home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 50. Учить и учиться

Часа четыре спустя пот градом катился по лицу Найнив, но жара – не по времени года – была тут почти ни причем. Найнив гадала, не лучше ли было бы если Нерес ее все таки обманул. Или отказался везти их дальше Боаннды Резкие косые лучи клонящегося к закату солнца врывались в окошки, дробясь в потрескавшихся стеклах. Обуреваемая смешанным чувством досады и беспокойства, зло вцепившись пальцами в юбку, Найнив старательно избегала смотреть на шестерых Айз Седай, сидевших вокруг крепкого стола у стены. Губы их беззвучно шевелились: они совещались, укрывшись за экраном саидар. Илэйн стояла, вздернув подбородок, безмятежно сложив руки на поясе, но ее царственный облик портило напряжение в уголках глаз и рта Найнив сомневалась, что ей вообще хочется знать, о чем беседуют Айз Седай; один сокрушительный удар за другим уничтожили все ее радужные надежды, превратив высокие упования в оцепенение. Еще одно потрясение, и, как казалось Найнив, она закричит – неизвестно, то ли от ярости, то ли забившись в истерике.

На столе лежало все, кроме одежды, что было у девушек: серебряная стрела Бергитте, блестевшая перед ширококостной Морврин, три тер'ангриала, выложенные перед Шириам, золоченые ларчики – возле темноглазой Мирелле. Радости ни одна из женщин не выказывала. Лицо Карлинии было словно из смерзшегося снега вырезано, и даже по– матерински добрая Анайя нацепила сейчас самое строгое выражение, а в лице большеглазой, будто вечно удивленной Беонин явственно проглядывала тень раздражения. Раздражения и чего-то большего. Иногда Беонин тянулась потрогать аккуратно прикрытую белой тряпкой печать из квейндияра, но всякий раз отдергивала руку.

Найнив поспешно отвела взор от тряпки. Она точно знала, когда все пошло наперекосяк. Окружившие их в лесу Стражи вели себя хоть и холодно, но с должным уважением; во всяком случае, когда она велела Уно и его шайнарцам убрать оружие. А потом теплая встреча с Мин, смех, радостные объятия. Однако Айз Седай и люди на улицах, занятые собственными делами и неотложными поручениями, торопливо проходили мимо, едва взглянув на сопровождаемый Стражами отряд. Народу в Салидаре оказалось много, на каждом свободном от домов и деревьев пятачке обучались военному делу вооруженные мужчины Первым, кто, не считая Стражей и Мин, уделил новоприбывшим какое-то внимание, была худощавая Коричневая сестра, к которой их привели. А привели их, по всей видимости, на постоялый двор, и эта комната была некогда общим залом. Найнив с Илэйн рассказали заранее подготовленную историю Файдрине Седай – или попытались рассказать. Она слушала пять минут, потом девушкам велено было оставаться в комнате, со строгим наказом не двигаться с места ни на шаг и ни слова не говорить, даже между собой. Еще десять минут Найнив с Илэйн в смятении глядели друг на друга, а вокруг них Принятые, облаченные в белое послушницы, Стражи, слуги и солдаты сновали туда-сюда между столами, где сидели, зарывшись в бумаги, или коротко отдавали распоряжения Айз Седай; потом девушек столь быстро доставили пред очи Шириам и остальных, что Найнив сомневалась, успела ли она туфлями хотя бы дважды пола коснуться. Вот тогда-то им задали жару: учиненный Айз Седай допрос был более уместен для пойманного пленника, чем для вернувшихся из похода героев. Найнив промокнула с лица испарину, но когда засунула платок обратно в рукав, руки ее вновь вцепились в юбки.

На многоцветном шелковом коврике Найнив с Илэйн стояли не одни. Не знай Найнив того лучше, могла бы решить, будто Суан, в простом платье из тонкой синей шерсти, оказалась тут по собственной воле – лицо ее было холодно, абсолютно невозмутимо. Казалось, она размышляет о чем-то безоблачном. Лиане, по крайней мере, косилась изредка на Айз Седай, однако и она выглядела в равной степени уверенной в себе. И, пожалуй, даже более уверенной, чем помнила ее Найнив. Вдобавок меднокожая Лиане выглядела даже еще более стройной и гибкой, более услужливой. Наверное, дело в ее просто-таки возмутительном платье. Светло-зеленое шелковое платье ничем не отличалось от наряда Суан, имело такой же высокий ворот, но оно облегало каждый изгиб тела Лиане, а ткань, будь она на волосок тоньше, была бы совсем прозрачной.

Однако больше всего потрясли Найнив лица женщин. Она более не надеялась увидеть живыми ни Суан, ни Лиане и уж никак не ожидала, что они будут выглядеть так молодо – всего на несколько лет старше ее самой. Друг на друга Суан и Лиане почти не глядели. По правде сказать, Найнив показалось, что она ощущает между ними отчетливый холодок.

И еще одну перемену в них заметила Найнив, которую только-только начала осознавать. Хоть все, включая Мин, говорили об этом тактично, никто не делал секрета из факта, что Суан и Лиане усмирены. Найнив могла почувствовать, чего они лишены. Наверное, из-за того, что находилась в комнате, где все прочие женщины способны направлять, а может, потому, что знала об усмирении, но сейчас Найнив впервые осознала наличие этого дара у Илэйн и остальных. И отсутствие его у Суан и Лиане. У них что-то отняли, точно по живому отрезали. Это походило на рану. Вероятно, худшей раны, доставляющей больше страданий, для женщины не бывает.

Найнив одолевало любопытство. Какой раной это могло бы быть? Чего их лишили? Что ж, и ожидание можно использовать с толком, и раздражение, что насквозь пропитало ее нервозность. Она потянулась к саидар…

– Тебе, Принятая, кто-то дал разрешение тут направлять? – спросила Шириам, и Найнив, вздрогнув, поспешила отпустить Истинный Источник.

Зеленоглазая Айз Седай повела остальных обратно к разномастным стульям, составленным на коврике полукругом, в центре которого находились четверо стоящих женщин. Кое-кто из Айз Седай взял с собой кое-какие предметы со стола. Шесть Айз Седай сидели и глядели на Найнив; прежние чувства исчезли, поглощенные бесстрастием Айз Седай. Ни на одном безвозрастном лице не было даже намека на жару – ни единой капельки пота. В конце концов Анайя с упреком промолвила:

– Вас очень давно с нами не было, дитя мое. Сколь бы много вы ни узнали за это время, немало, по-видимому, и позабыть успели.

Вспыхнув, Найнив склонилась в реверансе.

– Простите меня, Айз Седай. Я не нарочно. – Она надеялась, они решат, что это стыд окрасил ее заалевшие щеки. Да, она долго была вдали от них. Всего день назад она отдавала приказы, и другие прыгали, повинуясь ей. Теперь же они ожидали, что будет прыгать она. Как же это злит!

– Ты рассказала интересную… историю. – Несомненно, Карлиния мало верила в рассказ девушек. В длинных тонких руках Белая сестра вертела серебряную стрелу Бергитте. – И у вас появились весьма необычные приобретения.

– Панарх Аматера преподнесла нам много подарков, Айз Седай, – сказала Илэйн. – Кажется, она считала, что мы сохранили ей трон.

Даже произнесенная совершенно бесстрастным тоном, речь ее была хождением по тонкому льду. Не одну Найнив раздражало резкое ограничение ее свободы. Гладкое лицо Карлинии напряглось.

– Вы явились с тревожными известиями, – сказала Шириам. – И с некоторыми тревожащими… вещами. – Она скользнула взглядом по столу, по серебристому ай'дам, потом ее суровые слегка раскосые глаза вновь обратились на Илэйн и Найнив. Узнав, что это такое и для чего предназначено, большинство Айз Седай обращались с этой вещью, будто с живой алой гадюкой. Большинство.

– Если эта вещь и в самом деле то, что утверждают эти дети, – с отсутствующим видом промолвила Морврин, – нам необходимо изучить ее. И если Илэйн действительно полагает, будто ей под силу создать тер'ангриал… – Коричневая сестра покачала головой. Ее внимание было приковано к уплощенному каменному кольцу, испещренному красными, синими и коричневыми крапинками и полосками, которое она держала в руке. Другие два тер'ангриала лежали у нее на коленях. – Говорите, это вот досталось вам от Верин Седай? Почему же мы об этом не знали? – Последний вопрос был обращен не к Найнив и не к Илэйн, а к Суан.

Та нахмурилась, но не с той яростью, какую помнила Найнив. На лице ее лежала печать покорности, словно она понимала, что говорит со старшими по положению;

то же относилось и к ее голосу. Еще одна перемена, которой Найнив не могла поверить.

– Верин мне никогда не говорила о нем. Я и сама не прочь задать ей несколько вопросов.

– А у меня есть вопросы относительно этого. – Оливкового оттенка лицо Мирелле потемнело, когда она развернула знакомую бумагу – и зачем вообще они ее хранили? – и прочитала вслух: – "Все деяния лица, владеющего сим документом, исполняются по моему приказу и личному повелению. Всякий, кто прочтет написанные здесь слова, должен сохранить их в секрете и подчиняться моему приказу. Суан Санчей, Блюстительница Печатей, Пламя Тар Валона, Престол Амерлин". – Мирелле скомкала в кулаке бумагу вместе с печатью. – Вряд ли подобное уместно вручать Принятой.

– В то время я не знала, кому могу доверять, – спокойно сказала Суан. Шесть Айз Седай не сводили с нее глаз. – Тогда это было в моей власти. – Шесть Айз Седай продолжали не мигая смотреть на нее. В голосе ее проскользнули негодование и мольба. – Вы не можете требовать от меня ответа за те поступки, что я совершила в полном на то праве. Когда лодка тонет, пробоину затыкаешь тем, что под руку попадет.

– А почему ты не сказала нам? – негромко спросила Шириам, но в ее голосе послышался намек на сталь. Будучи Наставницей Послушниц, она никогда не повышала голоса, хотя иногда, казалось, лучше б она накричала на провинившуюся. – Три Принятых – Принятых! – посланы из Башни выслеживать тринадцать сестер из Черной Айя. Суан, неужели ты пробоину в своей лодке затыкаешь младенцами?

– Ну, вряд ли мы младенцы, – с жаром возразила Найнив. – Дважды мы сорвали их планы, а несколько из тех тринадцати мертвы. В Тире мы…

Карлиния отрезала точно ледяным ножом:

– Вы нам все рассказали о Тире, дитя мое. И о Танчико. И как Могидин потерпела поражение. – Айз Седай скривила губы. Карлиния уже сказала, что Найнив показала себя дурой, даже на милю приблизившись к Отрекшейся, и что ей крупно повезло, раз удалось себе жизнь сохранить. Карлиния не знала, насколько она права, девушки, естественно, не все рассказали, но от этого сердце Найнив лишь сильнее сжималось. – Вы сущие дети, и вам повезло, что мы не отшлепали вас. А сейчас помолчи, пока тебе не разрешат говорить.

Найнив залилась густым румянцем, надеясь, что Айз Седай решат, что это от смущения, и промолчала.

Шириам же не отводила взора от Суан:

– Ну так как? Почему ты ни разу не обмолвилась, что отправила трех детей охотиться на львов?

Суан глубоко вдохнула, потом сложила руки и виновато опустила голову:

– Это представлялось не очень важным, Айз Седай, ведь столько всего было много значимей. Я ничего не утаила, если была хоть малейшая причина о том сказать. Я рассказала о Черной Айя все, что знала, до последней крупинки. Какое-то время я не знала, где эти двое находятся и что они затевают. Самое важное, что они теперь тут и с этими тремя тер'ангриалами. Вы должны понимать, что значит иметь доступ в кабинет Элайды, к ее бумагам, пусть даже к отрывочным сведениям о них. Кроме того, вы никогда бы не узнали, что ей известно о вашем местонахождении, пока не оказалось бы слишком поздно.

– Мы понимаем, – промолвила Анайя, косясь на Морврин, которая, нахмурясь, по– прежнему глядела на кольцо. – Просто, наверное, подобный оборот застал нас несколько врасплох.

– Тел'аран'риод, – прошептала Мирелле. – Да, прежде он был лишь предметом ученых дискуссий в Башне, оставаясь чуть ли не легендой. И ходящие по снам у айильцев… Кто бы мог вообразить, что айильские Хранительницы Мудрости способны направлять? А уж тем более входить в Мир Снов.

Найнив очень хотелось сохранить это в тайне – как и подлинную личность Бергитте и еще кое-что, что девушки сумели утаить, – однако крайне трудно удержаться и не сболтнуть случайно лишнего, когда тебя расспрашивают женщины, способные при желании взглядом дырку в камне пробить. Ладно, лучше порадоваться тому, что кое-что они с Илэйн ухитрились попридержать. Едва был упомянут тел'аран'риод и возможность входить в него, то скорей мышка загнала бы на дерево кошку, чем эти женщины прекратили задавать новые и новые вопросы.

Лиане, не глядя на Суан, сделала полшага вперед:

– Важно то, что при помощи этих тер'ангриалов можно переговариваться с Эгвейн, а через нее сообщаться с Морейн. А с ними вы сможете не только приглядывать за Рандом ал'Тором, вы способны будете на него влиять, даже если находится он в Кайриэне.

– Куда он пришел из Айильской Пустыни, – вставила Суан, – как я и предсказывала.

Если взор и слова Суан были обращены к Айз Седай, то ее строгий тон, очевидно, предназначался Лиане, которая хмыкнула и так отозвалась на это замечание:

– Лучше бы он там и оставался. Две Айз Седай отправились в Пустыню уток гонять.

О да, холодок между ними стал теперь еще заметней.

– Довольно, дети мои, – промолвила Анайя, будто они и впрямь были детьми, а она матерью, улаживающей их мелкие ссоры. Она обвела прочих Айз Седай многозначительным взглядом. – Будет очень неплохо, если появится возможность побеседовать с Эгвейн.

– Если эти штуки сработают, как обещано. – Морврин подбросила кольцо на ладони, перебирая другой рукой лежащие на коленях тер'ангриалы. Видно, она не поверит и тому, что небо синее, если ей не представят доказательств.

Шириам кивнула:

– Да. Илэйн, Найнив, это станет вашей первейшей обязанностью. У вас будет возможность обучать Айз Седай, показывая, как пользоваться этими тер'ангриалами.

Найнив присела в реверансе, оскалив зубы, – если им угодно, пусть считают это улыбкой. Обучать их? Да, конечно, и потом их больше никогда не подпустят ни к кольцу, ни к другим тер'ангриалам. Реверанс Илэйн был еще более церемонным, лицо – маска безучастности. Взор ее чуть ли не с тоской упал на этот дурацкий ай'дам.

– Векселя пригодятся, – сказала Карлиния. Говорила она с присущей Белой Айя холодностью и логичностью, но в том, как она цедила слова, прорезалась брюзгливость. – Гарет Брин всегда требует больше золота, чем у нас имеется, но с этими письмами мы, вероятно, удовлетворим его аппетиты.

– Да, – сказала Шириам. – И нам нужна большая часть наличных денег. С каждым днем здесь, да и не только здесь, становится все больше ртов, которые нужно накормить, и голых спин, которые надо прикрыть.

Илэйн изящно кивнула, будто они не забрали бы деньги, если бы она протестовала, но Найнив просто ждала. Золото, векселя, даже тер'ангриалы – это лишь малая часть всего.

– Что до прочего, – продолжала Шириам, – мы согласны, что вы покинули Башню по приказу, каким бы неверным он ни был, поэтому винить вас не за что. Теперь, когда вы благополучно вернулись к нам, вы возобновите свои занятия.

Найнив лишь медленно выдохнула. Едва начались расспросы, на большее она и не надеялась. Нельзя сказать, чтоб ей это понравилось, но впервые никто не обвинит ее в несдержанности. И, по всей вероятности, именно тогда, когда от ее сдержанности никакого толку. Илэйн, однако, чуть не взорвалась-

– Но!

Ее тут же оборвала Шириам

– Вы вернетесь к своим занятиям Вы обе сильны, но вы еще – не Айз Седай – Она не отводила от девушек своих зеленых глаз, пока не убедилась, что они все для себя уяснили, потом Шириам вновь заговорила, немного мягче Мягче, но по-прежнему непререкаемым тоном – Вы вернулись к нам, и пусть Салидар не Белая Башня, считайте его таковым Судя по тому, что вы рассказали нам в минувший час, у вас еще есть о чем поведать – У Найнив перехватило дыхание, но взор Шириам упал на ай'дам – Жаль, что вы не привели с собой ту шончанку Вот это стоило бы сделать – Илэйн залилась ярким румянцем и почему-то показалась рассерженной Сама же Найнив испытала лишь облегчение, сообразив, что речь идет о Шончан – Но Принятых нельзя винить в том, что они думают не как Айз Седай, – продолжила Шириам – У Суан с Лиане найдется о чем вас расспросить Сотрудничайте с ними и отвечайте как можно лучше Надеюсь, мне не придется напоминать вам, что нельзя пользоваться их нынешним положением Некоторые Принятые и даже кое-кто из послушниц посмели предположить, что именно они виноваты в случившемся Осмелились даже сами наказание придумать – Мягкий тон обернулся холодной сталью – Ныне эти молодые женщины горько о том жалеют. Нужно ли мне говорить большее?

Найнив не отстала от Илэйн в поспешных уверениях, что Шириам может не продолжать, и говорили обе быстро, запинаясь У Найнив и в мыслях не было перекладывать ответственность за все случившееся лишь на Суан с Лиане – по ее убеждению, если кого и винить, то всех Айз Седай скопом. Однако ей не хотелось, чтобы Шириам на нее рассердилась. Осознание этого факта заставило еще полнее осознать горькую правду:

для них с Илэйн дни свободы в прошлом.

– Хорошо. Теперь можете забрать драгоценности, которые вам подарила панарх. И стрелу тоже – когда придет время, вы расскажете мне, с какой стати она сделала вам подобный подарок. Ступайте. Кто-нибудь из Принятых найдет вам место для ночлега. Подходящие платья подыскать будет сложнее, но и с этим уладится. Надеюсь, вы забудете о своих… приключениях и без препирательств займете положенное вам место. – Явно имелось в виду, хоть и не было высказано, обещание, что если девушки не примут все как должное и в дальнейшем возникнут какие-то шероховатости, то эти трения немедленно сгладят, поэтому им лучше сразу подчиниться – по собственной воле, иначе… Увидев, что угроза дошла до девушек, Шириам удовлетворенно кивнула.

Беонин ни слова не промолвила с той минуты, как был убран щит саидар, но, пока Найнив с Илэйн приседали в реверансах, Серая сестра встала и подошла к столу, на котором лежали принесенные ими вещи.

– А с этим что? – спросила она с отчетливым тарабонским акцентом и сдернула белую тряпку с печати узилища Темного. Сейчас ее большие серо-голубые глаза казались скорее сердитыми, чем удивленными. – Разве об этом больше нет вопросов? Вы все предпочитаете не замечать этого?

На столе рядом с замшевым мешочком лежал черно-белый диск – дюжина или больше аккуратно составленных в единое целое кусочков.

– Когда мы его в мешочек укладывали, он был цел. – У Найнив пересохло во рту, она замолчала.

Если раньше взор ее упорно избегал белой тряпки, то теперь она не могла глаз отвести от печати. Лиане самодовольно ухмыльнулась при виде красного платья, в которое был завернут драгоценный груз, и сказала… Нет, Найнив не станет больше шарахаться от этого, даже от мыслей об этом! – А почему надо было особо о печати заботиться? Она же ведь из квеиндияра?

– Мы даже не заглядывали внутрь, – еле слышно промолвила Илэйн, – и старались лишний раз не трогать. Она казалась мерзкой, сущим злом.

Подобного чувства печать больше не вызывала. Карлиния заставила обеих взять в руки по осколку, желая в точности знать, что они испытывают.

То же самое девушки говорили уже не раз, и теперь на их слова никто не обратил внимания.

Шириам встала и подошла к медноволосой Серой сестре:

– Мы ничего не игнорируем, Беонин. Сколько этих девушек ни расспрашивай, ничего путного из этого не выйдет. Все, что знали, они нам рассказали.

– Чем больше вопросов, тем лучше. Это всегда верно, – заметила Морврин, но перебирать тер'ангриалы прекратила и теперь так же пристально, как и все, смотрела на разбитую печать. Диск должен быть из квейндияра – Морврин с Беонин проверили печать и подтвердили этот вывод, – но один фрагмент Коричневая сестра переломила собственными руками.

– Сколько из семи еще держатся? – тихо спросила Мирелле, словно разговаривая сама с собой. – Сколько ждать, пока Темный вырвется на свободу и разразится Последняя Битва? – Все Айз Седай, сообразно своему дару и наклонностям, противостояли злу, однако у каждой Айя имелась собственная цель существования. Зеленые – они называли себя Боевыми Айя – готовили себя к борьбе против Повелителей Ужаса в Последней Битве. В голосе Мирелле проскользнуло чуть ли не нетерпение.

– Три, – дрогнувшим голосом отозвалась Анайя. – Три еще держатся. Если, конечно, нам все известно. На это остается лишь уповать. И молиться, чтоб трех было достаточно.

– Будем надеяться всей душой, что те три крепче этой, – пробормотала Морврин. – Квейндияр невозможно так просто сломать. Чтобы он ломался и был квейндияром… Такого не может быть.

– Обсудим это в свое время, – сказала Шириам. – Потом, когда разберемся с делами более неотложными, а их у нас и без того в избытке. – Забрав у Беонин тряпку, она опять накрыла разбитую печать. – Суан, Лиане, мы пришли к решению касательно… – Она умолкла, когда, повернувшись, увидела Илэйн и Найнив. – Разве вам не было сказано уходить? – Несмотря на внешнее спокойствие, буря в мыслях и чувствах заставила Шириам забыть об их присутствии.

Найнив с готовностью присела еще в одном реверансе, поспешно выпалила: "С вашего позволения, Айз Седай!" – и заторопилась к выходу. И бровью не поведя, Айз Седай – и Суан с Лиане – следили, как она и Илэйн выходят из комнаты. Найнив чувствовала на себе их взгляды – ее будто в спину толкали. Илэйн шагала ничуть не медленнее и лишь бросила напоследок еще один взгляд на ай'дам.

Когда Найнив закрыла дверь и привалилась к некрашеному дереву, прижимая к груди украшенную позолотой шкатулку, она впервые вздохнула полной грудью – или ей так показалось – с того момента, как переступила порог старой каменной гостиницы. Думать о сломанной печати ей не хотелось. Еще одна сломанная печать. Нет, не думать. Своими взглядами эти женщины овец стричь могут. Найнив со злорадством ожидала первой встречи Айз Седай с Хранительницами Мудрости. Если, конечно, она сама не угодит в гущу событий – не окажется между мельничными жерновами. Сейчас ей было куда труднее, чем когда она впервые пришла в Башню: опять надо поступать как велено, склонять голову. После долгих месяцев, когда она сама отдавала приказы – ну, иногда и с Илэйн советовалась, но обычно одна, – Найнив не совсем понимала, как ей заново учиться изворачиваться и юлить.

Общий зал, с худо подправленной штукатуркой на потолке, холодными каменными очагами, грозившими осыпаться, нисколько не изменился с той минуты, как Найнив впервые вошла сюда, – все тот же улей. На нее почти никто не смотрел, а сама она вообще не оглядывалась. Несколько человек поджидало Найнив и Илэйн.

Том и Джуилин сидели на грубой скамье возле стены с растрескавшейся штукатуркой и, сдвинув головы, о чем-то шептались с Уно, который присел перед ними на корточки. Над плечом шайнарца торчала длинная рукоять меча. Арейна и Николь изумленно оглядывались на все и вся вокруг и старались не показывать своего изумления. Они расположились на другой скамье вместе с Мариган, которая наблюдала за стараниями Бергитте развлечь Джарила и Сива, – та неловко жонглировала тремя деревянными шариками Тома. Стоя на коленях позади мальчиков. Мин щекотала их, шепча что-то в ухо каждому, но они лишь цепко держались друг за дружку и молча глядели на разноцветные шарики своими чересчур большими глазами.

Во всей просторной комнате лишь еще два человека никуда не спешили. В нескольких шагах от скамей, по эту сторону двери, ближе к коридору, ведущему на кухню, будто невзначай прислонясь к стене, стояли и беседовали два из трех Стражей Мирелле. Юный Крой Макин, желтобородый, точно сколок скалы из Андора, с чеканным профилем, и Авар Хашами, с ястребиным носом и квадратным подбородком; его густые, припорошенные сединой усы походили на загнутые вниз рога. Никто не назвал бы Хашами красавцем, тем паче увидев его темные глаза – от такого взгляда колени подгибались. На Уно, Тома и остальных Стражи, естественно, не смотрели. Просто так случилось, что им одним делать нечего, вот и выбрали себе местечко поболтать. Ну конечно.

Заметив Найнив и Илэйн, Бергитте уронила один из шариков.

– Что вы им рассказали? – тихо спросила она, едва глянув на серебряную стрелу в руке Илэйн. Колчан ее висел на поясе, но лук стоял прислоненный к стене.

Подойдя ближе, Найнив тщательно избегала глядеть на Макина и Хашами. Еще более предусмотрительно она понизила голос и подчеркнуто проговорила:

– Мы рассказали им обо всем, о чем нас спросили. Илэйн коснулась локтя Бергитте:

– Им известно, что ты наш добрый друг и очень нам помогла. Ты тоже можешь тут остаться, как и Арейна, и Николь, и Мариган.

Лишь когда напряжение Бергитте схлынуло, Найнив поняла, как та нервничала. Голубоглазая женщина подняла упавший желтый шарик и мягко кинула все три обратно Тому. Тот одним движением руки поймал их в воздухе, и шарики вмиг пропали из виду. На лице Бергитте проглянула самая слабая из улыбок облегчения.

– Слов нет, как я рада вас обеих видеть, – по меньшей мере раз в четвертый или в пятый сказала Мин. Волосы у нее отросли, хотя пока еще напоминали темную шапочку на голове, и выглядела девушка как-то иначе – но в чем разница, Найнив точно уловить не могла. Как ни удивительно, по отворотам куртки Мин взбирались вверх недавно вышитые цветки – прежде девушка всегда носила одежду без всякой вышивки. – Здесь так редко встретишь дружелюбное лицо. – Глаза ее чуть дрогнули, двинувшись в сторону двух Стражей. – Надо бы нам где-нибудь устроиться и обстоятельно о многом поговорить. Мне не терпится услышать, что с вами произошло, после того как вы оставили Тар Валон. – И заодно, если Найнив не ошибается, рассказать, что с самой Мин приключилось.

– Мне бы тоже хотелось с тобой поговорить, – сказала Илэйн вполне серьезно. Мин посмотрела на нее, потом вздохнула и кивнула, но не так радостно, как мгновением раньше.

К женщинам подошли Том с Джуилином и Уно и встали позади Бергитте и Мин, на лицах всех троих было выражение, с каким мужчины обычно собираются сказать нечто такое, что, как они считают, может не понравиться женщинам. Впрочем, не успели они и рта раскрыть, как девушка в платье Принятой, с кудрявыми волосами протолкнулась между Джуилином и Уно, сердито косясь на них, и встала перед Найнив с самым решительным видом.

Платье Фаолайн с семью цветными полосами по подолу, обозначавшими все Айя, оказалось не таким белым, каким ему положено быть, а ее смуглое лицо приняло пасмурное выражение.

– Удивлена, что ты здесь, дичок. Мне думалось, ты сломя голову улепетываешь в свою деревню. А наша славная Дочь-Наследница к мамочке убежала.

– Ты все еще для развлечения молоко сквашиваешь, да, Фаолайн? – спросила Илэйн.

Найнив нацепила на лицо маску терпеливого спокойствия. Правда, сдерживалась она с трудом. В Башне Фаолайн дважды поручали вести занятия с Найнив. Сама Найнив считала – чтобы поставить ее на место. Даже когда и обучающая, и ученица были Принятыми, на всем протяжении урока первая имела статус Айз Седай, и Фаолайн пользовалась своим положением сполна. Кудрявая женщина пробыла в послушницах восемь лет и еще пять – Принятой; ее нисколько не радовало, что Найнив в послушницах и часу не провела, а Илэйн носила чисто белое платье менее года. Два занятия с Фаолайн, и Найнив дважды отправлялась в кабинет Шириам – за упрямство, за вспыльчивость и еще много за что, список был длиной в локоть. Найнив заставила себя говорить непринужденно.

– Я слышала, кто-то с Суан и Лиане плохо обращался. По-моему, Шириам хочет в пример всем и в назидание положить этому конец, раз и навсегда. – Она в упор смотрела в глаза Фаолайн, и они у той встревоженно расширились.

– Я ничего такого не говорила после того, как Шириам… – Фаолайн захлопнула рот, густо покраснев. Мин прикрывала рот ладошкой, и Фаолайн резко повернула голову, изучая взглядом остальных женщин, от Бергитте до Мариган. Она бесцеремонно указала на Николь и Арейну: – Так, думаю, вы обе тоже. Ступайте со мной. Сейчас же. И не копайтесь.

Женщины встали, Арейна глядела настороженно, Николь нервно теребила пояс платья.

Не успела Найнив ничего предпринять, как между ними двумя и Фаолайн шагнула Илэйн, высоко вздернув подбородок и устремив на Принятую властный ледяной взор голубых глаз:

– Чего ты от них хочешь?

– Я повинуюсь указаниям Шириам Седай, – ответила Фаолайн. – По-моему, для первой проверки они слишком стары, но я подчиняюсь приказам. Каждый отряд вербовщиков Гарета Брина сопровождает сестра, она проверяет даже тех женщин, которым уже стукнуло не меньше лет, чем Найнив. – Внезапно появившаяся на ее лице улыбка будто гадюке принадлежала. – Мне сообщить Шириам Седай, что ты, Илэйн, не одобряешь сего приказа? Передать ей, что ты не позволяешь проверить своих вассалов?

Подбородок Илэйн в ходе этой тирады опустился ниже, но, несомненно, она так просто от своего не отступит. Ее надо отвлечь.

Найнив коснулась плеча Фаолайн:

– И многих они нашли?

Та машинально повернула голову, а когда посмотрела обратно, Илэйн успокаивала Арейну и Николь, объясняя, что больно им не будет, принуждать их никто ни к чему не собирается. Найнив бы так далеко в утешениях заходить не стала. Когда Айз Седай находят девушку, обладающую искрой дара с рождения, как, к примеру, Илэйн или Эгвейн, ту, которая со временем будет направлять независимо от своего желания, они заставляют ее обучаться даже силком, каково бы ни было ее желание. По-видимому, более терпимо Айз Седай относились к тем, кого можно обучить, но кто никогда без надлежащей подготовки не сумеет коснуться саидар, и к дичкам, или дикаркам, которые выжили – одна из четырех, – научившись направлять Силу самостоятельно, обычно не понимая своих действий и каким– либо образом заблокировав свое сознание, как Найнив. Судя по всему, у последних была какая-то возможность выбора, учиться или нет. Найнив решила отправиться в Башню. Правда, она подозревала, что в случае отказа все равно бы там оказалась, возможно, даже связанная по рукам и ногам. Женщинам, у которых есть хоть малейший шанс стать Айз Седай, они оставляют широкий выбор – как барашку, предназначенному для угощения в день праздника.

– Трех, – помедлив, ответила Фаолайн. – Столько усилий, а отыскали всего трех. Одна – дичок. – Она и в самом деле не любила дикарок. – Не понимаю, почему они так стремятся отыскать новых послушниц. Пока мы не обретем Башню, даже нынешние-то послушницы не могут стать Принятыми. Это все вина Суан Санчей. Ее и Лиане. – Щека у Фаолайн дернулась, словно она сообразила, что последнее замечание можно истолковать как нападки на бывших Амерлин и Хранительницу Летописей, и она схватила Арейну и Николь за руки. – Идемте. Я выполняю приказ, и коли вас нужно проверить, так и будет. И незачем попусту время терять.

– Противная женщина, – проворчала Мин, искоса глядя на Фаолайн, подгоняющую остальных из общего зала. – Если есть какая-то справедливость, то можно считать, что ее ждет очень неприятное будущее.

Найнив хотелось поинтересоваться, что же такого увидела Мин в своих видениях относительно кудрявой Принятой – вообще хотелось задать ей сотню вопросов разом, – но не тут-то было. К Найнив и Илэйн твердо шагнули Том и двое других мужчин; Джуилин и Уно стояли по бокам от менестреля, смотря в разные стороны. Бергитте повела Джарила и Сива к матери, подальше от беседовавших. Мин тоже знала, о чем собираются говорить мужчины, – судя по удрученному взгляду, который она на них бросила. Казалось, Мин хотела что-то сказать, но лишь пожала плечами и присоединилась к Бергитте.

Судя по лицу Тома, он намеревался то ли обсудить погоду, то ли поинтересоваться, что будет на ужин. В общем, всякие пустяки, ничего важного

– Здесь пруд пруди опасных мечтателей и дураков. Они считают, что им по плечу свергнуть Элайду. Потому-то тут и Гарет Брин. Он набирает для них армию.

Ухмылка Джуилина чуть не рассекла его лицо надвое.

– Нет, не дураки. Безумцы и сумасшедшие женщины. Мне плевать, причастна ли Элайда к появлению Логайна Они рехнулись, коли считают, что сумеют отсюда свергнуть Амерлин, сидящую в Белой Башне. До Кайриэна мы за месяц, пожалуй, доберемся.

– Раган с ребятами уже раздобыли несколько лошадей. Сказали, что одолжили на время. – Уно тоже ухмылялся; с этим пылающим глазом на повязке вид у него был невероятно неуместный. – Караулы выставляют, чтобы следить за теми, кто приходит, а не за теми, кто выезжает из деревни. В лесу мы сумеем затеряться. Скоро стемнеет. Они нас никогда не отыщут.

То, что у реки женщины вновь надели свои кольца Великого Змея, возымело примечательное действие на речь Уно. Хотя, когда считал, что они не слышат, наверно, он вновь принимался браниться и сыпать проклятиями.

Найнив поглядела на Илэйн, которая слегка покачала головой. Илэйн смирится с чем угодно, лишь бы стать Айз Седай. А сама Найнив? Мало шансов, что им с Илэйн удастся убедить этих Айз Седай поддержать Ранда, если вместо этого они решили попытаться контролировать его. Добиться их поддержки нет никакой возможности; когда надо, Найнив может быть реалисткой. И тем не менее… И тем не менее было еще Исцеление. В Кайриэне она об этом ничего не узнает, а тут… Вон, не далее чем в десяти шагах от Найнив, Терва Маресис, стройная длинноносая Желтая, методично тыкала в пергамент пером. Возле двери стояла Нисао Дачен, с ней переговаривался чернобородый лысый Страж, его плечи и голова возвышались над ней, хотя он был среднего роста; а Дагдара Финчи, шире в плечах любого и выше большинства мужчин в комнате, обращалась к группе послушниц перед одним из неразожженных каминов, энергично отсылая их одну за другой с поручениями. Нисао и Дагдара тоже из Желтой Айя. Говорят, Дагдара, седеющие волосы которой свидетельствовали о весьма зрелых даже для Айз Седай годах, знает об Исцелении больше, чем две любые вместе взятые. А отправившись к Ранду, Найнив вряд ли сумеет сделать что– либо полезное. Ей останется только наблюдать, как тот сходит с ума. Если же она добьется прогресса в умении Исцелять, то, может, сумеет отыскать способ помешать безумию овладеть им. Слишком многое Айз Седай с готовностью называли безнадежным, Найнив это совершенно не устраивало.

Все эти мысли мгновенно пронеслись у нее в голове – как раз за те секунды, что она смотрела на Илэйн. Потом Найнив вновь повернулась к мужчинам:

– Мы остаемся здесь. Уно, если ты и другие хотите отправиться к Ранду – пожалуйста. Вот мое мнение. Боюсь, помочь деньгами я вам больше не могу. – То золото, что забрали Айз Седай, действительно им нужно, как они и говорили, но Найнив не удержалась и поморщилась, вспомнив, что в кошеле у нее осталось всего несколько серебряных монет. Эти люди следовали за ней – и за Илэйн, конечно, – пусть и не по тем причинам, которые двигали ею, но это нисколько не умаляло ее ответственности за них. Они клялись в верности Ранду; у них нет причин влезать в борьбу за Белую Башню. Взглянув на золоченую шкатулку, Найнив без особой охоты добавила: – Но у меня есть кое-какие вещицы, которые вы можете продать по дороге.

– Ты тоже должен идти, Том, – сказала Илэйн. – И ты, Джуилин. Незачем вам тут оставаться. Нам вы никак не поможете, а Ранду вы нужны. – Она попыталась всунуть в руки Тому свой ларчик с драгоценностями, но он не взял.

Трое мужчин переглянулись – самым возмутительным образом, а Уно дошел до того, что глаз к потолку закатил. Найнив послышалось, как Джуилин тихонько пробормотал что– то, мол, говорил же он об их упрямстве.

– Может, дня через три-четыре, – промолвил Том.

– Да, где-то так, – согласился Джуилин. Уно кивнул:

– Да, лучше, пожалуй, немного отдохнуть, коли я задумал полпути к Кайриэну от Стражей бегать.

Найнив окинула всех троих самым безразличным взором и намеренно дернула себя за косу. Илэйн как никогда высоко вскинула подбородок, голубые глаза глядели надменно – таким взором можно лед стругать. Сейчас Том с товарищами наверняка понимали все эти знаки; нельзя допустить, чтобы они продолжали и дальше пороть эту чушь.

– Если вы думаете, что по-прежнему исполняете распоряжения Ранда ал'Тора и поэтому приглядываете за нами… – начала Илэйн морозным тоном, а Найнив с жаром проговорила:

– Вы обещали делать так, как вам сказано, и я намерена…

– Ничего подобного, – перебил Том, узловатым пальцем откидывая прядку волос со лба Илэйн. – Ничего подобного. Разве нельзя хромому старику немножко отдохнуть?

– Говоря по правде, – сказал Джуилин, – я остаюсь просто потому, что Том должен мне деньги. В кости проиграл.

– Неужели вы думаете, будто увести у Стражей двадцать лошадей – это то же самое, что с кровати свалиться? – прорычал Уно. Видимо, он успел забыть, что только-только именно это и предлагал.

Илэйн смотрела на них, утратив дар речи, да и Найнив с трудом пыталась подобрать уместные слова. Как низко они все же пали! Ни один из троих ничуть не смутился, даже с ноги на ногу переступить не удосужился. Но вся беда заключалась в том, что и саму Найнив разрывали противоречивые чувства. Она решила отослать их. Решила твердо, и вовсе не потому, что ей не хочется, чтоб они видели, как она в реверансах приседает да направо-налево расшаркивается. Вовсе не потому. Однако мало что в Салидаре соответствовало ее предположениям. И она призналась себе, хоть и неохотно, что ей как-то спокойней было бы… если бы знать, что они с Илэйн могут положиться не на одну лишь Бергитте. Нет, за предложение бежать она, разумеется, не ухватится – если это можно так назвать. Ни при каких обстоятельствах. Просто от присутствия рядом Тома, Джуилина и Уно она будет чувствовать себя спокойнее. И уж точно она не позволит им этого узнать. Раз они с ней, пусть думают что угодно, но она не позволит им узнать. Ранд и вправду может найти им применение, и, очень вероятно, они и тут неплохо бы устроились. Да только…

Некрашеная дверь открылась, и широким шагом вышла Суан, следом за ней – Лиане. Они холодно поглядели друг на друга, потом Лиане фыркнула, плавно заскользила прочь на изумление гибкой походкой и исчезла за спинами Кроя и Авара в ведущем на кухню коридорчике. Найнив слегка нахмурилась. В самой сердцевине холодности промелькнуло одно мгновение, краткий проблеск, который Найнив пропустила бы, не случись все прямо у нее перед глазами…

Суан шагнула было к Найнив, потом застыла как истукан, лицо ее сделалось бесстрастным. Кто-то еще присоединился к маленькой группке вокруг Найнив.

В кирасе с насечками, застегнутой поверх простой, бурого цвета куртки, с заткнутыми за пояс с мечом проклепанными сталью латными перчатками, Гарет Брин излучал властность. Обильная седина и грубовато-добродушное лицо придавали ему облик человека, который чего только не повидал, через многое прошел, человека, который вынесет, выдюжит все.

Илэйн улыбнулась, изящно кивнула. Увидев Брина в конце улицы на окраине Салидара, девушка издалека окликнула его, чем привлекла к себе изумленные взгляды. Сейчас она промолвила:

– Не скажу, что чрезвычайно рада видеть вас, лорд Гарет. Слышала, между вами и матерью какие-то трения, но убеждена, все можно уладить. Вы же знаете, матушка иногда излишне поспешна. Она отойдет, успокоится и попросит вас вернуться. И вы займете в Кэймлине достойное место, будьте уверены.

– Сделанного не воротишь, Илэйн. – Не обращая внимания на растерянность Илэйн – Найнив сомневалась, чтобы кто-то, кому известно положение девушки, когда-либо был столь же немногословен с нею, – Брин повернулся к Уно: – Ты подумал над моими словами? Шайнарцы – лучшая в мире тяжелая кавалерия, а у меня есть ребята, которых нужно как следует обучить.

Уно нахмурился, его единственный глаз скользнул в сторону Илэйн и Найнив. Медленно– медленно шайнарец кивнул:

– Все равно лучшего дела пока нет. Я у других поспрашиваю.

Брин хлопнул Уно по плечу:

– Ну и ладно. А ты, Том Меррилин? – При приближении военачальника Том отвернулся, поглаживая согнутым пальцем усы и глядя в пол, будто пряча лицо. Теперь же он встретил прямой взгляд Брина не менее открытым взором. – Когда-то я знавал человека с именем, очень похожим на твое, – сказал Брин. – В одну игру он просто мастерски играл.

– Когда-то я знавал человека, который был очень похож на тебя, – откликнулся Том. – Очень уж рьяно он хотел меня в цепи заковать. По-моему, попади я ему в руки, не сносить бы мне головы.

– Давно то было, видно, очень давно. Порой из-за женщин мужчины каких только странных поступков не совершают – Брин бросил взгляд на Суан и покачал головой: – Мастер Меррилин, не составишь ли мне компанию, сыграем партию в камни? Иногда, бывает, мне не хватает человека, который хорошо в игре разбирается, особенно в том, как в нее играть в высоких кругах.

Кустистые белые брови Тома поползли вниз совсем как у Уно, но менестрель не отводил глаз от Брина.

– Может, сыграю партию-другую, – наконец промолвил он, – когда о ставках знать буду. Как понимаешь, я не собираюсь провести остаток жизни, играя с тобой в камни. Мне не нравится подолгу задерживаться в одном месте. Бывает, зуд в ногах возникает.

– Главное, чтобы они в разгар решающей игры не зачесались, – сухо произнес Брин. – Вы двое, идемте со мной. И не надейтесь, что много спать придется. Здесь такие дела, что все надо было еще вчера сделать, если не на прошлой неделе. – Помедлив, он вновь взглянул на Суан: – Сегодня мои рубашки оказались плохо выстиранными.

После этого заявления Брин ушел, уводя с собой Тома и Уно. Суан зло посмотрела ему в спину, потом перевела взор на Мин, та скривилась и стремглав умчалась в тот же коридорчик, где скрылась Лиане.

Последнего обмена взглядами Найнив вообще не поняла Как не поняла и наглости этих мужчин. Возомнили, будто могут поверх ее головы разговаривать! Или у нее под носом – да все равно! Да еще так, чтоб она ни слова не понимала! Во всяком случае, поняла Найнив совсем мало.

– Хорошо, что ему ловец воров не нужен, – заметил Джуилин, искоса посматривая на Суан. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Бедняга никак не мог оправиться от шока, который испытал, узнав, как ее зовут. Найнив не была уверена, что в голове у него уложилось, что она усмирена и более не Амерлин. Вот перед ней-то он переминался с ноги на ногу. – Значит, можно посидеть и поболтать. Я тут видел кое-каких парней. У них такой вид, что с ними можно о том о сем за кружечкой эля потрепаться.

– По сути дела, он на меня и внимания не обратил, – не веря себе, промолвила Илэйн. – Мне безразлично, какая кошка пробежала между ним и матушкой, но он права не имеет… Ладно, гордым Гаретом Брином я займусь попозже. Найнив, мне надо с Мин поговорить.

Илэйн заторопилась к коридорчику, и Найнив направилась было следом – она тоже не прочь была получить от Мин откровенные ответы, – но Суан поймала ее за руку железной хваткой.

Той Суан Санчей, которая покорно склоняла голову перед Айз Седай, и в помине не было. Здесь шалей никто не носил. Голос Суан не стал громче – не было необходимости. Суан пригвоздила Джуилина таким взглядом, что тот чуть не присел.

– Поосторожней с вопросами, охотник на воров, иначе рискуешь, что тебя выпотрошат. – Холодный голубоглазый взор переместился на Бергитте и Мариган. Последняя кривила губы, будто попробовала что-то невкусное, и даже Бергитте моргнула. – А вы двое отыщите Принятую по имени Теодрин и спросите, где вам найдется место для ночлега. У этих детей такой вид, будто им давно в кровать пора. Ну же! Пошевеливайтесь! – Не успели они с места двинуться, причем Бергитте шагала так же торопливо, как и Мариган, если не быстрее, а Суан уже повернулась к Найнив: – А к тебе у меня есть вопросы. Тебе велено сотрудничать, и я предлагаю тебе так и поступить, если ты соображаешь, что к чему и что для тебя хорошо.

Найнив будто бурей подхватило. Она и понять ничего не успела, а Суан уже споро тащила ее за собой по шаткой лестнице с перилами, наспех сколоченными из некрашеных досок, потом провела по коридору с неструганым полом и затолкала в крошечную комнатку с двумя узкими кроватями, в два яруса приткнувшимися к стене. Суан уселась на единственный табурет, указав Найнив на нижнюю кровать. Та предпочла стоять, хотя бы для того, чтобы продемонстрировать, что она не собирается терпеть, когда ее толкают. Обстановка в комнатке была весьма скудной. Умывальник – вместо одной ножки подсунут кирпич, – оббитый кувшин и тазик. С крючков свисают несколько платьев, в углу лежит скатанный тюфячок. Найнив за день, может, и скатилась низко, но Суан-то слетела с небес на землю, пала намного ниже, чем можно было вообразить. И Найнив не предполагала, что у нее возникнут особые трудности в отношениях с этой женщиной. Даже если у Суан по– прежнему такие глаза. Суан фыркнула:

– Ладно, девочка, располагайся. Итак, кольцо. Оно не требует направлять Силу?

– Нет. Ты же слышала, как я Шириам говорила…

– Его может использовать любой? Женщина без дара направлять? Мужчина?

– Мужчина? Наверное. – Обычно тер'ангриал, не требующий направлять Силу, работал как для мужчин, так и для женщин. – А женщина любая.

– Тогда ты научишь меня им пользоваться. Найнив приподняла бровь. Вот он, рычаг, при помощи которого она добьется желаемого. А если нет, то

отыщется и другой. Может быть.

– А им об этом известно? Все разговоры были о том, чтобы им показать, как оно действует. Про тебя никто и слова не сказал.

– Они не знают. – Суан вовсе не казалась обескураженной. Она даже улыбалась, и очень недобро. – И не узнают. Иначе они узнают и то, что, покинув Тар Валон, вы с Илэйн выдавали себя за полноправных сестер. Морейн, может, и спустит такое Эгвейн. Если же ей подобная блажь в голову не придет, тогда мне неизвестно, как крепежный узел на бегущем конце вязать. Но Шириам, Карлиния?.. Они такое устроят – ты заверещишь, как поросящаяся свинья, еще до того, как они закончат. Задолго до того.

– Это нелегко – Найнив сообразила, что сидит на краешке кровати. Как уселась, она не помнила. Том и Джуилин не станут языками трепать. А больше никому не известно. Нужно обязательно поговорить с Илэйн. – Ничего подобного не было. И мы никем не прикидывались.

– Не лги мне, девочка Если мне нужно подтверждение, то твои глаза – тому доказательство. У тебя все внутри вверх тормашками переворачивается, верно?

Очень может быть.

– Нет, конечно! Если я тебя чему учить стану, то потому, что сама пожелаю. – Она не позволит Суан себя запугать. Последние следы жалости мигом улетучились. – Если я буду учить, мне нужно что-то взамен получить. Изучать тебя и Лиане. Я хочу знать, возможно ли Исцелить усмирение.

– Нельзя, – бесцветно промолвила Суан. – А теперь..

– Все, кроме смерти, возможно Исцелить.

– "Возможно" не значит "есть способ", девочка. Нам с Лиане пообещали, что нас оставят в покое. Поговори с Фаолайн или с Эмарой, если хочешь знать, что бывает с теми, кто нам досаждает. Они были не последние и не самые плохие, но орали и плакали дольше всех.

Другой рычаг. Чувство, близкое к панике, прогнало эту мысль из головы Найнив. Если он существует. Тот взгляд.

– А что скажет Шириам, узнав, что вы с Лиане вовсе не норовите друг дружке в волосы вцепиться? – Суан просто смотрела на Найнив. – Они полагают, будто вы приручены, так ведь? Чем сильнее накидываешься на тех, кто не может огрызнуться в ответ, тем больше они считают это доказательством, что вы смирились. А уж когда ты с готовностью бежишь на всякий чих или кашель Айз Седай… Неужели капелька раболепия заставила их всех забыть, сколько лет вы с Лиане действовали рука об руку? Или ты убедила их, будто усмирение все в тебе переменило, не только лицо? Когда они узнают, что вы за их спинами плетете интриги, манипулируете ими, ты взвоешь погромче какой-нибудь свиньи. – Суан даже не моргнула. Решила ни за что не терять выдержки и не выдать себя невзначай сорвавшимся признанием. Однако в том коротком взгляде нечто крылось, Найнив была уверена. – Я хочу обследовать тебя и Лиане, когда мне будет нужно. И Логайна. – Может, ей удастся и в этом случае что-то выяснить. Мужчины иные; это все равно что взглянуть на задачку с другой стороны. Нет, Исцелить Логайна ей и в голову не придет, даже если она вдруг обнаружит, как это сделать. Ранду необходима способность направлять. Но Найнив не выпустит в мир еще одного мужчину, владеющего Силой. – Если нет, забудь о кольце и о Тел'аран'риоде. – Чего же добивается Суан, какова ее цель? Вероятно, вновь побывать где– то, по меньшей мере хотя бы казаться Айз Седай. Найнив решительно подавила мимолетно разгоревшуюся жалость. – А если ты заикнешься о том, будто мы выдавали себя за Айз Седай, у меня не останется иного выбора, как рассказать им о тебе и Лиане. Может, мы с Илэйн и будем чувствовать себя неуютно, когда правда наружу выйдет, но коли так случится, та же правда заставит тебя рыдать подольше, чем плакали Фаолайн и Эмара.

Тянулись секунды напряженного молчания. Как этой женщине удается выглядеть такой невозмутимой? Найнив всегда полагала, будто подобное спокойствие присуще лишь Айз Седай. Губы у Найнив пересохли – а так она потом обливалась, промокла насквозь. Если Найнив ошибается, если Суан готова подвергнуться этому испытанию, то она знает, кто в конечном итоге будет плакать.

Наконец Суан пробормотала:

– Надеюсь, у Морейн получилось лучше и воля у Эгвейн осталась более гибкой. – Найнив ничего не поняла, но размышлять над словами Суан было некогда. В следующее мгновение та подалась вперед, протянув руку: – Ты сохранишь мою тайну, а я твою. Обучи меня пользоваться кольцом – и можешь изучать усмирение и укрощение, сколько душе твоей угодно.

Пожимая предложенную руку, Найнив едва удержалась от вздоха облегчения. У нее получилось. В первый раз чуть ли не за целую вечность кто-то попытался застращать ее и потерпел неудачу. Найнив чувствовала, что почти готова к бою с Могидин. Почти.

Илэйн нагнала Мин за порогом задней двери постоялого двора и пошла рядом с ней. Под мышкой у Мин девушка заметила что-то вроде двух или трех скомканных белых рубашек. Солнце закатывалось за верхушки деревьев, и в тускнеющем свете конюшенный двор смутно напоминал недавно перекопанный луг с огромным пнем посередине, который остался, наверно, от раскидистого дуба Дверей крытая соломой конюшня не имела, и в проем было хорошо видно, как около лошадей в стойлах снуют люди. Как ни странно, у кромки падавшей от конюшни тени разговаривала с каким-то рослым мужчиной Лиане. Просто одетый, он походил на кузнеца или записного драчуна. Удивительно, как близко к нему стояла Лиане, склоня голову набок, глядя на незнакомца снизу вверх. Удивительно было и то, как она потрепала его по щеке. Потом Лиане повернулась и быстрым шагом ушла в гостиницу. Здоровяк поглядел ей вслед и растворился в тенях.

– И не спрашивай меня, что у нее на уме, – сказала Мин. – Повидаться с Суан и с ней приходит весьма странный народ, а с некоторыми из мужчин Лиане… Ну, ты сама видела.

Вообще-то Илэйн было все равно, как ведет себя Лиане. Но теперь, оставшись наедине с Мин, она не знала, как заговорить о том, о чем хотела

– А ты что делаешь?

– Стирка, – пробурчала Мин, раздосадованно зажав под мышкой рубашки. – Не могу сказать, как бы мне хотелось хоть разок увидеть Суан мышкой Чтоб эта мышка не знала, сожрет ее орел или своей любимой игрушкой сделает! У нее тогда был бы такой же выбор, какой она другим оставляет. То есть никакого!

Чтобы не отстать, Илэйн ускорила шаг Девушки пересекли конюшенный двор. Как бы то ни было, придется обойтись без вступлений

– Ты знаешь, что собирался предложить Том? Мы ведь остаемся.

– Я сказала им, что вы останетесь Нет, не из-за видений. – Мин вновь замедлила шаг, когда девушки двинулись по сумрачному переулочку между конюшней и осыпающейся каменной стеной, топча скошенный и примятый бурьян – Я и не думала, что ты откажешься от возможности продолжать обучение Ты всегда горела желанием учиться Найнив тоже, хоть ей и не хочется этого признавать Жаль, что я не ошиблась. Я бы с вами ушла. По крайней мере, я… – Она что-то еле слышно забормотала – яростно и сердито. – Те трое, которых вы привели с собой, в беде. Вот о чем были видения.

Вот оно. Щелочка, которая нужна Илэйн. Но вместо того чтобы спросить, о чем хотела, она сказала:

– Ты имеешь в виду Мариган, Николь и Арейну? Как они могут быть в беде? – Только глупец оставит без внимания то, что предстает в видениях Мин.

– Я точно не знаю. Я лишь уловила кое-что из ауры, да и то краешком глаза. Ни разу не удалось прямо на них посмотреть, чтобы я могла что-то точно выяснить. Ты же знаешь, все время ауры бывают у немногих. Беда… Может, они слухи разнесут. Вы что-то затеяли, о чем не должны знать Айз Седай?

– Конечно, нет, – оживилась Илэйн. Мин глянула на нее искоса, и девушка кивнула. – Ну, ничего такого, чего нам нельзя делать. Не могут же они знать обо всем. – Таким ходом беседа зайдет вовсе не туда, куда нужно ей. Сделав глубокий вдох, Илэйн точно с обрыва кинулась: – Мин, у тебя ведь было видение о Ранде и обо мне, правда? – Девушка сделала два шага, прежде чем поняла, что Мин остановилась.

– Да. – Произнесено было это очень осторожно.

– Ты видела, что мы полюбим друг друга.

– Не совсем так. Я видела, что ты в него влюбишься. Какие у него чувства к тебе, я не знаю. Знаю только, что он каким-то образом с тобой связан.

Илэйн напряженно сжала губы. Подобного она ожидала, но не это ей хотелось услышать. "Хочу" и "желаю" ноги спутывают, но "есть" сглаживает дорожку. Так говаривала Лини. Приходится иметь дело с тем, что есть, а не с тем, чего хочется.

– И ты говорила, что видела кого-то еще. Кого-то, с кем мне его… делить… придется.

– Двоих, – хрипло вымолвила Мин. – Двух других. И… и одна из них – я.

Уже открыв рот для следующего вопроса, Илэйн застыла и некоторое время могла лишь молча смотреть на подругу.

– Ты? – наконец выдавила из себя она. Мин ощетинилась.

– Да, я! Что, по-твоему, я и влюбиться не могу? Я не хотела, но так случилось. Вот и все. – Она зашагала мимо Илэйн по переулку, и на этот раз та не спешила нагонять.

Услышанное объясняло сразу несколько вещей. То, как нервно Мин всегда увиливала от разговора на эту тему. Вышивка на отворотах куртки. И если только Илэйн не мерещится, у Мин на щеках румянец смущения. Ну и как тебе эта новость? Илэйн не знала, как к этому отнестись, совершенно растерявшись.

– А кто третья? – тихо спросила наконец Илэйн.

– Не знаю, – промямлила Мин. – Только характер у нее крутой. Хвала Свету, это не Найнив. – Она слабо хихикнула. – Такого я бы, пожалуй, не пережила. – Девушка искоса кинула на Илэйн настороженный взгляд. – И что теперь между тобой и мной изменится? Ты мне нравишься. Сестры у меня никогда не было, но иногда у меня такое ощущение, будто ты… Я хочу быть тебе другом, Илэйн, и, что бы ни случилось, ты мне не разонравишься. Но я не могу перестать его любить.

– Мне не очень-то по душе идея делить с кем-то мужчину, – напряженным голосом промолвила Илэйн. И это еще самое мягкое, что она могла сказать.

– Мне тоже. Только… Илэйн, мне стыдно признаться, но я буду добиваться его, и любым способом. Впрочем, ни у одной из нас большого выбора нет. О Свет, он всю мою жизнь вверх дном перевернул! От одних мыслей о нем у меня в башке все перемешивается. – Судя по голосу, Мин не знала, смеяться ей или плакать.

Илэйн медленно выдохнула. Мин ни в чем не виновата. Что ж, лучше пусть это будет Мин, чем, скажем, Берелейн или кто-то другой, кого она терпеть не может.

– та'верен, – промолвила Илэйн. – Он весь мир под себя подминает. Мы же – щепки, угодившие в водоворот. Но помнится, мы с тобой и с Эгвейн говорили, что никогда не позволим мужчине разбить нашу дружбу. Мы как-нибудь справимся с этим, Мин. А когда узнаем, кто та третья… Что ж, мы и с этим разберемся. Как-нибудь.

Третья! Не может ли ею Берелейн оказаться? О, кровь и пепел!

– Как-нибудь, – слабо произнесла Мин. – А тем временем мы с тобой сидим тут, точно с колодками на ногах – и с места не двинешься. Я знаю, где-то есть другая, знаю, что ничего с этим поделать не могу… Но я столько сил угрохала, чтобы с тобой примириться, а… В Кайриэне не все женщины похожи на Морейн. В Байрлоне я как-то видела одну знатную кайриэнку. Внешне рядом с ней Морейн вроде Лиане будет, но иногда она такое говорила… намеки всякие. А ее аура! Наверное, во всем городе не нашлось бы мужчины, который наедине с ней мог ничего не опасаться. Ну, разве только увечный, урод, а еще лучше покойник.

Илэйн хмыкнула, но справилась с голосом и заговорила тоном повеселей:

– И в голову впредь не бери. У нас с тобой есть еще сестра, с которой мы никогда не встречались. Авиенда с Ранда глаз не спускает, а ему и десяти шагов пройти не дадут без охраны из айильских Дев Копья.

Кайриэнка? Ладно хоть с Берелейн она встречалась, кое-что о ней знает. Нет. Она не станет изводить себя всякими глупыми мыслями, она не какая-то там безмозглая девчонка. Она – взрослая женщина, которая воспринимает мир таким, каков он есть, и поступает так, как полагает лучшим. Интересно, кто бы это мог быть?

Девушки вышли на открытый двор, где повсюду темнели пятна кострищ. Огромные котлы со светлыми пятнами отчищенной ржавчины на округлых боках стояли возле окружавшей двор каменной стенки. В нескольких местах выросшие рядом деревья опрокинули стенку. Несмотря на пересекавшие двор длинные тени, на огне кипели два котла, и три послушницы с мокрыми от пота волосами, подвязав подолы, усиленно трудились над стиральными досками и широкими корытами, полными мыльной воды.

Взглянув на рубашки под рукой Мин, Илэйн обняла саидар.

– Дай-ка я тебе помогу. – Направлять Силу, чтобы выполнить работу по хозяйству, было воспрещено, так как считалось, что физический труд закаляет характер, но вряд ли стирка подпадает под это правило. Если Илэйн достаточно энергично закрутит рубашки в воде, ни к чему будет руки мочить. – Расскажи мне обо всем. Неужели Суан и Лиане настолько переменились? Как вы сюда попали? Правда ли, что тут Логайн? И почему ты стираешь какие-то мужские рубашки? В общем, выкладывай все.

Мин засмеялась, явно радуясь смене темы разговора. – "Все" займет неделю. Но попробую. Во-первых, сначала я помогла Суан и Лиане удрать из подземной темницы, куда их заточила Элайда, а потом…

Сопровождая рассказ Мин уместными восклицаниями и удивленными ахами, Илэйн направила Воздух, приподнимая кипящий котел над огнем. Девушка не заметила недоверчивых взглядов послушниц: она уже привыкла к тому, какой силой обладает, и теперь ей редко приходило в голову, что она не задумываясь делает такое, что подчас превыше возможностей некоторых полноправных Айз Седай. Кто же та третья женщина? Авиенда должна как следует присматривать за Рандом.


ГЛАВА 49. К Боаннде | Сборник "Колесо времени" | ГЛАВА 51. Новости приходят в Кайриэн