home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 55. Сожженные нити

Ранд остановился. Длинная подпалина на стене коридора отмечала место, где висели превратившиеся в пепел полдюжины дорогих гобеленов. Еще одну шпалеру облизывали жадные язычки пламени, несколько инкрустированных сундуков и столов превратились в обугленные обломки. Не его рук дело. В тридцати шагах далее на белых изразцах пола лежали, сжимая в руках бесполезные мечи, скрюченные смертью мужчины в красных мундирах, в кирасах и шлемах с решетчатыми забралами. И это не его рук дело. Пытаясь добраться до Ранда, Равин проявлял расточительность. Отрекшийся был хитер в атаке, умел в отступлении, но с момента, как он бежал из тронного зала, он противостоял Ранду не больше чем на миг – чтобы ударить и бежать. Равин был силен, вероятно, так же силен, как и Ранд, и знал он куда больше, но в кармане у Ранда лежал ангриал, фигурка толстячка, а у Равина ничего подобного не было.

Коридор был вдвойне знаком – Ранд уже видел его раньше и видел когда-то нечто похожее.

Я шел этим путем с Илэйн и Гавином в тот день, когда встретил Моргейз. Мысль болезненно скатилась по границе Пустоты. Ранд был холоден в ее коконе, избавлен от всяких эмоций. Саидин бурлила и жгла, но он пребывал в ледяном спокойствии.

И другая мысль, будто удар ножом. Она лежала на полу вроде этого, золотые волосы рассыпались словно со сна. Илиена Солнечноволосая. Моя Илиена.

В тот день там была и Элайда. Она Предсказала боль, что я принесу. Она знала о тьме во мне. Немного. Достаточно.

Илиена, я не ведал, что творил. Я был безумен! И сейчас безумен. О-о, Илиена!

Элайда знала – кое-что, но даже той малости не сказала. лучше бы она сказала.

О-о, Свет, неужели нет прощения? То, что я наделал, совершено в безумии. Разве нет ни капли снисхождения?

Гарет Брин убил бы меня, если б знал. Моргейз приказала бы меня казнить. Моргейз была бы жива. Мэт. Морейн. Сколь многие были бы живы, если бы умер я?

Я заслужил свои муки. Я заслуживаю окончательной смерти. О-о, Илиена, я заслуживаю смерти.

Я заслуживаю смерти.

Шаги позади. Он повернулся.

Они вывернули из широкого перпендикулярного коридора не далее чем в двадцати шагах от Ранда. Две дюжины солдат в кирасах и шлемах, в красных мундирах с белым отложным воротом – форма гвардейцев королевы. Только теперь у Андора не было королевы, а когда она была жива, эти люди ей не служили. Вел солдат Мурддраал, бледное безглазое лицо напоминало слизняка, вывернутого из-под камня, а перекрывающиеся пластинки черных доспехов усугубляли сходство с движущейся змеей, но при всей стремительности походки черный плащ Получеловека висел не шелохнувшись. Взгляд Безглазого – страх, но в Пустоте страх был чем-то далеким. Увидев Ранда, гвардейцы замешкались, потом Мурддраал поднял свой меч с черным клинком. Солдаты, те, кто еще не обнажил оружие, положили руки на эфесы.

Ранд – кажется, так его зовут, – направил Силу способом, которым раньше не пользовался, которого не помнил.

Солдаты и Мурддраал застыли на месте. Иней нарастал на них все толще, иней, который дымился, как Мэтовы сапоги. С громким хрустом обломилась поднятая рука Мурддраала. Ударившись о плиты пола, и рука, и меч разлетелись вдребезги.

Ранд ощутил холод – да, его зовут Ранд. Холод резанул, точно ножом, когда он прошел мимо и свернул туда, откуда появился отряд. Холод, однако не такой пронзительный, как от саидин.

Возле стены присели мужчина и женщина средних лет, слуги в красно-белых ливреях, они сжимали друг друга в объятиях, будто стремясь обрести защиту. Завидев Ранда – казалось, это больше чем имя, не просто Ранд, – мужчина попытался было встать, хоть и ежился в испуге от ведомой Мурддраалом банды, но женщина потянула его за рукав.

– Ступайте с миром, – сказал Ранд, протянув к ним руку. Ал'Тор. Да, Ранд ал'Тор. – Я не причиню вам зла, но если останетесь, может, будет худо.

Карие глаза женщины закатились, она рухнула бы без чувств, если б мужчина не подхватил ее. Его узкие губы быстро задвигались, словно он молился, но не мог произнести вслух ни слова.

Ранд проследил за взглядом мужчины. Запястье высунулось из рукава, обнажив голову золотогривого Дракона, который стал частью кожи Ранда.

– Я не причиню вам зла, – повторил он и двинулся дальше, оставив слуг у стены. Он еще должен загнать в угол Равина. И убить. А потом?

Ни звука, кроме стука его сапог по плитам коридора. И в глубине разума слабый голосок скорбно бормочет об Илиене и о прощении. Он напрягся, пытаясь почувствовать, как Равин направляет Силу, как тот преисполнен Истинным Источником. Ничего. Саидин выжигала его кости, замораживала его плоть, вырывала его душу, но без саидин нелегко определить, где Равин, пока тот не окажется совсем близко. Лев в высокой траве, так однажды сказал Асмодиан. Бешеный лев. Причислить ли Асмодиана к тем, кто не должен был погибнуть? Или Ланфир? Нет. Но ведь…

Лишь за мгновение Ранд получил предостережение и сразу же кинулся плашмя на пол; ощущение внезапно сплетенных потоков – и спустя крошечный, как тонкий волосок, отрезок времени ударил столб белого света толщиной в руку, жидкий огонь вспорол стену и будто меч прошел через то место, где должна была находиться его грудь. Там, где этим светом полоснуло по обе стороны коридора, стена и фризы, двери и гобелены исчезли. Рассеченные шпалеры, осколки камня. куски штукатурки дождем посыпались на пол.

Значит, Отрекшиеся опасаются применять погибельный огонь? Кто же это говорил ему? Морейн Вот она-то наверняка заслуживала того, чтобы жить.

С рук Ранда сорвалась струя погибельного огня, ослепительно белое древко устремилось туда, откуда прилетело первое. Вражье копье исчезло, едва Рандова огненная стрела пробила стену, оставив перед глазами фиолетовый росчерк. Ранд отпустил свой поток. Неужели он в конце концов попал?

Поднявшись на ноги. Ранд направил Воздух, распахивая разбитые двери с такой силой, что остатки их посрывало с петель. Комната была пуста. Гостиная с рядом стульев, расставленных возле громадного мраморного камина. Разящий огонь Ранда проделал дыру в одной из арок, ведущих в маленький внутренний дворик с фонтаном, и еще оставил щербину в одной из вычурных колонн на галерее подальше.

Впрочем, Равин ушел не этим путем, и он не погиб от разящего огня. В воздухе висело нечто вроде разреженного туманного пятна – тающий след сплетения саидин. Ранд узнал его. Отличный от переходных врат, которые создал Ранд, чтобы Скользнуть в Кэймлин, и непохожий на врата, предназначенные для Перемещения, – теперь Ранд знал, что он сделал тогда, отправившись в тронный зал. Но он видел однажды след плетения, подобный этому, в Тире и сам сотворил тогда такое же.

Сейчас Ранд сработал новое плетение. Врата, по крайней мере щель, дыра в реальности. По ту сторону открылась не тьма. На самом деле, если б он не знал, что здесь есть путь, если б не видел следов Равинова плетения, то мог бы ничего и не сообразить. Перед ним высились такие же арки, выходящие на тот же дворик с фонтаном, тянулась такая же галерея с колоннами. На миг аккуратные округлые пробоины, проделанные его залпом погибельного огня в арке и колонне, задрожали, затянулись, потом вновь стали брешами. Куда бы ни вели эти врата, это было некое отражение королевского дворца, как некогда – отражение Тирской Твердыни.

Ранд смутно пожалел, что не побеседовал с Асмодианом на эту тему, когда была возможность, но он так и не смог ни с кем поговорить о том дне. Да и неважно было. В тот день он держал в руке Калландор, но даже ангриал в кармане Ранда заставил Равина убегать, точно зайца.

Быстро шагнув в проем, Ранд отпустил плетение и поспешил через дворик. Проем исчез. Равин почувствует эти врата, если постарается и окажется достаточно близко. Маленький толстячок из камня вовсе не означал, что Ранд может стоять на месте и дожидаться нападения.

Ни следа жизни, не считая самого Ранда да какой-то мухи. Так и в Тире тогда было. Лампы-стойки в коридорах не горели, бледные фитили никогда не знали огня, тем не менее даже в этом коридоре, который должен бы быть самым сумрачным, разливался свет, исходящий ниоткуда и отовсюду. Иногда эти лампы, да и другие вещи меняли местоположение. Взглянешь второй раз, а высокая лампа уже переместилась на фут, ваза в нише – на дюйм. Мелочи. Словно кто-то переставлял их, когда Ранд не смотрел. Где бы он ни очутился, место это весьма странное.

Ранд рысцой бежал вдоль колоннады, стараясь ощутить присутствие Равина, и вдруг до него дошло, что он не слышит голоса, оплакивающего Илиену, с того момента, как направил погибельный огонь. Наверное, каким-то образом он изгнал из своих мыслей Льюса Тэрина.

Хорошо. Ранд остановился на краю дворцового садика. Кусты роз и белозвездочника выглядели такими же поникшими от засухи, как и в настоящем дворце. На некоторых белых шпилях, высящихся над городскими крышами, трепетало знамя Белого Льва, но любой шпиль мог перемениться в мгновение ока. Хорошо, что не надо голову делить с…

Он почувствовал себя как-то странно. Нереальным. Поднял руку, посмотрел. Сквозь рукав и руку, будто через туман, виднелся сад. И туман рассеивался. Опустив взор, он увидел сквозь себя мощенную камнем дорожку.

Нет! Это была не его мысль. Облик начал уплотняться. Высокий темноглазый мужчина с морщинами тревог на лице и обильной сединой – волосы казались скорее белыми, чем русыми. Я – Льюс Тэр…

Я – Ранд ал Тор, вмешался Ранд. Он представления не имел, что происходит, но с туманной руки, которую он вытянул перед собой, начал потихоньку исчезать и без того призрачно видимый Дракон. Предплечье стало вроде как смуглее, а пальцы – длиннее. Я – это я. Слова эхом отдались в Пустоте. Я – Ранд ал Тор.

Сделав над собой усилие, он принялся мысленно рисовать себя, стараясь создать облик того, кого каждый день видел в зеркале, бреясь, кого видел в зеркале, одеваясь. Борьба была отчаянной. Он ведь никогда, по правде говоря, на себя со стороны не смотрел. Два образа то расплывались, то становились явственней:

темноглазый мужчина зрелых лет и молодой парень с серо-голубыми глазами. Мало– помалу образ помоложе набирал силы, постарше – тускнел. Рука понемногу становилась плотнее. Его рука – с дважды обернувшимся вокруг нее Драконом и выжженной на ладони цаплей. Были времена, когда Ранд ненавидел эти меты, но сейчас, даже окруженный лишенной эмоций Пустотой, он, увидев эти знаки, чуть не ухмыльнулся.

Почему Льюс Тэрин пытался одолеть его? Чтобы превратить в Льюса Тэрина. Он знал, кто этот темноглазый мужчина со страдальческим лицом. Почему сейчас? Потому что мог это сделать в этом месте, чем бы оно ни было? Погоди-ка. Это ведь Льюс Тэрин выкрикнул то непреклонное "нет". Это не нападение Льюса Тэрина. Это напал Равин, причем напал, не используя Единую Силу. Если бы Равин мог это сделать в Кэймлине, в подлинном Кэймлине, он бы не преминул так поступить. Значит, именно в этом месте Отрекшийся обрел такую возможность. А если тут на это способен Равин, то, наверное, и Ранд тоже. Собственный образ – вот что удержало его, вернуло назад.

Ранд сосредоточился на ближайшем розовом кусте, высотой в спан, и представил себе, что куст становится прозрачным, туманным облачком. Куст послушно растворился, исчез, но едва эта картинка пропала из мыслей Ранда, розовый куст неожиданно возник на прежнем месте, где и был.

Юноша отстраненно кивнул. Значит, и здесь есть пределы. Всегда есть ограничения и правила, а каковы они здесь, ему неизвестно. Но в Силе он искушен, насколько его обучил Асмодиан и насколько он постиг ее самостоятельно, и саидин по-прежнему с ним – вся сладость жизни, вся мерзость смерти. Чтобы атаковать, Равин должен его видеть. Чтобы воздействовать на что-то при помощи Силы, объект необходимо увидеть или точно знать, где он находится, чтобы создать надлежащую взаимосвязь с собой. Здесь, возможно, дело обстоит иначе, но Ранд в этом сомневался. Ему почти захотелось, чтобы Льюс Тэрин не молчал. Ему-то наверняка известно и это место, и здешние законы.

В садик выходили окна и балкончики, кое-где даже на высоте четырех этажей. Равин пытался… уничтожить Ранда как личность. Ранд потянул через ангриал бурлящий поток из саидин. С неба полыхнули молнии. сотня, даже больше зубчатых серебристых стрел ударили в каждое окно, в каждый балкончик. Гром заполнил садик, раскалывая камень. Самый воздух затрещал, а у Ранда волосы на руках и на груди под рубашкой пытались встать дыбом. Даже волосы на голове слегка приподнялись. Ранд погасил молнии. Тут и там отваливались осколки разбитых оконных рам и каменных балкончиков, грохот их падения приглушали отзвуки грома, от которого по-прежнему звенело в ушах.

Теперь вместо окон зияли неровные дыры. Они походили на глазницы некоего чудовищного черепа, а разбитые балкончики напоминали дюжину обломанных зубов. Если где-то там прятался Равин, то он несомненно мертв. Ранд не поверит этому, пока собственными глазами не увидит труп. Он хотел увидеть Равина мертвым.

Зло оскалившись и не подозревая о том, Ранд зашагал обратно во дворец. Он хотел увидеть, как умирает Равин.

Когда что-то полоснуло сквозь ближайшую стену, Найнив бросилась ничком на пол и поползла по коридору. Могидин последовала ее примеру, как могла проворно, но если бы она и не поползла, Найнив потащила бы ее за ай'дам То был Равин или Ранд? Она уже видывала подобные стрелы белого огня, жидкого света. Она видела их в Танчико, и сейчас ей очень захотелось оказаться от них как можно дальше. Найнив не знала, что это такое, и совсем не желала знать. Я хочу Исцелять, чтоб этим двум глупцам сгореть! И не желаю узнавать какой-то изощрённый способ убивать!

Найнив встала на колени и заглянула в коридор, откуда пришла. Ничего. Пустой дворцовый коридор. С прорезью в десять футов длиной на обеих стенах – аккуратные, будто мастер-каменщик потрудился, да на полу валяются обрывки гобеленов. Никого, никакого следа человека. До сих пор она и намека на это не видела. Только то, что они тут понавытворяли. Иногда и она кое-что делала. Хорошо, что она может подпитываться гневом Могидин, отделяя его от ужаса, вцепившегося в Отрекшуюся, желавшую одного – бежать отсюда. Собственная ярость Найнив была жалкой и едва позволяла ей почувствовать Истинный Источник, чтобы она могла направлять поток Духа, который удерживал ее в Тел'аран'риоде.

Могидин скорчилась, стоя на коленях, она содрогалась в сухой рвоте. Найнив поджала губы. Опять Отрекшаяся пыталась снять ай'дам. Ее готовность помогать живо поубавилась, когда они обнаружили, что Ранд с Равином и в самом деле здесь, в тел'аран'риоде. Что ж, пусть это будет ей наказанием за попытку расстегнуть ошейник. Ладно хоть, в желудке Могидин уже ничего не оставалось.

– Сжалься. – Могидин вцепилась в юбку Найнив. – Говорю тебе, нужно отсюда убираться. – Откровенная паника заставила ее голос звучать болезненно. Рвущий Могидин ужас, как в зеркале, отражался на ее лице. – Они же здесь во плоти. Во плоти!

– Тихо ты, – рассеянно обронила Найнив. – Если только ты мне не солгала, в том-то и преимущество. Для меня.

Могидин утверждала, что физическое пребывание в Мире Снов ограничивает контроль над Сном. Вернее, она нехотя признала это, сначала случайно проговорившись. И еще Могидин призналась, что Равин не знает Тел'аран'риода так хорошо, как она. Найнив надеялась, что это значит, что он не знает его так же хорошо, как она сама. В том же, что он знает Мир Снов лучше Ранда, Найнив не сомневалась. Что за тупоголовый мужчина! По какой бы причине он ни накинулся на Равина, Ранд не должен был допускать, чтобы тот завел его сюда, где ему неведомы ни законы, ни правила, где сама мысль способна убить.

– Ну почему ты не понимаешь, что я тебе говорю? Даже попади они сюда через сон, любой из них окажется сильнее нас. Будучи же здесь во плоти, они сокрушат нас, и глазом не моргнув. Во плоти они способны зачерпнуть саидин куда глубже, чем мы можем зачерпнуть саидар во сне.

– Мы с тобой связаны.

По-прежнему не обращая внимания на Могидин, Найнив резко дернула себя за косу. Никак не скажешь, в какую сторону те ушли. И заранее ничего не определишь, пока Найнив их не увидит. Ей по-прежнему представлялось несправедливым, что мужчины могут направлять так, что она не способна ни увидеть, ни почувствовать их потоки. Рассеченная надвое высокая лампа-стойка вдруг вновь стала целой, потом столь же стремительно вернулась в прежнее состояние. Тот белый огонь должен быть невероятно мощен. Обычно Тел'аран'риод залечивает свои раны так же быстро, как они появляются.

– Ты безмозглая дура, – хныкала Могидин, дергая Найнив за юбки обеими руками, словно хотела ее саму затрясти. – Какая разница, насколько ты смела. Мы связаны, но ты-то ведь ничего в узы не вкладываешь! Ни капельки. Сила-то моя, а твое безумие. Они тут оба во плоти, а не во сне! Они применяют тут такое, на что ты и в мечтах не замахиваешься! Если мы здесь останемся, они нас уничтожат!

– Потише ты, не ори, – одернула Найнив. – Будешь так вопить, чего доброго, кого-то из них накличешь. – Она поспешно осмотрелась, но оба конца коридора были по-прежнему пусты. То не шаги были? Вроде как стук сапог? Ранд или Равин? И тот и другой должны ступать одинаково осторожно. Человек, борющийся за свою жизнь, может ударить раньше, чем поймет, что они друзья. Ну, по крайней мере, она.

– Надо уходить, – продолжала настаивать Могидин, но голос понизила. Она поднялась на ноги, угрюмо и презрительно кривя губы. Страх и ярость боролись в ней, побеждало то одно, то другое. – Почему я обязана и дальше помогать тебе? Это безумие!

– Хочешь, опять крапивой угощу? Могидин дернулась, но упрямство не погасло в ее темных глазах.

– По-твоему, мне лучше позволить им убить себя, чем терпеть боль, которую ты мне причиняешь? Нет, ты и правда спятила. Я и шагу с этого места не ступлю, пока ты не заберешь нас отсюда.

Найнив опять дернула себя за косу. Коли Могидин отказывается идти, придется ее волоком тащить. Не очень быстрый способ дворец обыскивать, а коридоры тут, похоже, на несколько миль тянутся. Зря она пожалела Могидин, надо было пожестче поступить, когда та впервые заартачилась. На месте Найнив Могидин бы не церемонилась – не колеблясь убила бы ее или, решив, что Найнив еще будет как-то полезна, сплела бы какую-нибудь штучку, подавив чужую волю, заставив себя боготворить. Однажды, в Танчико, Найнив уже испытала подобное на своей шкуре. Но даже знай она, как этого добиться, Найнив вряд ли смогла бы поступить так с другим человеком. Эту женщину Найнив презирала, ненавидела всем своим существом. Но даже если б она и не нуждалась в Могидин, Найнив не могла бы убить ее, беззащитную. Беда была еще и в этом; Найнив опасалась, что теперь и Могидин это понимает.

Однако Мудрая возглавляет Женский Круг – пусть даже Круг не всегда с ней соглашается, и Женский Круг назначает наказание для женщин, нарушающих законы или слишком глубоко оскорбляющих устоявшиеся обычаи. Кстати, за некоторые проступки Круг и на мужчин наказания налагает. Может, у Найнив и не достанет хладнокровия, как у Могидин, чтобы убить ее за то, что она ломает людские души, но…

Могидин открыла рот, и Найнив заткнула его кляпом из Воздуха. Вернее, заставила Могидин это сделать; имея связующий их ай'дам, Найнив все равно что сама направляла, но Могидин понимала, что именно ее способности превратились в инструмент в руках Найнив. Темные глаза негодующе сверкнули, когда собственными потоками Могидин ее руки примотало к бокам, а юбки плотно стянуло вокруг лодыжек. Для остального Найнив воспользовалась ай'дам, точно так же, как и с крапивой, создавая те ощущения, которые женщина должна была почувствовать. Не реальность – а ощущение реальности.

Могидин напряглась в своих путах, когда кожаный ремень будто ударил ее пониже спины. Вот что она должна была почувствовать. Гнев и унижение прокатились через привязь. И презрение. По сравнению с ее утонченными способами мучить людей подобное обращение, по-видимому, казалось Могидин уместным для ребенка.

– Когда ты вновь готова будешь слушаться, – сказала Найнив, – просто кивни. Это не затянется. Найнив не может просто стоять тут, пока Ранд и Равин пытаются убить друг друга. Если же погибнет Ранд, потому что она избежала опасности, позволив Могидин удержать себя здесь…

Найнив припомнила день, когда ей исполнилось шестнадцать, сразу после того, как было решено, что она вполне взрослая и вправе заплетать косу. Нела Тэйн подбила ее, поймав на слабо, украсть сливовый пудинг у Корин Айеллин, и Найнив с пудингом в руках выскочила из кухни прямиком на миссис Айеллин. Присовокупив ко всему еще и последствия своего давнишнего проступка, Найнив разом послала все через привязь – у Могидин глаза на лоб полезли.

Мрачно глядя на Отрекшуюся, Найнив повторила процедуру. Она меня не остановит! И еще раз. Я помогу Ранду, что бы она там ни думала! И опять. Пусть даже мы и погибнем! И еще. О Свет, она ведь может и права оказаться. Ранд, не разобравшись, убьет нас обеих и лишь потом поймет, что это я. Вновь. О Свет, как я ненавижу бояться! И опять. Ненавижу ее! И еще раз. Ненавижу! Еще.

Найнив вдруг поняла, что Могидин судорожно дергается в своих путах, кивает так отчаянно, что кажется, будто у нее вот-вот голова оторвется. Мгновение Найнив с открытым ртом глядела на ее залитое слезами лицо, потом прекратила пытку и поспешно распустила потоки Воздуха. Свет, что же она натворила? Она ведь не Могидин.

– Я так понимаю, что больше ты мне хлопот не доставишь.

– Они нас убьют, – слабо, еле различимо сквозь рыдания промямлила Могидин, сразу же поспешно закивав.

Найнив умышленно заставила себя быть безжалостной. Могидин получила то, чего заслуживает. И заслуживает она большего, намного большего. В Башне любую Отрекшуюся усмирили бы и казнили, едва завершился бы суд, и доказательств потребовалось бы мало, достаточно одного того, кто она такая.

– Хорошо. Теперь мы…

Грохот – что-то очень близкое к грому – сотряс весь дворец, задрожали стены, с полу взметнулась пыль. Найнив кинуло на Могидин, и они запрыгали, заплясали, стараясь удержаться на ногах. Прежде чем тряска утихла, ее сменил рев – точно чудовищный огонь взметнулся вверх по печной трубе высотой с гору. Длилось все одно мгновение. Обрушившаяся затем тишина почудилась еще более глубокой, чем раньше. Нет. Это были сапоги Бегущий человек. Звук эхом удалялся по коридору. Топот доносился с севера.

Найнив оттолкнула от себя Могидин:

– Идем.

Могидин заскулила, но сопротивляться, когда ее потащили по коридору, не стала. Однако глаза у нее сделались огромными, а дыхание чересчур учащенным. Найнив подумала, что хорошо иметь Могидин подле себя, и не только из-за возможности пользоваться Единой Силой. После стольких лет, когда она таилась в тени, Паучиха превратилась в такую трусиху, что по сравнению с ней Найнив чувствовала себя чуть ли не отважней льва. Чуть ли. Только гнев на себя за свой страх позволял ей цепляться за тот единственный поток Духа, который сейчас удерживал ее в тел'аран'риоде. Могидин же до мозга костей охватил животный ужас.

Волоча Могидин за собой на блестящей привязи, Найнив ускорила шаг. Устремившись в погоню за звуком тех шагов.

Ранд настороженно шагнул в круглый дворик. Позади юноши половину вымощенной белыми плитами площадки обступало здание в три этажа; вторую половину ограничивали светлые колонны в пять шагов высотой, увенчанные каменным полукруглым карнизом. Колоннада выходила в садик – под низко нависающими кронами деревьев тянулись посыпанные гравием тенистые дорожки. Мраморные скамьи окружали водоем с лилиями. И с рыбками – золотистыми, красными и белыми.

Внезапно скамьи дрогнули, растеклись, превратились в безликие человекоподобные фигуры, по-прежнему белые и, как и камень, твердые с виду. Ранд уже успел усвоить, как трудно изменить нечто преображенное Равином. Молнии сорвались с кончиков его пальцев, разбивая каменных людей на бесформенные осколки.

Воздух превратился в воду.

Захлебываясь и напрягая силы. Ранд поплыл к колоннам; за ними он видел садик. Должно быть, там есть какой-то барьер, сдерживающий воду. Прежде чем Ранд успел направить, вокруг него засновали золотистые, алые, белые очертания крупнее тех рыбок, которых он видел в пруду. Да еще и с острыми зубами. Они принялись кусать, рвать Ранда; кровь закружилась красными облачками. Он начал инстинктивно отмахиваться, но оставшаяся холодной часть его "я", глубоко в Ничто, направила Силу. Полыхнул погибельный огонь, ударяя в преграду, которая, может, была там, во все стороны, откуда Равин мог видеть этот дворик. Вода взбурлила, яростно швыряя Ранда, словно стремясь заполнить пустые тоннели, пробитые погибельным огнем. Золотистые, белые, красные проблески метнулись к Ранду, добавляя в воду новые багровые пряди. Ранда кидало из стороны в сторону, и он не мог нацелить свои неистовые удары. Молнии били во все стороны. Стало нечем дышать. Он попытался думать о воздухе или представить, что вода – это воздух.

Внезапно так и стало. Ранд грузно рухнул на каменные плиты среди бьющихся маленьких рыбок, перекатился на бок и встал на ноги. Воздух вновь сделался воздухом; даже одежда стала сухой. Каменное полукольцо над колоннами мерцало – оно то выглядело неповрежденным, то лежало в развалинах вместе с половиной колонн. Некоторые из деревьев валялись буреломом на пнях, внезапно они вновь стали целыми, затем опять попадали. Дворец позади Ранда зиял проломами в белых стенах, брешь красовалась и в высоком позолоченном куполе, длинные трещины тянулись по окнам, кое-какие из уцелевших были прикрыты резными узорчатыми каменными экранами. Все повреждения мерцали, исчезая и вновь возникая. Постоянно. Повреждение – потом все снова целое, потом небольшой изъян – и опять ничего, затем все повторялось.

Морщась, Ранд прижал ладонь к боку, к старой полуисцеленной ране. Ныло так, словно еще немного – и рана откроется. Да и все тело болело от дюжины или больше кровоточащих укусов. Ничто не изменилось. Окровавленные прорехи в куртке и штанах не исчезли. Это он сумел превратить воду в воздух? Или одна из неистовствовавших стрел разящего огня угодила в Равина, а то и убила его? Впрочем, неважно, если только не произошло последнего.

Вытирая кровь с глаз, Ранд разглядывал выходящие на дворик окна и балкончики, высокую колоннаду поодаль. Скорее, только начал рассматривать, как нечто зацепило его взгляд. Ниже колоннады он заметил угасающий след плетения. Ранд сразу понял, что это проем, но чтобы увидеть, какой он и куда ведет, нужно подойти поближе. Перескочив через груду битого камня, бывшего прежде обтесанным, которая исчезла, не успел он и на землю опуститься. Ранд бросился через садик, обегая валяющиеся на пути деревья. След плетения уже почти исчез; надо подобраться поближе, пока он полностью не развеялся.

Неожиданно Ранд упал, ободрав ладони о гравий. Он не видел ничего, обо что мог бы споткнуться. Голова кружилась, будто по ней саданули. Ранд попытался встать, добраться до остатков того плетения. И понял, что тело его сводит судорогой. Длинные волосы покрывают его руки; пальцы будто сжимаются, втягиваются в ладони. Ладони превращались в звериные лапы. Ловушка. Равин не убежал. Эти врата были приманкой в западне, и Ранд угодил прямиком в нее.

Отчаяние вцепилось в кокон Пустоты, а Ранд судорожно цеплялся за самого себя. Его руки. Это его руки. Они почти стали руками. Ранд заставил себя встать, но ноги будто не в ту сторону сгибались. Истинный Источник отдалялся; Пустота сжималась. Искры паники вспыхивали за границами бесчувственной опустошенности. Во что бы Равин ни пытался его превратить. Силу Отрекшийся не направлял. Саидин ускользала, истончалась, убывала, даже черпаемая через ангриал. Окружающие балкончики взирали на Ранда – пустые, как и колоннада. Равин, наверное, скрывается за каким-то из тех окошек с каменными декоративными решетками, но за каким именно? На этот раз у Ранда нет сил ударить сотней молний. Их хватит только на один рывок. На один удар должно хватить. Если поторопиться. Какое окно? Ранд отчаянно бился, стараясь остаться самим собой, зачерпнуть побольше саидин, радуясь каждой капле порчи, поскольку это служило доказательством, что Сила еще с ним. Шатаясь, он повернулся кругом, тщетно выискивая взглядом врага, и выкрикнул имя Равина. Голос его прозвучал точно звериный рык.

Волоча за собой Могидин, Найнив свернула за угол. Впереди, за следующим поворотом, исчез мужчина, эхо шагов шло за ним следом. Найнив не знала, как долго она двигалась вслед за стуком сапог. Иногда шаги стихали и приходилось дожидаться, пока звук раздастся вновь, чтобы определить направление. Иногда, когда шаги прекращались, что-то происходило: она ничего не видела, но один раз дворец весь загудел, точно колокол, по которому ударили молотом, а в другой раз волосы у нее дыбом встали, и самый воздух будто затрещал, а еще… Вообще-то, все это неважно. Важно другое – она впервые, хоть и мельком, увидела человека, который носил эти сапоги. Найнив сомневалась, чтобы в том черном костюме был Ранд. Рост такой же, но незнакомец казался крупнее, шире в плечах.

Найнив побежала и только потом поняла, что делает. Ее крепкие туфли давно сменились мягкими тапочками – для бесшумного шага. Если она слышала незнакомца, то и он мог ее услышать. Лихорадочное дыхание Могидин было куда громче поступи Найнив.

Добравшись до поворота, Найнив остановилась, опасливо заглядывая за угол. Она держалась за саидар – через Могидин, но он был в ее распоряжении, – готовая направить Силу. Не понадобилось. Коридор был пуст. В дальнем конце коридора, в стене, где были прорезаны окошки, украшенные резными арабесками из камня, виднелась дверь, но Найнив сомневалась, чтобы он успел дотуда дойти. Ближе вправо уходил еще один коридор. Найнив поспешила туда, осторожно заглянула. Пусто. Но чуть ли не возле самого пересечения коридоров наверх спиралью уходила лестница.

На миг Найнив заколебалась. Равин куда-то торопился. Этот коридор вел обратно, туда, откуда они пришли. Неужели он бежал, чтобы вернуться? Значит, наверх.

Потянув за собой Могидин, она медленно двинулась по ступеням, напряженно вслушиваясь, но ничего не улавливала: только дыхание бывшей едва ли не на грани истерики Отрекшейся и стук крови у себя в ушах. Если Найнив вдруг столкнется с Равином нос к носу… Она знала, что он где-то там, где-то впереди. Преимущество внезапности на ее стороне.

После первого лестничного марша Найнив остановилась. Коридоры здесь точь-в-точь повторяли нижние. И были так же пусты и так же тихи. Значит, он пошел наверх, дальше?

Лестница мелко содрогнулась у нее под ногами, когда по дворцу словно громадный таран ударил, потом шарахнул еще один. И опять пробежала дрожь, когда толстое копье белого огня пробило верхнюю часть забранного каменными узорами окна, дико дернулось наискось вверх и погасло, едва начав рассекать потолок.

Найнив сглотнула, щурясь в тщетной попытке сморгнуть светло-фиолетовый веер, повисший у нее перед глазами, точно в напоминание увиденного. Это, должно быть. Ранд старался поразить Равина. Если она окажется чересчур близко к Отрекшемуся, Ранд и ее может случайно задеть. Раз он так неистовствует и ударяет едва ли не наобум – Найнив происшедшее представлялось именно так, – то попасть в нее он может, будь она где угодно, а он этого даже не узнает.

Дрожь прекратилась. В глазах Могидин блестел ужас. Судя по чувствам, которые Найнив ощущала через ай'дам, просто чудо, что Отрекшаяся не корчится на полу, с воплями и с пеной изо рта. Найнив и самой иногда хотелось завопить. Она заставила себя поставить ногу на следующую ступеньку. Какая разница, куда идти, вверх ничуть не хуже. Второй шаг дался не менее трудно. Впрочем, лучше помедленнее. Ни к чему спешить – не хватало еще прямиком на Равина выскочить. Тогда внезапность окажется его преимуществом. Могидин, дрожа всем телом, плелась за Найнив, как побитая собака.

Найнив продвигалась вверх, обнимая саидар, как могла, насколько способна была совладать с Силой Могидин, до того предела, где сладость саидар превращалась чуть ли не в боль. Это было предостережением. Чуть больше, и она перейдет роковую грань – такую мощь ей не удержать. И тогда, вероятно, она усмирит сама себя, напрочь выжжет в себе способность направлять Силу. Или, в нынешних обстоятельствах, в Могидин. Или это случится с обеими. В любом случае сейчас это обернется сущим бедствием. Тем не менее Найнив вплотную приблизилась к опасному порогу и не отступала – жизнь наполняла ее, так легкое нажатие иглой натягивает кожу, но еще не прокалывает ее. Такое количество Силы Найнив могла бы направлять сама. Во владении Силой они с Могидин равны, доказательство тому их поединок в Танчико. Но достаточно ли этого? Могидин настаивала, что мужчины сильнее. По крайней мере, Равин – о его возможностях Могидин знала. А Ранд вряд ли ухитрился бы оставаться в живых так долго, не будь он в равной степени силен. Несправедливо, что мужчины и мускулами могучими обладают, а в придачу еще и в Силе большей мощью наделены. А в Башне Айз Седай всегда утверждали, будто мужчины и женщины равны в Силе. Нет, это просто не…

Что за детский лепет?! Найнив глубоко вздохнула и подтянула Могидин по ступеням ближе к себе. Лестница кончилась.

Этот коридор был пуст. Найнив приблизилась к пересекавшему его переходу, заглянула за угол. Он был там. Рослый, крупный мужчина, в черных одеждах; в темных волосах – белые пряди. Незнакомец смотрел сквозь орнаментированную частую каменную решетку на окне, смотрел на что-то внизу. На вспотевшем лице читалось напряжение, но кажется, он улыбался. Красивое лицо, привлекательное, как у Галада, но при виде его сердце у Найнив не забилось быстрее.

Куда бы Равин ни смотрел – наверное, на Ранда? – это всецело занимало его внимание, но Найнив не оставила Отрекшемуся ни малейшей возможности ее заметить. Там, внизу, мог быть Ранд. Она не в силах сказать, направляет сейчас Равин или нет. И Найнив затопила коридор вокруг Равина огнем – от стены до стены, от пола до потолка, вложив в пламя все, что могла зачерпнуть из саидар. Огонь был такой, что от жара задымился камень. Даже сама Найнив отшатнулась.

Объятый пламенем, Равин закричал, слившись с пламенем, и попятился от Найнив туда, где коридор превращался в портик с колоннами. Минуло одно мгновение, даже меньше – она еще отступала, а он уже стоял внутри пламени, но окруженный чистым воздухом. Все, до последней капельки саидар, что Найнив способна была направить, уходило в это бушующее инферно, но Отрекшийся удерживал его на расстоянии. Найнив видела Равина сквозь пламя, которое на все наложило кроваво-огненный оттенок, и вид его был ужасен. Дым поднимался от испепеленной одежды Отрекшегося. Лицо было обожжено до костей, один глаз подернулся молочного цвета бельмом. Но когда Равин повернулся к Найнив, его глаза горели злобой.

Через ай'дам до Найнив не дошло никаких эмоций Могидин, лишь свинцовое, усталое отупение. У Найнив внутри все похолодело. Могидин сдалась. Сдалась, потому что сейчас их ждет неминуемая смерть.

Сквозь густую резную вязь оконной решетки над Рандом выхлестнуло пламя, огненные пальцы заполнили каждую дырочку, заплясали по направлению к колоннаде. И в тот же миг внутренняя борьба разом прекратилась. Ранд столь внезапно стал самим собой, что испытал немалое потрясение. Он отчаянно черпал из саидин, стараясь обрести в ней какую– то опору, и теперь она хлынула в него лавиной огня и льда, от которой подогнулись ноги, а Пустота затрепетала болью, которая, будто резцом, прижалась к ней.

И на галерею, неуверенно пятясь, шагнул Равин, лицо его было обращено к чему-то внутри дворца. Равина окутывало пламя, но каким-то образом огонь его не касался. Впрочем, пламя не касалось его сейчас, а раньше явно было иначе. Лишь по внушительной фигуре, по тому, что здесь не мог оказаться кто-то иной, Ранд догадался, что это Равин. Отрекшийся с головы до ног был обуглен, обожженная, потрескавшаяся плоть отняла бы уйму сил у любого, кто взялся бы его Исцелять. Терзавшая Равина мучительная боль должна быть просто невыносимой. Если только Равин не пребывал в Пустоте, где страдания тела, опаленной человеческой плоти приглушает опустошенность, защищая и отдаляя нестерпимую боль, и где рядом – саидин.

Саидин взбурлила в Ранде, и он выпустил ее на волю. И вовсе не для Исцеления.

– Равин! – вскричал Ранд, и разящий огонь сорвался с его ладоней – расплавленный свет, струя толще человека, устремленная в цель всей мощью Силы, какую он сумел зачерпнуть.

Слепящий столб ударил в Равина, и тот исчез в небытие. В Руидине Гончие Тьмы, прежде чем сгинуть, превращались в сверкающие пылинки, будто жизнь в них, какая бы ни была она, боролась за существование. Или то Узор старался сохраниться хотя бы для этих пылинок. Но Равин попросту… канул в небытие.

Ранд заставил погибельный огонь погаснуть, загнав чуть поглубже саидин. Пытаясь сморгнуть оставшуюся перед глазами фиолетовую полосу, он поднял взор на широкую дыру в мраморной балюстраде, на уцелевший кусок колонны, скошенным клыком нависший над прорехой в перилах, увидел такую же брешь в дворцовой крыше. Проломы эти не мерцали, словно повреждения, нанесенные Рандом, слишком сильны, и даже этому странному месту их не исправить. После всего случившегося собственная победа казалась Ранду слишком простой и легкой. Наверное, наверху найдется какое-то доказательство, которое убедит его, что Равин и в самом деле мертв. Ранд побежал к двери.

Найнив лихорадочно изо всех сил старалась еще раз вплотную окружить Равина пламенем. Ей в голову закралась мысль, что лучше было ударить молнией. Теперь же ее ожидает смерть. Те страшные глаза неотрывно глядели на Могидин, а не на Найнив, но и ей суждено умереть.

Жидкое пламя прорезало колоннаду – оно было таким ярким, что наведенный Найнив огонь казался холодным. От потрясения Найнив упустила свое плетение, вскинула было руку, защищая лицо, но не успела рука одолеть и полпути, как жидкий огонь пропал. Исчез и Равин. Найнив не верила, что тот сбежал. Все длилось мгновение, столь краткое, что о происшедшем могло подсказать ей воображение, но та белая стрела коснулась Равина, и он стал… туманом. Всего на миг. Ей все могло померещиться. Но Найнив очень в этом сомневалась. Она судорожно, с трудом вздохнула.

Могидин прятала лицо в ладонях, всхлипывала, содрогалась. Через ай'дам Найнив чувствовала сильнейшее облегчение, затопившее все прочие эмоции Могидин.

По ступеням внизу дробно и торопливо застучали сапоги.

Найнив крутанулась, шагнула к спирали лестницы. Она удивилась, поняв, что жадно припала к саидар, готовясь ко всему.

Изумление ее спало, когда на лестнице показался Ранд. Он был не таким, каким его помнила Найнив. Черты те же, но лицо обрело жесткость и суровость. В глазах сверкали голубые льдинки. Кровавые прорехи на куртке и штанах, как и кровь на лице Ранда, довершали его новый образ.

Увидев Ранда таким, Найнив нисколько не удивилась бы, если б он убил Могидин на месте в ту же секунду, как узнал, кто она такая. А у Найнив еще были виды на Отрекшуюся. ай'дам Ранд мог узнать. Не думая, Найнив кое-что изменила – убрала привязь, оставив лишь серебряный браслет у себя на запястье и ошейник на Могидин. Мгновенная паника – когда она сообразила, что наделала, потом – облегченный вздох, когда поняла, что по-прежнему чувствует другую женщину. Получилось в точности так, как предполагала Илэйн. Наверное, Ранд ничего и не заметил. Найнив стояла между ним и Могидин, а поводок болтался за ее спиной.

На Могидин Ранд едва взглянул.

– Мне показалось… То пламя, оно откуда-то отсюда было. Я подумал, может, это ты или… Это здесь? Здесь вы с Эгвейн встречаетесь?

Глядя на Ранда снизу вверх, Найнив старалась не дрожать. Какое оно холодное, это лицо.

– Ранд, Хранительницы говорят, то, что ты сделал, то, что ты делаешь, очень опасно. Даже пагубно. Они говорят, являясь сюда во плоти, ты теряешь какую-то часть себя, нечто такое, что делает тебя человеком.

– Неужели Хранительницам Мудрости ведомо все? – Ранд прошел мимо, слегка задев Найнив плечом, и остановился, глядя на колоннаду. – Я-то привык, что обо всем известно Айз Седай. Ну, неважно. Не знаю, насколько может позволить себе быть человеком Дракон Возрожденный.

– Ранд, я… – Найнив не знала, что и сказать. – Дай-ка я хоть Исцелю тебя.

Он стоял смирно, а она протянула руки и сжала ладонями его голову. Найнив едва удержалась от болезненной гримасы. Кровоточащие раны были неглубоки, лишь многочисленны; видно, кто-то его покусал – Найнив была уверена, что большинство этих ран именно укусы. Но сильнее всего ее тревожила старая рана – полуисцеленная, незаживающая рана в боку, провал во мрак, колодец, наполненный тем, что, по ее убеждению, должно быть порчей на саидин. Найнив направила сложные потоки: Воздух и Вода, Дух, даже Огонь с Землей в малых дозах – так шло Исцеление. Ранд не вскрикнул, не дернулся. Даже не моргнул. Только дрожь пробежала по телу. Вот и все. Потом Ранд взял Найнив за запястья и отнял ее руки от своего лица. Найнив не имела ничего против. Раны его зажили, исчезли все укусы, царапины, синяки. Но не старая рана. С ней Найнив ничего не могла поделать. Все, кроме смерти, поддается Исцелению, даже такая рана. Все!

– Он мертв? – тихо спросил Ранд. – Ты видела, как он умер?

– Он мертв. Ранд. Я видела. Он кивнул:

– Но ведь есть и другие, да? Другие… Избранные. Найнив ощутила занозу страха от Могидин, но не оглянулась.

– Ранд, тебе надо уходить. Равин мертв, а тебе опасно оставаться тут в таком состоянии. Ты должен уйти и не возвращаться сюда во плоти.

– Я уйду.

Он не сделал ничего такого, что Найнив увидела бы или почувствовала – разумеется, она и не смогла бы, – но на миг ей показалось, что коридор позади него… как-то преобразился. Никакой разницы она не заметила. Кроме… Найнив заморгала. Позади Ранда не было обломанной колонны, и дыра в каменной ограде исчезла.

Ранд же продолжил как ни в чем не бывало:

– Скажи Илэйн… Попроси, чтобы она не возненавидела меня. Попроси ее… – Мука исказила его лицо. На мгновение Найнив увидела знакомого мальчика, у которого был такой вид, словно у него отнимают нечто очень дорогое. Она потянулась утешить Ранда, и он отступил. Лицо Ранда вновь стало каменным и ничего не выражающим. – Лан был прав. Найнив, скажи Илэйн, пусть забудет меня. Скажи ей, что я полюбил другую, и для нее в моем сердце больше нет места. Он хотел, чтобы я то же самое сказал тебе. Лан тоже нашел себе другую. Он сказал, чтобы ты забыла его. Лучше на свет не рождаться, чем любить нас.

Ранд отступил на три длинных шага, коридор – или часть коридора – будто мгновенно вывернулся наизнанку вместе с ним, отчего у Найнив закружилась голова. Ранд исчез.

Найнив глядела на то место, где стоял юноша, а вовсе не на судорожное мелькание то восстанавливающейся, то вновь пропадающей бреши в колоннаде. Лан велел передать такое?

– Э-э… поразительный мужчина, – негромко промолвила Могидин. – И очень-очень опасный.

Найнив уставилась на нее. Что-то новенькое передалось ей через браслет, просочившись от Могидин. Страх оставался прежним, но чем-то приглушенным… Пожалуй, лучшим словом для описания этого чувства было "предвкушение".

– Я была полезна, правда? – сказала Могидин. – Равин мертв. Ранд ал'Тор спасен. Без меня ни то, ни другое не получилось бы.

Теперь Найнив поняла чувство Могидин. Скорее надежда, чем ожидание. Рано или поздно Найнив проснется. ай'дам исчезнет. Если Отрекшаяся и пыталась напомнить Найнив о своей помощи – можно подумать, для этого не пришлось Могидин руки выкручивать! – то просто на всякий случай, вдруг Найнив окрепнет духом и решит ее убить, прежде чем покинуть Мир Снов.

– Пожалуй, пора и мне уходить, – промолвила Найнив. На лице Могидин не дрогнул ни единый мускул, но страх в ней стал сильнее, как и надежда. В руке Найнив появился объемистый серебряный кубок, наполненный то ли чаем. то ли каким-то настоем. – Выпей это.

Могидин отшатнулась:

– Что?..

– Не бойся, не отрава. Я и без яда могла бы запросто тебя убить, будь у меня такое желание. В конце концов, то, что случится с тобой здесь, реально и в мире яви. – Теперь надежда заметно перевешивала страх. – От этого ты уснешь. Крепким, глубоким сном, настолько крепким, что не в состоянии будешь коснуться тел'аран'риода. Называется корень вилочника.

Могидин медленно взяла кубок:

– Значит, я не смогу за тобой проследить? Что ж, не стану спорить. – Она запрокинула голову и выпила кубок до дна.

Найнив наблюдала за Отрекшейся. От такой дозы Могидин вырубится очень скоро. Однако некоторая жестокость заставила Найнив заговорить. Она понимала, что это жестоко, но ей было наплевать. Могидин вообще не вправе спокойно спать.

– Тебе известно, что Бергитте не мертва. – Глаза Могидин чуть сузились. – Тебе известно, кто такая Фаолайн. – Теперь глаза Отрекшейся попытались расшириться, но дремота уже одолевала ее. Найнив чувствовала, как обволакивающе действует настой корня вилочника, как растекается сонливость. Она сосредоточилась на Могидин, удерживая ее в Тел'аран'риоде. Никто из Отрекшихся не должен спать спокойно. – И тебе известно, кто такая Суан и что в прошлом она была Амерлин. А в Тел'аран'риоде я об этом никогда не упоминала. Никогда. Вскоре мы с тобой свидимся. Очень скоро. В Салидаре.

Глаза Могидин закатились. Найнив не знала, то ли из-за корня вилочника, то ли это просто обморок, да ей и дела не было. Она отпустила Отрекшуюся, и та исчезла. Серебряный ошейник со звоном упал на плиты пола. По крайней мере Илэйн обрадуется доказательству своей правоты.

Найнив шагнула из Сна.

Ранд бежал по дворцовым переходам. Повреждений, как казалось, здесь было меньше, чем ему помнилось, но особо по сторонам он не смотрел. Широким шагом Ранд вышел на огромный двор у фасада дворца. Мощные струи Воздуха наполовину выбили из петель высокие створки ворот. За воротами раскинулась огромная овальная площадь. Там находилось то, что так искал Ранд. Троллоки и Мурддраалы. Равин мертв, прочие Отрекшиеся засели где-то в других местах, но в Кэймлине еще оставались троллоки и Мурддраалы, их надо истребить.

На площади кипел бой, колышущаяся масса сотен, а быть может, и тысяч троллоков окружила нечто, чего Ранд не мог разглядеть за чернокольчужной стеной, за рослыми Мурддраалами на конях. Лишь на миг в гуще сражения он различил свое темно-красное знамя. Кое-кто из троллоков оборотился ко дворцу, заслышав грохот разбитых ворот.

Однако Ранд застыл как вкопанный. Огненные шары катились через плотные ряды черных кольчуг, и повсюду валялись горящие троллоки. Этого не могло быть.

Не смея ни надеяться, ни размышлять, Ранд направил Силу. Стрелы погибельного огня срывались с его ладоней так быстро, как он мог сплетать их, были они уже его мизинца, точно направляемые и обрезаемые, едва попадали в цель. Были они намного слабее того последнего удара, который Ранд обрушил на Равина, но он не мог рисковать, чтобы хоть один ослепительный луч ненароком задел тех, кто оказался в окружении троллоков Разницы, однако, было мало. Первый Мурддраал, в которого угодил разящий огонь, переменил цвета, став облаченной в белое чернолицей фигурой, а потом рассыпался на мерцающие пылинки, которые исчезли, когда его обезумевшая лошадь кинулась прочь. С троллоками, с другими Мурддраалами произошло то же самое – со всеми, кто повернулся к Ранду А потом юноша принялся пробивать брешь, ударяя в спины тех, кто смотрел в противоположную сторону. Поэтому казалось, будто воздух заполнила неизменная дымка сверкающих пылинок, едва рассеивались одни, как вспыхивали другие.

Против такого напора устоять было невозможно. Звериные крики и вопли ярости превратились в испуганный вой, и троллоки россыпью кинулись наутек – куда угодно, лишь бы прочь от страшного человека. Ранд видел, как один Мурддраал попытался развернуть беглецов, но тотчас же был растоптан – и всадник, и конь. Однако остальные Исчезающие лишь пришпоривали своих коней.

Ранд не стал их преследовать Он смотрел, как айильцы в вуалях, с копьями и тяжелыми ножами в руках, вырываются из окружения. Один из них нес знамя; айилец со знаменем – зрелище невиданное, но знаменосец был точно айильцем. Под его шуфа мелькнула красная головная повязка. Дальше, на улицах, ведущих к площади, тоже шло сражение не на жизнь, а на смерть Айильцы против троллоков Горожане против троллоков. Даже латники в форме гвардии королевы – против троллоков. Видимо, некоторые из тех, кто готов был убить королеву, троллоков на дух не переносили Однако Ранд едва отметил это в сознании. Он шарил взглядом среди айильцев.

Вот! Женщина в белой блузе, одной рукой придерживающая тяжелые юбки, полоснула убегающего троллока коротким ножом; мгновением позже языки пламени поглотили медвежьерылую фигуру.

– Авиенда! – Пока не крикнул, Ранд не понимал, что бежит к ней. – Авиенда!

И там был Мэт – куртка разорвана, на мечевидном наконечнике копья кровь. Он стоял, опираясь на черное древко и глядя на убегающих троллоков, и явно не возражал, чтобы теперь, раз это возможно, в сражении поучаствовал кто-то другой. И Асмодиан – он неловко держал меч, стараясь глядеть сразу во все стороны, на случай если какой троллок вздумает повернуть обратно. Ранд, хоть и слабо, ощущал в нем биение саидин; он подозревал, что Асмодиан сражался главным образом вовсе не клинком.

Погибельный огонь. Погибельный огонь, который выжег нить из Узора. Чем сильнее погибельный огонь, тем дальше в прошлое выгорает нить. И что бы ни совершила та личность, больше ничего не случалось. Ранду было наплевать, что его удар по Равину распустит половину Узора – если его поступок возымел подобный результат.

Ранд понял, что на щеках у него слезы, и отпустил и саидин, и Пустоту. Ему хотелось ощутить эти слезы.

– Авиенда! – Подхватив девушку на руки. Ранд закружил ее в воздухе, а она смотрела на него круглыми глазами, словно он рехнулся. Выпускать ее из своих объятий Ранду не хотелось, но он поставил Авиенду наземь. Чтобы обнять Мэта. Или попытаться обнять – тот его к себе не подпускал.

– Да что с тобой? Можно подумать, ты решил, будто мы мертвы. Ну, еще чуть-чуть, и так оно и вышло бы. Быть полководцем, генералом вообще-то куда безопасней!

– Вы живы, – смеялся Ранд. Он откинул с лица Авиенды разметавшиеся прядки; свою косынку девушка где-то потеряла, и волосы свободно рассыпались по шее. – Просто я счастлив, что вы живы. Вот и все.

Он вновь окинул взглядом площадь, и радости поубавилось. Ничто не погасило бы ее совсем, но вид павших на пятачке, где держали оборону айильцы, притушил ее. Слишком многие тела, судя по росту и сложению, были женскими. Среди погибших лежала Ламелле, без вуали и с разорванным горлом – никогда больше она не сварит ему супа. Певин обеими руками сжимал пробившее ему грудь троллочье копье, древко которого было толщиной в руку. Впервые Ранд увидел на лице Певина проявление хоть какого-то чувства. Удивление. Для его друзей разящий огонь обманул смерть, но не для всех. Слишком многие погибли. Слишком много Дев.

Прими то, что можешь вынести. Радуйся тому, что можешь спасти, и не оплакивай свои потери слишком долго. Мысль эта была не его, но Ранд принял ее как свою. Лучше таким способом избегать помешательства, пока порча на саидин не ввергнет его в пучину безумия.

– Куда ты подевался тогда? – спросила Авиенда. Совсем не сердито. Откровенно говоря, вид у нее был такой, точно у нее гора с плеч свалилась. – Ты был с нами, а в следующий миг исчез.

– Мне надо было убить Равина, – тихо произнес Ранд. Авиенда открыла было рот, но он приложил пальцы к ее губам, не дав и слова вымолвить, потом нежно отстранил девушку. Прими то, что можешь вынести. – И довольно об этом. Он мертв.

Подошел, прихрамывая, Бэил – шуфа по-прежнему обмотана вокруг головы, но вуаль болтается на груди. На бедре вождя запеклась кровь, как и на острие единственного оставшегося у него копья.

– Кар'а'карн, Исчадия Ночи и Выродки Тени бегут. Кое-кто из мокроземцев присоединился к нашему танцу против них. Даже некоторые из латников, хотя поначалу они танцевали против нас.

Позади вождя стояла Сулин – без вуали, на щеке краснеет страшный порез.

– Выследить всех и перебить, сколько бы времени это ни заняло, – сказал Ранд. Он зашагал вперед, не зная, куда идет, только бы быть подальше от Авиенды. – Я не хочу, чтоб они из города вырвались. И за гвардейцами приглядывайте. Позже я выясню, кто из них люди Равина, а кто…

Ранд шел дальше, продолжая говорить и не оглядываясь. Прими то, что можешь вынести.


ГЛАВА 54. В Кэймлин | Сборник "Колесо времени" | ГЛАВА 56. Пылающие угли