home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Перед Тирской Твердыней


«Мы не знаем имен женщин, находившихся во дворце Грендаль, – сказал Льюс Тэрин. – Мы не сможем добавить их в список».

Ранд попытался не обращать на безумца внимания, но безуспешно.

Льюс Тэрин продолжал.

«Как продолжать список не зная имен? В бою мы искали павших Дев и нашли каждую! Список не полон! Я не могу продолжать!»

«Это не твой список! – прорычал Ранд. – Он мой, Льюс Тэрин! МОЙ!»

«Нет! – бессвязно забормотал безумец. – Кто ты такой? Он мой! Я создал его. Они мертвы, а я не могу продолжать список. О Свет! Погибельный огонь? Зачем только мы применили погибельный огонь! Я обещал, что больше никогда этого не сделаю…»

Ранд зажмурился и стиснул поводья Тай'дайшара. Боевой конь сам отыскивал путь вниз по улице. стуча копытами по утоптанной земле.

«Во что мы превратились? – шептал Льюс Тэрин. – Мы сделаем это снова, так ведь? Убьем их всех. Всех, кого любили. Снова, снова, снова…»

– Снова и снова, – шепотом ответил Ранд. – Это не важно, если выживет остальной мир. Раньше они проклинали меня, клялись Драконовой Горой и моим именем, но они жили. Мы здесь и готовы сражаться. Снова и снова.

– Ранд? – позвала Мин.

Он открыл глаза. Мин ехала рядом с Тай'дайшаром на мышастой кобыле. Он не мог позволить ей – или кому угодно из окружающих – видеть, как он ошибается. Они не должны знать, как он близок к фиаско.

«Столько имен остались неизвестны, – прошептал Льюс Тэрин. – Столько погибших от нашей руки».

И это самое начало.

– Со мной все в порядке, Мин, – произнес Ранд. – Я размышлял.

– О людях? – спросила Мин. Деревянные мостовые Бандар Эбана были полны людей. Ранд уже не мог разобрать, какого цвета их одежда – он только видел, как она изношена. Он видел прорехи в великолепной материи, места, протершиеся до подкладки, грязь и пятна. Практически все в Бандар Эбане были беженцами. Они неотступно преследовали его затравленными взглядами.

Раньше, каждый раз, когда он захватывал королевство, он оставлял его в лучшем положении, чем было до того. Ранд сместил тиранов-Отрекшихся, прекратил осады и войны. Он выгнал захватчиков-Шайдо, привез продовольствие, обеспечил стабильность. Когда он разрушал каждое из тех государств, он в то же время, по сути, спасал его.

В Арад Домане все было по-другому. Он привез еду – но она привлекла еще больше беженцев, и он уже не справлялся со снабжением города. Ему не только не удалось привести их к миру с Шончан – он присвоил их единственное войско и отправил его приглядывать за Порубежьем. Моря не стали более безопасными. Юная императрица Шончан не доверяла ему. Она будет продолжать атаки – и, возможно, удвоит усилия.

Доманийцы будут растоптаны копытами войны, раздавлены между нашествием троллоков на севере и Шончан на юге. А Ранд их бросает.

Каким-то образом люди понимали это, и Ранду было очень тяжело встречать их взгляды. Их голодные глаза обвиняли его: зачем ты принес надежду, но дал ей высохнуть, будто свежевыкопанному колодцу во время засухи? Зачем заставил людей принять себя как правителя только затем, чтобы теперь отказаться от них?

Флинн и Нэфф поехали вперед. Он видел их черные плащи, пока они, верхом на лошадях, поджидали Ранда и его спутников у городской площади. На их высоких воротниках сверкали знаки меча и дракона. Фонтан на площади все еще омывал блестящих медных коней, выныривающих из медных волн. Кто из этих безмолвных доманийцев продолжал начищать фонтан, пока не было ни короля, ни половины Совета Торговцев?

Айильцам Ранда не удалось отыскать достаточно членов Совета, чтобы набрать большинство голосов. Он подозревал, что Грендаль или захватила их, или убила , чтобы наверняка предотвратить любые возможные выборы короля. Если кто-либо из членов Совета Торговцев был – или была – достаточно миловидным, они, должно быть, пополнили ряды ее питомцев – а это значит, что Ранд убил их.

«Ага, – сказал Льюс Тэрин. – Вот имена для списка. Да…»

Башир подъехал к Ранду, поглаживая усы. Он выглядел задумчивым.

– Твоя воля исполнена, – сказал он.

– Леди Чадмар? – спросил Ранд.

– Вернулась в свой особняк, – ответил Башир. – Так же мы поступили и с теми четырьмя членами Совета, которых айильцы лержали неподалеку от города.

– Они понимают, что им следует делать?

– Да, – вздохнул Башир. – Но не думаю, что они станут делать это. Если тебя интересует мое мнение, то как только мы уедем, они стрелой вылетят из города как воры, бегущие из тюрьмы, из которой только что ушла охрана.

Ранд никак не отреагировал. Он приказал Совету Торговцев избрать новых членов, а затем выбрать короля. Но, судя по всему, Башир был прав. Ранд уже получил донесения из других прибрежных городов, откуда по его распоряжению ушли айильцы. Спасаясь от неминуемого нападения Шончан, правители тут же исчезали,.

С королевством Арад Доман было покончено. Оно скоро рухнет, как стол под непомерной ношей. «Это не моя проблема, – подумал Ранд, не глядя на людей. – Я сделал все, что мог».

Это не было правдой. Он, конечно, хотел помочь доманийцам, но истинные причины его появления состояли в том, чтобы разобраться с Шончан, выяснить, что сталось с королем, и выследить Грендаль. И еще защитить ту часть Порубежья, какую сможет.

– Какие новости от Итуралде? – спросил Ранд.

– Боюсь, ничего хорошего, – мрачно сказал Башир. – У него были стычки с троллоками, но тебе это уже известно. Отродья Тени всегда быстро отступают, но он предупреждает, что что-то готовится. Его разведчики пару раз заметили огромные армии, способные с ним разделаться. Если троллоки собираются там, то, скорее всего, они собираются везде. Особенно возле Ущелья.

«Будь прокляты эти Порубежники! - подумал Ранд. – Мне придется что-то с ними делать. И скоро». Добравшись до площади, он натянул поводья Тай'дайшара и кивнул Флинну и Нэффу.

По его сигналу каждый открыл большие Врата на городской площади. Ранд собирался уйти прямо из поместья леди Чадмар, но это значило бы исчезнуть, как вор – один день тут, а на другой тебя уже нету. По крайней мере он покажет людям, что уходит, и они поймут, что предоставлены сами себе.

Они стояли вдоль дощатой мостовой – совсем как в тот день, когда Ранд впервые вошел в город. Но теперь они вели себя тише, если такое возможно. Женщины в элегантных платьях, мужчины в ярких кафтанах и рубашках с гофрированными рукавами. Многие не были меднокожими, как доманийцы. Ранд наводнил город людьми, обещая еду.

Время пришло. Он двинулся к одним из Врат, и тут раздался голос:

– Лорд Дракон!

Голос было нетрудно услышать, поскольку толпа безмолствовала. Ранд обернулся в седле, выискивая человека, окликнувшего его. Стройный мужчина в красном доманийском камзоле, застегнутом на талии и расходящемся выше, со сборчатой рубашкой под ним. Сверкнув золотыми серьгами, он локтями прокладывал себе путь через толпу. Айильцы перехватили его, но Ранд узнал в нем одного из хозяев доков. Ранд кивнул айильцам, и они пропустили этого человека – его звали Иралин.

Иралин подбежал к Тай'дайшару. Он был чисто выбрит, что необычно для доманийца, а под его глазами залегли тени из-за недосыпа.

– Милорд Дракон, – сказал он приглушенным голосом, остановившись рядом с конем Ранда. – Провизия! Она испортилась.

– Какая провизия? – спросил Ранд.

– Вся, – выдавил мужчина. – Каждая бочка, каждый тюк, каждая крошка у нас в хранилищах и на судах Морского Народа. Милорд, она не просто полна долгоносиков – она стала черной и горькой, и людей выворачивает от нее!

– Вся? – повторил потрясенный Ранд.

– Вся, что ни есть, – тихо сказал Иралин. – Сотни и сотни бочек. Это произошло внезапно – глазом моргнуть не успели. В один миг она была в порядке, а в следующий… Милорд, столько людей явилось в город потому, что услышали, что тут есть еда! Теперь у нас ничего не осталось. Что нам делать?

Ранд закрыл глаза.

– Милорд? – повторил Иралин.

Ранд открыл глаза, пришпорил Тай'дайшара и въехал в Переходные Врата, оставив хозяина доков позади с разинутым ртом. Ранд больше не мог ничего сделать. И больше ничего не стал бы делать.

Он выбросил из головы предстоящий голод. Поразительно, как просто это оказалось.

Бандар Эбан исчез, исчезли и слишком молчаливые люди. В момент, когда он прошел через Врата, стоявшая в ожидании толпа разразилась приветственными криками.

От неожиданности и разительного контраста ошеломленный Ранд осадил Тай'дайшара.

Перед ним раскинулся Тир. Это был один из великих городов, громадный, разросшийся во все стороны, и Врата привели его прямо в Обжорный ряд – на одну из главных площадей города. Короткая шеренга Аша'манов отсалютовала, прижав к груди кулак. Ранд отправил их ранним утром, чтобы приготовить город к его появлению и очистить площадь для Врат.

Народ продолжал приветствовать Ранда. Собрались тысячи людей, и на дюжинах шестов хлопали Знамена Света , которые толпа подняла в воздух. Приветствия ударили по Ранду, будто волна упреков. Он не заслуживал подобных восхвалений. Не после того, что он натворил в Арад Домане.

«Надо продолжать двигаться», – подумал он, вновь пришпорив Тай'дайшара. Здесь конские копыта цокали по каменным плитам, а не хлюпали по грязи, размокшей от дождя. Бандар Эбан был большим городом, но Тир был чем-то совершенно иным. Улицы как змеи расползались по всему городу. Стоящие на них здания, привычные для тайренцев, любой деревенский житель посчитал бы стиснутыми друг между другом. На карнизах многих остроконечных крытых сланцем и черепицей крыш сидели взрослые и мальчишки, которым хотелось получше разглядеть Дракона Возрожденного. Строительный камень здесь был светлее, чем в Бандар Эбане, и дома предпочитали строить из него скорее всего из-за крепости, возвышавшейся над городом. Она называлась Тирской Твердыней. Реликт прошлой эпохи, но по-прежнему впечатляющий.

Ранд поехал рысью. Рядом не отставали Мин и Башир. Толпа кричала. Очень громко. Невдалеке два хлопавших вымпела сцепились на ветру и необъяснимо перепутались. Люди в передней части толпы, что держали флаги, опустили их и попытались распутать, но те каким-то образом завязались в скрученный ветром тугой узел. Ранд проехал мимо, практически не обратив на это внимания. Его перестали удивлять причуды, порождаемые его природой та'верен.

Его удивило, сколько в толпе чужеземцев. Само по себе это не было странным – Тир всегда посещало много чужаков, торговцев город привлекал своими пряностями и шелками с востока, фарфором с морей, зерном и табаком с севера и рассказами отовсюду, где их можно собрать. Тем не менее, Ранд обнаружил, что чужестранцы – не важно, в каком городе – во время его визитов обращали на него меньше внимания. Это относилось даже к гостям из тех стран, которые он завоевал. Когда он был в Кайриэне, кайриэнцы обхаживали его – но если он оказывался в Иллиане, то кайриэнцы его избегали. Возможно, им не нравились напоминания о том, что их господин и господин их врагов – один и тот же человек.

И тем не менее, здесь он без труда определял чужеземцев: Морской Народ с темной кожей и в ярких, свободных нарядах; мурандийцы в длинных кафтанах и с покрытыми воском усами; бородатые иллианцы с поднятыми воротниками; бледные кайриэнцы с цветными полосами на одеяниях. Здесь также были мужчины и женщины в одежде из простой андорской шерсти. Чужаки приветствовали его спокойней, чем местные, но они были здесь – и внимательно наблюдали.

Башир изучал толпу.

– Люди похоже удивлены, – неожиданно для себя сказал Ранд.

– Тебя долго не было, – Башир в задумчивости разгладил усы. – Без сомнения, слухи летели быстрее стрел, и не один хозяин постоялого двора рассказывал историю о твоем исчезновении или смерти, чтоб посетители еще разок заказали выпивку.

– Свет! Мне кажется, что я полжизни провел, опровергая тот или иной слух. Когда это кончится?

Башир расхохотался.

– Когда ты остановишь появление слухов, я слезу с лошади и вскочу верхом на козла! Ха! И вдобавок удеру к Морскому Народу!

Ранд умолк. Его сопровождающие продолжали непрерывной струей выезжать из Врат. Входящие в Тир салдэйцы почти все до единого старались ровнее держать копья, их лошади гарцевали. Айз Седай не прихорашивались демонстративно, но они всё же выглядели не такими поникшими, их безвозрастные лица проницательно взирали на толпу. И крадущиеся шаги айильцев казались чуть менее осторожными, а выражения лиц чуть менее напряженным, казалось, под шквалом приветствий они чувствовали себя спокойнее, чем под молчаливыми, обвиняющими взглядами доманийцев.

Башир и Ранд отступили в сторону, за ними безмолвно последовала Мин. Она выглядела растерянной. Когда Ранд объявил о своем отъезде, Найнив и Кадсуане в особняке не было. Что они замыслили? Он сомневался, что они вместе – каждая из них на дух не переносила другую. В любом случае, они услышат, куда он отправился, и найдут его. С этого момента Ранда будет легко найти. Он больше не станет прятаться в усадьбах, скрытых в лесной глуши. Он больше не станет путешествовать в одиночку. Особенно теперь, когда Лан и его Малкири скачут к Ущелью. Осталось слишком мало времени.

Башир наблюдал за открытыми Вратами, через которые, бесшумно ступая, проходили айильцы. Этот способ путешествовать потихоньку становился им привычен.

– Ты собираешься сказать Итуралде? – в конце концов спросил Башир. – О своем уходе?

– Он услышит, – сказал Ранд. – Его курьеры получили приказ доставлять доклады в Бандар Эбан. Они скоро обнаружат, что меня там больше нет.

– А если он покинет Порубежье, чтобы возобновить войну с Шончан?

– Тогда он задержит Шончан, – ответил Ранд, – и они перестанут щипать меня за пятки. Такое применение для него не хуже, чем любое другое.

Башир воззрился на Ранда.

– Что ты хочешь, чтобы я делал, Башир? – тихо спросил Ранд. Во взгляде салдэйца был вызов, пусть даже едва уловимый, но Ранд его не примет. Его гнев по-прежнему был скован льдом.

Башир вздохнул.

– Не знаю, – сказал он. – Все это – полный кавардак, и я не вижу, как нам из него выпутаться. Мы идем на войну, оставив Шончан за спиной – и худшей позиции даже не могу себе представить.

– Знаю, – сказал Ранд, глядя на город. – Когда это кончится, Тир окажется в их руках – и, вероятно, Иллиан тоже. Чтоб мне сгореть, нам повезет, если они не захватят все вплоть до Андора, пока мы повернулись к ним спиной.

– Но…

– Придется предположить, что Итуралде оставит свой пост, когда до него дойдут новости о моей неудаче. Это значит, что сейчас мы должны двигаться в сторону армии Порубежников. Какие бы претензии твои родичи ни предъявляли ко мне, с ними нужно быстро разобраться. Не терплю людей, которые бросают свои обязанности.

«Мы тоже так сделали? – спросил Льюс Тэрин. – Кого мы бросили?»

«Тихо! – прорычал Ранд. – Возвращайся к своим слезам, безумец, и оставь меня в покое!»

Башир в задумчивости откинулся назад в седле. Если он и думал о том, как Ранд бросил доманийцев на произвол судьбы, то он ничего не сказал. В конце концов он покачал головой.

– Я не знаю, что на уме у Тенобии. Может, просто злится на меня за то, что я сбежал, последовав за тобой, а может, хуже, потребует чтобы ты покорился воле правителей Порубежья. Я даже не представляю, что могло увести ее и остальных от Запустения в подобное время.

– Скоро узнаем, – сказал Ранд. – Я хочу, чтобы ты взял парочку Аша'манов и выяснил, где лагерь Тенобии и остальных. Может, они бросили этот парад шутов и вернулись туда, где их место.

– Ну, ладно, – сказал Башир. – Тогда я прослежу, чтобы мои люди устроились, и сразу же отправлюсь.

Ранд резко кивнул, затем развернул коня и пустил его по улице рысью. По обеим сторонам выстроились люди, провожая его. В последний раз, когда он был в Тире, он попробовал переодеться – но от этого оказалось мало толку. Любой, кто понимал знаки, понял бы, что Ранд в городе. Странные происшествия – флаги связываются вместе, люди падают с построек и оказываются на земле, не получив ни царапины – это только начало. Его влияние та’верен, казалось, усиливается и порождает все большие искажения. И более опасные.

Во время его последнего визита Тир осаждали мятежники, но город не пострадал. Тир был слишком занят торговлей, чтобы отвлекаться на что-то столь незамысловатое, как осада. Большинство горожан жило как обычно, едва замечая мятежников. Благородные могли играть в свои игры, пока они не мешали более честному люду.

Кроме того, все знали, что Твердыня устоит, как было почти всегда раньше. Да, с открытием Перемещения она потеряла свою прежнюю значимость, но если захватчики не могли использовать Единую Силу, то взять Твердыню было практически невозможно. Сама по себе она была больше, чем иные города – гигантский разрастающийся массив стен, башен и отвесных укреплений без единой щели в камне. В Твердыне были кузницы, склады, тысячи защитников и собственный укрепленный док.

И ничего из этого нельзя толком противопоставить армии Шончан с дамани и ракенами.

Толпы выстроились вдоль улицы вплоть до Границы Твердыни – большого открытого пространства, окружавшего Твердыню с трех сторон. «Это простреливаемая область», – сказал Льюс Тэрин.

Здесь Ранда приветствовала еще одна толпа. Врата Твердыни были открыты, и его встречала целая делегация . Дарлин – когда-то Благородный Лорд, а теперь король Тира – сидел на ослепительно белом жеребце. Тайренец был ниже Ранда по крайней мере на голову, у него была короткая черная бородка и коротко остриженные волосы. Из-за крупного носа его трудно было назвать красивым, но Ранд знал, что это умный и благородный человек. В конце концов, в самом начале Дарлин противостоял Ранду, а не присоединился к тем, кто поторопился перед ним преклоняться. Часто бывает, что если чью-то верность трудно завоевать, то она будет незыблемой, даже когда ты потерял человека из виду.

Дарлин поклонился Ранду. Рядом с королем на чалом мерине ехал бледный Добрэйн, одетый в синий кафтан и белые штаны. Его лицо ничего не выражало, но Ранд подозревал, что Добрэйн все еще разочарован тем, что его так быстро отозвали из Арад Домана.

У стены, держа перед собой мечи, выстроились ряды Защитников Твердыни. Их кирасы и остроконечные шлемы были начищены до блеска. У них были пышные черные рукава с золотыми полосками. А над Защитниками реяло знамя Тира – наполовину красное, наполовину золотое поле с тремя серебряными полумесяцами. Ранд видел, что площадь за стеной полна солдат – многие носили цвета Защитников, но часть была без униформы, просто с красно-золотой полоской, обвязанной вокруг предплечья. Должно быть, это и есть новобранцы, которых Ранд приказывал набрать Дарлину.

Все это устроили напоказ, чтобы внушить благоговение. Или, возможно, чтобы потешить чье-то самолюбие. Ранд остановил Тай'дайшара перед Дарлином. К сожалению, короля сопровождал забияка Вейрамон, чья лошадь стояла как раз позади Дарлина. Вейрамон был настолько туп, что Ранд с трудом бы доверил ему без присмотра вспахать поле – не говоря уже о командовании военным отрядом. Да, приземистый лорд был храбр, но, вероятно, лишь потому, что он слишком медленно соображал, чтобы осознать опасность. Как всегда, Вейрамон выглядел полным шутом гороховым, поскольку попытался нарядиться так, чтобы его не приняли за идиота: его борода была напомажена, волосы тщательно уложены так, чтобы скрыть обширную лысину, роскошная одежда – камзол и брюки скроены как полевая форма, но никто не пойдет в битву в таком шикарном наряде. Никто – разве что Вейрамон.

Льюс Тэрин прошептал:

«Он мне нравится!»

Ранд вздрогнул.

«Тебе не нравится никто!»

«Он честный, – ответил Льюс Тэрин и засмеялся. – Уж точно честнее меня! Когда человек идиот, это не его выбор – но верность каждый выбирает сам.Мы совершили ошибки и хуже, чем оставив его в рядах наших последователей».

Ранд промолчал. Спорить с безумцем бесполезно. Льюс Тэрин принимал решения, не опираясь на рассудок. Сейчас он хотя бы не бормотал о хорошенькой женщине – это мешало бы Ранду.

Дарлин и Добрэйн поклонились Ранду, а Вейрамон скопировал их движение. Позади короля, разумеется, находились остальные. Само собой, тут была леди Каралайн; стройная кайриэнка была так же красива, как помнил Ранд. На лбу у нее висел белый опал, его золотая цепочка вплетена в темные волосы. Ранд заставил себя отвести взгляд. Она была слишком похожа на свою кузину Морейн. И, разумеется, Льюс Тэрин начал перечислять имена из списка – а тот начинался с Морейн.

Слушая мертвеца на задворках сознания и разглядывая остальных членов группы, Ранд взял себя в руки. Все оставшиеся Благородные Лорды и Леди Тира присутствовали здесь – верхом на своих лошадях. Жеманная Анайелла улыбалась со спины гнедой лошади подле Вейрамона. И… неужели она в знак благосклонности повязала себе платок, расшитый в его цвета? Ранд считал, что она немного более разборчива. Рябое лицо Ториана лучилось улыбкой. Как жаль, что он до сих пор жив, а куда лучшие люди из Благородных Лордов погибли. Симаан, Истанда, Тедозиан, Геарн – все четверо противостояли Ранду, руководя осадой Твердыни. А теперь они преклонялись перед ним.

Аланна тоже была здесь. Ранд не взглянул на нее. Она чувствовала себя несчастной – Ранд ощущал это через узы. Так ей и надо.

– Милорд Дракон, – Дарлин выпрямился в седле, – благодарим вас за то, что вы послали Добрэйна с вашими пожеланиями.

Его голос выражал неудовольствие. Он кинулся собирать армию по срочному приказу Ранда, а потом неделю за неделей Ранд заставил его бездействовать. Что ж, скоро люди обрадуются, что у них были несколько дополнительных недель для тренировок.

– Армия готова, – помедлив, продолжил Дарлин. – Мы готовы отправиться в Арад Доман.

Ранд кивнул. Сначала он собирался послать Дарлина в Арад Доман, чтобы забрать оттуда Айил и Аша’манов и отправить их куда-нибудь еще. Он повернулся и взглянул на толпу, вдруг отстраненно сообразив, почему в ней столько чужестранцев. Большинство тайренцев забрали в армию, и теперь они рядами стояли внутри Твердыни.

Может быть, люди на площади и на улицах пришли туда не затем, чтобы поприветствовать Ранда. Возможно, они думали, что подбадривают армию, отправляющуюся в поход к победе.

– Вы хорошо справились, король Дарлин, – сказал Ранд. – Пора бы кому-нибудь в Тире научиться повиноваться приказам. Я знаю, ваши люди полны нетерпения, но им придется подождать еще немного. Приготовьте для меня комнаты в Твердыне и проследите за размещением солдат Башира и Айил.

Дарлин еще больше растерялся.

– Хорошо. Значит, мы не нужны в Арад Домане?

– То, что нужно Арад Доману, никто не сможет ему дать, – ответил Ранд. – Ваши войска пойдут со мной.

– Разумеется, милорд. И… куда мы выступаем?

– На Шайол Гул.


* * * | Сборник "Колесо времени" | Запечатано Пламенем