчина, оттого он и стал беспомощным, как ребенок, когда им пришлось ступить на территорию, принадлежащую Башне, где ждать их могло неизвестно что. Тем не менее исчезновение бравого мужа сделало их отряд на одного человека меньше, и Эгвейн не могла удержаться от мысли, насколько кстати мог бы сегодня им прийтись вооруженный мечом воин. Кроме того. Хурин был связующим звеном между ними и Рандом с Перрином. Хватит, у меня и собственных забот полон рот! У Ранда с Перрином рядом есть Морейн, которая не спускает с них глаз. А Мин обязательно присмотрит за Рандом, подумала Эгвейн со вспышкой ревности, пытаясь ее в себе подавить. В чем и преуспела – почти что.

Вздохнув, она взялась руководить лошадьми, везущими носилки. Мэт лежал, укрытый одеялом до самого подбородка, и дыхание вырывалось из его груди сухим хрипом. Скоро, подумала она, ты будешь Исцелен, очень скоро. А мы узнаем, куда ведет нас судьба. Эгвейн хотелось, чтобы Верин прекратила свои попытки запугать учениц. Ей удобнее было бы не знать, что нагонять на них страх Верин имеет солидные причины.

Между тем Верин провела своих подопечных вокруг Башни и остановилась перед небольшими боковыми воротами, где стояли два стражника, ибо вход был распахнут. Помедлив, Айз Седай откинула свой капюшон и, не покидая седла, наклонилась, желая потихоньку поговорить с достойным воином. Подняв на нее грозный взгляд, он сразу побелел от страха, затем стал с удивлением осматривать спутниц важной дамы. Торопливо пробормотав:

"Как прикажете, Айз Седай! " – он вприпрыжку ринулся в сторону Башни. Верин, не вслушиваясь в его бормотание, уже проезжала через ворота. Свою лошадь она вела так, словно путникам некуда было спешить.

Следом за ней продвигалась к известной Башне сопровождающая носилки Эгвейн, она поглядывала на Илэйн и Найнив, так же как и они пытаясь догадаться, какие слова прошептала Верин стражнику.

Караульное помещение располагалось рядом с воротами, в сером каменном доме, похожем на шестиконечную звезду, поставленную на бок. В дверях здания без дела толпились несколько стражников; завидев проезжавшую мимо них Верин, они прекратили болтовню и склонились перед ней в глубоком поклоне.

Двор Башни, усаженный деревьями и подстриженными кустами жимолости, разлинованный широкими дорожками, усыпанными гравием, походил на парк в имении знатного лорда. Между раскидистыми вязами виднелись здания служб, сама же Башня возвышалась над мирным пейзажем, точно древний замок.

Проложенная между вязами и дубами оранжевая дорожка, на которой усталых лошадей приняли подбежавшие к всадницам грумы в кожаных жилетках, привела женщин на конюшенный двор. По приказанию Айз Седай грумы освободили носилки с лежащим в них Мэтом и бережно поставили их на землю. Как только лошадей повели в конюшню, Верин взяла с носилок кожаный мешок и с равнодушием на лице небрежно сунула его себе под мышку. Прекратив потирать затекшую спину, Найнив посмотрела на Айз Седай недовольно:

– Вы говорили, что оказать помощь Мэту следует немедленно. Но сейчас вы, по-моему, не собираетесь… Верин взмахнула рукой, но пыталась ли она жестом утихомирить Найнив или просто поскользнулась на гравии и поддержала равновесие, Эгвейн понять не удалось.

Вскоре женщины узрели Шириам Седай, а за ней следовали три Принятые, чьи белые одежды по краю подола и на манжетах рукавов были украшены цветами всех семи Айя – от голубого цвета до красного. Сопровождали же дам двое рослых и широкоплечих мужчин, одетых скромно, как принято среди рабочих. Наставница послушниц была немного полновата, но у нее очень выделялись высокие скулы, какие можно заметить у жительниц Салдэйи. Но на самом деле неповторимой внешность ее казалась из-за огненно-рыжего цвета волнистых волос надо лбом ее и за плечами, а еще потому, что незабываемо блистали зеленоватые раскосые глаза Айз Седай. Приезжих дама оглядывала с нарочитым спокойствием, но рот ее был упрямо сжат.

– Ты вернула наших троих беглянок, Верин. Учитывая все случившееся, я уж и не знаю, стоило ли так стараться…

– Мы не… – начала свою речь Эгвейн, но Верин оборвала ее резким возгласом:

– Помолчи-ка!

Долго и пристально всматривалась Верин в лица всех трех своих питомиц, будто ее накаленный взор мог заставить их молчать.

Эгвейн была уверена: Верин поставила перед собой задачу вполне сообразную своим силам. Прежде девушка никогда не видела свою наставницу настроенной столь свирепо. Найнив скрестила руки на груди и бубнила что-то себе под нос, однако вслух высказаться не решилась. Три Принятые, выстроившиеся за спиной Шириам, разумеется, хранили молчание, но Эгвейн казалось, будто она видит, как от напряженного внимания к каждому слову у них растягиваются уши. Удостоверившись, что убедила Эгвейн и остальных своих учениц держать язычок за зубами, Верин обернулась к Шириам и проговорила:

– Паренька лучше унести отсюда поскорей куда-нибудь подальше ото всех. Он болен, причем болен опасно. И болезнь его опасна для других не меньше, чем для него самого.

– Мне донесли, – промолвила Шириам, – что с собой вы везли носилки.

С этими словами она поручила двум мужчинам в рабочей одежде поднять носилки, одному из них сказала что-то очень негромко, и через мгновение после ее слов Мэта унесли прочь.

Желая напомнить всем и каждому, что помощь Мэту необходимо оказать как можно скорее, Эгвейн уже изготовилась к очередному своему выступлению, и только гневный взгляд Верин был в силах снова ее успокоить. Найнив подергивала свою косу с такой силой, как будто пыталась оторвать ее от головы.

– Я полагаю, – проговорила Верин, – сейчас уже всей Башне снизу и доверху известно: мы возвратились.

– А те, кто еще не знает об этом, узнают очень скоро, – сказала Шириам. – У нас чьи-то приезды и чьи-нибудь отъезды – первейшая тема всех разговоров и сплетен. И намного важнее событий в Фалме, и куда более злободневны, чем война в Кайриэне. А вы надеялись сохранить свое появление в тайне?

– Мне необходимо увидеть Амерлин! – промолвила Верин, сжимая обеими руками кожаный мешок. – И немедленно!

– А что прикажешь нам сделать с этими тремя? Верин, нахмурясь, рассматривала Эгвейн и ее подруг.

– Этих придется окружить надежной охраной, – сказала Верин сухо. – И содержать так до тех пор, пока их не захочет видеть Амерлин. Не знаю, впрочем, захочет ли она их лицезреть. Держать их под стражей – и не иначе! Пусть поживут в старых своих комнатах, я думаю, там им будет удобнее всего. Упрятывать их в камеры нет никаких оснований. Но никому из посторонних – ни слова!

Верин еще продолжала беседовать с Шириам, но Эгвейн уже не вслушивалась в их разговор, так как поняла:

последние услышанные ею слова Верин предназначались ей и еще двум девушкам как напоминание о необходимости молчать и хранить бдительность. Найнив сейчас, насупившись, теребила свою косу так, точно хотела ею кого-то отхлестать. Голубые глаза Илэйн распахнулись так широко, что лицо ее стало бледней, чем было обычно. О себе же самой Эгвейн не могла бы сказать, какие она испытывала чувства: гнев, страх или беспокойство. Наверное, всего понемногу, так ей казалось.

В последний раз оглядев своих молодых спутниц, Верин прижала мешок к груди и поспешила прочь, плащ ее развевался на ходу. Шириам уперлась кулаками в бока и принялась изучать Эгвейн и еще двух девушек. Эгвейн на миг ощутила, как спала долгая напряженность. Наставница послушниц всегда поддерживала в себе состояние полного спокойствия и сохраняла весьма располагающее к ней чувство юмора даже тогда, когда ей приходилось устраивать кому-то из учениц выговор за нарушение башенных правил или отправлять на грязные работы. Заговорила она, как ни странно, без особого недоброжелательства:

– Верин Седай уже сказала вам, чтобы вы не разбрасывались словами, и здесь вы ни слова лишнего не скажете, ясно? Если кто-то из вас заговорит по собственному желанию, а не в ответ на вопрос, заданный вам Айз Седай, я заставлю вас мечтать о единственной вещи на свете – о порке, о том, чтобы вам было позволено хотя бы несколько часиков в день повыскабливать грязь из кухонных полов, не имея иных желаний. Ясно всем?

– Да, Айз Седай! – ответила Эгвейн и тут же услышала, как две ее единомышленницы произнесли те же самые слова, причем у Найнив они прозвучали скорее как вызов, чем как обещание.

Шириам произвела некий неодобрительный звук, напоминающий звериный рык. Затем проговорила:

– По сравнению с прошлыми временами все меньше девушек приходят к нам в Башню, чтобы пройти обучение, однако поток учеников не иссяк. Большинство из них отправляются восвояси, так и не научившись прикасаться к Истинному Источнику, а тех, кто овладевает подобным искусством, намного меньше. Некоторые ко дню своего ухода от нас овладевают знаниями в достаточной степени, чтобы не причинять вреда самим себе. Возвыситься до звания Принятой может лишь малая часть послушниц, и еще меньше их получают право носить шаль. Жизнь у нас здесь довольно нелегкая, дисциплина царит весьма строгая, и все же каждая послушница все силы отдает тому, чтобы у нас удержаться, добиться успеха и получить право носить кольцо и шаль. Несмотря на тяготы учебы и жуткий страх. заставляющий учениц бороться по ночам с бессонницей или плакать в подушку, они зубами держатся за свое место среди послушниц. А вы трое, одаренные при рождении гораздо более великолепными способностями, чем я встречала в ком-то когда-либо в жизни своей, без разрешения покинули Башню, ударились в бегство, не одолев и половины положенных вам знаний, точно не имеющие никакой ответственности дети, и не возвращались долгие месяцы. И вот вы явились к нам с таким видом, точно ничего не произошло и будто завтра же с утра вы имеете полное право продолжить прерванное вами обучение! – Шириам вздохнула так глубоко, как будто иначе она взорвалась бы от захлестнувшего ее гнева. – Фаолайн!

Три сопровождающие Шириам женщины разом отпрянули в разные стороны, точно застали их за подслушиванием чьих-то тайных разговоров, но тотчас же одна из них, кудрявая и смуглая, сделала шаг вперед. Все трое были молоды, но возрастом своим превосходили Найнив. Собственно говоря, скорое Принятие Найнив было явлением, выходящим за всякие обычные рамки. Ради того, чтобы заработать кольцо Великого Змея, послушницам приходилось трудиться несколько лет, да потом еще долгие годы питаться надеждой, если они мечтали возвыситься до титула признанной Айз Седай.

– Проводи их до самых комнат, – приказала Шириам темноволосой Принятой, – и держи их там в строгости. Все, на что они имеют право, – хлеб, бульон. – До тех пор, пока Престол Амерлин не распорядится по– иному. Но если хотя бы одна из них осмелится заговорить, хоть единственное словечко вымолвит, ты обязана отвести ее на кухню и приказать ей чистить котлы.

Шириам отвернулась и пошла прочь, при этом даже спина ее выражала неистовый гнев.

Фаолайн оглядела Эгвейн и ее подруг многообещающим взором, особенно пристально она воззрилась на Найнив, которая ни в коей мере не желала сбросить свою маску недовольства. Круглое лицо Фаолайн не выражало никакой любви к тем, кто нарушил правила столь неподобающим образом, но еще меньше ей нравились такие, как Найнив, – дичок, удостоившаяся кольца, даже не пробыв почти послушницей, дичок, направлявшая Силу еще до того, как ступила в пределы Тар Валона. Когда ей стало совершенно очевидно, что Найнив держит свою ярость в узде, и крепко, Фаолайн пожала плечами и молвила:

– Когда Амерлин пришлет за вами, то вас. скорей всего, усмирят!

– Прекрати, Фаолайн! – обратилась к ней вторая из посвященных. Из трех женщин она была самой старшей, у нее была стройная шея и бронзовая кожа, а походка чрезвычайно грациозная. – Я провожу тебя, – сказала она Найнив. – Меня зовут Теодрин, и я тоже дичок, как ты. По приказу Шириам Седай я буду тебя охранять, но изводить не стану. Пойдем!

Найнив обменялась обеспокоенными взглядами с Эгвейн и Илэйн, затем вздохнула и позволила Теодрин себя

увести.

– Дички! – прошипела Фаолайн. Слово это в ее устах прозвучало как ругательство. Она перевела свой взгляд на Эгвейн.

Третья из посвященных, хорошенькая молодая женщина со щечками, точно спелые яблочки, взяла на себя попечение об Илэйн. Уголки ее губ постоянно оставались приподняты, точно она не могла ни секунды прожить не улыбаясь, но строгий взгляд, коим она смерила Илэйн, говорил о том, что сейчас ей не до улыбочек.

Эгвейн спокойно возвратила Фаолайн принятый от нее огненный взор. Молчаливому презрению она научилась в пути у Илэйн, и Эгвейн надеялась, что это средство поможет ей обороняться против всех высокомерных дам. Красная Аия, подумала Эгвейн. Она несомненно изберет Красную. Однако ей трудно было позабыть о собственных проблемах. Как. они собираются поступить с нами, о Свет? Под словом "они" Эгвейн имела в виду всех Айз Седай, а также Башню, но не этих женщин.

– Ну, пошевеливайтесь! – сердито проворчала Фаолайн. – Достаточно сомнительное удовольствие – стоять при вас на страже, я не собираюсь караулить вас тут

весь день! Пошли!

Глубоко вздохнув, Эгвейн сжала Илэйн руку и последовала за Фаолайн.

Помоги им Исцелить Мэта. о Свет!


ГЛАВА 10. тайны | Сборник "Колесо времени" | ГЛАВА 12. Престол Амерлин