home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21. В СЕРДЦЕ ТВЕРДЫНИ

Огромный сводчатый зал с гигантскими колоннами десяти футов в поперечнике, вздымавшимися выше подвешенных на золотых цепях светильников, заполняли представители тирской знати. Благородные Лорды выстроились тесным кругом в центре, под большим куполом, а за их спинами толпились дворяне рангом пониже. Последние ряды терялись среди колонн. На всех были роскошные наряды из шелка и бархата, кружева, брыжи и островерхие шляпы. Собравшиеся озабоченно переговаривались, беспокойный рокот заполнял пространство, эхом отражаясь от высокого потолка. До сих пор в этом зале, именовавшемся Сердцем Твердыни, бывали только Благородные Лорды, да и те лишь четыре раза в год, как того требовал закон и предписывал обычай. Сейчас все принадлежавшие к благородному сословию Тира, кроме находившихся в отдаленных сельских имениях, явились сюда по зову своего нового господина, который устанавливал законы и ниспровергал обычаи.

При виде Айз Седай плотная толпа расступилась, давая Морейн и Эгвейн дорогу. Морейн была раздражена отсутствием Лана – на него это не похоже, а она привыкла к тому, что Страж неотступно следует за ней, будто она и шагу не может ступить без охраны. Если бы не их узы, позволявшие Айз Седай чувствовать, что Страж находится неподалеку, она начала бы тревожиться. Лан старался разорвать путы, накинутые на него Найнив, едва ли не столь же отчаянно, как сражался с троллоками в Запустении, но, несмотря на это, молодая женщина привязала его к себе не менее сильно, чем сама Морейн, хотя и совсем другим способом. Пытаться разорвать эти узы было все равно что рвать голыми руками стальные цепи. Разумеется, Морейн не ревновала, но Лан был ее неизменным спутником, ее мечом и щитом, и она не могла так легко от него отказаться. Он достанется Найнив, когда я умру, но никак не раньше. Но где же он в конце концов? Чем он занят? Некая леди, по имени Лита, с лошадиной физиономией, вся в кружевах и брыжах, нарочито поспешно подобрала в строну подол своего красного платья. Морейн бросила на нее взгляд. Всего один взгляд – Айз Седай даже не замедлила шага, – но этого оказалось достаточно, чтобы дама содрогнулась и опустила глаза. Морейн одобрительно кивнула – сама себе. То, что эти люди не выносят Айз Седай – их дело, но терпеть откровенную грубость и едва прикрытое пренебрежение она не собиралась. Видя замешательство Литы, остальные расступились пошире.

– Значит, он ничего не говорил о своих намерениях? – тихонько спросила Морейн. В зале стоял такой шум, что эти слова нельзя было расслышать и в трех шагах, а тирская знать держалась от них примерно на таком расстоянии. Морейн не любила, чтобы ее подслушивали.

– Ничего, – ответила Эгвейн так же тихо. Правда, она не сумела скрыть досаду, которую испытывала и Морейн.

– Но ведь ходили слухи.

– Слухи? Какие слухи?

Морейн знала, что Эгвейн не так хорошо владеет лицом и голосом, чтобы обмануть ее. Ясно, что девушка ничего не слышала о событиях в Двуречье. Ранд ничего ей не сказал – видимо, побоялся, что она бросится туда сломя голову.

– Ты могла бы вызвать его на доверительный разговор, – промолвила Айз Седай. – Ему ведь нужно кому-то выговориться, а тебе он верит.

Эгвейн покосилась на Морейн: смекнула, что та неспроста затеяла этот разговор, но с другой стороны, вынуждена была признать, что Айз Седай права – Ранду необходим кто-то, кто мог бы его выслушать и тем облегчить его бремя.

– Он никому не доверяет, Морейн. Скрывает свою боль, надеется, что справится с ней сам. Мул безмозглый! – Глаза Эгвейн загорелись гневом.

На какой-то миг Морейн прониклась сочувствием к девушке. Вряд ли Эгвейн приятно было смотреть, как Ранд разгуливает по Твердыне, взявшись за руки с Илэйн и целуется с ней по углам, очевидно, полагая, что их никто не видит. А ведь Эгвейн знает далеко не все. Однако Морейн тут же отбросила сочувствие. В конце концов, у Эгвейн столько важных дел, что она просто не может позволить себе переживать попусту – она ведь сама отказалась от этого молодца.

К тому же Илэйн, так же как и Найнив, сейчас, наверное, уже на корабле. Возможно, с их помощью ей со временем удастся выяснить, верны ли некоторые подозрения относительно Ищущих Ветер. Правда, это не самое главное. Ну а если договориться о путешествии не удалось, девушкам придется купить корабль и нанять команду, но золота у них достаточно – останется и на взятки тарабонским чиновникам. В Танчико без этого не обойтись. Вот тут и пригодится Том Меррилин. Морейн уже сообщили, что комната менестреля опустела, а сам он, бормоча себе под нос что-то о Танчико, ушел из Твердыни.

Самой Морейн более правдоподобным представлялся рассказ Черных Айя об их замысле использовать Мазрима Таима, но Амерлин извещена об этом и, надо думать, примет меры. Ну а девицы пусть проверяют менее достоверные сведения о таинственной угрозе, исходящей из Танчико. Все к лучшему – они и от Ранда будут подальше, и у нее под ногами не станут путаться. Жаль только, что не удалось спровадить с ними и Эгвейн. Конечно, лучше всего было бы всем трем оставаться в Тар Валоне, но на худой конец сойдет и Танчико.

– Кстати о безмозглых. Ты по-прежнему намерена отправиться в Пустыню?

– Непременно, – твердо ответила девушка. Эгвейн не мешало бы вернуться в Тар Валон, продолжить ученье. И о чем только думает Суан? А спроси ее – наверняка ответит какой-нибудь рыбацкой присказкой. Но по крайней мере, Эгвейн не будет ей мешать, ну а в Пустыне за ней присмотрят айильские Девы. И кто знает, может. Хранительницы Мудрости и впрямь обучат ее Сновидению. Письмо они прислали воистину удивительное, правда, сейчас ей не до того. Однако, так или иначе, путешествие Эгвейн в Пустыню может со временем принести пользу Башне.

Передние ряды тирских лордов расступились – Морейн и Эгвейн вышли на открытое пространство под высоким куполом. Здесь тирская знать чувствовала себя особенно неуютно: одни смотрели себе под ноги, точно нашкодившие ребятишки, у других растерянно бегали глаза, они старались смотреть куда угодно, только не вперед. Именно здесь более трех тысяч лет хранился Калландор – меч, коснуться которого могла лишь рука Возрожденного Дракона, – хранился, пока им не завладел Ранд. В Тире вообще предпочли бы забыть о существовании Сердца Твердыни.

– Бедная женщина, – пробормотала Эгвейн. Морейн проследила за взглядом девушки и увидела Благородную Леди Алтейму. Хотя муж ее еще не распрощался с жизнью, та уже облачилась в белоснежный – как принято в Тире – траурный наряд. Алтейма была стройна, миловидна, с большими карими глазами и длинными, почти до талии, черными волосами. Слабая печальная улыбка красила ее еще больше. И какая высокая, подумала Морейн, но тут же призналась, что сравнивала рост тирской леди со своим собственным. Но кайриэнцы вообще не были рослым народом, а Морейн и среди них не считалась высокой.

– Да, бедняжка, – кивнула Айз Седай. На самом деле она вовсе не испытывала сочувствия к Алтейме, зато с удовлетворением отметила, что Эгвейн еще не научилась видеть глубже того, что лежит на поверхности. Однако время, когда девушка была податлива, как воск, уже прошло. Скоро ее характер сформируется окончательно, и влиять на нее будет поздно.

А вот Том дал промашку с этой Алтеймой, и может быть, не случайно. Похоже, он вообще не любил предпринимать что-либо против женщин, почему – непонятно. Благородная Леди Алтейма куда опаснее, чем ее муж и любовник вместе взятые. Она манипулировала обоими, чего они даже не замечали. Возможно, из всей тирской знати, и женщин, и мужчин, Алтейма – самая опасная персона. Несомненно, она скоро найдет себе новых марионеток. Такова уж ее манера – оставаться в тени и дергать за ниточки. Морейн решила, что этой дамой придется заняться.

Она оглядела круг Благородных Лордов и Леди, пока взгляд ее не остановился на Истанде, даме в расшитых желтых шелках, отделанных тончайшим кружевом, плетением напоминавшим резную кость, с бесспорно красивым, но суровым лицом, с ненавистью взиравшей на Алтейму. Этих женщин разделяло не простое соперничество. Будь они мужчинами, их вражда непременно закончилась бы смертельным поединком. Ну что ж, не помешает подлить масла в огонь, чтобы Алтейме было не до Ранда. На какой-то момент Айз Седай даже пожалела, что отослала Тома, – сама Морейн не любила тратить время на подобные мелочи. Но менестрель имел на Ранда слишком большое влияние, а она добивалась, чтобы юноша целиком зависел от нее и слушал только ее советы. Свет свидетель, с Рандом и так непросто, даже когда никто не мешает. Том же внушал Ранду мысль о необходимости обосноваться в Тире, тогда как юношу ждали великие дела. Но на время этот вопрос решен, а если когда-нибудь возникнет снова, она сумеет поставить Тома Меррилина на место. Сейчас главное – Ранд. О чем же все-таки он собрался сообщить?

– Где же он, в конце концов? Кажется, пастух уже усвоил важнейшее искусство правителей – он заставляет людей ждать.

Морейн не замечала, что говорит вслух, пока не поймала на себе удивленный взгляд Эгвейн. Она тут же спохватилась, согнав с лица досадливое выражение. Рано или поздно Ранд придет, и она узнает, что он задумал. Узнает одновременно со всеми. Морейн едва не заскрежетала зубами. Упрямый юнец – несется невесть куда сломя голову, не думая о том, что может не только себе шею свернуть, но и погубить весь мир. Если бы только удалось не дать ему броситься в Двуречье спасать свою деревеньку. Как бы ему ни хотелось, допустить этого сейчас нельзя. А может, он и не знает, что там произошло. Оставалось надеяться на это.

Напротив, сунув руки в карманы зеленого, с высоким воротом кафтана, как всегда нараспашку, в нечищеных сапогах, всклокоченный и понурый, стоял Мэт. Своим видом он резко выделялся среди разряженных лордов и леди. Заметив взгляд Морейн, он поежился, а затем ответил ей грубоватой, вызывающей ухмылкой. Во всяком случае, хоть здесь он под ее приглядом. За Мэтом Коутоном нелегко уследить, он с легкостью ускользал от соглядатаев Морейн, хотя никогда не подавал виду, что замечает их присутствие.

– По-моему, он и спит в кафтане, – неодобрительно заметила Эгвейн. – Нам в пику. Кстати, а где Перрин? – Она поднялась на цыпочки, пытаясь высмотреть юношу через головы собравшихся. – Я его не вижу.

Морейн нахмурилась и пристально оглядела толпу, хотя могла видеть лишь стоявших в первом ряду. Возможно, Лан где-то позади, между колонн. Уж она-то не станет подпрыгивать или вытягивать шею, словно девчонка, но с Ланом потолкует, и этот разговор он не скоро забудет. Пусть помнит, что связан с

ней узами. Хотя, учитывая, что Найнив тянет его в одну сторону, а та'верены, по крайней мере. Ранд, – в другую, удивительно, что эта связь еще держится.

Правда, то, что Страж сблизился с Рандом, даже полезно – может быть, через

Лана удастся держать в узде строптивого юнца.

– Может, он с Фэйли, – предположила Эгвейн – Он не убежит, Морейн. У Перрина сильно чувство долга.

Почти так же сильно, как у Стража. Морейн знала об этом и потому не старалась следить за Перрином, как за Мэтом. Возможно, сейчас он и впрямь с Фэйли, он ведь с ней почти не расстается.

– Эта Фэйли без конца уговаривает его уйти, – промолвила Айз Седай. – Да не гляди ты на меня удивленно, девочка, они все время говорят об этом, спорят и не больно таятся – их всякий может услышать.

– То, что вы об этом знаете, меня не удивляет, – сухо отозвалась Эгвейн, – только зачем Фэйли старается отговорить его от того, что он считает своим долгом.

– Возможно, она не уверена, что его долг – оставаться подле Ранда, – промолвила Морейн. Айз Седай и сама поначалу так не думала. Но когда одновременно появляются три та'верена, одного возраста, да к тому же из одного селения, нужно быть слепой, чтобы не заметить, что между ними существует какая-то связь. Правда, уяснив это, она еще больше запуталась. Иметь дело с тремя та'веренами – все равно что пытаться жонглировать с завязанными глазами тремя шариками сразу, да еще и одной рукой. Морейн видела, как такое выделывал Том Меррилин, но самой ей пробовать не хотелось. Негде было почерпнуть сведения о том, что объединяет этих троих и каково их предназначение. Пророчества вообще не упоминали никаких спутников Возрожденного Дракона.

– Мне она нравится, – продолжала Эгвейн. – Для Перрина она как раз то, что нужно. И она любит его.

– Пожалуй, – буркнула Морейн, размышляя о том, что, если Фэйли начнет доставлять много хлопот, придется напомнить ей о том, что девица предпочла утаить от Перрина. Это живо поставит ее на место.

– По-моему, сами вы в это не верите. Поймите, Морейн, они любят друг друга. Неужели вы не способны распознать обычное человеческое чувство?

Морейн смерила Эгвейн суровым взглядом. Эта девчонка вообразила, что знает все на свете, хотя на самом деле не видит дальше своего носа. Айз Седай вознамерилась было втолковать это Эгвейн, и скорее всего, в нелицеприятной манере, но тут по рядам тирской знати прокатился встревоженный ропот. Толпа торопливо расступалась, стоявшие спереди бесцеремонно отталкивали находившихся за ними. По образовавшемуся широкому проходу размашистым шагом, глядя прямо перед собой, шел Ранд в алом кафтане, расшитом золотыми спиралями. В правой руке он, словно скипетр, сжимал Калландор. Но не только его властный облик заставил дворян суетливо уступать дорогу. Следом за Рандом шло не меньше сотни айильцев с копьями и натянутыми луками. Головы их были обмотаны шуфа, а лица скрыты под черными вуалями, так что виднелись лишь глаза. Морейн показалось, что она узнала Руарка, возглавлявшего айильскую колонну, но лишь по походке. Айильцы закрыли лица, стало быть, готовы были убивать. Было ясно: что бы ни вознамерился сообщить собравшимся Ранд, он твердо решил подавить в зародыше любую возможность сопротивления.

Айильцы замерли, но Ранд продолжал идти и остановился только в центре зала, под самым куполом. Он обвел взглядом собравшихся, кажется, слегка удивился, заметив Эгвейн, а Морейн удостоил такой ехидной улыбки, что Айз Седай пришла в ярость. С Мэтом Ранд обменялся заговорщическими взглядами – оба при этом смахивали на мальчишек. Тирцы побледнели, не зная куда смотреть – то ли на Ранда с Калландором, то ли на айильцев в черных вуалях. И то и другое сулило смерть.

– Благородный Лорд Сунамон, – неожиданно громко произнес Ранд, отчего помянутый им пухлый вельможа подскочил, – обещал, что составит договор с Майеном в строгом соответствии с моими указаниями. Он поклялся в этом своей головой. – Ранд рассмеялся, будто удачной шутке, и толпа подхватила смех. Все, кроме Сунамона, тому, похоже, было не до веселья. – Он сам согласился с тем, – продолжил Ранд, – что, если мой приказ не будет выполнен в срок, его надлежит повесить.

Смех прекратился. Лицо Сунамона позеленело. Эгвейн вцепилась в подол и бросила на Морейн встревоженный взгляд. Та спокойно ждала, что будет дальше; она понимала – Ранд не стал бы созывать в Твердыню дворянство со всей округи только для того, чтобы объявить о договоре с Майеном или постращать этого толстячка.

Ранд обвел глазами собравшихся и промолвил:

– В соответствии с новым договором, суда Тира будут загружены зерном и отплывут на запад – искать новые рынки. – Немногочисленные возгласы одобрения быстро стихли. – Но это не все. – Ранд выдержал паузу. – Армия Тира выступает в поход.

Зал разразился восторженными криками. Многие подпрыгивали, даже самые чопорные Благородные Лорды потрясали сжатыми кулаками над головой и подбрасывали шляпы. Женщины улыбались и щедро раздавали поцелуи тем, кому предстояло отправиться на войну. Некоторые подносили к носу флакончики из тончайшего фарфора, наполненные нюхательной солью, без которой не обходилась ни одна знатная дама, давая понять, что потрясены нежданным известием чуть ли не до обморока.

– Иллиан падет! – выкрикнул кто-то, и сотни голосов подхватили:

– Иллиан падет! Иллиан падет! Иллиан падет!

Морейн видела, как шевелились губы Эгвейн, и, хотя слова тонули в восторженном реве толпы, прочла по губам: "Нет, Ранд! Нет! Пожалуйста, не надо!"

Мэт молчал и неодобрительно хмурился. Всеобщее ликование не затронуло лишь Морейн, Эгвейн и Мэта, если не считать ничем не выражавших своих чувств айильцев и самого Ранда, кривившего губы в презрительной усмешке. На лице юноши выступил пот. Морейн встретила его сардонический взгляд и поняла, что этим дело не кончится. Будет еще что-то, и это что-то, скорее всего, ей не понравится.

Ранд поднял левую руку. Стоявшие спереди зашикали на остававшихся сзади, и шум в зале постепенно стих. Выждав, когда воцарится полная тишина, Ранд заговорил снова:

– Армия выступает на север, в Кайриэн. Общее командование поручается Благородному Лорду Мейлану. Помощниками его будут Благородные Лорды Гуам, Геарн, Араком, Мараконн и Симаан. Все расходы по содержанию войск взял на себя Благородный Лорд Ториан, самый богатый из вас. Он тоже отправится в поход и будет следить за тем, чтобы его деньги тратились только на дело.

Повисла мертвая тишина. Никто не шелохнулся, хотя Ториан, казалось, чуть было не лишился чувств. Морейн мысленно одобрила выбор Ранда. Отослать этих семерых из Тира – значит расстроить зараз семь заговоров против Возрожденного Дракона, ну а сговориться в походе лорды не смогут, потому что все они не доверяют друг другу. Том Меррилин дал пареньку неплохой совет, а ее соглядатаи, видать, проворонили одну из записочек, подсунутую менестрелем Ранду в карман. Убрать заговорщиков – мудрое решение, но все остальное –

чистое безумие. Неужто ему был дан такой ответ по ту сторону тер'ангриала? Нет, быть того не может.

Мейлан, похоже, придерживался того же мнения, хотя и по иным резонам. Худощавый лорд неохотно выступил вперед, в глазах его застыл страх.

– О Лорд Дракон, – начал он, осекся, сглотнул и, набравшись решимости, заговорил снова:

– О Лорд Дракон, вмешаться в усобицу все равно что кинуться в трясину. Сейчас не меньше дюжины фракций враждуют из-за Солнечного Трона. Союзы недолговечны, они создаются и распадаются, и каждый день все предают друг друга. Кроме того, Кайриэн кишит разбойниками, они облепили его, как слепни дикого кабана. Земля опустошена, крестьяне мрут от голода. Мне доносили – и я этому верю, – что они поедают листья и кору с деревьев. О Лорд Дракон, то, что там творится, не поддается описанию.

Ранд оборвал его:

– Выходит, Благородный Лорд Мейлан не желает распространить влияние Тира до самого Кинжала Убийцы Родичей. Прекрасно. Я знаю, кого посадить на Солнечный Трон. А вам надлежит знать, что армия Тира идет в Кайриэн не ради завоевания, а во имя восстановления порядка и мира. А еще затем, чтобы накормить голодных. Наши амбары ломятся от зерна, да и в этом году урожай обещает быть богатым. Следом за армией пойдут подводы с хлебом, и эти крестьяне… Этим крестьянам не придется больше питаться листьями и корой, лорд Мейлан.

Долговязый Благородный Лорд собрался было что-то сказать, но Ранд не дал ему вымолвить слова, указал на него концом хрустального клинка и произнес:

– Есть еще вопросы, Мейлан? Благородный Лорд покачал головой и ретировался, желая, как видно, поскорее скрыться в толпе.

– Я знала, что он не начнет войну, – обрадованно воскликнула Эгвейн. – Я в нем не ошиблась!

– Думаешь, в этом походе прольется меньше крови? – фыркнула Морейн. Что затеял этот мальчишка? Хорошо еще, что он не пустился выручать свою деревню, бросив мир на милость Отрекшихся. – Вот увидишь, путь армии будет усеян трупами. То, что он замыслил, ничем не лучше настоящей войны.

С точки зрения Морейн, это было гораздо хуже. Если бы Ранд выступил против Саммаэля, это помогло бы ему выиграть время, а возможно, и низвергнуть самого опасного противника. А что даст этот поход? Принесет мир на ее родину, спасет кайриэнцев от голодной смерти. В других обстоятельствах Морейн одобрила бы подобное решение. Но сейчас этот продиктованный самыми добрыми чувствами поступок казался ей совершенно бессмысленным. Проливать кровь впустую, вместо того чтобы сразиться с настоящим, опасным врагом. Зачем? Неужто Ланфир подбила его на это? Что она ему наговорила? Что сделала? Кровь стыла у Морейн в жилах. Она решила следить за каждым шагом Ранда еще более пристально, чем прежде. Нельзя допустить, чтобы он предался Тени.

– Ах да, – промолвил Ранд, словно что-то припоминая. – Солдаты не очень-то разбираются в том, как кормить голодных, верно? По моему разумению, тут требуется доброе женское сердце. Почтеннейшая леди Алтейма, я сожалею о том, что приходится беспокоить вас в столь печальный для вас момент, но может быть, вы согласитесь взять на себя надзор за распределением провианта? Вы сможете накормить целую страну.

И заполучить власть, – подумала Морейн. Это была его первая оплошность, не считая, конечно, самого решения послать войско в Кайриэн вместо Иллиана.

Алтейма всяко сумеет сговориться с Мейланом или Гуамом до возвращения из похода. Если Ранд не побережется, она вполне может подослать к нему наемных убийц. Вероятно, стоит устроить ей несчастный случай.

Алтейма присела в реверансе, раскинув пышные белые юбки. Лицо ее выражало благодарность и легкое удивление.

– Если Лорд Дракон приказывает, я повинуюсь. Для меня большая честь послужить Лорду Дракону.

– Я в этом не сомневался, – промолвил Ранд, – но полагаю, что при всей вашей любви к мужу вы не возьмете его с собой в поход. Тамошние условия слишком тяжелы для больного. Я взял на себя смелость на время вашего отсутствия перевести его в покои Благородной Леди Истанды. Она позаботится о нем, а он, как только поправится, выедет к вам в Кайриэн.

Истанда расцвела в торжествующей улыбке. Глаза Алтеймы закатились, и она упала па руки стоявших поблизости.

Морейн слегка покачала головой. Мальчишка действительно стал куда умнее и тверже, чем прежде. И гораздо опасней. Эгвейн кинулась было на помощь Алтейме, но Морейн удержала ее за руку:

– Ничего страшного, она просто не выдержала избытка чувств. Как видишь, порой и я способна их замечать. О ней позаботятся дамы.

Действительно, вокруг Алтеймы уже суетились женщины, ей растирали запястья и подносили к носу нюхательную соль. Она прокашлялась и приоткрыла глаза, готовая вновь закатить их, едва увидит над собой лицо Истанды.

– Мне кажется, – промолвила Эгвейн, – Ранд сейчас сделал что-то очень хитроумное, но очень жестокое – такое, чего он должен стыдиться.

Сам Ранд при этом смотрел па каменный пол под ногами. Возможно, он отнюдь не был таким твердым, каким хотел выглядеть.

Однако ничего недостойного он не совершил. Морейн внимательно посмотрела на Эгвейн. Что ни говори, многообещающая девушка. Не понимает смысла происходящего, но сразу выхватывает суть. Правда, ей еще надо учиться управлять своими чувствами и отличать желаемое от действительного.

– Будем надеяться, что ничего более хитроумного он сегодня не совершит.

В большом битком набитом зале мало кто понял, что, собственно, произошло. Многие подумали, что неожиданный обморок Алтеймы огорчил Лорда Дракона. Откуда-то сзади донеслись жидкие возгласы:

– Кайриэн падет! – Но они не были подхвачены.

– С тобой, о Лорд Дракон, мы покорим весь мир! – воскликнул молодой человек с бугристым лицом, Истин, старший сын Благородного Лорда Ториана. Сам Ториан бормотал под нос что-то невнятное.

Ранд вскинул голову. Похоже, он был удивлен. А может, и разгневан.

– Но я не пойду с вами. Я… удаляюсь на время. Толпа снова умолкла. Все взгляды обратились к нему, но Ранд смотрел только на Калландор. Он поднял хрустальный клинок перед собой, и все содрогнулись. Пот градом струился по лицу юноши.

– Твердыня хранила Калландор до моего прихода. Пусть же теперь хранит его до моего возвращения.

Неожиданно прозрачный меч засиял в его руках. Ранд повернул Калландор острием вниз и вонзил его в каменные плиты пола. В купол ударили сполохи молний, камень с грохотом раскололся, громада Твердыни содрогнулась, заходила ходуном, и люди с криками повалились на пол.

Морейн столкнула с себя Эгвейн и попыталась подняться. Пол Твердыни еще дрожал. Что он натворил? И почему уходит? Случившееся было худшим из ее кошмаров. Айильцы уже вскочили на ноги. Прочие же были настолько ошеломлены толчком, что беспомощно барахтались на полу. Ранд стоял на одном колене, обеими руками держась за рукоять наполовину ушедшего в камень Калландора. Меч больше не светился. Лицо юноши блестело от пота. Палец за пальцем он оторвал руки от рукояти и сложил ладони чашечкой вокруг эфеса, не прикасаясь к нему. На миг Морейн показалось, что он снова возьмется за меч, но Ранд выпрямился, и далось это ему не без усилий.

– Смотрите на него в мое отсутствие, – промолвил юноша. В голосе его слышалось облегчение, он напомнил Морейн голос прежнего Ранда, пастуха из Двуречья, но твердости и уверенности в нем не поубавилось.

– Смотрите на него и помните обо мне. Помните: я вернусь за ним. Если кто-нибудь из вас захочет занять мое место – нет ничего проще. Надо лишь вытащить его. – Тут Ранд погрозил им пальцем и ухмыльнулся чуть ли не проказливо. – Но знайте: неудачная попытка обойдется недешево.

Резко повернувшись. Ранд зашагал к выходу. Айильцы последовали за ним. Тирцы медленно поднимались с пола, с опаской поглядывая на Калландор. Многие были готовы бежать куда глаза глядят, но, как видно, страх приковал их к месту.

– Он с ума сошел, – пробормотала Эгвейн, отряхивая свое зеленое платье, но тут же, спохватившись, хлопнула себя ладошкой по губам. – О нет! Морейн, ведь это не так? Еще нет?

– Дай нам Свет, чтобы это было не так, – проворчала Морейн. Она, как и тирские лорды, не могла отвести глаза от Калландора. Проклятый мальчишка! Лучше бы ему оставаться таким, каким он ей повстречался в Эмондовом Лугу. Что на него нашло? – Ну, это я сейчас выясню. – С этими словами Айз Седай устремилась следом за Рандом.

Почти бегом они с Эгвейн выскочили в широкий, увешанный шпалерами коридор. Вдоль стены маршировали айильцы. Вуали были спущены, но поднять их – секундное дело. Воины глянули на Морейн и Эгвейн, и в глазах их мелькнула настороженность, какую айильцы всегда проявляли в присутствии Айз Седай.

Почему они избегают ее, но спокойно следуют за Рандом? Морейн не раз задавалась этим вопросом. Ей мало что было известно об айильцах. Попытки выяснить больше ничего не дали, а с некоторых пор их пришлось оставить. Одну женщину, осведомительницу Морейн, нашли связанной и подвешенной за лодыжки на одном из бастионов на высоте четырехсот футов. После этого бедняжка не решалась подниматься выше первого этажа, и Морейн в конце концов отослала ее в деревню, чтобы та не напоминала ей о неудаче. Другой соглядатай – мужчина – попросту бесследно исчез.

Догнав Ранда, Морейн и Эгвейн пристроились по обе стороны от него, но юноша не замедлил шага. Он скользнул по ним взглядом, в котором мелькнула настороженность и даже досада.

– А я-то думал, что ты уехала, – промолвил он, обращаясь к Эгвейн, – уехала вместе с Илэйн и Найнив. Зачем ты осталась? Лучше уж быть в Танчико, чем…

– Я задержалась ненадолго, – ответила девушка. – Я собираюсь с Авиендой в Пустыню. В Руидин, учиться у Хранительниц Мудрости.

Когда Эгвейн помянула Пустыню, Ранд запнулся и глянул на нее с удивлением, но тут же выправился и зашагал дальше. Сейчас он казался собранным, пожалуй даже чересчур. Как плотно закрытый чайник – внутри все бурлит, а снаружи не видно.

– Помнишь, как мы купались в Мокром Лесу? – неожиданно спросил он. – Я любил плавать в пруду на спине. Тогда мне казалось, что самое трудное дело на свете – пахота. Или стрижка овец – когда приходилось работать от зари до зари, и даже перекусить толком времени не было.

– А я терпеть не могла прясть, – отозвалась Эгвейн. – Когда без конца крутишь нитки, пальцы болеть начинают. По мне, мытье полов и то лучше.

– Зачем ты это сделал? – спросила Морейн, не дав им окончательно погрузиться в воспоминания детства.

Ранд искоса взглянул на нее с дурашливой ухмылкой, под стать Мэту, и ответил:

– А что мне оставалось? Я ведь не мог повесить ее за попытку убить человека, который плел заговоры с целью убить меня. Разве не справедливо то, что я сделал? – Усмешка соскользнула с его лица. – Разве каждый мой шаг не есть воплощение справедливости? Скажем, Сунамон – он будет повешен, если не выполнит мой приказ. Он трижды заслужил смерть за то, что морил голодом своих крестьян, но наказан будет не за это. Ну разве я не мудрый владыка?

Эгвейн взяла его за руку, но Морейн не позволила юноше уйти в сторону:

– Ты прекрасно знаешь, что я не это имела в виду. Он снова улыбнулся, но на сей раз одними губами – глаза оставались серьезными:

– Калландор. С ним я могу совершить все, что угодно. Все – я знаю это. Но знаю и то, что сейчас эта ноша мне не по плечу. Ты не понимаешь меня, не так ли?

Морейн действительно не понимала и крайне досадовала на то, что Ранд догадался об этом. Она промолчала, и юноша продолжил:

– Возможно, тебе поможет, если я скажу, что поступил точь-в-точь как гласит Пророчество:

В самое сердце вонзает, он меч

Затем, чтоб сердца от измены сберечь.

Коснется ли кто рокового клинка,

Найдется ли тот, чья не дрогнет рука?

Видишь? Прямо из пророчества взято.

– Вижу, – сухо отозвалась Морейн. – Ты только об одном забыл. Калландором ты овладел во исполнение Пророчества; сила, оберегавшая его более трех тысячелетий, исчезла, и он более не Меч-Которого-Нельзя-Коснуться. Используя Силу, я и сама могу извлечь его из камня. Однако беда в том, что это под силу и любому из Отрекшихся. Что, если вернется Ланфир? Воспользоваться Калландором она, так же как и я, не может, но забрать его сумеет.

Морейн отметила, что Ранд никак не отреагировал на упоминание имени Ланфир. Почему? Потому что не боится ее – но коли так, он попросту глуп. Или на то есть иная причина?

– Ну а если Калландор возьмет Саммаэль, или Равин, или кто-то другой из Отрекшихся? Каждый из них способен использовать его не хуже тебя. Подумай о противоборстве с могуществом, от которого ты так легко отказался. Подумай, насколько возрастет мощь Тени.

– Я почти надеюсь, что кто-нибудь из них явится за Калландором. – Глаза Ранда грозно сверкнули, они казались серыми грозовыми тучами. – Знай, Морейн, что всякого, кто попытается вынести Калландор из Твердыни, направляя Силу, ждет неприятная неожиданность. Поэтому и думать забудь о том, чтобы забрать меч на хранение в Башню. Я не мог установить ловушку, которая отличала бы Приспешников Темного от всех прочих. Сила приводит ее в действие, только Сила. И я не покинул Калландор навсегда. Только пока я… – Юноша глубоко вздохнул. – Калландор останется здесь, пока я не вернусь за ним. Он будет напоминать им о том, кто я, а покуда они помнят об этом, я смогу вернуться в Тир без всякой армии. И все они, даже Алтейма и Сунамон, будут меня приветствовать. Если, конечно, Алтейма переживет встречу с мужем, а Сунамон сумеет избежать виселицы. О Свет, как все запуталось.

Интересно, он действительно не смог сделать свою ловушку избирательной или не захотел? – размышляла Морейн. Она уже начала понимать, что Ранда не стоит недооценивать. Но Калландору место в Башне, во всяком случае, до тех пор, пока этот упрямец не возьмет его снова. Он сказал: "Только пока я…" Пока он что? Он хотел сказать вовсе не то, что сказал. Но что же?

– Ну и куда ты собрался? Или намерен держать это в тайне?

Морейн дала себе слово, что не даст ему удрать в Двуречье, но ответ юноши удивил ее до крайности.

– Никакой тайны, Морейн. Во всяком случае, от тебя и Эгвейн. – Он взглянул девушке в глаза и вымолвил одно слово:

– Руидин.

Девушка широко раскрыла глаза – она была поражена, будто впервые в жизни услышала это название. По правде говоря, и Морейн испытала нечто похожее. Ей почудился тихий ропот среди айильцев, но, когда она оглянулась, они маршировали с непроницаемыми лицами. Ей очень хотелось отослать их прочь, но она знала, что они ей не подчинятся, а обращаться к Ранду с просьбой, в которой он запросто мог отказать, она не желала.

– Ты не айильский клановый вождь, – твердо сказала она юноше, – и тебе нет нужды им становиться. Тебя касается лишь происходящее по эту сторону Драконовой Стены. Если только… Вот оно что – такие ответы ты получил в тер'ангриале. Кайриэн, Калландор и Руидин? Но я же говорила тебе, что смысл их слов смутен и неясен. Ты мог истолковать их неверно, а ошибка может оказаться роковой. И не только для тебя.

– Тебе придется довериться мне, Морейн. Ведь и мне частенько приходилось доверяться тебе.

По лицу юноши ничего нельзя было прочесть – в этом он не уступил бы любому айильцу.

– Так я и сделаю, – ответила Айз Се дай, – но если тебе потребуется мой совет, не тяни время, иначе он может оказаться запоздалым.

Я не позволю тебе предаться Тени. Ты стоил мне стольких трудов. Не позволю – как бы дорого мне это ни обошлось.


Глава 20. ПОДНИМАЕТСЯ ВЕТЕР | Сборник "Колесо времени" | Глава 22. ПРОЧЬ ИЗ ТВЕРДЫНИ