home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

ПУТЬ ИЗБРАН

В небольшой рощице, зарывшись в груду грубо нарубленного в потемках кедрового лапника, Перрин проспал долго; солнце давно уже взошло, когда он проснулся. Разбудили его кедровые иглы, все время коловшие сквозь по-прежнему мокрую одежду и в конце концов пробившие таки покров сонного изнеможения. Ему снился Эмондов Луг, работа в кузнице мастера Лухана, и, пробудившись от глубокого сна, юноша открыл глаза и непонимающе уставился на переплетенные над головой, приятно пахнущие ветви, через которые просачивался солнечный свет.

Перрин в удивлении сел, кедровые лапы посыпались с него, но некоторые из них зацепились за плечи, запутались в волосах, отчего он сам стал походить на дерево. Картину приснившегося Эмондова Луга в его уме смыло бурным потоком вернувшихся воспоминаний, события минувшей ночи так живо предстали перед мысленным взором Перрина, что показались гораздо более реальными, чем все, что окружало его сейчас.

Тяжело дыша, яростно дергая, он высвободил из-под груды веток свой топор. Перрин сжал его обеими руками и стал внимательно оглядываться по сторонам, стараясь сдерживать дыхание. Ничего не двигалось. Утро было холодным и тихим. Если на восточном берегу Аринелле и находились троллоки, они ничем себя не выдавали, по крайней мере, рядом с юношей, — ни звуком, ни движением. С облегчением глубоко вздохнув, он опустил топор на колени и подождал, пока его сердце не перестало бешено колотиться.

Первым убежищем, которое Перрин нашел вчера ночью, оказалась рощица вечнозеленых деревьев. Здесь редкие деревья, если Перрин встанет, не скроют его от ищущих глаз. Стряхнув ветки с головы и плеч, юноша отпихнул в сторону остатки своего колючего одеяла, потом подполз на четвереньках к опушке. Он залег, разглядывая речной берег и почесывая зудевшие укусы кедровых иголок.

Пронизывающий ветер прошлой ночи утих до легкого ветерка, который слегка морщил поверхность воды. Тихая, без единого признака живой души, текла мимо река. И широкая. Вне всяких сомнений, слишком широкая и слишком глубокая для переправы Исчезающих. Дальний берег отсюда казался сплошной стеной деревьев, в обе стороны, вверх и вниз по реке, насколько хватало глаз. Ничего нигде не двигалось.

Перрин с трудом мог бы сказать, что он сейчас чувствует. Без троллоков и Исчезающих, даже оставшихся на другой стороне реки, он вполне мог бы и обойтись, но с появлением Айз Седай, или Стража, или, что даже лучше, его друзей исчез бы целый перечень тревог. Будь у желаний крылья, овцы бы летали. Так обычно говаривала миссис Лухан.

С тех пор как его лошадь скакнула с обрыва, юноша ее не видел; он надеялся, что она благополучно переплыла реку, — ну и ладно, он все равно больше привычен к ходьбе пешком, чем к скачке верхом, а сапоги у него крепкие и с хорошими подметками. Еды никакой, но вокруг пояса у него до сих пор обмотана праща, и с ее помощью или с помощью бечевки для силка, что лежит в кармане, кролик обеспечен, ждать этого недолго. Огниво и все прочее для разжигания костра пропало вместе с переметными сумами, но кедры дадут трут, а приложить немного руки — и готов лук для добывания огня.

Перрин вздрогнул, когда в его убежище прорвался ветерок. Плащ уплыл куда-то по реке, а куртка и вся остальная одежда, вымокшие в потоке, оставались до сих пор холодными и неприятно-влажно липли к телу. Прошлой ночью Перрин слишком устал, чтобы его беспокоили сырость и холод, но сейчас его бил озноб от каждого порыва ветра. Все же он решил не развешивать одежду на ветвях для просушки. Если денек выдался и не совсем холодным, то теплым его можно было назвать с очень большой натяжкой.

Самая большая проблема, подумал Перрин со вздохом, это время. Высушить одежду — на это нужно время, пусть даже недолгое. Кролика поджарить, развести костер, на котором его зажарить, — на это тоже надо время, хоть и не очень много. В животе у него громко заурчало, и юноша попытался выкинуть из головы мысли о еде. Минуты нужно употребить на более важные цели. Одно дело за раз, и самое важное — первым. Так он поступал всегда.

Взор Перрина проследил за течением Аринелле. Не в пример Эгвейн, он — пловец отличный. Если она сумела переправиться через реку... Нет, никаких «если»! Место, где она переправилась через реку, должно быть где-то ниже по течению. Юноша побарабанил задумчиво пальцами по земле, взвешивая в уме все «за» и «против» своего положения.

Приняв решение, Перрин времени зря терять не стал: подхватил топор и двинулся берегом по течению реки.

Эта сторона Аринелле не отличалась густым лесом, растущим на западном берегу. Небольшие рощицы виднелись там и тут среди полян, что с наступлением весны стали бы лугами. Некоторые рощи можно было назвать перелесками, среди голых стволов ясеней, ольхи и твердокамедников ярко выделялась зелень елей и кедров. Дальше по течению рощицы становились реже и меньше. Единственное, хоть и весьма жалкое укрытие могли дать лишь они.

Перрин, пригибаясь, короткими перебежками двигался от зарослей к зарослям, оказавшись под сенью деревьев, припадал к земле, внимательно осматривая берега — и дальний, и свой. Хоть Страж и утверждал, что река будет для Исчезающих и троллоков преградой, но стала ли? Вдруг у них пропадет нелюбовь к глубокой воде, если они заметят его? Поэтому Перрин с большой осторожностью выглядывал из-за деревьев и бежал от одного укрытия к другому быстро и стараясь пригибаться пониже к земле.

Подобными короткими бросками юноша преодолел уже несколько миль, как вдруг, на полпути к манящему убежищу под сенью ив, он хмыкнул и замер на месте, упершись взглядом в землю. Меж спутанной бурой прошлогодней травой попадались островки голой земли, и вот в середине одного такого серого пятна, прямо перед его носом, явственно виднелся отпечаток копыта. Улыбка медленно расплывалась по лицу Перрина. Кое-кто из троллоков был с копытами, но он сомневался, что хоть один из них подкован, особенно подковой с двойной поперечиной, которую мастер Лухан добавлял для прочности.

Забыв о возможной слежке с противоположного берега, Перрин кинулся искать другие следы копыт. На плетеном ковре жухлой травы они отпечатались плохо, но его зоркие глаза все-таки нашли их. Прерывистый, слабый след вел в сторону от реки, к густой рощице, где деревья — болотный мирт и кедры — стояли плотной стеной, защищая Перрина от ветра и высматривающих добычу глаз. Раскидистая крона одинокой тсуги возвышалась над центром рощицы.

По-прежнему усмехаясь, Перрин продрался через сплетенные друг с другом ветви, не заботясь о том, сколько шума поднимает. Внезапно он шагнул на небольшую полянку под тсугой — и остановился. За маленьким костерком, прижавшись спиной к Беле, пригнувшись, стояла Эгвейн. Лицо ее было решительным и суровым, в руках она сжимала, точно дубинку, толстый сук.

— Наверное, мне нужно было окликнуть тебя, — сказал Перрин, сконфуженно пожимая плечами.

Отбросив дубинку, девушка бросилась к нему и обняла парня.

— Я думала, ты утонул. Да ты же все еще весь мокрый! Давай садись у огня и грейся. Лошадь ты свою потерял, да?

Перрин позволил ей подтолкнуть себя к костру и вытянул руки над пламенем, наслаждаясь теплом. Эгвейн достала из седельной сумки сверток промасленной бумаги и протянула юноше хлеба и сыра. Сверток был так туго обвязан и плотно завернут, что еда осталась сухой даже после пребывания в воде. Ты тут о ней беспокоился, а она справилась со всем лучше тебя.

— Бела меня переправила, — сказала Эгвейн, погладив косматую кобылу. — Она убежала подальше от троллоков и попросту утащила меня за собой.

Девушка помолчала, потом добавила:

— Перрин, я больше никого не видела.

Он услышал невысказанный вопрос. С сожалением проводив взглядом сверток, который девушка вновь плотно обвязала, Перрин слизнул последние крошки с пальцев, потом заговорил:

— С прошлой ночи я никого из наших не видел. И ни Исчезающих, ни троллоков. Вот так.

— С Рандом все будет в порядке, — сказала Эгвейн, быстро прибавив: — Со всеми! Должно быть так. Наверное, сейчас они нас ищут. Теперь они могут дойти до нас в любой момент. Морейн же все-таки Айз Седай.

— Я себе постоянно об этом твержу, — сказал Перрин. — Сгореть мне, как хотелось бы о ней забыть!

— Что-то я не слышала твоих сетований, когда она не дала троллокам нас поймать, — ехидно заметила Эгвейн.

— Мне просто хочется, чтобы мы могли обойтись без нее. — Он неловко повел плечом под пристальным взглядом девушки. — Хотя, как я считаю, пока мы не сможем. Я думал об этом.

Она приподняла брови, но, впрочем, когда бы Перрин ни выдвигал какое-то предположение, оно обычно удивляло всех. Даже если его идеи оказывались такими же разумными, как и у них, друзья его всегда вспоминали, как неторопливо он обдумывал пришедшие ему на ум мысли.

— Мы можем подождать, пока нас найдут Лан с Морейн, — предложил юноша.

— Конечно же, — прервала она ход его рассуждении. — Морейн Седай сказала, что найдет нас, если мы потеряемся.

Перрин дал ей договорить, потом продолжил:

— Или же первыми нас найдут троллоки. К тому же Морейн могли убить. Всех их могли убить. Я надеюсь, что они живы. Надеюсь, что в любую минуту они выйдут к этому вот костерку. Но надежда — все равно что обрывок веревки, когда ты тонешь; чтобы вытащить себя из омута, одной надежды мало.

Эгвейн закрыла рот и уставилась на Перрина, на скулах ее перекатывались желваки. Наконец она вымолвила:

— Ты хочешь отправиться вниз по реке к Беломостью? Если Морейн Седай не найдет нас здесь, то это следующее место, где она станет нас искать.

— Я понимаю, — медленно сказал Перрин, — что Беломостье — это куда нам нужно бы идти. Но об этом, скорей всего, известно и Исчезающим. Там-то они и станут нас искать, и на этот раз с нами не будет Айз Седай или Стража, чтобы защитить от врагов.

— По-моему, ты собираешься предложить сбежать куда-нибудь, как хотел поступить Мэт? Спрятаться где-нибудь, чтобы нас не нашли Исчезающие и троллоки? И укрыться от Морейн Седай?

— Не думай, что я не размышлял и над этим, — спокойно сказал он. — Но всякий раз, когда мы считали, что уже отвязались от погони, Исчезающие и троллоки вновь находили нас. Я не знаю, можем ли мы вообще где-нибудь спрятаться от них. Не то чтобы это мне очень нравилось, но Морейн нам нужна.

— Тогда я ничего не понимаю, Перрин. Куда же нам идти?

Перрин удивленно воззрился на девушку. Она ждала ответа от него. Ждала, чтобы он сказал ей, что делать. Никогда не случалось прежде такого, чтобы она надеялась, что он возьмет на себя инициативу. Эгвейн не нравилось поступать согласно чужим, а не ее планам, и она никогда не позволяла никому указывать ей, что и как делать. Не считая, быть может, Мудрой, но Перрину подчас казалось, что порой она и ей перечит. Юноша разгладил рукой сухую землю перед собой и громко откашлялся.

— Если мы вот здесь, а это — Беломостье, — он дважды ткнул в землю пальцем, — тогда Кэймлин будет приблизительно где-то здесь. — Перрин нанес на импровизированную карту третью метку, далеко в стороне.

Он замолчал, разглядывая на земле три точки. Весь план был основан на том, что осталось у Перрина в памяти от старой карты ее отца. Мастер ал'Вир говаривал, что карта не слишком-то верна, и вообще Перрин не проводил над нею в мечтаниях столько времени, как Ранд и Мэт. Однако Эгвейн ничего не сказала. Когда Перрин поднял голову, то увидел, что она по-прежнему смотрит на него, сжимая руками колени.

— Кэймлин? — Голос ее звучал ошеломленно.

— Кэймлин. — Перрин провел по земле линию между двумя точками. — В сторону от реки и напрямик. Никто до такого не додумается. Мы будем ждать всех в Кэймлине.

Он отряхнул руки и стал ждать. Перрин считал, что план разумен, но у Эгвейн наверняка найдутся сейчас возражения. Он предполагал, что она возьмет главенство на себя: она всегда силком втягивала его во что-то, и ее лидерство никоим образом не задевало его самолюбия.

К его удивлению, девушка кивнула.

— Там обязательно будут деревни. Мы сможем спросить дорогу.

— Одно меня беспокоит, — сказал Перрин, — а вдруг Айз Седай не найдет нас там? Свет, думал ли кто, что мне придется тревожиться о чем-то подобном? Что, если она не придет в Кэймлин? Вдруг она считает нас мертвыми? Может, она заберет Ранда и Мэта прямиком в Тар Валон.

— Морейн Седай говорила, что сумеет отыскать нас, — твердо, сказала Эгвейн. — Если она может найти нас здесь, то может найти и в Кэймлине, и найдет обязательно.

Перрин медленно кивнул.

— Раз уж ты так говоришь... Но если она не появится в Кэймлине через несколько дней, то мы отправимся в Тар Валон и вынесем наше дело на суд Престола Амерлин.

Юноша глубоко вздохнул. Две недели назад ты Айз Седай и в глаза-то не видел, а сейчас говоришь о Престоле Амерлин. О Свет!

— Если верить Лану, из Кэймлина есть хорошая дорога. — Он глянул на промасленный бумажный пакет, лежащий рядом с Эгвейн, и кашлянул. — Может, еще немного сыра и хлеба?

— Видимо, этот запас придется растянуть надолго, — сказала девушка, — пока тебе не повезет с силками больше, чем мне прошлой ночью. По крайней мере, с костром никаких проблем.

Засовывая сверток обратно в переметные суммы, она тихонько засмеялась, словно это была шутка.

Явно существовали некие границы того, кому и сколько главенства над собой готова была уступить Эгвейн. В животе у Перрина бурчало.

— Ну, раз так, — произнес он, вставая, — можем отправляться в путь прямо сейчас.

— Но ты все еще мокрый, — возразила девушка.

— Высохну на ходу, — решительно заявил Перрин и принялся ногами сгребать землю, засыпая костер. Раз теперь главный он, то пора начинать руководить. Ветер, дувший от реки, подгонял путников.


Глава 21 СЛУШАЯ ВЕТЕР | Сборник "Колесо времени" | Глава 23 ВОЛЧИЙ БРАТ