home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



ГЛАВА 38. Неожиданный холодок

Раскаленное солнце за спиной Мэта поднималось к зениту, и он радовался тому, что широкополая шляпа дает хоть немного тени. Алтарский лес был гол, словно зимой, и бур – хуже, чем зимой. Вечнозеленые деревья пожухли, а лиственные и вовсе облетели. Полдень еще не наступил, худшая жара ждала впереди, и сейчас отряд ехал словно сквозь горнило раскаленной печи. Кафтан Мэта был брошен поверх седельных сум, но рубаха так пропиталась потом, что прилипла к телу. Под копытами Типуна похрустывал сухой папоротник и шуршала палая листва, густым слоем покрывавшая землю. Этот шелест и сопровождал движение отряда. Навстречу не попадалось даже белки – лишь редкие птицы порхали с ветки на ветку. Зато всяческого кусачего гнуса и мух было полно, словно в разгар лета, а не за месяц до Празднества Света. По правде сказать, между этими местами и тем, что Мэт видел на берегах Эринин, особой разницы не было. но почему-то именно здесь он испытывал особенную тревогу. Неужто весь мир погружается в пекло?

Авиенда, закинув за спину узел, вышагивала рядом с Типуном. Высохшие деревья и надоедливые мошки кусименя ничуть ее не заботили, ступала она, несмотря на толстую неуклюжую юбку, легко и почти бесшумно. И при этом внимательно присматривалась к окружающим деревьям, по-видимому, разведчики отряда не внушали ей ни малейшего доверия. Ехать верхом она отказалась, – впрочем, Мэт, зная отношение айильцев к лошадям, особо и не настаивал. Особенных хлопот от Авиенды покуда не было, если не считать того, что на каждом привале она принималась с вызывающим видом точить свой нож. Правда, без происшествий все же не обошлось – Олвер, с самого начала не спускавший с Авиенды настороженных глаз, на второй вечер бросился на нее с ножом.

– Они убили папу! – истошно кричал мальчонка.

Конечно же, Авиенда просто отобрала у него нож, а Мэт еще и отшлепал, после чего попытался втолковать Олверу разницу между Шайдо и прочими айильцами, хотя и сам не слишком хорошо понимал, в чем она заключается. Олвер по-прежнему хмуро косился на Авиенду – он ненавидел всех айильцев. Но и она – Мэт решительно не мог понять почему – поглядывала

на паренька озабоченно.

Деревья были достаточно высоки, и ветерок поддувал под облетевшими кронами, но знамена – и флаг отряда, и Драконов стяг, и так называемое Знамя ал'Тора с древним символом Айз Седай – обвисли, и изображенные на них символы невозможно было разглядеть. Может, оно и к лучшему. Седой старший знаменщик нес флаг с эмблемой Красной Руки; при нем был узкоглазый малый с еще большим, чем у Дайрида, количеством шрамов, он настоял на том, что часть дня и он станет держать знамя. В помощь другим знаменосцам Талманес с Дайридом выделили двух молодых солдат, которые, несмотря на юношеские лица, показали себя вполне надежными воинами.

За три дня, пока отряд плелся через алтарский лес,

навстречу не попалось ни одного Принявшего Дракона. Как, впрочем, и никого другого. Мэту хотелось, чтобы так продолжалось и дальше, покуда они не доберутся до самого Салидара. Помимо предстоящей встречи с Айз Седай его основательно беспокоила Авиенда – как бы и вправду не полоснула Илэйн по горлу. Не зря же она без конца точит свой проклятый нож. Чего доброго, придется тащить ее в Кэймлин под стражей, а Дочь– Наследница, со своей дурацкой спесью, будет без конца требовать, чтобы он, Мэт, эту Авиенду вздернул. Ох уж этот Ранд со своими девицами, от них одна

морока.

Мэт полагал, что все, замедляющее продвижение к

Салидару, идет на пользу делу. И ранние привалы, и поздние подъемы, и фургоны с припасами, кое-как тащившиеся в хвосте колонны, – все к лучшему. К сожалению, двигаться медленнее было попросту невозможно. И, как предупреждал Ванин, рано или поздно они все равно на что-нибудь да наткнутся.

Стоило Мэту о нем подумать, как толстый разведчик – легок на помине – появился среди деревьев. Его сопровождали четыре всадника – до рассвета он

уехал с шестью.

Мэт поднял руку, сжал кулак, давая знак остановиться, и по колонне прокатился гул голосов. Первый же приказ, когда отряд вышел из врат, созданных Рандом, на ночной луг, гласил: "Никаких барабанов, никаких труб, никаких флейт и никаких – чтоб им сгореть – песен!" Поначалу некоторые солдаты кривились, но уже после первого дня похода через лес, где и в ста шагах не разглядеть никого и ничего, от недовольства не осталось и следа. Держа копье поперек седла, Мэт дождался, пока Ванин подъехал и коснулся лба

костяшками пальцев.

– Ты их нашел?

Лысеющий толстяк скособочился в седле и сплюнул.

Потел он так, что казалось, вот-вот растает.

– Нашел – едва ушел. Милях в восьми-десяти к западу. Там, в лесу, оказывается, засели Стражи. Один такой налетел как вихрь невесть откуда – разве в таком плаще его углядишь? – хватанул Мара прямо из седла, да и был таков. Помял, конечно, беднягу, но не убил – это я сам видел. Думаю, и Ладвин пропал по

той же причине.

– Выходит, они о нас уже знают, – пробормотал

Мэт. Он не рассчитывал, что пленные разведчики смогут утаить что-либо от Стражей, не говоря уже об Айз Седай. Впрочем, рано или поздно Айз Седай должны были все узнать – просто хотелось, чтобы это случилось попозже.

Мэт попытался прихлопнуть назойливого синего

слепня, но тот с жужжанием отлетел, оставив на его

запястье пятнышко крови. – Сколько? Ванин снова сплюнул.

– Да уж больше, чем я рассчитывал. Мне пришлось пешком пробраться в деревню – так вот, там и шагу ступить нельзя, чтобы не наткнуться на Айз Седай. Их сотни две-три, а то и все четыре. Я не считал, была охота привлекать к себе внимание. – Не успел Мэт переварить это известие, как разведчик выложил еще одну потрясающую новость: – У них и войско есть. Стоит лагерем к северу от деревни. Сильное войско – раза в два больше нашего.

Как раз в это время, потея и прихлопывая кусачую мошкару, подъехали Налесин, Дайрид и Талманес.

– Слыхали? – спросил Мэт. Все трое кивнули.

С воинской удачей Мэта все вроде бы было в порядке, но мериться силой с двукратно превосходящим противником и четырьмя сотнями Айз Седай в придачу как-то не хотелось. Такого испытания никакая удача не

выдержит.

– Мы здесь не для того, чтобы драться, – напомнил Мэт, но физиономии у всех троих оставались кислыми. Да и сам он чувствовал себя немногим лучше. А что, если Айз Седай обрушатся на него со всем своим

войском?

– Готовить отряд к обороне, – распорядился Мэт. – Разбить лагерь, пространство вокруг расчистить, насколько удастся, а из срубленных деревьев соорудить заграждение.

Талманес и Налесин скривились – оба предпочитали сражаться в седле.

– И нечего морщиться. Возможно, Стражи наблюдают за нами даже в эту минуту… – К удивлению Мэта, Ванин кивнул и многозначительно повел глазами направо. – Так вот, ежели они увидят, что мы готовимся к обороне, то смекнут – значит, у нас нет намерения нападать. А коли смекнут, то, может, и вовсе оставят нас в покое. Ну а нет, так на худой конец мы

будем готовы отбить атаку.

Это до них дошло, до Талманеса быстрее, чем до Налесина. Дайрид, тот кивал с самого начала.

Покручивая напомаженную бородку, Налесин пробормотал:

– Ну и что ты собираешься делать? Просто сидеть

и ждать их?

– Вот именно, сидеть и ждать, – отвечал Мэт.

Чтоб Ранду сгореть с его дурацкими предположениями! "Не более полусотни Айз Седай", которых, видишь ли, надо "немножечко попугать". Это ж

надо до такого додуматься!

А вот насчет того, чтобы сидеть на месте и ждать, покуда не явится кто-нибудь из деревни и не спросит, кто да зачем, – мысль неплохая. Главное, чтобы не было никаких та'веренских вывертов. Пусть сражение само ищет его, а он по доброй воле в драку не

полезет.

– Они там? – указав рукой, спросила Авиенда и,

не дожидаясь ответа, пристроила поудобнее узел и зашагала на запад.

Мэт уставился ей вслед. Проклятые айильцы! Теперь какой-нибудь Страж попытается ее схватить, лишится головы, а виноватым во всем окажется он, Мэт. Впрочем, нет, все-таки Страж есть Страж, может, дело обойдется и малой кровью. Но расхлебывать все одно ему. Ну а если Авиенда доберется до Дочери-Наследницы и примется из-за Ранда таскать ее за косы или, хуже того, пырнет ножом… Ишь как припустила к Салидару, чуть ли не рысью. Кровь и проклятый пепел!

– Талманес, принимай командование! До моего возвращения стоять на месте. Никого не задевай, пока на нас не насядут. Чего следует ждать и кого остерегаться, тебе расскажут вот эти четверо парней. Ванин, ты едешь со мной. А ты, Олвер, держись поближе к Дайриду, вдруг ему потребуется послать кому-нибудь сообщение. Можешь научить его играть в змей и лисичек, – добавил Мэт, ехидно ухмыляясь. – Он мне говорил, что был бы не прочь. – У Дайрида аж челюсть отвисла, но Мэт продолжал раздавать указания. – Ты останешься с отрядом, – велел он седому знаменосцу, – а вы двое поедете со мной. Только не вздумайте разворачивать эти штуковины.

Чудной отрядец Мэта довольно быстро нагнал Авиенду. Оставалось надеяться, что Стражи беспрепятственно пропустят всю компанию в Салидар, – в конце концов, четверо мужчин и женщина едва ли могут представлять угрозу для Айз Седай, тем паче, едут они открыто и ни от кого не прячутся. Движения воздуха почти не было, но оба солдата все равно крепко прижимали знамена к древкам – не хватало еще, чтобы налетевший ветер развернул их в самой гуще Айз Седай.

Искоса взглянув на Мэта, Авиенда неожиданно попыталась вытащить его сапог из стремени.

– Дай-ка я сяду.

С чего это вдруг ей вздумалось ехать верхом? Мэт удивился, но вникать не стал. Но и наблюдать, как Авиенда будет битый час карабкаться на коня, тоже не собирался. Прихлопнув очередную мошку, он наклонился и схватил девушку за руку.

– Ну-ка, давай! – Резко потянув на себя, он поднял ее наверх и усадил на круп Типуна у себя за спиной. – Держись за меня. Обхвати за пояс и держись.

Авиенда лишь хмыкнула и, поерзав, устроилась поудобнее. Юбка ее задралась выше колен, но девушку это ничуть не заботило. Красивые ноги, мысленно отметил Мэт. Однако у него не было ни малейшего желания опять связываться с айильской девицей, даже не будь она помешана на Ранде.

Через некоторое время Мэт услышал за спиной ее голос:

– Этот мальчик, Олвер… Шайдо убили его отца?

Мэт, не оглядываясь, кивнул. Он думал о том, успеет ли заметить Стражей, прежде чем окажется слишком поздно. Правда, ехавший впереди Ванин, хоть и походил на мешок с салом, держался настороже и все примечал.

– А мать умерла от голода? – не отставала Авиенда.

– Вроде того. А может, от какой-то болезни. – Плащи у этих Стражей запросто меняют цвет и сливаются с чем угодно. Можно пройти в двух шагах от Стража и ничего не заметить. – Олвер рассказывал не слишком подробно, а я не допытывался. Хватит и того, что он ее сам похоронил. А что? Ты считаешь, что чем-то ему обязана, раз он осиротел из-за айильцев?

– Обязана? – удивилась Авиенда. – Я не убивала ни его отца, ни его мать, а хоть бы и так – они ведь были древоубийцами. С чего бы мне иметь к нему тох? – И без паузы продолжила на прежнюю тему: – А вот ты, Мэт Коутон, плохо о нем заботишься. Я знаю, мужчины ничего не смыслят в воспитании детей, но пойми, он еще слишком мал, чтобы все время проводить среди взрослых.

На сей раз Мэт обернулся к ней и удивленно заморгал. Авиенда энергично расчесывала свои темно-рыжие волосы гребнем из полированного зеленоватого камня. Похоже, это занятие поглотило девушку почти целиком, хотя ей приходилось прилагать усилия, чтобы не свалиться с коня. К тому же она уже успела нацепить искусной работы серебряное ожерелье и резной костяной браслет.

Покачав головой, Мэт снова принялся разглядывать лес. Айильцы, не айильцы – в некоторых отношениях все женщины одинаковы. Даже если близится конец, света, женщина все равно найдет время заняться своими волосами. Даже если близится конец света, она найдет время ткнуть мужчину носом в малейшую оплошность. Мэт бы, наверное, рассмеялся, не будь он столь озабочен другим вопросом – наблюдают ли за ним сейчас Стражи?

Солнце уже перевалило зенит, когда лес перед всадниками неожиданно расступился. Деревню отделяла от опушки вырубка шириной шагов в сто, и вырубка, судя по всему, недавняя. Сам же Салидар представлял собой чуть ли не маленький городок – дома каменные, хоть и с соломенными крышами, а на полных народу улицах царит оживление. Мэт натянул кафтан из тончайшей шерсти с золотым шитьем по обшлагам и высокому вороту – самая подходящая одежонка для разговоров с Айз Седай. Правда, застегивать кафтан он не стал, поскольку умирать от жары не собирался даже ради

всех Айз Седай на свете.

Задержать их при въезде в Салидар никто не пытался, но люди внимательно присматривались к маленькому отряду всадников. Ясное дело, об их приближении здесь знали. Считать встречных Айз Седай Мэт перестал, когда их число перевалило за полсотню – чем дальше он ехал, тем больше их попадалось. Душевного спокойствия это отнюдь не добавляло. Солдат в толпе не было, но Стражи в меняющих цвет плащах встречались, и, завидя Мэта со спутниками, некоторые из них тянулись к рукоятям мечей. Отсутствие солдат на улицах означало, что все они находятся в лагере, о котором докладывал Ванин. А раз все войско собрано в лагере, значит, что-то затевается. Мэту хотелось надеяться, что Талманес будет строго придерживаться полученных указаний. Талманес вроде бы не дурак, но хватит ли у него соображения, коли припечет, не поддаться наущениям Налесина? Лучше бы, конечно, поручить командование Дайриду – тот повидал на своем веку слишком много сражений, чтобы лезть на рожон и петушиться, – но он незнатного рода. Чего доброго, лордики встанут на дыбы. К немалому удивлению Мэта, в Салидаре не было мошкары. Видать, им тут известно

что-то, чего я не знаю.

Внимание его привлекла хорошенькая женщина в необычном наряде – широченных желтых шароварах и коротенькой куртке. Ее золотистые волосы были причудливо заплетены в длинную, до самой талии косу. А вооружена она была не чем иным, как луком. Редко случалось, чтобы женщины пользовались луком. Приметив на себе любопытствующий взгляд, незнакомка шмыгнула в ближайший проулок, оставив Мэта гадать, где же он мог ее видеть. Память частенько играла с ним подобные шутки: то и дело навстречу попадались люди, напоминавшие ему, как выяснялось, если всетаки удавалось доискаться до истины, совсем других, умерших добрую тысячу лет назад. Может, и она просто на кого-то похожа. Скорее всего, еще одна Охотница за Рогом, решил для себя Мэт и выбросил ее из

головы.

Когда стало ясно, что первым с ним, по-видимому, никто не заговорит, Мэт кивнул темноволосой худощавой женщине, и та ответила ему вопросительным взглядом. Она была хороша собой, но, на его вкус, слишком уж костлява. Кому охота, обнимаясь, пересчитывать ребра? Не говоря уже о том, что, судя по лишенному признаков возраста лицу, то была Айз Седай.

– Меня зовут Мэт Коутон, – со сдержанным достоинством представился он. Расшаркиваться и отвешивать почтительные поклоны Мэт не собирался, но и вести себя вызывающе было бы просто глупо. – Я разыскиваю Илэйн Траканд, Эгвейн ал'Вир и, пожалуй, Найнив ал'Миру.

Найнив Ранд не упоминал, но, насколько помнил Мэт, она уехала вместе с Илэйн.

Айз Седай удивленно заморгала, но уже в следующий миг к ней вернулась обычная невозмутимость. Оглядев с ног до головы каждого из всадников – особо пристально она присматривалась к Авиенде, – она наконец промолвила:

– Следуйте за мной. Я узнаю, сможет ли Амерлин тебя принять.

Мэт уже пришпорил Типуна, чтобы направить его следом за женщиной, когда услышал недовольный шепот Ванина.

– Расспрашивать Айз Седай о чем бы то ни было – не самая удачная мысль. Я и без нее мог бы показать, куда идти. – Толстяк мотнул головой в сторону трехэтажного каменного здания. – Видишь тот дом? Они называют его Малой Башней.

Мэт беспокойно пожал плечами. Малая Башня, надо же. И оказывается, у них здесь есть своя Амерлин. Едва ли эта женщина собралась отвести его к Элайде. Стало быть, Ранд и тут дал маху. Нет, здешние Айз Седай вовсе не напуганы, и, судя по всему, напугать их весьма непросто.

Костлявая Айз Седай остановилась возле сильно смахивавшего на постоялый двор трехэтажного дома и, бросив Мэту категоричное: "Подожди здесь", – исчезла за дверью.

Авиенда соскользнула на землю, и Мэт быстренько последовал ее примеру. Вздумай девушка метнуться в сторону, он бы тут же схватил ее, ибо не намеревался предоставлять ей возможность удрать и прирезать Илэйн, пока ему придется объясняться с этой так называемой Амерлин. Но удерживать девушку не пришлось. Она спокойно стояла на месте, скрестив на груди руки. Совершенно спокойно, хотя ей следовало бы дрожать от страха. Будь у нее побольше ума, она давно бы уже испугалась. Поскольку вокруг собирались Айз Седай.

Столпившись полукругом перед Малой Башней, они молча рассматривали пришельцев. Кажется, Авиенда почему-то привлекала их внимание не меньше, чем Мэт, но он все равно даже сквозь одежду ощущал на себе пытливые взгляды. С большим трудом ему удалось сдержаться и не потрогать висевшую на цепочке серебряную лисью головку. Сквозь толпу протиснулась Айз Седай с простоватым лицом, державшая за руку стройную девушку в белом. Анайя – ее Мэт немного знал. Но она, похоже, вовсе им не интересовалась.

– Ты уверена, дитя? – спросила она послушницу.

Девушка слегка поджала губки, но, конечно, не позволила раздражению излиться наружу.

– Да, Айз Седай. Он и правда… светится, что ли. Почему – не знаю, но, честное слово, я это вижу.

Анайя с весьма довольным видом улыбнулась девушке.

– Он та верен, Николь. Вот ты и открыла свой первый Дар. Ты можешь увидеть таверена, отличить его от обычного человека. Ну а теперь беги-ка на занятия. Ты ведь не хочешь отстать?

Николь присела и, бросив на Мэта последний взгляд, принялась протискиваться сквозь круг Айз Седай.

Только теперь Анайя посмотрела на Мэта – обычным для Айз Седай взглядом, словно предназначенным внушать неуверенность и беспокойство. И если ее цель была такова, она своего добилась. Конечно, некоторые Айз Седай кое-что о нем знали, иные гораздо больше, чем ему хотелось, но чего ради нужно было говорить такое в присутствии Свет знает скольких Айз Седай с холодными, невозмутимыми глазами? Мэт непроизвольно коснулся древка копья. Лисья голова или нет, но ежели они всей оравой решат его сцапать… Проклятые Айз Седай! Проклятый Ранд!

Но оказалось, что внимание Анайи он привлек лишь на миг. Айз Седай подошла вовсе не к нему, а к Авиенде.

– Как тебя зовут, дитя? – Голос Анайи звучал ласково, но, судя по тону, она ожидала немедленного ответа.

Авиенда взглянула Айз Седай прямо в глаза. Она была на голову выше Анайи и постаралась использовать это преимущество.

– Я Авиенда из септа Девять Долин Таардад Айил. Анайя почувствовала намек на вызов и слегка улыбнулась.

Мэт призадумался о том, кто из них возьмет верх в этой гляделке, но не успел еще заключить пари с самим собой, как к Анайе присоединилась еще одна Айз Седай. Несмотря на отсутствие морщин и блестящие темные волосы, худые щеки позволяли судить о ее возрасте.

– Дитя, ты знаешь, что способна направлять Силу?

– Да, – ответила Авиенда и закрыла рот, словно намеревалась не проронить больше ни слова. Она принялась сосредоточенно поправлять шаль – но не тут-то было.

Айз Седай окружили ее, оттеснив от Мэта.

– Сколько тебе лет, дитя?

– У тебя большие возможности. Стань ты послушницей, мы смогли бы многому тебя научить.

– А часто ли айильские девушки, такие, как ты, или еще моложе, умирают, чахнут из-за?..

– А давно ли ты?..

– Ты могла бы…

– Тебе просто необходимо…Ты обязана…

Найнив появилась на пороге так неожиданно, словно материализовалась из воздуха. Уперев кулаки в бока, она уставилась на Мэта:

– А ты что тут делаешь, Мэт Коутон? Как ты сюда попал? Надеюсь, ты не имеешь ничего общего с той бандой Принявших Дракона, что вот-вот свалится нам на голову невесть откуда?

– Вообще-то, – сухо отозвался Мэт, – я ею командую

– Ты… Что?.. – Опешив, Найнив разинула рот, но тут же спохватилась и принялась поправлять голубое платье, хоть оно в этом отнюдь не нуждалось. Платье было шикарное – шелковое, с золотым шитьем и таким глубоким вырезом, что виднелась соблазнительная ложбинка. Дома Найнив ничего подобного не носила.

– Ну что ж, – резко сказала она, – пойдем. Я отведу тебя к Амерлин.

– Мэт Коутон, – послышался голос Авиенды. – Мэт Коутон!

Окруженная Айз Седай Авиенда озиралась по сторонам и звала его. Вид у нее, во всяком случае для айильской женщины, был весьма растерянный.

Обступившие ее Айз Седай не отставали.

– Лучше всего для тебя было бы…

– Ты должна подумать о…

– Гораздо лучше…

– Едва ли ты станешь…

Мэт ухмыльнулся. Она могла бы схватиться за нож, но в нынешних обстоятельствах от ножа никакого толку. И уж во всяком случае теперь она не скоро доберется до Илэйн. Размышляя о том, не увидит ли он в следующий раз Авиенду облаченной в белое платье, Мэт бросил свое копье Ванину.

– Веди, Найнив. Посмотрим, что у вас за Амерлин.

Найнив окинула его негодующим взглядом, дернула себя за косу и зашагала вперед, бормоча себе под нос:

– Это все Рандовы проделки, не иначе. Ишь чего удумал, пугать всех до смерти. Берегись, лорд-генерал Коутон, а то я напомню, что бывало, когда ты воровал голубику. Это ж надо, эдакого страху нагнать! Даже у мужчины должно быть чуточку больше соображения. И нечего ухмыляться, Мэт Коутон. Я и сама не знаю, как к этому отнесется она.

Внутри, в большой комнате, напоминавшей обеденный зал постоялого двора, стояли письменные столы, за которыми работали Айз Седай. Они что-то писали, читали, отдавали распоряжения, но на него и Найнив не обратили никакого внимания. Ну и порядочки у них здесь, подумал Мэт. Принятая бормочет что-то себе под нос, на Айз Седай даже и не смотрит, а им хоть бы что. В Белой Башне все было по-другому.

Найнив пересекла комнату и распахнула заднюю дверь, знававшую лучшие времена. Впрочем, похоже, здесь все знавало лучшие времена. Мэт ступил через порог – и остолбенел.

В комнате находилась Илэйн, как всегда прехорошенькая и всем своим видом изображавшая высокородную леди, в зеленом шелковом платье с высоким кружевным воротом. При виде Мэта она покровительственно улыбнулась и приподняла брови. Там же была и Эгвейн, и на ее лице играла вопрошающая улыбка. Она, в бледно-желтом платье, сидела за столом, а на ее плечах красовался семицветный палантин Амерлин. Мэт захлопнул за собой дверь, пока в комнату не заглянула какая-нибудь Айз Седай.

– Может, ты и думаешь, что это смешно, – прорычал он, устремляясь по ковру к столу, – но за такие шуточки с тебя шкуру могут спустить. И с тебя, и со всех вас…

Мэт сорвал с Эгвейн палантин, торопливо стащил девушку с кресла – и почувствовал, как холодеет на его груди серебряный медальон. Отпихнув Эгвейн от стола, он сердито уставился на Илэйн и Найнив. Если Эгвейн выглядела лишь озадаченной, то Найнив аж рот разинула, а большие голубые глаза Илэйн и вовсе полезли на лоб. Одна из них пыталась воздействовать на него Силой. Ну-ну. Если он и получил что толковое, побывав в том проклятом тер'ангриале, так это медальон в виде лисьей головки. Тоже, наверное, тер'ангриал, но все равно штуковина полезная. Пока медальон касался его кожи. Единая Сила на Мэта не действовала, во всяком случае саидар. В этом Мэт убеждался неоднократно, – впрочем, с него и одного раза хватило бы. Если кто-то направлял Силу, медальон холодел, только и всего.

Бросив на стол отобранную у Эгвейн накидку и свою шляпу, Мэт уселся, но тут же вскочил и скинул подушки на пол. Потом снова сел, положил одну ногу на край стола и окинул глупых девиц сочувственным взглядом:

– Ежели ваша так называемая Амерлин прознает об этих маленьких шалостях, подушки вам еще понадобятся.

– Мэт, – решительно начала Эгвейн, но Мэт ее оборвал:

– Нет! Если ты хотела поговорить, так и надо было говорить, а не лезть ко мне с этой вашей дурацкой Силой. А теперь говорить буду я, а ты слушай.

– Как ты?.. – недоуменно вымолвила Илэйн. – Потоки… они просто исчезли.

– Мэт Коутон, – в голосе Найнив слышалась угроза, – ты совершаешь самую большую ошибку в своей…

– Я же сказал, слушайте меня! Ты, – он пальцем ткнул в Илэйн, – поедешь со мной в Кэймлин. Все будет в порядке, если Авиенда не прирежет тебя по дороге. Так что, ежели хочешь сохранить целой свою нежную шейку, держись поближе ко мне. Делай, что я скажу, и чтобы никаких вопросов! – Палец переместился в сторону Эгвейн. – Ранд сказал, что отошлет тебя к Хранительницам Мудрости, когда ты захочешь. Судя по тому, как ты здесь забавляешься, тебе не мешало бы вернуться к ним как можно скорее. Прямо сейчас! Как я понимаю, ты научилась Перемещаться. – Эгвейн еле заметно вздрогнула. – И сможешь открыть проход в Кэймлин для всего отряда. – Эгвейн встрепенулась, но он не дал ей и рта раскрыть: – Я же сказал – возражений не потерплю. Ни от тебя, Эгвейн, ни от тебя, Найнив! На твой счет у меня нет никаких указаний, но если хочешь, можешь отправляться с нами. Только предупреждаю:

вздумаешь дергать себя за косу и напускать на меня эту проклятую Силу, клянусь, я тебе задницу поджарю!

Таращились они на Мэта так, словно у него на макушке троллочьи рога выросли, но, во всяком случае, приумолкли. Может, ему все-таки удастся вбить им в головы хоть чуток разумения? Правда, благодарности ему все одно не дождаться. Чего не будет, того не будет. Скажут, как уже не раз бывало, что они и сами бы все уладили. Уж ежели вытаскиваешь женщину из застенка, а она говорит, что никто не просил тебя лезть не в свое дело, – чего еще от них ждать?

Он глубоко вздохнул:

– Так. Когда та разнесчастная дуреха, которую здесь кличут Амерлин, придет сюда, разговаривать с ней буду я. Вряд ли она сильна умишком, иначе нипочем не взялась бы за такую работенку. Придумают же – воздвигнуть Престол Амерлин в паршивой деревне, затерянной посреди трижды паршивого захолустья! Ну да ладно, это не мое дело. Я буду говорить, а вы помалкивайте да почаще делайте реверансы – больше от вас все равно никакого толку. Может, тогда я смогу сберечь ваши шкуры и вы уберетесь отсюда подобру-поздорову – Они по-прежнему молча таращились на него. Вот и прекрасно. – Я все знаю насчет здешнего войска, но войско есть и у меня. Ежели она, эта ваша Амерлин, вконец спятила и собирается силой отбить Башню у Элайды… Ну что ж, может, в таком случае ей достанет ума не ссориться заодно и со мной из-за трех девиц. Ты, Эгвейн, сделаешь те переходные врата и завтра, ну в крайнем случае послезавтра мы уже будем в Кэймлине. Пусть Айз Седай, раз уж они лишились рассудка, воюют с Элайдой, пока она их всех не перебьет. А если у вас тут подобралась своя компания, не все же в этом Салидаре обезумели, то добро пожаловать к нам. Ранд готов предоставить им свое покровительство. От них ничего и не потребуется, разве что присесть перед ним разок в реверансе да поклясться в верности, зато их головы не будут торчать на пиках в Тар Валоне. Ну как, неплохо? Что скажете?

Ни одна даже бровью не повела. Сказали бы "спасибо, Мэт", ему и того достаточно, так ведь нет. Ни слова.

Послышался робкий стук в дверь. Премиленькая зеленоглазая послушница ступила через порог и присела в глубоком реверансе. На Эгвейн она взирала с трепетом и почтением.

– Меня послали узнать, не нужно ли чего, Мать? Для… генерала. Вина… или… или…

– Нет, Табита. – Эгвейн выдернула палантин изпод шляпы Мэта и водрузила себе на плечи. – Мне надо поговорить с… генералом Коутоном с глазу на глаз. Но передай Шириам, что скоро я за ней пошлю. Мне может потребоваться совет.

– Эй, полководец, – промолвила Найнив, как только девушка исчезла за дверью. – Закрой рот, не то мухи залетят.

Сказано это было с глубочайшим удовлетворением.


ГЛАВА 37. Когда начинается битва | Сборник "Колесо времени" | ГЛАВА 39. Возможности