home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

УТРО ПОБЕДЫ

Засуха и противоестественная, убийственная жара оставили след на пологих холмах, окружающих лагерь. Даже самый тупой человек, с головой точно пустой горшок, увидев их, не усомнился бы, что Темный и впрямь прикоснулся к миру. Настоящие густые леса начинались к западу от лагеря, но и здесь, на склонах холмов, росли искривленные дубы, непривычной формы сосны и еще какие-то деревья, названия которых Эгвейн не знала. Голые и мрачные, они выглядели, однако, не так, как обычно зимой. Они умирали без влаги и прохлады. И несомненно умрут, если погода не изменится. Сразу за лагерем всадникам пришлось пересечь реку шириной не больше двадцати шагов – Рейзендрелле, – берега ее представляли собой засохшую грязь, усеянную камнями. Русло петляло среди скал, и в прежние времена Рейзендрелле была весьма опасна для переправы, но сейчас вода едва достигала конских колен. При виде всего этого собственные проблемы Эгвейн показались ей куда менее важными. Несмотря на непрекращающуюся головную боль, она помолилась за Найнив и Илэйн. Их поиски не менее важны, чем то, то делала она, а может, и более. Мир не погибнет, если она потерпит неудачу, но они обязательно должны добиться успеха.

Всадники легким галопом скакали на юг, стараясь держаться открытых низин, чтобы не замедлять движения, взбираясь на холмы или продираясь сквозь редкие кустарники. Жеребец Брина, очень сильное, выносливое животное с резко очерченными ноздрями, казалось, не замечал, откос под ним или плоская равнина, но и Дайшар тоже неплохо держал шаг. Лошадь Суан выглядела так, будто выбивается из сил, но, скорее всего, она просто надеялась таким способом заставить свою хозяйку скакать помедленнее. Суан была скверной наездницей, и никакие тренировки не могли этого исправить. На подъеме она обнимала шею лошади, на спуске почти сползала с седла и выглядела неуклюже, точно утка, вперевалку шагающая по равнине и испуганно шарахающаяся в сторону при виде коня. Взгляд на сидящую на лошади Суан в какой-то мере вернул Мирелле хорошее расположение духа. Ее собственный конь летел ласточкой, а сама Мирелле сидела в седле с такой уверенностью и грацией, что рядом с ней даже Брин казался неповоротливым мужланом.

Они успели отъехать не так уж далеко от лагеря, когда на гребне одного из ближайших холмов показались всадники. Сотня или чуть больше скакали колонной в том же направлении, на юг. Восходящее солнце отражалось от кирас, шлемов и пик; в голове колонны развевался длинный белый флаг. Что на нем изображено, Эгвейн не сумела разглядеть, но знала: на нем эмблема отряда Красной Руки. Она очень удивилась, увидев их так близко от лагеря Айз Седай.

– Эти твари, Преданные Дракону... – пробормотала Мирелле, стиснув поводья. От ярости, не от страха.

– Отряд Красной Руки расставляет дозоры, – спокойно объяснил Брин. Искоса взглянув на Эгвейн, он добавил: – Когда я в последний раз разговаривал с лордом Талманесом, у меня создалось впечатление, Мать, что он беспокоится за вас. – Брин произнес последнюю фразу таким же спокойным тоном, как и все остальное.

– Вы разговаривали с ним? – Последние остатки невозмутимости Мирелле растаяли как дым. Не имея возможности излить свой гнев на Эгвейн, она обрушила его на Брина. Ее буквально затрясло. – Знаете, на что это похоже, лорд Брин? На измену! Может, это и в самом деле измена?

Суан не смотрела на Мирелле, ей было не до того – она продолжала сражаться со своей лошадью, краешком глаза поглядывая на мужчин на гребне холма, – но последние слова заставили ее оцепенеть. До сих пор никому не приходило в голову связывать между собой отряд и измену.

Обогнув очередной холм, всадники оказались в долине. На склоне холма виднелась ферма, точнее, то, что когда-то было фермой. Одна стена небольшого каменного дома рухнула, несколько обугленных бревен, точно грязные пальцы, торчали рядом с закопченным дымоходом. С амбара сорвало крышу, он выглядел пустой каменной коробкой; там, где прежде стояли навесы, остались только груды пепла.

На всем пути через Алтару попадалось то же самое и кое-что похуже – выжженные деревни, мертвецы на улицах, служившие пищей для ворон, лисиц и одичавших собак, которые испуганно шарахались при приближении людей. Леденящие кровь рассказы об убийствах и анархии, царивших в Тарабоне и Арад Домане, внезапно обрели плоть и кровь. Конечно, кое-что сделала местная вражда, когда простые жители, разозлившись на своих соседей, внезапно превращались в разбойников, вымещая таким образом старые обиды, однако на устах у всех уцелевших было одно и то же – Преданные Дракону. Сестры винили во всем Ранда, точно не сомневались, что он сам подносил к домам факелы. И все же они безусловно использовали бы его – если бы нашли способ. Эгвейн была не единственной Айз Седай, убежденной, что надо делать то, что требуется, а не то, что хочется, не давая себе ни отдыху, ни сроку.

Гнев Мирелле произвел на Брина не больше впечатления, чем дождь – на каменный валун. Эгвейн внезапно представила себе Брина, невозмутимо шагающим через бурный поток, в то время как вокруг его колен кипят водовороты, а над головой бушуют вихри.

– Мирелле Седай, – по-прежнему спокойно ответил он, – если у меня за спиной десять тысяч и больше вооруженных мужчин, я вправе поинтересоваться их намерениями. Особенно если это весьма своеобразные десять тысяч человек.

Это была опасная тема, но, к счастью для Эгвейн, она отвлекла внимание от упоминания, что Талманес беспокоился о ней. Услышав о том, что он вообще упоминал о ней, она чуть не заскрипела зубами, но от последних слов Брина вскинулась в седле, так это сообщение ее напугало.

– Десять тысяч? Вы уверены? – Когда Мэт, разыскивая Эгвейн и Илэйн, привел отряд в Салидар, солдат в нем было вдвое меньше.

Брин пожал плечами:

– По мере продвижения армии я набираю рекрутов, то же самое делает и он. К нему идут немногие, но все же есть мужчины, предубежденные против службы у Айз Седай. – Таких было вовсе не так уж мало, но он, естественно, не мог прямо сказать об этом в присутствии трех Айз Седай. Произнося эти слова, Брин криво улыбнулся. – Кроме того, после сражения в Кайриэне отряд приобрел несомненную репутацию. Прошел слух, что Шен ан Калхар никогда не терпит поражений, какими бы преимуществами ни обладала противная сторона. – Да, именно это руководило многими и здесь, и в Алтаре, когда они решали, к кому присоединиться. Всем было ясно, что рано или поздно между обеими армиями произойдет столкновение, и каждый, естественно, хотел оказаться на стороне победителя; тем, кто держался в стороне, вообще ничего не достанется. – Ко мне перебежали несколько дезертиров из новобранцев Талманеса. Похоже, некоторые убеждены, что удачу им приносит Мэт Коутон и что без него она их может покинуть.

Губы Мирелле искривились в подобии усмешки:

– Эти глупые страхи мурандийцев могут оказаться в каком-то смысле полезны, но вас я отнюдь не считаю глупцом. Талманес не упускает нас из вида, потому что боится, как бы мы не повернули против его драгоценного Лорда Дракона, но неужели вы не понимаете, что если бы он и вправду собирался напасть на нас, то уже давно сделал бы это? У Преданных Дракону есть дела поважнее. И все же поддерживать с ними отношения!.. – Мирелле приложила все усилия, чтобы взять себя в руки и вернуться к обычному спокойствию. По крайней мере внешне. Тон ее, однако, был таков, что чувствовалось – достаточно малейшей искры, и она снова вспыхнет, как сухое сено. – Мне кажется, лорд Брин...

Эгвейн, задумавшись, пропустила остальное мимо ушей. Говоря о Мэте, Брин взглянул на нее. Сестры были убеждены, что ситуация с отрядом и Мэтом им полностью ясна, и не слишком вникали в нее, но Брин, как ей показалось, в этом сомневался. Наклонив голову так, чтобы поля шляпы скрывали глаза, Эгвейн внимательно вглядывалась в его лицо. В Салидаре Брин дал сестрам клятву, что создаст армию и поведет ее против Элайды, чтобы свергнуть ее, но почему он это сделал? Он мог не давать никакой клятвы, мог взять на себя гораздо меньше, Айз Седай все равно согласились бы, ведь их заботило одно: прикрывшись огромной армией, точно страшной маской в День Дураков, напугать Элайду. Все они, правда, понимали, что иметь Брина на своей стороне очень даже неплохо. Так же как отец Эгвейн, он принадлежал к тому типу мужчин, рядом с которыми в любой ситуации нет места панике. Внезапно до Эгвейн дошло, что, если бы он лично, даже не учитывая армию, не поддерживал ее, это было бы так же плохо, как если бы против нее выступил весь Совет. Суан крайне редко отзывалась о Брине хорошо, но однажды все же сказала, что он человек значительный; правда, она тут же попыталась отказаться от своих слов. Всякий хорошо знающий Суан Санчей понимал, что она имела в виду: значительный в ее устах все равно что ответственный.

Всадники пересекли неглубокий ручей, едва замочив копыта коней. В воде сидела лохматая ворона и долбила клювом застрявшую на мелководье рыбу. Завидев людей, птица взмахнула крыльями, точно собираясь взлететь, но передумала и вернулась к своей трапезе.

Суан тоже смотрела на Брина – ее крутобедрая лошадка сразу побежала более резвым аллюром, когда Суан перестала чуть что натягивать поводья. Эгвейн не раз пыталась расспрашивать Суан, какими мотивами руководствовался лорд Брин, но личные, весьма запутанные отношения Суан с этим человеком мешали ей трезво рассуждать о нем; как правило, она лишь злилась и язвила. Она либо ненавидела его целиком и полностью, от макушки до пят, либо любила, хотя представить себе Суан влюбленной так же трудно, как ворону – плавающей.

Гребень холма, на котором совсем недавно видны были солдаты отряда, сейчас опустел; Эгвейн и не заметила, как они скрылись. У Мэта репутация хорошего солдата? Еще одна ворона, умеющая плавать. Эгвейн была уверена, что он принял на себя командование только ради Ранда, хотя в душе по-прежнему против этого. Иногда бывает очень опасно самоуверенно полагать, что полностью понимаешь ситуацию, напомнила она себе, поглядывая на Брина.

– ...должен быть наказан! – Мирелле все еще пылала негодованием. – Предупреждаю вас, если я узнаю, что вы снова встречались с Преданными Дракону...

Дождю безразличен валун, который он поливает. Примерно так же вел себя лорд Брин, или по крайней мере так это выглядело со стороны. Он уверенно скакал вперед, внимательно оглядывая окрестности и иногда отрывисто отвечая «Да, Мирелле Седай» или «Нет, Мирелле Седай». Можно не сомневаться, что уж он-то не пропустил момент, когда исчезли солдаты. Его терпение, похоже, безгранично – совершенно очевидно, что он ведет себя так не потому, что чего-то боится, – но Эгвейн была не в настроении выслушивать все это.

– Хватит, Мирелле! Лорда Брина не в чем упрекнуть.

Потирая виски, Эгвейн подумала, что, наверно, по возвращении в лагерь имеет смысл попросить одну из сестер Исцелить ее. Ни Суан, ни Мирелле в этом деле больших способностей не имеют. Нет, не стоит. Исцеление плохо помогало в тех случаях, когда речь шла об обычном недосыпе и излишнем волнении. К тому же Эгвейн вовсе не хотела, чтобы по углам начали шептаться о том, что возросшее напряжение ей не по силам. С головной болью можно справиться, и не прибегая к Исцелению, хотя, к сожалению, не в той обстановке, в которой она находится сейчас.

Щеки Мирелле вспыхнули, она поджала губы, вскинула голову и отвернулась, Брин же внезапно чрезвычайно заинтересовался рыжекрылым соколом, описывающим круги неподалеку. Даже очень храбрый человек способен в нужный момент проявить разумную сдержанность. Сложив крылья, сокол камнем рухнул вниз, нацелившись на жертву, плохо различимую среди высохших миртовых кустов. Эгвейн в какой-то степени приходилось действовать точно так же, то есть почти вслепую, не видя цели, кидаться в том направлении, где, как ей казалось, цель находилась. Оставалось лишь надеяться, что направление выбрано правильно.

Эгвейн глубоко вздохнула и постаралась, чтобы ее голос звучал спокойно:

– Тем не менее, лорд Брин, думаю, в дальнейшем вам действительно лучше воздержаться от встреч с Талманесом. Вы ведь наверняка выяснили о его намерениях все, что требовалось. – Свет, молю тебя, чтобы Талманес не разболтал ему слишком многого. Было бы неплохо отправить к нему Суан или Лиане, чтобы предостеречь, – хотя не факт, что он прислушается к этому предостережению, – но вряд ли это возможно, учитывая настроение сестер. Все равно что пойти на риск увидеться с Рандом.

Брин коротко поклонился:

– Как прикажете, Мать. – В его тоне не было ни тени насмешки; никогда Эгвейн не ощущала ее. Похоже, пробыв долгое время рядом с Айз Седай, он научился неплохо владеть голосом.

Суан бросила на Брина хмурый, недоверчивый взгляд. Возможно, она все же смогла бы ответить на вопрос, как далеко простирается его преданность. Несмотря на нескрываемую враждебность к нему, она знала его как никто, хотя бы потому, что провела в его обществе больше времени, чем кто-либо.

Эгвейн крепко стиснула поводья Дайшара – только бы не схватиться за виски.

– Далеко еще, лорд Брин? – Не хотелось бы, чтобы он почувствовал ее нетерпение, сдерживать которое становилось все труднее.

– Осталось совсем немного, Мать, – ответил он, почему-то снова бросив взгляд на Мирелле. – Мы почти на месте.

Вокруг становилось все больше ферм, как на равнинах, так и на склонах холмов. Низкие каменные дома и амбары, пастбища без ограждений, на которых паслись немногочисленные коровы, такие тощие, что торчали ребра, похожие на сучья, и чернохвостые овцы, вид которых вызывал жалость. Большей частью фермы были целы, хотя то там, то тут попадались и сожженные. Может, сгоревшие дома должны были напоминать уцелевшим жителям, что случится с ними, если они не объявят себя приверженцами Возрожденного Дракона?

На одной из ферм Эгвейн заметила фуражиров лорда Брина. Без сомнения, это его люди, судя по тому, каким взглядом он посмотрел на них, и по отсутствию белого флага. Солдаты Отряда Красной Руки всегда старались тем или иным способом напомнить окружающим, кто они такие. Кроме вымпелов и знамен в последнее время многие из них стали носить красный шарф, повязанный на руке ближе к плечу.

Под охраной большой группы всадников мычали и блеяли штук шесть коров и две дюжины овец, в то время как солдаты тащили из амбара к фургону набитые мешки, не обращая внимания на стоящих тут же с поникшими головами фермера и его семейство, одетых в темную домотканую одежду и мрачно взирающих на происходящее. Маленькая девочка плакала, уткнувшись в юбки матери. Кое-кто из мальчишек зло сжимал кулачки, словно собираясь драться. Конечно, фермеру заплатят, хотя и не столько, сколько на самом деле стоит то, что у него забрали. Но даже если бы у него хватило духу попытаться помешать двадцати солдатам в полном боевом облачении и при оружии, он не стал бы этого делать, памятуя о сожженных фермах. В сгоревших развалинах солдаты Брина нередко находили обугленные трупы мужчин, женщин и детей, причем сплошь и рядом двери и окна оказывались заколочены снаружи.

Как хотелось бы Эгвейн найти способ убедить деревенских жителей и фермеров в том, что существует разница между разбойниками и армией! Однако пока она видела лишь один – предоставить собственным солдатам умирать с голоду и в конечном счете дезертировать. Если даже Айз Седай не видят разницы между отрядом и бандитами, вряд ли на это способны простые люди. Ферма осталась позади, и Эгвейн с трудом сдержала желание обернуться. Что от этого изменится?

Ехать, как сказал лорд Брин, и вправду оказалось недалеко. Всего три или четыре мили от лагеря – это если по прямой; учитывая характер местности, дорога оказалась примерно вдвое длиннее. Едва всадники обогнули выступ холма, поросшего кустарником и редкими деревьями, лорд Брин натянул поводья. Солнце было уже на полпути к зениту. У подножия холма, внизу, тянулась еще одна дорога, более узкая и извилистая, чем та, которая проходила через лагерь.

– Они думали, что, если будут двигаться ночью, им удастся избежать нападения разбойников, – сказал он. – Сама по себе идея неплоха, но им, можно сказать, страшно не повезло. Они ехали из Кэймлина.

На нижней дороге расположился длинный торговый караван, штук пятьдесят больших, запряженных десяткой лошадей повозок, окруженных солдатами Брина. Они наблюдали за тем, как их товарищи перетаскивают мешки и бочки с повозок торговцев к полудюжине собственных. Женщина в простом темном платье, энергично размахивая руками, указывала то на одно, то на другое, по-видимому, протестуя или торгуясь. Рядом в хмуром молчании стояли ее спутники. Чуть поодаль от дороги на широко раскинутых голых ветвях огромного дуба висели, покачиваясь, трупы. Дерево выглядело так, точно его покрывала черная листва, столько на нем сидело ворон. Этим птицам, конечно, повезло несравненно больше, чем той, которая выловила в ручье рыбу. Даже издали зрелище оказало ужасное воздействие на больную голову Эгвейн, как и на ее желудок.

– Что вы хотели мне показать? Торговцев или разбойников?

На первый взгляд среди трупов были только мужчины, хотя обычно разбойники не щадили ни детей, ни женщин. Впрочем, причиной появления этих трупов мог быть кто угодно, в том числе и солдаты Брина, и отряд Красной Руки – тот факт, что последние вешали любого, кто выдавал себя за Преданных Дракону, кого им удавалось схватить, все равно не убеждал Айз Седай, что между ними есть хоть какая-то разница, – или даже кто-то из местных лордов или леди. Если бы у благородных мурандийцев хватало ума действовать сообща, все разбойники давным-давно висели бы на деревьях, но это было так же невозможно, как научить кошку танцевать. Постой, одернула сама себя Эгвейн. Он что-то сказал о Кэймлине.

– Это имеет отношение к Ранду? Или к Аша’манам?

На этот раз Брин совершенно недвусмысленно перевел взгляд с Эгвейн на Мирелле и обратно. Шляпа Мирелле отбрасывала тень на ее лицо, так что разглядеть его выражение было невозможно. Однако сейчас она тяжело осела в седле, совершенно не напоминая ту уверенную всадницу, какой казалась недавно; открывшаяся перед ними картина явно сказалась и на ее нервах. Через некоторое время Брин, похоже, принял решение.

– Мне казалось, что вы должны узнать об этом раньше всех, но возможно, я что-то неправильно понимаю... – Брин снова посмотрел на Мирелле.

– Узнать о чем, чурбан ты эдакий с ушами, заросшими шерстью? – не выдержав, взорвалась Суан, ударами пяток заставляя кобылу подъехать ближе.

Эгвейн жестом постаралась успокоить ее.

– Я полностью доверяю Мирелле, лорд Брин. Можете говорить спокойно. – Зеленая сестра вздрогнула и обернулась. Ее испуганный вид совершенно не вязался со словами Эгвейн, тем не менее Брин кивнул, соглашаясь.

– Похоже, ситуация несколько... изменилась. Хорошо, Мать. – Сняв шлем, Брин повесил его на седельную луку. Говорил он с явной неохотой, осторожно подбирая слова. – Торговцы разносят слухи, как собаки блох, это всем известно. И эти, внизу, тоже кое-что... рассказывают. Может, конечно, это и неправда, не берусь судить, но... – Было странно видеть, как он проявляет нерешительность. – Мать, караван принес слух, что Ранд ал’Тор отправился в Белую Башню и присягнул на верность Элайде.

Мгновенно, как только до них дошло, что означают его слова, Мирелле и Суан смертельно побледнели; покачнувшись, Мирелле с трудом удержалась в седле. В первый момент, опешив, Эгвейн лишь молча уставилась на Брина, а потом расхохоталась, напугав этим неожиданным взрывом и себя, и остальных. От неожиданности Дайшар загарцевал; успокаивая его, она сумела успокоиться и сама.

– Лорд Брин, – сказала Эгвейн, похлопывая коня по шее, – это не так, поверьте. Я абсолютно уверена в этом – как в том, что сейчас день, а не ночь.

Суан испустила вздох облегчения, а следом за ней и Мирелле. Выражение их лиц и неправдоподобно распахнутых глаз чуть не заставило Эгвейн снова расхохотаться. Точно дети, которым сказали, что у них под кроватью не прячутся Отродья Тени. И это обычно спокойные и хладнокровные Айз Седай!

– Приятно слышать, – ровным голосом произнес Брин, – но даже если я отошлю подальше всех моих людей, находящихся здесь, этот слух все равно рано или поздно доползет до лагеря и мгновенно распространится по всей армии.

От этих слов веселость Эгвейн сразу же пошла на убыль. То, о чем он говорил, могло кончиться катастрофой. Тем, что она просто останется одна.

– Завтра же я отправлю сестер сказать вашим солдатам правду. Шестерых Айз Седай хватит, как вы думаете? Мирелле здесь, она в курсе, еще Шириам, Карлиния и Беонин, Анайя и Морврин.

Эти сестры, хоть им и не нравится встречаться с Хранительницами Мудрости, не смогут отказать ей. Да и с какой стати? Они сами заинтересованы в том, чтобы пресечь распространение слухов. По крайней мере должны быть заинтересованы.

Мирелле вздрогнула, у нее сделалось такое лицо, словно она хотела отказаться. Но промолчала.

Опершись локтем на шлем, свешивающийся с седельной луки, Брин изучающе вглядывался в лица Мирелле и Эгвейн. На Суан он лишь коротко взглянул. Внезапно его гнедой забил копытом по камням: из-за кустов вспорхнула целая стая птиц с голубоватыми перьями, похожих на голубей; Дайшар и гнедой конь Мирелле испуганно шарахнулись в сторону. Брин поджал губы. Он, конечно, слышал о проходах, хотя понятия не имел, что это за штука, – Айз Седай хранили все сведения о них под большим секретом, не только по привычке, но и опасаясь, как бы они не стали известны Элайде. И он, вне всякого сомнения, ничего не знал о Тел’аран’риоде – этот жизненно важный секрет было не так уж трудно сохранить, поскольку не имелось никаких внешних проявлений существования Мира Снов. И все же Брин не спросил Эгвейн, откуда проистекает ее уверенность. Уже привык, наверно, и к Айз Седай, и к их штучкам.

– Если они объяснят все как есть... – в конце концов выдавил из себя Брин. – Если же начнут увиливать от прямых ответов... – В его тоне не было никакой угрозы, просто он хотел расставить все по своим местам. Бросив на Эгвейн еще один изучающий взгляд, Брин, казалось, остался удовлетворен увиденным. – Мне кажется, вы все делаете правильно, Мать. Желаю вам и в дальнейшем успехов. Найдите сегодня днем время для меня, и я тотчас приеду. Мы должны встречаться регулярно. Когда бы вы ни послали за мной, я тут же явлюсь. По-моему, уже пора начать разрабатывать планы того, как вам окончательно утвердиться на Престоле Амерлин, когда мы достигнем Тар Валона.

Он говорил медленно, осторожно подбирая слова, – может, все еще не был уверен в том, что Мирелле заслуживает доверия, или в том, как вообще пойдут дальше дела, – и поэтому у Эгвейн хватало времени, чтобы в полной мере осознать, что именно сейчас произошло. У нее перехватило дыхание. Может, она слишком привыкла, будучи Айз Седай, видеть в словах второй, глубинный смысл, но... Если она не ошибается, лорд Брин только что дал ей понять, что армия готова служить ей. Да, именно так. Не Совету, не Шириам, не кому бы то ни было еще, – а именно ей.

– Благодарю вас, лорд Брин. – Эгвейн хотелось сказать гораздо больше, в особенности когда он сдержанно кивнул, пристально глядя на нее с выражением, которое лишь подтверждало возникшее впечатление. Неожиданно в голове у нее возникли тысячи вопросов, которые она с удовольствием задала бы ему. Однако многие из них никогда бы не прозвучали, даже окажись они наедине. Жаль, что она не могла довериться ему во всем. Доверяй, но проверяй. Старая поговорка, которая тем не менее веками помогала Айз Седай оберегать себя. И ведь даже у лучшего из мужчин может возникнуть желание обсудить со своими друзьями то, что он считает важным секретом. – Не сомневаюсь, что сегодня утром вас ждет еще множество дел, – сказала она, подбирая поводья. – Возвращайтесь. Мы приедем чуть позже.

Брин запротестовал, конечно. Он вел себя почти как Страж. Говорил, что дорога небезопасна, что стрела, пущенная в спину, убивает Айз Седай так же, как любого другого, и прочее в таком духе. Слушая его, Эгвейн внутренне возмутилась и решила, что следующий мужчина, который заговорит с ней подобным образом, непременно поплатится за это. Три Айз Седай, вне всякого сомнения, стоили не меньше трехсот мужчин. В конце концов его ворчливые протесты и негодующие гримасы иссякли, и ему не оставалось ничего другого, как повиноваться. Брин надел шлем и направил коня вниз, к дороге, на которой застрял торговый караван; он не стал возвращаться тем путем, которым они прибыли. С точки зрения Эгвейн это было даже лучше.

– Веди нас, Суан, – сказала Эгвейн, когда Брин удалился на достаточное расстояние.

Суан смотрела вслед Брину с таким видом, будто он все время безумно раздражал ее своим присутствием. Фыркнув, она надвинула на лоб соломенную шляпу, развернула свою кобылу – точнее говоря, чуть не волоком заставила ее развернуться – и ударами пяток вынудила ту тронуться с места. Эгвейн жестом указала Мирелле следовать за ней. Та, конечно, послушалась; ей, как и Брину, не оставалось ничего другого.

Сперва Мирелле искоса поглядывала на Эгвейн, явно ожидая расспросов о сестрах, которых Шириам и ее приятельницы послали в Белую Башню, и готовя оправдания. Прежде всего, конечно, связанные с тем, что они посмели проделать все это, не уведомив даже Совет. Однако чем дольше Эгвейн скакала, не раскрывая рта, тем беспокойнее ерзала в седле Мирелле. Спустя некоторое время она уже взволнованно облизывала губы: знаменитая выдержка Айз Седай явно начала трещать по швам. Молчание – очень действенное орудие.

Некоторое время всадницы слышали лишь цокот копыт собственных коней и редкие крики птиц в кустах. Однако когда стало ясно, что они заметно отклонились к западу от пути, ведущего в лагерь, Мирелле заерзала в своем седле, точно сидела на крапиве. Это наводило на мысль, что по крупицам собираемые Суан подозрения, наверно, все же имели под собой достаточно веские основания.

Когда Суан еще раз повернула к западу и направила лошадь между двумя странными холмами, напоминающими склонившиеся друг к другу уродливые головы, Мирелле натянула поводья.

– Там... там... вон в той стороне есть водопад, – сказала она, указывая на восток. – Он, правда, и раньше, до засухи, был не слишком велик, но просто прелестен.

Суан тоже остановилась и с легкой улыбкой оглянулась.

Какие тайны скрывала Мирелле? Эгвейн разбирало любопытство. На лбу Зеленой сестры она заметила единственную, но крупную бусину пота, сверкающую в тени серой шляпы. И вздрогнула. Теперь просто необходимо выяснить, из-за чего Айз Седай настолько взволновалась, что аж вспотела.

– Мне почему-то кажется, что в той стороне, куда едет Суан, нас ожидает несравненно более интересное зрелище. Как ты считаешь? – сказала Эгвейн, поворачивая Дайшара, и Мирелле мгновенно снова ушла в себя, точно улитка в раковину. – Поехали!

– Ты все знаешь, да? – еле слышно прошептала Мирелле, когда они проехали между склонившимися друг к другу холмами. Пот теперь просто струился по ее лицу; вне всякого сомнения, она была потрясена до глубины души. – Все. Как могло случиться, что ты?.. – Внезапно она выпрямилась, гневно глядя в спину Суан. – Это все она! Суан с самого начала была твоим человеком! – Казалось, Мирелле возмущена этим обстоятельством до глубины души. – Как мы могли быть до такой степени слепы? И все равно я не понимаю. Мы проявляли такую осторожность...

– Если хочешь сохранить тайну, – презрительно бросила через плечо Суан, – не пытайся так далеко к югу покупать горец перечный.

Что это такое – горец перечный? И к чему Суан вспомнила о нем? Как бы то ни было, Мирелле вздрогнула. О том, насколько она выведена из равновесия, можно было судить хотя бы по тому, что, вопреки обыкновению, с ее стороны не последовало быстрого ответа, который поставил бы Суан на место. Мирелле лишь облизнула губы, точно у нее внезапно пересохло во рту.

– Мать, ты должна понять, почему я... почему мы это сделали. – Ее голос звучал так, будто она обезумела, внезапно столкнувшись с Отрекшимся или даже с собственным призраком. – Не только потому, что Морейн просила об этом, а она была моим другом. Нельзя оставлять их умирать. Это несправедливо! Сделка, которую мы заключаем, временами оказывается очень нелегкой для нас, но для них еще труднее. Ты должна понять. Должна!

Именно в этот момент, когда Эгвейн полагала, что сейчас она наконец получит все необходимые объяснения, Суан внезапно остановила свою лошадку и повернулась лицом к спутницам, так что Эгвейн чуть не налетела на нее.

– Думаю, для тебя же будет лучше, Мирелле, если дальше нас поведешь ты, – холодно, точнее, даже презрительно сказала она. – Согласие сотрудничать может отчасти искупить твою вину. Хоть немного.

– Да, – кивнула Мирелле, безостановочно теребя руками поводья. – Да, конечно.

Теперь она ехала впереди, и вид у нее был такой, точно она вот-вот заплачет. На лице Суан, скакавшей сзади, явственно читалось облегчение. У Эгвейн голова просто трещала от вопросов. Какая сделка? С кем? Кому позволять умирать? И кто такие эти «мы»? Шириам и остальные? Однако расспрашивать Суан она не решилась. Мирелле могла их услышать, а обнаруживать свою неосведомленность в данный момент, конечно, нежелательно. Мудрая женщина, которая чего-то не знает, молчит и слушает, гласит поговорка. И еще одна. У кого есть один секрет, у того их наверняка не меньше десятка. Ничего не оставалось, как только следовать этим мудрым советам, по возможности стараясь удержать ситуацию в руках. Но какова Суан! Она явно знала больше того, о чем рассказывала Эгвейн, а это никуда не годится. Придется сделать ей выговор. Стиснув зубы и призвав на помощь всю свою выдержку, Эгвейн постаралась придать себе как можно более беззаботный вид. Будь мудрой.

Почти возвратившись на дорогу, на которой раскинулся лагерь, Мирелле свернула на тропинку, ведущую к низкому холму с плоской вершиной, заросшему соснами и болотными миртами. У подножия холма в небольшой лощине росли два гигантских дуба, под могучими переплетающимися ветвями которых стояли три островерхие палатки из залатанной парусины. Рядом паслись лошади, стояла повозка, а немного в стороне, у специально сооруженных коновязей, были привязаны еще пять боевых коней.

Под навесом перед одной из палаток, точно собираясь приветствовать гостей, стояла Нисао Дачен, в платье для верховой езды, очень просто скроенном, неяркого бронзового цвета, а рядом с ней – Сарин Хойган, ее Страж. Лысый как пень и такой же кряжистый, с густой черной бородой, в куртке оливково-зеленого цвета, какие часто носили Гайдины, он был выше Нисао. В нескольких шагах от них двое из трех Гайдинов Мирелле настороженно наблюдали, как Эгвейн и остальные спускаются в лощину. Крой Макин, стройный и светловолосый, и Нугел Дроманд, смуглый, грузный, с бородой, но без усов. Никто из них не выглядел удивленным. Очевидно, один из Стражей, который охранял их, подал сигнал. Открывшееся взору Эгвейн зрелище по-прежнему не проливало ни малейшего света на то, к чему вся эта секретность и по какой причине Мирелле нервно облизывала губы. Хотя... Если Нисао и в самом деле собирается приветствовать их, с какой стати ее руки все время беспокойно теребят складки юбок? Вид у нее был такой, будто перед ней, отрезанной от Источника, прямо из-под земли возникла Элайда.

Из-за угла палатки выглянули две женщины и тут же шмыгнули обратно, но Эгвейн успела разглядеть их. Николь и Арейна. Неожиданно ей стало очень не по себе. Куда это Суан привела ее?

Суан между тем слезла с лошади, не проявляя ни малейших признаков нервозности.

– Приведи его, Мирелле. Прямо сейчас. – Суан с явным удовольствием возмещала себе все, что ей пришлось вынести; скрежет напильника, наверно, звучал бы приятнее, чем ее голос. – Теперь уже поздно скрывать.

Этот тон заставил Мирелле лишь слегка нахмуриться, что само по себе выдавало ее напряженность. С заметным усилием взяв себя в руки, она без единого слова сдернула с головы шляпу, спрыгнула на землю и, скользнув к одной из палаток, скрылась внутри. Нисао выглядела так, точно примерзла к земле, однако ее глаза, и без того большие, распахнулись еще шире.

Момент был подходящий – все, кроме Суан, находились достаточно далеко и не могли расслышать сказанного.

– Зачем ты вмешалась? – чуть слышно, но требовательно спросила Эгвейн, спешиваясь. – Она уже была готова признаться... во всем... И тут ты... Я ведь пока ничего не понимаю. Что еще за горец перечный?

– Очень популярен в Шайнаре и Малкир, – так же тихо ответила Суан. – Я услышала об этом только сегодня утром, после того как ушла от Айлдене. Мне нужно было сделать так, чтобы она сама привела нас сюда; я только приблизительно знала, где это. Не могла же я допустить, чтобы она догадалась. О том, что здесь Нисао, я и понятия не имела. Мне казалось, что они друг с другом едва словом перемолвились. – Сердито взглянув на Желтую сестру, Суан тряхнула головой; ей всегда не нравилось признавать, что она чего-то не знала. – Если бы я не была так слепа и глупа, если бы догадалась, что две эти... – Скорчив гримасу, будто проглотила какую-то пакость, она запнулась, пытаясь подобрать подходящее определение, и вдруг схватила Эгвейн за рукав: – Идут. Сейчас ты все увидишь сама.

Первой из палатки показалась Мирелле, за ней – мужчина, одетый лишь в сапоги и штаны, настолько высокий, что ему пришлось низко пригнуться на выходе; в руке он держал обнаженный меч. Шрамы покрывали грудь, не слишком густо заросшую волосами. С крупной головой и мощными плечами, он был значительно выше Мирелле, выше даже остальных Стражей. Длинные черные волосы, стянутые повязанной на лбу плетеной кожаной тесьмой, гораздо гуще тронуты сединой, чем в те времена, когда Эгвейн видела его в последний раз, и во всем облике Лана Мандрагорана не замечалось никаких признаков мягкости. Разрозненные части головоломки внезапно встали на свои места, но Эгвейн по-прежнему не все понимала. Лан был Стражем Морейн, той самой Айз Седай, которая увезла из Двуречья ее, Ранда и всех остальных, казалось, уже целую Эпоху назад. Но Морейн, убив Ланфир, погибла сама, а Лан сразу после этого исчез из Кайриэна. Может, Суан и был ясен смысл происходящего; но не Эгвейн. Ей все происходящее казалось чистой воды безумием.

Мирелле что-то шепнула Лану, коснувшись его руки. Он едва заметно вздрогнул – точно нервный конь, – по-прежнему не спуская глаз с Эгвейн. В конце концов, однако, кивнул и, круто повернувшись, отошел в сторону, ближе к дубу, обеими руками сжал рукоять меча, поднял его над головой клинком вниз, перенес тяжесть тела на одну ногу и замер.

В то же мгновение лицо Нисао, до этого хмуро следившей за Ланом, приобрело такое выражение, точно и ей удалось сложить вместе отдельные части головоломки. Потом она встретилась взглядом с Мирелле, и обе они посмотрели на Эгвейн. Однако вместо того, чтобы направиться к ней, они подошли друг к другу и о чем-то торопливо зашептались. По крайней мере, сначала это выглядело именно так. В дальнейшем говорила одна Мирелле, а Нисао лишь молча слушала, недоверчиво или отрицательно качая головой.

– Ты втянула меня в это, – почти простонала наконец Нисао. – Какая я слепая дура, что послушалась тебя!

– Как интересно... – протянула Суан, когда Мирелле с Нисао наконец повернулись к ней и Эгвейн. Удивительно, как двусмысленно ей удалось произнести это слово. Вид у Мирелле и Нисао был растерянный – точно их застали на месте преступления. Но в чем оно состояло? Эгвейн очень хотела бы это знать, но пока, как ей показалось, они собирались сделать хорошую мину при плохой игре.

– Может, зайдешь, Мать?.. – сказала Мирелле, сделав жест в сторону одной из палаток. Теперь на ее волнение указывала лишь легкая дрожь в голосе. Пот исчез. Она его вытерла, конечно, и прилагала все усилия, чтобы он не выступил снова.

– Спасибо, дочь моя. Нет.

– Немного винного пунша? – с вымученной улыбкой спросила Нисао, прижимая руки к груди. – Суан, пойди скажи Николь, чтобы она принесла пунш. – Суан не двинулась с места, и Нисао удивленно заморгала, поджав губы. Улыбка, однако, тут же появилась вновь; Нисао слегка возвысила голос: – Николь? Девочка, принеси пунш... Он, правда, приготовлен всего-навсего из сушеной ежевики, – стараясь быть любезной, продолжала она, обращаясь к Эгвейн, – но прекрасно бодрит.

– Я не хочу пунша, – резко сказала Эгвейн. Николь выглянула из-за палатки, но явно не торопилась выполнять приказание. Вместо этого она, покусывая нижнюю губу, уставилась на четырех Айз Седай. Во взгляде Нисао вспыхнуло что-то больше всего похожее на отвращение, но она не проронила ни слова. Еще один кусочек головоломки встал на свое место, и Эгвейн стало чуть легче дышать. – Единственное, чего я хочу, дочь моя, чего я требую, – это объяснений.

Какую бы хорошую мину они ни пытались делать, это не меняло существа дела. Мирелле умоляюще протянула к Эгвейн руку:

– Мать, Морейн остановила свой выбор на мне не только потому, что мы были дружны. Двое из моих Стражей прежде были связаны с сестрами, которые потом умерли. Авар и Нугел. На протяжении столетий если какой-то сестре и удавалось спасти Стража, то не больше одного.

– Я приняла в этом участие только потому, что у него было плохо с головой, – торопливо добавила Нисао. – Я немного разбираюсь в душевных болезнях. Если бы не это, я бы ни за что... Вот почему Мирелле удалось втянуть меня во все это.

Беспрестанно оглаживая свои юбки, Мирелле устремила на Желтую сестру мрачный взгляд; та ответила ей тем же.

– Мать, когда Айз Седай умирает, ее Страж словно пропускает через себя ее смерть, и она гложет его изнутри. Он...

– Мне это известно, Мирелле, – резко прервала ее Эгвейн.

Суан и Лиане достаточно хорошо объяснили ей все это, хотя ни одна из них не догадывалась, что ее расспросы связаны с Гавином, с тем, что может с ним произойти, если он и в самом деле станет ее Стражем. Неудачная сделка, как выразилась Мирелле. Наверно, так оно и есть. Если Страж погибал, а сестра оставалась жива, она очень страдала, но, так или иначе, справлялась со своим горем, держала его в себе, хотя рано или поздно оно прогрызало путь наружу. Суан, потерявшая своего Алрика в тот день, когда ее свергли, на людях держалась неплохо, хотя ночь за ночью проводила в слезах. Но разве горе и слезы, сколь бы долго они ни терзали человека, можно сравнить со смертью?

В преданиях много рассказывалось о Стражах, которые гибли, мстя за смерть своих Айз Седай; и правда, такое случалось очень часто. Человек, который хочет умереть, который, можно сказать, просто нарывается на смерть, сознательно идет на такой риск, результатом которого даже для Стража может оказаться гибель. С точки зрения Эгвейн, самым ужасным было то, что Стражи заранее знали обо всем. Знали, какой будет их судьба, если их Айз Седай умрет; знали, что ничего не могут сделать, чтобы изменить ее. Какое же мужество требовалось, чтобы, зная обо всем наперед, тем не менее решиться связать свою жизнь с Айз Седай!

Эгвейн сделала несколько шагов в сторону, чтобы лучше видеть Лана. Он стоял все так же неподвижно, и казалось, даже не дышал. Усевшись со скрещенными ногами на землю – какой уж тут пунш! – Николь с жадным любопытством разглядывала его. Арейна, перекинув косу на грудь, опустилась на корточки рядом с ней. В ее взгляде читалось еще более жадное любопытство, поскольку она смотрела только на Лана, в то время как Николь искоса поглядывала на Эгвейн и остальных. Стражи подошли друг к другу, делая вид, что тоже смотрят на Лана, в то время как на самом деле не спускали глаз со своих Айз Седай.

Порыв жаркого ветра взъерошил устилавшие землю мертвые листья, и Лан с пугающей неожиданностью вдруг двинулся вперед, стремительно вращая мечом, так что клинок слился в сверкающий круг. Быстрее, еще быстрее с каждым шагом; меч двигался с точностью часовой стрелки. Эгвейн надеялась, что он остановится или, по крайней мере, замедлит свое движение, но этого не произошло. Еще быстрее. Рот Арейны медленно открылся, глаза расширились; то же самое произошло с Николь. Обе подались вперед – дети, завороженные видом сладостей на кухонном столе. Даже остальные Стражи теперь поглядывали не только в сторону своих Айз Седай, но и на Лана, но, по контрасту с обеими женщинами, с совершенно другим выражением на физиономиях; они видели в нем льва, готового в любое мгновение напасть.

– Я вижу, ты заставляешь его работать как следует, – сказала Эгвейн.

Она имела в виду один из методов спасения Стражей, попавших в положение Лана. Мало у кого из сестер хватало духа этим заниматься, слишком дорого приходилось платить в случае неудачи, и не только самому Стражу. Другой метод состоял в том, чтобы, удерживая Стража от рискованных шагов, постепенно свести на нет его желание подвергать свою жизнь опасности. И первый шаг на этом пути – связать его узами с другой Айз Седай. Надо думать, Мирелле не упустила из вида эту маленькую деталь. Бедная Найнив. Она бы, наверно, придушила Мирелле, узнав об этом. С другой стороны, она отдала бы что угодно, лишь бы Лан остался жив. Может быть. Что касается самого Лана, он получил то, что заслужил, раз позволил связать себя узами с другой женщиной, зная, что Найнив сохнет по нему.

Эгвейн надеялась, что ее голос прозвучал как обычно, но видимо, это было не так, потому что Мирелле тотчас же снова пустилась в объяснения:

– Мать, передача уз вовсе не такое уж плохое дело. Все равно что жена перед смертью вверила бы мужа заботам другой женщины. Чтобы знать, что он попадет в хорошие руки.

Эгвейн посмотрела на нее таким тяжелым взглядом, что Мирелле отшатнулась и чуть не упала, наступив на собственный подол. Каких только не бывает обычаев! Каждый раз, когда Эгвейн казалось, что теперь она знает о самом странном, вскоре выяснялось, что существуют еще более удивительные.

– Мы не в Эбу Дар, Мирелле, – сухо сказала Суан, – и Страж – не муж. Во всяком случае, для большинства из нас. – Мирелле вызывающе вскинула голову, услышав это заявление. Некоторые сестры выходили замуж за своих Стражей, очень немногие; мало кто вообще имел мужей. Никто не знал подробностей, но ходили слухи, что Мирелле была замужем за всеми тремя своими Стражами, что, конечно, даже в Эбу Дар сочли бы нарушением всех обычаев и законов. – Не такое уж плохое дело, ты полагаешь, Мирелле? Не такое уж плохое? – мрачным тоном, в котором сквозило плохо сдерживаемое отвращение, продолжала Суан.

– Нет закона, запрещающего это, – возразила Нисао, обращаясь, однако, к Эгвейн, а не к Суан. – Нет закона, запрещающего передачу уз. – Она сердито посмотрела на Суан, полагая, что этого будет достаточно, чтобы та отступила и закрыла рот.

Суан, однако, не сделала ни того, ни другого.

– Суть не в этом, не правда ли? – требовательно спросила она. – Пусть этого не происходило за... сколько? Четыреста или даже больше лет? Пусть сейчас многие обычаи изменились. Все равно ты не стала бы так таиться от остальных, будь дело только в том, что Морейн передала тебе узы Лана. Суть в том, что у него просто не было выбора. Проклятье, ты не хуже меня знаешь, что существует возможность связать мужчину узами против его желания, и, по-моему, ты очень ловко именно это и проделала!

Наконец все составные части головоломки встали для Эгвейн на свои места. Ее охватило такое же отвращение, которое владело Суан. Если Айз Седай связывала с собой мужчину против его желания, это было равносильно... изнасилованию. В подобном случае у него имелось столько же шансов вырваться, сколько у фермерской девчонки, которую мужчина комплекции Лана зажал в углу сарая. Да что там говорить – трое мужчин комплекции Лана! Сестры, однако, не всегда были так уж щепетильны – тысячу или более лет назад на подобное происшествие никто бы, наверно, и внимания не обратил. Но даже и сегодня не раз обсуждалось, понимает ли на самом деле мужчина, на что он соглашается. Искусством лицемерия Айз Седай владели в совершенстве, так же как умением хранить тайны и плести интриги. Эгвейн точно знала – Лан долго сопротивлялся охватившей его любви к Найнив. Какая-то чушь о том, что, поскольку он связан узами, смерть ходит за ним по пятам, и значит, рано или поздно Найнив окажется вдовой, а он, дескать, не хочет этого; мужчины вечно болтают всякую ерунду, веря, что проявляют таким образом практичность и умение рассуждать логически. И все же, как бы глупо ни звучали его аргументы, разве Найнив связала бы его насильно, имей она такую возможность? Разве сама Эгвейн поступила бы так с Гавином? Он говорил, что готов связать себя с ней узами, а если бы он изменил свое мнение?

Губы Нисао зашевелились, но она не могла подыскать нужных слов. Она бросила на Суан сердитый взгляд, точно та виновата во всем, но в конце концов обрушила свой гнев на Мирелле.

– Мне не нужно было слушать тебя! – почти зарычала она. – Наверно, я с ума сошла!

Несмотря ни на что, Мирелле до сих пор сохраняла спокойствие, но сейчас у нее сделалось совершенно потерянное лицо, точно она внезапно ощутила слабость в коленях.

– Я сделала это не ради себя, Мать. Поверь мне. Только чтобы спасти его. Как только его жизни не будет ничего угрожать, я передам его Найнив, этого и Морейн хотела. Как только Найнив...

Эгвейн вскинула руку, и Мирелле умолкла на полуслове, точно ей заткнули рот.

– Ты имеешь в виду – передать его узы Найнив?

Мирелле нерешительно кивнула; Нисао тоже, но гораздо энергичнее. Нахмурившись, Суан пробормотала что-то насчет того, что такая двойная передача может оказаться гораздо хуже. Лан все так же продолжал вертеть мечом. Два кузнечика выскочили из листьев позади него, и он, мгновенно обернувшись на шорох и не прекращая движения, смахнул их мечом.

– Ты считаешь, что добилась успеха? Ему стало хоть немного лучше? Сколько времени он уже с тобой?

– Всего две недели, – ответила Мирелле. – Точнее, сегодня двенадцатый день. Мать, на это могут уйти месяцы, и никакой гарантии нет.

– Может быть, в этом случае имеет смысл попробовать другой подход, – задумчиво произнесла Эгвейн, обращаясь скорее к самой себе. Стараясь убедить саму себя. Лан сейчас в таком состоянии, что не всякая с ним справится. Однако, связанный узами или нет, он принадлежал Найнив больше, чем кому бы то ни было, во всяком случае больше, чем Мирелле.

И все же, когда Эгвейн, пересекая лощину, направилась к Лану, сомнения нахлынули на нее с новой силой. Он продолжал свой смертоносный танец, только теперь меч был направлен в сторону Эгвейн. Кто-то вскрикнул, когда сверкающий клинок замер всего в нескольких дюймах от ее лица.

Блестящие голубые глаза пристально вглядывались в нее из-под низко нависших бровей. Его лицо казалось высеченным из камня. Пот выступил на теле и лице, но дыхание оставалось спокойным. Лан медленно опустил меч.

– Так это ты теперь Амерлин. Мирелле говорила, что они кого-то выбрали, но не сказала, кого именно. Значит, это ты. Что ж, не так уж плохо. – Его улыбка была так же холодна, как голос, как взгляд.

Эгвейн удержалась от того, чтобы поправить палантин, напомнив себе, что она Амерлин и Айз Седай и ей ни к чему эти трюки. Она ощутила острое желание обратиться к саидар. Только сейчас она полностью осознала, какой опасности подвергалась.

– Найнив теперь тоже Айз Седай, Лан. Ей нужен хороший Страж.

Одна из женщин позади нее судорожно вздохнула, но Эгвейн не отрывала взгляда от лица Лана.

– Надеюсь, она найдет себе героя из легенды, – коротко рассмеявшись, ответил он. – Только герою под силу вынести ее характер.

Этот смех – холодный, жесткий – придал Эгвейн решимости.

– Найнив в Эбу Дар, Лан. Ты знаешь, какой это опасный город. Она разыскивает там кое-что, в чем мы отчаянно нуждаемся. Если Черная Айя узнает об этом, ее убьют, чтобы заполучить то, что она ищет. Если Отрекшиеся узнают... – Прежде его глаза казались холодными как лед, но боль, внезапно вспыхнувшая в них при упоминании об угрожающей Найнив опасности, убедила Эгвейн в том, что она на верном пути. Найнив имела на него все права – не Мирелле. – Я посылаю тебя к ней, чтобы ты защищал ее как Страж.

– Мать! – воскликнула за ее спиной Мирелле.

Эгвейн вскинула руку, призывая Зеленую сестру к молчанию:

– Безопасность Найнив – в твоих руках, Лан.

Он не колебался ни мгновения и даже не оглянулся на Мирелле.

– На дорогу до Эбу Дар у меня уйдет по меньшей мере месяц. Арейна, седлай Мандарба! – Сделав движение, чтобы повернуться и уйти, он вдруг остановился и протянул руку, точно хотел прикоснуться к накидке Эгвейн. – Прости меня за то, что помог увезти вас из Двуречья. Тебя и Найнив. – Лан скрылся в палатке, и тут же Мирелле, Нисао и все остальные окружили Эгвейн.

– Мать, ты не понимаешь, что делаешь, – тяжело дыша, сказала Мирелле. – Это все равно что разрешить ребенку играть с зажженным фонарем в дровяном сарае. Поняв, что его узы перешли ко мне, я хотела сначала подготовить Найнив... Я надеялась, что у меня будет время. Но она так быстро получила шаль... Она не сможет... Она не готова к тому, чтобы справиться с ним. С таким, каким он стал.

Эгвейн призвала на помощь все свое терпение. Они все еще ничего не понимали.

– Мирелле, дело не в этом, даже если бы Найнив вообще не могла направлять. – Так и было, пока что-нибудь не разозлит ее хорошенько. – И ты прекрасно это понимаешь. Есть кое-что, чего ты сделать не можешь. А именно – поставить перед Ланом цель, настолько для него важную, чтобы он захотел жить ради ее достижения. – Это был решающий довод. Он должен сработать надежнее остального. – Для него безопасность Найнив и есть важнейшая цель. Он любит ее, Мирелле, а она любит его.

– Это объясняет... – нерешительно начала Мирелле, но Нисао перебила ее, недоверчиво воскликнув:

– О, конечно, нет! Только не он! Она, может, и любит его или воображает, что любит, но женщины гонялись за Ланом, еще когда он был безусым юнцом. Иногда им даже удавалось заполучить его – на день или на месяц. Он был прекрасным юношей, хотя в это и трудно поверить сейчас. К тому же, кажется, у него и здесь есть свои привязанности. – Она бросила взгляд на Мирелле, и та слегка нахмурилась, красные пятна вспыхнули на щеках. Больше никакой реакции не последовало, но и этого вполне достаточно. – Нет, Мать. Любая женщина, воображающая, будто держит на привязи Лана Мандрагорана, очень скоро вынуждена будет признать, что в руках у нее всего лишь воздух.

У Эгвейн вырвался невольный вздох. Некоторые сестры были убеждены, что для спасения Стража, чья связь с Айз Седай оборвана ее смертью, непременно надо прибрать его к рукам, проще говоря, затащить в постель. Это якобы отвлекает его от мыслей о смерти и понесенной утрате. Мирелле, по-видимому, позаботилась и об этом. Но даже если между ней и Ланом произошло именно это, настоящего брака тут, похоже, нет. Иначе Мирелле не говорила бы с такой легкостью о передаче уз. В таком случае Найнив просто ничего не узнает об этих явно неглубоких отношениях.

– Чему быть, того не миновать, – рассеянно ответила Эгвейн.

Арейна подтягивала подпругу на седле Мандарба, действуя с заметной сноровкой, причем высокий черный жеребец вел себя так, точно уже привык к ней. Стоял, подняв голову и не проявляя никаких признаков беспокойства. Николь прислонилась к стволу могучего дуба и, скрестив руки на груди, наблюдала за происходящим. Вид у нее был такой, будто она в любое мгновение готова пуститься наутек.

– Не знаю, чего добивалась от вас Арейна, – спокойно продолжала Эгвейн, – но дополнительные занятия для Николь теперь прекращаются.

Мирелле с Нисао вздрогнули. На лицах обеих появилось одинаковое выражение – такое безграничное удивление, что на мгновение они сделались похожими друг на друга, точно одна была отражением другой. Глаза Суан тоже округлились, точно блюдца, но, к счастью, она взяла себя в руки прежде, чем кто-либо успел заметить ее изумление.

– Ты и в самом деле все знаешь, – прошептала Мирелле. – Арейна хочет одного – быть рядом с Ланом. Наверно, думает, что он способен научить ее тому, что пригодится ей как Охотнице. А может, надеется, что он вместе с ней отправится на Охоту.

– Николь хочет стать второй Карайган, – язвительно добавила Нисао. – Или второй Морейн. По-моему, она воображает, что в силах заставить Мирелле передать узы Лана ей. Хорошо! Теперь, когда он выходит из игры, мы, по крайней мере, можем поступить с этой парочкой так, как они заслуживают. Как бы ни сложилась моя собственная судьба, мысль о том, что им придется тяжко расплатиться за свое поведение, наполняет меня радостью.

До Суан наконец начало доходить, что происходит; на ее лице появилось оскорбленное выражение, она устремила на Эгвейн удивленный взгляд. То, что кто-то раньше нее сложил воедино разрозненные части головоломки, возмущало ее, наверно, не меньше, чем мысль о том, что Николь и Арейна шантажировали Айз Седай. А может, последнее обстоятельство ее не слишком и взволновало. В конце концов, Николь и Арейна не Айз Седай. Какой в таком случае с них спрос?

Заметив множество устремленных на нее взглядов, по большей части отнюдь не дружелюбных, Николь прижалась к стволу дуба, точно надеясь, что он укроет ее от них. Пятна на белом платье наверняка не удастся отстирать, даже если по возвращении в лагерь Николь прямо в нем сунуть в горячую воду. Арейна, все еще занятая конем Лана, даже не догадывалась, какие тучи сгустились над ее головой.

– Справедливое негодование, – согласилась Эгвейн, – но только в том случае, если вам самим не в чем упрекнуть себя.

Все тут же и думать позабыли о Николь. Мирелле и Нисао застыли точно изваяния, широко распахнув глаза. Ни одна из них не осмеливалась даже скрипнуть зубами. На лице Суан проступило жестокое удовлетворение; с ее точки зрения, они вообще не заслуживали милосердия. Любого наказания для них было бы, по ее понятиям, мало.

– Мы продолжим разговор, когда я вернусь, – сказала Эгвейн, заметив вновь появившегося Лана. Меч он пристегнул поверх распахнутой зеленой куртки, под которой виднелась расшнурованная рубашка. На плече висели туго набитые седельные сумы. Знаменитый плащ Стражей, меняющий цвет и временами почти неразличимый для взгляда, висел за спиной.

Предоставив ошеломленным сестрам вариться в собственном соку, Эгвейн направилась к Лану. Суан справится с ними, если они чересчур разойдутся.

– Я могу доставить тебя в Эбу Дар быстрее чем за месяц, – сказала она.

Он лишь нетерпеливо кивнул и сделал знак Арейне подвести Мандарба. Чувствовалось, что Лан весь как натянутая струна. А возможно, образ готовой в любой момент обрушиться лавины точнее передавал производимое им впечатление.

Эгвейн сплела небольшой проход там, где недавно стоял, размахивая мечом, Лан, и прошла сквозь него. Для Скольжения требовалось нечто вроде платформы, на которой можно стоять; и хотя в качестве нее годилось что угодно, у каждой сестры имелся свой излюбленный вариант. Эгвейн предпочитала нечто вроде небольшого деревянного плотика с прочными перилами. Если бы она упала с него, то смогла бы тут же создать другой, ниже первого, хотя еще вопрос, где бы она очутилась в итоге, но для любого, не умеющего направлять Силу, это падение оказалось бы бесконечным, как тьма, простирающаяся во всех направлениях. Единственное пятно света проглядывало в конце прохода, сквозь который виднелась лощина и все находившееся на ней – как картина в раме. Тусклый свет не мог разогнать окружающую тьму, и все же это был свет, хотя и не совсем обычный. Эгвейн, во всяком случае, он позволял видеть все совершенно ясно, как в Тел’аран’риоде. Уже не впервые у нее мелькнула мысль, что, возможно, все это и в самом деле часть Мира Снов.

Лан тотчас последовал за Эгвейн, ведя в поводу коня; его сапоги и копыта Мандарба глухо простучали по настилу плотика. Оказавшись в проходе, Лан внимательно осмотрел его, напряженно вглядываясь во тьму, но задал единственный вопрос:

– Сколько потребуется времени, чтобы добраться до Эбу Дар?

– В сам Эбу Дар я тебя доставить не смогу, – ответила она, закрывая проход. Никаких признаков движения не ощущалось, ни ветра, ни хотя бы легкого дуновения – ничего. Однако они двигались, и быстро; быстрее, чем было возможно при любом другом способе передвижения. Им предстояло покрыть расстояние в шестьсот миль или чуть больше. – Мы выйдем несколько севернее Эбу Дар, в пяти-шести днях пути от него. – Когда Найнив и Илэйн Перемещались на юг, Эгвейн сквозь проход увидела то место, где они оказались, и запомнила достаточно для Скольжения туда.

Лан кивнул, глядя прямо перед собой, будто мог увидеть то место, куда они направлялись, – стрела, неуклонно летящая к цели.

– Лан, Найнив – гостья королевы Тайлин и должна находиться во Дворце Таразин. Скорее всего, она станет отрицать, что ей грозит опасность. – Так, конечно, и будет. Не только отрицать, но и возмущаться, насколько Эгвейн ее знала. – Ты знаешь, какая она упрямая. Не заостряй на этом внимания, но и не придавай ее словам особого значения. Просто защищай ее, если понадобится, даже без ее ведома. – Лан ничего не ответил, даже не взглянул на Эгвейн. На его месте у нее возникла бы тысяча вопросов. – Лан, когда найдешь Найнив, сразу скажи ей, что Мирелле передаст твои узы ей, как только вы все трое встретитесь. – Наверно, ей следовало бы самой сообщить об этом Найнив, но очень может быть, куда лучше, если Найнив не узнает подробностей того, что произошло с Ланом. Она по нему с ума сходила, как... как... Как я по Гавину, с грустью подумала Эгвейн. Если Найнив узнает, что с ним случилось, все остальное тут же выскочит у нее из головы. Дальнейшие поиски лягут целиком на плечи Илэйн. Конечно, внешне Найнив будет продолжать заниматься ими, но что найдешь, если глаза у тебя заволокло бешенством и болью? – Ты слушаешь меня, Лан?

– Дворец Таразин, – ровным голосом повторил он, продолжая смотреть в одну точку прямо перед собой. – Найнив – гостья королевы Тайлин. Возможно, будет отрицать, что ей угрожает опасность. Упряма... Впрочем, это мне известно. – Лан перевел взгляд на Эгвейн, и она тут же почти пожалела об этом. Она была переполнена саидар, переполнена ощущением тепла, и радости, и силы, и чистой, прозрачной жизни, а в этих холодных голубых глазах металось нечто первобытное, не поддающееся контролю – и отвергающее жизнь; больше она в них не увидела ничего. – Я расскажу ей все, что нужно. Видишь, я слушаю.

Эгвейн заставила себя, не дрогнув, снова встретиться с ним взглядом, но он сразу отвернулся. И тут она заметила у него на шее синяк. Возможно – только возможно – след укуса. Наверно, следует предостеречь его... посоветовать не слишком углубляться в детали... отношений между ним и Мирелле. Эта мысль заставила Эгвейн покраснеть. Говоря себе, что не следует смотреть на синяк, она, точно завороженная, не могла отвести от него взгляда. Ладно. Как бы то ни было, глупым Лана не назовешь. Хоть от мужчины нельзя ожидать благоразумия, даже мужчина не может быть настолько легкомысленным.

Дальше они плыли в молчании – движение без движения. Эгвейн не опасалась внезапного появления Отрекшихся или кого бы то ни было другого. Скольжение имело свои особенности, в частности обеспечивало безопасность и уединение. Если одна сестра открывала проход для Скольжения, а через мгновение другая открывала там же второй, желая попасть туда же, куда и первая, то друг друга они видеть не могли, разве что это было абсолютно то же место и абсолютно неотличимые друг от друга плетения, что практически недостижимо.

Спустя некоторое время – трудно сказать точно, какое именно, Эгвейн показалось, что прошло чуть больше получаса – плотик остановился. Никаких изменений в ощущениях остановка не вызвала, Эгвейн просто знала, что мгновение назад они двигались сквозь тьму, а теперь – нет. Открыв проход перед плотиком – Эгвейн понятия не имела, куда он приведет, открой она его на корме, да, по правде говоря, и не слишком интересовалась этим, – она жестом предложила Лану идти первым. Плотик существовал ровно столько времени, сколько Эгвейн находилась на нем; еще одна особенность, тоже напоминавшая Тел’аран’риод.

Когда Эгвейн вслед за Ланом вышла наружу, он уже сидел в седле. Она не стала закрывать проход, намереваясь тут же отправиться обратно. Во все стороны разбегались низкие покатые холмы, покрытые пожухлой травой и низкорослым кустарником. Ни одного деревца. Жеребец забил копытом, вздымая пыль. Сиявшее в безоблачном небе утреннее солнце обжигало даже сильнее, чем в Муранди. Стервятники с огромными крыльями кружили над чем-то в южной стороне и еще в одном месте, на западе.

– Лан... – начала Эгвейн, собираясь все же удостовериться, что он понял, о чем следует говорить с Найнив, а о чем нет; однако Лан перебил ее.

– Пять-шесть дней, ты сказала. – Его взгляд был устремлен на юг. – Я могу проделать этот путь быстрее. Она будет в безопасности, обещаю. – Мандарб гарцевал от нетерпения, но Лан с легкостью удерживал его. – Ты прошла долгий путь с тех пор, как покинула Эмондов Луг. – Он улыбнулся, глядя на нее сверху вниз. Если в этой улыбке и была хоть капля теплоты, лед в его глазах заморозил ее. – Теперь тебе нужно заняться Мирелле и Нисао. Не позволяй им снова спорить с тобой – по поводу твоих решений, Мать. Ты не слишком осторожна. – Коротко поклонившись, он пришпорил Мандарба, объехал Эгвейн, чтобы не обдать ее пылью, и только потом перевел коня в галоп.

Сжав губы, она смотрела, как Лан скачет на юг. Все не так уж плохо. Он вращал мечом, словно отстранившись от всего мира, но это не помешало ему правильно оценить ситуацию; по крайней мере главное он ухватил и подвел верный итог. Эти вычисления закончились еще до того, как он заметил ее накидку. Найнив лучше быть поосторожней, а то ей все мужчины представляются непонятливыми существами.

– Здесь, по крайней мере, они оба будут в большей безопасности, – пробормотала Эгвейн, обращаясь к самой себе.

Лан перевалил через гребень холма и исчез за ним. Если бы в Эбу Дар Илэйн и Найнив и в самом деле угрожала опасность, они сообщили бы об этом Эгвейн. Подруги встречались нечасто – у Эгвейн было слишком много дел, – но на всякий случай разработали способ оставлять сообщения в Салидаре Тел’аран’риода.

Горячий ветер – словно внезапно открыли заслонку пышущей жаром печи – взметнул вверх клубы пыли. Закашлявшись, Эгвейн прикрыла нос и рот уголком палантина и торопливо вернулась сквозь проход на свой плотик. Обратное путешествие протекало в полной тишине и, поскольку ничто не отвлекало ее, вызвало в душе новый всплеск беспокойства. Правильно ли она поступила, отослав Лана? Может, все же лучше было бы самой рассказать Найнив, что с ним произошло? Дело сделано, время от времени повторяла Эгвейн, пытаясь успокоить себя, но это плохо помогало.

Когда она снова оказалась в лощине позади могучих дубов, третий Страж Мирелле, Авар Хачами, вместе с остальными складывал уже разобранные палатки. У него был ястребиный нос и густые усы, прошитые сединой и похожие на загнутые вниз рога. Николь с Арейной рысью бегали туда-сюда, загружая лагерное имущество в повозку – одеяла, котлы, чайники и прочее. Они носились как угорелые, без единой остановки, и тем не менее умудрялись уделять некоторую, весьма существенную часть своего внимания Суан и двум другим сестрам, стоящим под деревьями. Что касается Стражей, те вообще не столько работали, сколько слушали. Одним словом, у всех ушки были на макушке. Судя по всему, ситуация заметно накалилась.

– ...не смей разговаривать со мной таким тоном, Суан, – говорила Мирелле. Достаточно громко, чтобы все находившиеся в лощине слышали, и так холодно, что, наверно, сумела бы в два счета справиться с жарой. Сложив на груди руки и выпрямившись, она держалась властно и, похоже, была на грани взрыва. – Слышишь? Не смей!

– Ты что, забыла все приличия, Суан? – с горячностью, которая вполне могла сравниться с холодностью Мирелле, вмешалась Нисао, вцепившись пальцами в юбки, словно желая скрыть, как дрожат у нее руки. – Если ты не помнишь, что такое хорошие манеры, мы можем снова преподать тебе урок!

Стоя лицом к ним и уперев кулаки в бедра, Суан вертела головой туда-сюда, стараясь не упустить из виду ни их, ни парочку, которая грузила вещи.

– Я... я только... – Тут она заметила Эгвейн, и на ее лице, словно весенний цветок под лучами солнца, мгновенно расцвело выражение огромного облегчения. – Мать... – Она почти задыхалась. – Я пыталась объяснить им, каким может быть наказание... – Суан глубоко вздохнула и продолжала уже спокойнее: – Конечно, решать будет Совет, но думаю, прежде всего он прикажет этим двоим передать их Стражей другим, раз они оказались способны на такое безрассудство.

Мирелле крепко зажмурилась, а Нисао, наоборот, повернулась к Стражам. Лицо ее оставалось спокойным, лишь слегка порозовело, но Сарин тут же вскочил и успел сделать три быстрых шага по направлению к ней, прежде чем она, подняв руку, остановила его. Любой Страж всегда ощущал присутствие своей Айз Седай, ее боль, страх или гнев – точно так же Эгвейн чувствовала состояние Могидин, когда та носила ай’дам. Неудивительно, что и остальные Гайдины тут же повернулись к своим Айз Седай, готовые броситься на их защиту. Не понимая, что именно случилось, они чувствовали, что обе женщины на грани отчаяния.

В планы Эгвейн как раз и входило довести их до этой грани. Она не любила эту часть своих обязанностей. Все остальное чем-то напоминало игру, но это... Я делаю то, что должна, подумала она, пытаясь таким образом не то подбодрить себя, не то оправдаться в собственных глазах за то, что собиралась сделать.

– Суан, пожалуйста, отошли Арейну и Николь обратно в лагерь. – Чего глаза не видят, о том рот молчит. – Нельзя допустить, чтобы они болтали лишнее, поэтому объясни хорошенько, что с ними произойдет в этом случае. Скажи, что им дается еще один шанс, дескать, у Амерлин приступ милосердия, но второго не будет.

– Думаю, мне удастся справиться с этой парочкой. – Подобрав юбки, Суан отошла, величественно ступая, как умела только она одна. И все же что-то в ее лице наводило на мысль, что больше всего она рада возможности оказаться как можно дальше от Мирелле и Нисао.

– Мать, – заговорила Нисао, тщательно подбирая слова, – перед тем, как ты отправилась... как покинула нас... Ты сказала что-то насчет способа для нас... Чтобы избежать... – Она снова бросила взгляд на Сарина.

Мирелле внешне была совершенно спокойна, только очень крепко стиснула сцепленные пальцы и не сводила с Эгвейн испытующего взгляда. Эгвейн сделала им знак подождать.

Вернувшись в очередной раз от повозки, Николь с Арейной заметили приближающуюся Суан и застыли на месте, точно превратившись в соляные столбы. И неудивительно. Суан выглядела так, будто готова смести их с лица земли, а заодно и повозку. Арейна завертела головой, выискивая, куда бы скрыться, но прежде чем она успела что-то предпринять, Суан быстрым движением схватила обеих за уши. Она заговорила, и, хотя расслышать ее слова не представлялось возможным, Арейна тут же перестала дергаться, больше не пытаясь освободиться. Руками Арейна вцепилась в запястье Суан, но это выглядело так, будто она держится, чтобы не упасть. На лице Николь проступил такой ужас, что Эгвейн подумала, не переборщила ли Суан. Однако вряд ли – учитывая обстоятельства; за все их проделки обеих следовало примерно наказать, а ведь они считали, что им все сойдет с рук. Жаль, что Эгвейн не сумела придумать способа пристроить к делу этакий дар вынюхивать то, что скрыто в тайне. Нет, безопасного способа нет.

Как только Суан кончила говорить и отпустила их уши, обе девушки тут же повернулись к Эгвейн и присели в реверансе. Николь склонилась так низко, что едва не коснулась головой земли, а Арейна чуть не упала на нее. Суан резко хлопнула в ладоши – девушки вскочили и бросились отвязывать упряжных лошадей. Даже не оседлав, они тут же вспрыгнули на них, пустили в галоп и исчезли из лощины так быстро, точно у них выросли крылья.

– Они даже во сне не пикнут, – сообщила Суан, вернувшись. – С послушницами, да еще с такими мерзавками, я пока в состоянии справиться. – Она не смотрела на двух других Айз Седай, только на Эгвейн.

Подавив вздох, Эгвейн повернулась к Мирелле и Нисао. Суан придется заняться, это очевидно, но пока есть дела поважнее. Обе сестры, Зеленая и Коричневая, настороженно смотрели на Эгвейн.

– Все очень просто, – твердо произнесла она. – Без моей защиты вы, скорее всего, потеряете своих Стражей и к тому времени, когда Совет покончит с вами, будете просто мечтать, чтобы с вас живьем содрали шкуру. Ваши собственные Айя наверняка тоже найдут для вас несколько теплых словечек. Пройдут годы, прежде чем вы снова сможете смотреть другим в глаза, а за спиной у вас не будет надзирающих за вами сестер. Но с какой стати я должна защищать вас от правосудия? Это свяжет меня определенными обязательствами. Вы вполне способны снова натворить что-нибудь в том же духе, а то и похлеще. Если уж на то пошло, вы тоже должны взять на себя кое-какие обязательства. – Без влияния Хранительниц Мудрости здесь не обошлось, хотя никакие клятвы не сравнить с джи’и’тох. – Я не пойду на это, если не буду уверена, что могу доверять вам, и вижу только один способ обеспечить это. – Фаолайн и Теодрин, а перед тем Хранительницы Мудрости. – Вы должны дать мне клятву верности.

Айз Седай нахмурились, отчаянно пытаясь понять, к чему ведет Эгвейн, но, как ни старались, до них пока не доходило. Мирелле выглядела так, будто ей только что хорошенько врезали между глаз, у Нисао просто отвалилась челюсть. Даже лицо Суан выражало недоверие и удивление.

– Не... воз... можно. – Мирелле внезапно начала заикаться. – Ни одна сестра никогда!.. Ни одна Амерлин никогда не требовала!.. Не думаешь же ты на самом деле...

– Хватит, Мирелле! – воскликнула Нисао. – Это все ты виновата! Не надо было мне тебя слушать... Ладно. Что сделано, того не вернуть, и что есть, то есть. – В упор глядя на Эгвейн, она пробормотала: – Вы – опасная молодая женщина, Мать. Очень опасная. Вы способны расколоть Башню еще глубже. Если бы я знала об этом раньше и имела мужество выполнить свой долг, не закрывая глаза на происходящее... – Она медленно опустилась на колени и прижалась губами к кольцу Великого Змея на пальце Эгвейн. – Клянусь Светом и моей надеждой на спасение и возрождение...

Нисао произносила не совсем те же слова, что Фаолайн и Теодрин, но каждое из них впечатляло не меньше. Благодаря Трем Клятвам ни одна Айз Седай не могла дать обет, если в глубине души не собиралась выполнять его. За исключением Черной Айя, конечно; без сомнения, для них существовал способ солгать. Однако выяснение, была ли хотя бы одна из этих женщин Черной сестрой, следовало отложить до другого раза. Суан, вытаращившая глаза и хватающая ртом воздух, выглядела точно вытащенная на берег рыба.

Мирелле попыталась воспротивиться, но Эгвейн просто сунула ей под нос руку с кольцом, и колени у Мирелле подкосились. Она, чуть не плача, произнесла слова клятвы и подняла на Эгвейн глаза:

– Ты делаешь то, чего никогда прежде не делалось, Мать. Это всегда опасно.

– И не в последний раз, – ответила ей Эгвейн. – На самом деле... Вот вам мое первое приказание. Вы никому ни слова не скажете о том, что Суан – не совсем то, что все думают. И второе. Вы будете выполнять любое ее приказание так, словно оно исходит от меня.

Обе Айз Седай дружно повернули головы к Суан, сохраняя спокойствие на лицах.

– Как прикажешь, Мать, – пробормотали обе.

Суан же выглядела так, словно вот-вот потеряет сознание.

Она все еще находилась в состоянии шока, когда они с Эгвейн выбрались на дорогу и повернули коней на восток, к лагерю Айз Седай. Солнце уже почти достигло зенита. Это утро было богато событиями, как, впрочем, и большинство дней. Большинство недель, точнее говоря. Эгвейн пустила Дайшара легкой рысцой.

– Мирелле права, – наконец пробормотала Суан. Сейчас ей было не до переживаний из-за того, как она держится в седле. Словно почувствовав это, ее лошадка не капризничала и шла ровным аллюром, а в результате и Суан выглядела почти опытной всадницей. – Клятва верности. Никто никогда прежде не требовал такого. Никто. На это и намека нет в тайных записях. И то, что они должны повиноваться мне. Ты не просто нарушаешь установленный порядок вещей, ты на ходу перестраиваешь корабль, плывущий под парусами, да еще в шторм! Все меняется, все! Взять хотя бы Николь! В мое время послушница покрылась бы холодным потом от одной мысли о том, чтобы шантажировать сестру!

– И это не первая их попытка. – Эгвейн как можно короче пересказала Суан произошедшее ночью.

Она ожидала, что это сообщение заставит Суан разразиться гневной тирадой, но та лишь совершенно спокойно заметила:

– Боюсь, как бы с нашими отважными девицами не случилось чего-нибудь в скором времени.

– Нет!

Эгвейн так резко натянула поводья, что лошадка Суан ускакала далеко вперед, прежде чем всадница, негромко ругаясь себе под нос, сумела остановить и развернуть ее. Она сидела, сверля Эгвейн настойчивым взглядом – почище, чем умела Лилейн.

– Мать, в их руках дубинка, занесенная над твоей головой. Хватило бы только ловкости придумать, как ее использовать. Если даже Совет не обойдется с тобой со всей возможной суровостью, все твои надежды и планы пойдут прахом. – Суан с видом отвращения покачала головой. – Я предполагала, что вы можете поступить так, когда отсылала вас троих, – что вы будете вынуждены поступить так, – но мне и в голову не приходило, что Илэйн и Найнив окажутся настолько безрассудны, чтобы привести с собой тех, кому об этом известно. Если правда выплывет, то эти две девчонки получат по заслугам. Но ты не можешь допустить, чтобы поползли слухи.

– С Николь и Арейной ничего не должно случиться, Суан! Если я одобрю их убийство только потому, что им стало известно лишнее, кто в таком случае будет следующим? Романда и Лилейн – потому что они спорят со мной? И когда этому наступит конец? – Эгвейн охватило отвращение к самой себе. Прежде она даже не поняла бы, что имела в виду Суан! Всегда лучше знать, чем оставаться в неведении, но в то же время не знать часто гораздо удобнее. Она пришпорила Дайшара. – Сегодня – день моей победы, но я не хочу, чтобы он был отравлен разговорами об убийстве. Если хочешь знать, все началось вовсе не с Мирелле, Суан. Сегодня утром Теодрин и Фаолайн поджидали...

Суан подъехала поближе, чтобы лучше слышать. Хотя эти новости не уняли ее тревоги по поводу Николь и Арейны, планы Эгвейн, которые та ей изложила, зажгли искры в ее глазах и вызвали на губах улыбку предвкушения. К тому времени, когда они добрались до лагеря Айз Седай, Суан уже горела страстным желанием приняться за выполнение следующей возложенной на нее задачи. Которая состояла в том, чтобы сообщить Шириам и остальным сторонницам Мирелле, что в полдень их ожидают в кабинете Амерлин. Она могла даже, положа руку на сердце, совершенно искренне сказать, что от них не потребуется ничего такого, чего другие сестры не делали бы прежде.

Несмотря на разговоры о своей победе, Эгвейн не чувствовала наплыва энергии. Она едва слышала просьбы о благословении, наверняка многие из них даже не достигали ее ушей. Однако, по-видимому, она все же благословляла хотя бы некоторых из тех, кто просил об этом, – судя по тому, что время от времени взмахивала рукой. Она не могла одобрить убийства, но ей повсюду чудились Николь и Арейна, которые строили против нее козни. За ними необходим глаз да глаз. Неужели когда-нибудь наступит день, когда трудностей будет хоть чуточку поменьше? Вот что ей хотелось бы знать. Чтобы победа не сочеталась непременно с какой-то новой угрозой.

Когда Эгвейн вошла в палатку, у нее окончательно испортилось настроение. Боль в голове бешено пульсировала. Наверно, было бы легче, останься она на свежем воздухе.

Два аккуратно сложенных листка пергамента лежали на крышке письменного стола, каждый запечатан воском и на каждом написано: «Запечатано Пламенем». Эти печати могла взломать только Амерлин; если бы это сделал кто-нибудь другой, такой поступок рассматривался бы как не менее серьезное преступление, чем нападение на саму Амерлин. Больше всего на свете Эгвейн хотелось даже не прикасаться к ним. У нее не было ни малейших сомнений в том, кто написал эти слова. К несчастью, она оказалась права.

Романда предлагала – «требовала» было бы более подходящим словом, – чтобы Амерлин издала указ «Для сведения Совета», о котором было бы известно только Восседающим. Согласно этому указу, всех сестер следовало вызвать одну за другой, и любую, которая откажется, взять под стражу и отсечь от Источника как подозреваемую в том, что она принадлежит к Черной Айя. Зачем их надо вызвать, четко не разъяснялось, хотя, в общем, можно догадаться, вспомнив утренние рассуждения Лилейн по этому поводу. Послание самой Лилейн было полностью выдержано в духе ее обычного поведения с Эгвейн – точно мать с неразумным ребенком. В нем еще раз подчеркивалось, что это предпринято исключительно ради блага самой Эгвейн и всех остальных. Лилейн считала, что указ должен иметь гриф «Для сведения сестер», то есть что с его содержанием следует ознакомиться всем. Лилейн настаивала и на том, чтобы впредь было запрещено всякое упоминание о Черной Айя как подстрекающее к вражде – серьезное преступление по закону Башни – с соответствующим наказанием.

Эгвейн со стоном рухнула на свое складное кресло. Конечно, его ножки тут же сложились, и она чуть не упала на ковер. Можно, вероятно, немного потянуть время, но они ведь не отвяжутся от нее с этим идиотизмом. Рано или поздно кто-то из них представит свое «выдержанное» предложение Совету, и тогда этот курятник всполошится, точно в него запустили лису. Они что, слепые? Подстрекающее к вражде? Да издай Эгвейн такой указ, и Лилейн добьется того, что все сестры проникнутся убеждением, что среди них не только находятся Черные, но и сама Эгвейн принадлежит к их числу. В результате – паническое бегство Айз Седай обратно в Тар Валон, к полному удовольствию Элайды. Романда просто подталкивала к мятежу.

В тех самых тайных записях упоминалось всего о шести мятежах за более чем три тысячи лет. Может, это не так уж много, но каждый заканчивался сменой Амерлин и всего Совета. Об этом знали и Лилейн, и Романда. Лилейн пробыла Восседающей около сорока лет и имела доступ ко всем секретным записям. Прежде чем отказаться от своего звания и удалиться в уединение, как поступали многие сестры, достигнув определенного возраста, Романда занимала в Совете кресло от Желтой Айя так долго, что поговаривали, будто она имела не меньше власти, чем любая Амерлин. Избрание Восседающей вторично было неслыханным делом, но Романда не относилась к тем, кто выпустит власть из рук, если может ее удержать.

Нет, они не слепы; они просто боятся. Все боятся, включая саму Эгвейн, а даже Айз Седай не всегда хорошо соображают, если боятся. Она снова сложила послания, желая одного – скомкать их и растоптать ногами. Голова у нее просто раскалывалась от боли.

– Можно, Мать? – Не дожидаясь ответа, Халима Саранов быстро вошла в палатку. Движение Халимы всегда притягивали взор мужчин, от двенадцатилетних юнцов до тех, кто одной ногой стоял в могиле, и, даже если она прятала свое тело под плащом, закрывающим ее с ног до головы, мужчины все равно глазели на нее. Длинные черные волосы, блестящие, будто их каждый день мыли дождевой водой, обрамляли лицо, которое делало понятным такое поведение мужчин. – Делана Седай подумала, что вы, возможно, захотите увидеть это. Она поставила этот вопрос перед Советом сегодня утром.

Совет заседает с утра, а ее даже не оповестили? Ладно, она отсутствовала, но обычай на уровне закона гласил, что Совет не может заседать, хотя бы прежде не поставив в известность Амерлин. Если, конечно, они собрались не для того, чтобы свергнуть ее. В эту минуту такой конец всего казался Эгвейн почти благом. Она посмотрела на сложенный листок бумаги, который Халима положила на стол, таким взглядом, как будто это ядовитая змея. Незапечатанный, любая новоиспеченная послушница могла прочесть его, но Делану это ничуть не беспокоило. А в послании несомненно совет объявить Элайду Приспешницей Темного. Не так плохо, как предложения Романды или Лилейн, но если бы Эгвейн услышала, что Совет перерос в мятеж, она вряд ли удивилась бы.

– Халима, одно время я хотела, чтобы ты отправилась домой после смерти Кабрианы.

У Деланы по крайней мере должно было хватить ума запечатать сообщение этой женщины такой печатью, чтобы его не мог прочесть никто, кроме Восседающих. Или даже самой Амерлин. Вместо того чтобы рассказывать каждой сестре, что там написано.

– Я не могла так поступить, Мать. – В зеленых глазах Халимы вспыхнуло нечто вроде вызова или неповиновения, но это впечатление было обманчивым. На людей она смотрела либо прямым, смелым, даже вызывающим взглядом широко распахнутых глаз, либо пристальным, затуманенным взглядом из-под опущенных ресниц. Ее глаза многих вводили в заблуждение. – После того как Кабриана Седай рассказала мне, что она узнала об Элайде? И о ее планах? Кабриана была моим другом и вашим тоже, и она была ярой противницей Элайды, вот почему у меня не было выбора. Я лишь благодарю Свет за то, что она при мне упомянула о Салидаре, и поэтому я знала, куда идти. – Халима сложила на животе руки, такие маленькие, какие у Эгвейн были в Тел’аран’риоде, и склонила набок голову, открыто изучая Эгвейн. – У вас снова болит голова, не правда ли? У Кабрианы тоже бывали эти боли, такие сильные, что начинались судороги. Ей приходилось сидеть в горячей ванне до тех пор, пока она не находила в себе силы надеть хоть какую-то одежду. Иногда это длилось целыми днями. Если бы я не пришла, с вами могло случиться то же самое. – Обойдя кресло, Халима начала массировать Эгвейн голову. От прикосновения ее умелых пальцев боль заметно уменьшилась. – У вас, наверно, это часто бывает, не станете же вы без конца просить Исцелить вас? Это от чрезмерного напряжения. Я чувствую его.

– Наверно, не стану, – пробормотала Эгвейн.

Ей, в общем-то, даже нравилась Халима, что бы о ней ни говорили, и не только из-за умения снимать головные боли. Халима была грубоватой, открытой деревенской женщиной, хотя очень любила посплетничать, умудряясь разбавлять свое несомненное уважение к Амерлин своеобразным панибратством, которое Эгвейн находила освежающим. Временами немного странным, но бодрящим. Даже болтовня Чезы не оказывала на нее такого воздействия, но Чеза всегда оставалась служанкой, пусть даже очень дружелюбно настроенной, в то время как Халима никогда не проявляла никаких признаков подобострастия. И все же Эгвейн в самом деле жалела, что Халима не вернулась домой, когда Кабриана упала с коня и сломала себе шею.

Это могло оказаться полезным – чтобы сестрам передалась уверенность Кабрианы, что Элайда собиралась усмирить половину из них и сломить остальных, но все были уверены, что Халима преувеличивает. Они боялись одного – Черной Айя. Женщины, не привыкшие бояться чего бы то ни было, признали существование того, что всегда отрицали, и этим сами себя напугали до умопомрачения. Как Эгвейн может обнаружить среди них Приспешниц Темного, не разогнав всех остальных, точно стаю испуганных перепелок? Как сделать так, чтобы они не разбежались раньше или позже? Свет, как?

– Постарайтесь расслабиться, – мягко сказала Халима. – Ваше лицо расслаблено. Ваша шея расслаблена. Ваши плечи...

Ее голос оказывал почти гипнотическое воздействие, звучал так успокаивающе и монотонно, что все тело Эгвейн постепенно и в самом деле начало расслабляться.

Некоторые женщины не любили Халиму просто за ее внешность – мечта сластолюбца, да и только! – и очень многие утверждали, что она готова кокетничать со всяким, кто носит штаны, чего Эгвейн не одобряла, конечно. Но сама Халима говорила, что ей просто нравится смотреть на мужчин. Даже самые злые языки никогда не приводили никаких фактов, подтверждающих, что она позволяла себе что-то большее, чем кокетство, и саму ее возмущали подобные намеки. Она была неглупа – Эгвейн поняла это во время их первой беседы, за день до того, как сбежал Логайн, когда головные боли только начинались, – во всяком случае, не совсем безмозглая вертихвостка. Эгвейн предполагала, что это тот же случай, что с Мери. Халима ничего не могла поделать со своим лицом или со своими манерами. Ее улыбка казалась манящей и дразнящей просто потому, что рот у нее имел такую форму; она улыбалась совершенно одинаково мужчине, женщине или ребенку. Вряд ли ее можно обвинить в том, что люди думали, будто она кокетничает, когда она только смотрела. Кроме того, она никогда никому не рассказывала о головных болях Эгвейн. Если бы она это сделала, все Желтые сестры в лагере без конца осаждали бы Эгвейн. Это было проявлением дружелюбия, если не преданности.

Взгляд Эгвейн упал на бумаги на письменном столе, и снова под поглаживающими пальцами Халимы в голове у нее закружились мысли. Факелы уже занесены над стогом сена. Десять дней до границы Андора, если лорд Брин по какой-то причине не захочет ускорить продвижение и если не будет никакого сопротивления. Удастся ли ей в течение десяти дней удерживать эти факелы? Южная Гавань. Северная Гавань. Ключи к Тар Валону. Как можно быть уверенной в Николь и Арейне, если не последовать совету Суан? Еще до того, как армия достигнет Андора, Эгвейн должна организовать проверку способностей каждой сестры. Эгвейн обладала Талантом для работы с металлом и рудами, но этот дар был редкостью среди Айз Седай. Николь. Арейна. Черная Айя.

– Вы снова напрягаетесь. Перестаньте беспокоиться из-за Совета. – Успокаивающие пальцы остановились, потом задвигались снова. – Лучше всего было бы сделать это на ночь, после того как вы примете горячую ванну. Я могла бы обработать ваши плечи и спину. Раньше мы этим не занимались. Вы жесткая, как столб, а должны быть такой гибкой, чтобы суметь прогнуться и просунуть голову между лодыжек. Ум и тело. Одно не может расслабиться без другого. Просто доверьтесь моим рукам.

Эгвейн словно покачивалась, находясь на грани сна. Не сна ходящей по снам; самого обычного сна. Как давно она не позволяла себе этого? Весь лагерь охватит волнение, как только станет известно о предложении Деланы, что, наверно, вскоре и произойдет, причем еще до того, как Эгвейн сообщит Романде и Лилейн, что не собирается издавать их указы. Но сегодня ее ожидало еще кое-что, и именно мысль об этом не давала ей заснуть.

– Это будет приятно, – пробормотала Эгвейн, имея в виду не только обещанный массаж. Уже очень давно она дала себе слово, что в один прекрасный день поставит Шириам на место, и сегодня этот день наконец наступил. По крайней мере она уже и в самом деле начала быть Амерлин во всем, что касалось управления. – Очень приятно.


Глава 11 КЛЯТВА | Сборник "Колесо времени" | Глава 13 ЧАША ВЕТРОВ