home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

ПЫЛЬ НА ВЕТРУ

Когда отряд на нервно прядающих ушами лошадях выехал из белокаменного здания, налетели сильные порывы ледяного ветра, который жалобно стенал в крышах, хлопал плащами, словно знаменами, гнал по тонкой щепке луны жидкие облака. Тихо скомандовав держаться теснее, Лан повел всех по улице. Лошади танцевали под седоками и дергали поводья из рук, горя нетерпением вскачь умчаться подальше.

Ранд настороженно поглядывал на дома, мимо которых он проезжал, они теперь смутно виднелись в ночи, уставясь на мир пустыми глазницами окон. Тени вокруг словно бы двигались. Изредка доносился глухой стук: где-то ветер ронял со стены камушек. По крайней мере, глаза исчезли. Облегчение Ранда длилось лишь миг. Почему они исчезли?

Том и двуреченцы сбились в кучку, такую тесную, что могли коснуться друг друга рукой. Плечи Эгвейн поникли, словно она хотела ослабить стук копыт Белы по мостовой. Ранд даже дышал через раз. Любой звук мог привлечь внимание троллоков. Вдруг юноша заметил, что от Стража и Айз Седай, превратившихся в неясные, расплывчатые силуэты впереди, остальных отделяет добрых тридцать шагов.

— Мы отстаем, — пробормотал он и поторопил Облако каблуками. Впереди него через улицу плыл тонкий усик серебристо-серого тумана.

— Стой! — раздался приглушенный окрик Морейн, резкий и требовательный, но разнесшийся совсем недалеко.

Неуверенный, Ранд сразу же остановил лошадь. Туманный жгут теперь полностью перегородил улицу, понемногу распухая, словно бы наливаясь и наливаясь туманом, сочащимся из домов по обе стороны улицы. Теперь он уже стал толщиной в руку человека. Облако заржал и попятился, и тут Ранда нагнали Эгвейн, Том и остальные.

Лан и Морейн медленно приблизились к туманному рукаву, увеличившемуся в обхвате до человеческой ноги, и остановились поодаль от него, по другую сторону. Айз Седай внимательно изучала взглядом разделившую отряд полосу дымки. От неожиданно пробежавших между лопаток мурашек страха Ранд передернул плечами. Вокруг тумана разливалось слабое свечение, разгораясь по мере того, как набухало туманное щупальце, но оно все равно было лишь чуточку ярче лунного света. Лошади беспокойно переступали копытами, даже Алдиб и Мандарб.

— Что это такое? — спросила Найнив.

— Зло Шадар Логота, — ответила Морейн. — Машадар. Невидящий, без проблеска мысли, движущийся через город столь же бесцельно, как червь, что роет ход в земле. Если он коснется вас, вы умрете.

Ранд и остальные быстро заставили отступить нервничающих лошадей на несколько шагов, но не слишком далеко. Настолько, насколько Ранд осмелился отойти от Айз Седай: по сравнению с тем, что окружало их, она казалась воплощением самой безопасности, совсем как родной дом.

— Тогда как нам попасть к вам? — спросила Эгвейн. — Вы можете его убить... или очистить дорогу?

Смех Морейн был горек и короток.

— Машадар столь же огромен, как и сам Шадар Логот. Всей Белой Башне не убить его. Если я смогу нанести ему такой урон, чтобы вам удалось пройти, то придется затратить столько Единой Силы, что это неминуемо призовет Полулюдей, словно сигналом трубы. И Машадар немедля заживит ту рану, что я нанесу ему, заживил бы он ее очень скоро и, может, поймал бы нас в свою сеть.

Ранд обменялся с Эгвейн взглядами и потом повторил ее вопрос. Прежде чем ответить, Морейн вздохнула.

— Мне это не по душе, но что нужно сделать, то должно быть сделано. Эта тварь не всюду ползет над землей. Другие улицы могут оказаться от нее свободными. Видите ту звезду? — Она повернулась и указала рукой на низко висящую над горизонтом красную звезду в восточной части небосклона. — Держитесь ее, и она приведет вас к реке. Что бы ни случилось, двигайтесь к реке. Скачите как можно быстрее, но самое главное — без шума. Помните: здесь по-прежнему кругом троллоки. И четыре Получеловека.

— Но как мы вновь найдем вас? — спросила Эгвейн.

— Я найду вас, — сказала Морейн. — Не сомневайтесь, я сумею вас найти. Теперь — в путь. Эта тварь абсолютно безмозгла, но пищу она чует.

И правда, серебристо-серые пряди отделились от большого каната. Они шевелились, колыхаясь на ветру, словно отростки сторучницы на дне пруда в Мокром Лесу.

Когда Ранд оторвал взор от толстого ствола мрачно-густого тумана, Стража и Айз Седай уже не было. Юноша облизнул губы и встретил взгляды своих спутников. Как и он, они нервничали. И что самое худшее: все они как будто ждали, кто тронется с места первым. Ночь и развалины окружали их. Где-то там — Исчезающие, а вдобавок и троллоки, может, за следующим углом. Туманные щупальца подплыли ближе, преодолели полпути к всадникам, они больше не трепетали. Они уже наметили для себя добычу. Ранд вдруг остро почувствовал отсутствие Морейн.

Все по-прежнему оглядывались вокруг, раздумывая, в какую сторону направиться. Ранд повернул Облако, и серый рванул быстрым шагом, дергая поводья, стремясь ускорить аллюр. Раз Ранд двинулся первым, то во главе уменьшившегося отряда оказался он, за ним следом ехали остальные.

Морейн с ними не было, так что, появись Мордет, защитить их от него будет некому. И от троллоков. И... Ранд заставил себя не думать об этом. Он будет двигаться на красную звезду. Он решил держать в голове лишь одну эту мысль.

Трижды им пришлось возвращаться: улицы оказались перегорожены грудами битого кирпича и щебня, перебраться через которые лошади не смогли. Ранд слышал дыхание спутников, резкое и учащенное, едва не паническое. Сам он стискивал зубы, стараясь унять собственное тяжелое дыхание. Ты хотя бы должен заставить их думать, что не испуган. Ты делаешь нужное дело, шерстяная голова! Ты всех выведешь целыми и невредимыми.

Всадники завернули за угол. Стена тумана заливала взломанную мостовую ярким сиянием, как от полной луны. К отряду устремились толстые, с лошадь в обхвате, отростки. Мешкать никто не стал. Развернув лошадей, люди галопом помчались прочь тесной группкой, не обращая внимания на гулко раскатившийся по пустым улицам грохот копыт.

Впереди них, не далее десяти шагов, на мостовую шагнули два троллока.

Мгновение люди и троллоки просто оторопело глядели друг на друга, причем кто удивлен больше, сказать было трудно. Появилась еще одна пара троллоков, еще одна, другая, теснясь друг к другу, сбиваясь в потрясенную толпу при виде людей. Хотя замерли они всего лишь на какой-то миг. Здания отразили эхо гортанных выкриков, и троллоки рванулись вперед. Люди кинулись врассыпную, как перепелки.

Три шага, и Рандов серый несся галопом.

— Сюда! — крикнул юноша, но услышал тот же крик в пять голосов. Торопливый взгляд через плечо: его спутники скачут в разные стороны, и за ними гонятся троллоки.

Следом за Рандом увязалось трое троллоков, над ними мотались ловчие шесты. По спине его пробежали мурашки, когда он понял, что преследователи ни на шаг не отстают от Облака. Ранд припал к шее лошади и яростно погонял серого, а сзади раздавались хриплые вопли.

Улица впереди сужалась, здания с разбитыми крышами пьяно клонились вбок. Пустые окна мало-помалу заполняло серебристое свечение, наружу сочился густой туман. Машадар.

Ранд рискнул оглянуться. Троллоки все так же бежали сзади, менее чем в пятидесяти шагах; их фигуры явственно виднелись в туманном свечении. Теперь позади них скакал Исчезающий, и казалось, что троллоки бегут от Получеловека, а не преследуют Ранда. Впереди юноши из окон свешивались колеблющиеся серые усики, полдюжины, дюжина, они прощупывали воздух. Облако задрал голову и всхрапнул, но Ранд жестко ткнул его каблуками под ребра, и серый бешено ринулся вперед.

Усики натянулись, напряглись, когда Ранд во весь опор промчался между ними, но он припал к шее Облака, даже не взглянув на них. За щупальцами тумана путь был свободен. Если б хоть один коснулся меня... Свет! Юноша еще сильнее сжал коленями бока Облака, и тот устремился вперед, в желанные тени. Облако продолжал бежать, и, когда свечение Машадара стало тускнеть, Ранд оглянулся назад.

Качающиеся серые отростки Машадара перегородили пол-улицы, и троллоки в нерешительности замешкались, но Исчезающий схватил с седельной луки кнут и щелкнул им над головами заартачившихся загонщиков. Раздался раскат грома, как при ударе молнии, в воздухе посыпались искры. Пригнувшись, троллоки шаткой походкой двинулись вслед за Рандом. Получеловек заколебался, повел черным капюшоном из стороны в сторону, изучая протянувшиеся щупальца Машадара, пространство перед ними, потом пришпорил своего коня.

Неуверенно поколыхавшись мгновение, разом утолстившиеся жгуты тумана нанесли удар, быстрый и резкий, гадюками кинувшись на добычу. Не меньше двух из них обхватили каждого троллока, окутав жертвы серым свечением; головы со звериными мордами поднялись, чтобы завыть, но туман перекатился по раскрытым ртам, влился в глотки и оборвал рвущиеся из них крики. Четыре толстых, как ноги, щупальца обвились вокруг Исчезающего, и Получеловек и его лошадь задергались в захлестнувшем их тумане, забились в дикой пляске, капюшон спал с головы, обнажив бледное, безглазое лицо. Исчезающий испустил вопль.

Этот крик был беззвучен, как и троллоковы, но однако что-то прорвалось до слуха Ранда: жалобный вой, за гранью слышимости, словно бы все осы мира впились в уши юноше, в звуке был весь существующий в мире ужас. Облако судорожно дернулся, словно тоже услышал этот немой крик, и, словно подстегнутый им, помчался дальше с новыми силами. Тяжело дыша, Ранд цеплялся за поводья изо всех сил, в горле у него пересохло, как в песчаной пустыне.

Спустя немного он понял, что больше не слышит безмолвного предсмертного вопля Исчезающего, и сразу же в ушах у него громом раздался грохот копыт в галопе. Ранд рванул поводья, останавливая Облако рядом с зубчатой стеной, чуть не доехав до перекрестка. Во тьме впереди него возвышался непонятный монумент.

Тяжело осев в седле, Ранд прислушался, но не услышал ничего, кроме стука крови у себя в ушах. Холодный пот бусинками выступил на лице, и, когда ветер дернул за плащ, юноша вздрогнул.

Наконец Ранд выпрямился. Облака порой закрывали усеивающие небо звезды, но низкую красную звезду на востоке заметить было нетрудно. Жив ли кто-нибудь, видит ли ее кто? Свободны они или попали в лапы троллоков? Эгвейн, ослепи меня Свет, почему ты не поскакала за мной? Если они живы и на свободе, то обязательно будут держаться этой звезды. Если же нет... Руины огромны — на поиски здесь можно потратить дни и не найти никого, даже если повезет не нарваться на троллоков. А еще есть Исчезающие, и Мордет, и Машадар. Скрепя сердце, Ранд решил двинуться к реке.

Он подобрал поводья. На боковой улице с отчетливым стуком камень упал на камень. Похолодев, Ранд замер и затаил дыхание. Его скрывали тени, а до угла — один шаг. В голове мелькнула мысль об отступлении. Что там было позади? А если каким-то звуком он выдаст себя? Вспомнить никак не удавалось, а отвести взгляд от угла дома Ранд боялся.

Возле этого угла горбатилась тьма с длинной тенью древка, торчащей из нее. Ловчий шест! Едва эта мысль взорвалась в голове у Ранда, он вонзил каблуки в бока Облака и меч его вылетел из ножен; с бессловесным криком юноша бросился в атаку, со всего размаху рубанув мечом. Лишь отчаянным усилием Ранд остановил разящий удар. Мэт с визгом опрокинулся на спину, чуть не свалившись с лошади и едва не выронив лук. Ранд глубоко вздохнул и опустил меч, сжимая его дрожащей рукой.

— Ты еще кого-нибудь видел? — выдавил он.

Мэт с трудом сглотнул, потом неуклюже уселся в седле.

— Я... я... Только троллоков. — Он провел ладонью по горлу и облизал губы. — Только троллоков. А ты?

Ранд покачал головой.

— Наверное, они стараются добраться до реки. Нам лучше поступить так же.

Мэт молча кивнул, по-прежнему щупая свое горло, и юноши двинулись в направлении красной звезды.

Не успели они проехать и сотни шагов, как позади них в глубине города взметнулся клич троллокова рога. Откуда-то из-за стен, снаружи, отозвался другой рог. У Ранда дрогнуло сердце, но он сдержал себя и продолжал ехать тем же быстрым шагом, следя за самыми темными местами и по возможности избегая их. Разок дернув за уздечку, словно собираясь погнать лошадь галопом, Мэт последовал примеру друга. Больше рога не трубили, и висела тишина, когда юноши приблизились к пролому в опутанной диким виноградом и плющом стене, где некогда были ворота. Сохранились лишь башни, вонзившиеся в черное небо своими обломанными верхушками.

В воротах Мэт заколебался было, но Ранд тихо сказал:

— Здесь что, безопаснее, чем снаружи?

Сам он серого придерживать не стал, и через мгновение Мэт следом за другом выехал из Шадар Логота, стараясь смотреть сразу во все стороны. Ранд медленно выдохнул воздух из легких; во рту у него пересохло. У нас все выйдет. Свет, у нас вот-вот все получится!

Городские стены растворились во тьме, скрылись за покровом ночи и леса. Прислушиваясь к малейшему шуму, Ранд держал путь прямо на красную звезду.

Неожиданно сзади выскочил и пронесся, мимо них галопом на своем мерине Том, успев крикнуть:

— Скачите, вы, дурни!

Через мгновение крики погони и треск кустарника позади менестреля возвестили о взявших его след троллоках.

Ранд ударил каблуками коня, и Облако бросился догонять Томова мерина. Что случится, когда мы доберемся до реки без Морейн? О Свет, Эгвейн!


Глава 19 ЗАСАДА ТЕНИ | Сборник "Колесо времени" | * * *