home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Пустая чернильница.


Мин сидела на подоконнике в Тирской твердыне и наслаждалась теплом. Полуденный ветерок был освежающим, даже наполненный влагой и запахами города. Тайренцы называли погоду «холодной», но Мин только улыбалась. Как бы местные назвали хорошую андорскую зиму, когда снег засыпал здания и с карнизов свисали сосульки?

Все, что можно было сказать о погоде в последнее время, так это то, что стало менее душно, чем обычно. То тепло, которым наслаждалась Мин, не имело никакого отношения к температуре воздуха.

Солнечный свет лился на город. Во внутренних дворах Твердыни Защитники, в их камзолах с полосатыми рукавами и бриджах, останавливались и поднимали взгляд к небу. Облака все еще скрывали горизонт, но вокруг города они были разорваны неестественным кольцом. Идеально круглым. Тепло, которое чувствовала Мин, не было вызвано солнечным светом.

- Как ты можешь сидеть здесь? – требовательно спросила Найнив. Мин повернула голову. Окно было широко открыто, и стены твердыни были массивными. Мин сидела на подоконнике, босыми пальцами касаясь стены с другой стороны. Ее сапоги и чулки лежали на полу рядом со стопкой книг. Найнив прошлась по комнате. Тирская твердыня выдержала осады и бури, войны и разорения, но Мин задавалась вопросом, переживала ли она что-нибудь подобное разозленной Найнив ал’Мира. Темноволосая Айз Седай провела последние три дня вышагивая по коридорам, подобно потрескивающему грозовому фронту, запугивая Защитников, страша служащих.

- Три дня, - сказала Найнив, - три дня как он ушел! Последняя битва на носу, а Дракон Возрожденный исчез.

- Он не пропал, - тихо сказала Мин. – Ранд знает, где находится.

- Так же, как и ты, - резко сказала Найнив.

- Я не поведу тебя к нему, Найнив.

- Почему нет? Конечно, ты не можешь…

- Ему надо побыть одному.

Найнив прервалась. Она подошла к угловому столу и налила себе чашку охлажденного черного тремалкинского чая. Охлажденный чай. Это казалось настолько странным. Чай предназначался, чтобы согревать в холодные дни. Мин снова перевела взгляд на север, в даль, затянутую клубившимся туманом. Насколько можно было определить через узы, смотрела она прямо на него. Был ли он в Андоре? Или в Порубежье? Вначале у нее был соблазн использовать узы, чтобы отыскать его, когда он так ужасно страдал. Боль более глубокая, чем раны на боку. Мука, гнев и отчаяние. В эти моменты Ранд казался опасней, чем когда-либо прежде. Даже в ту ночь, когда, стоя на коленях, он душил ее одной рукой, он не был столь пугающим.

А затем…

Она улыбнулась. А потом пришло тепло. Его излучали узы, как уютный очаг зимой. Что-то замечательное произошло, то, чего она ждала, не зная этого.

- Все будет в порядке, Найнив, - сказала она.

- Как ты можешь так говорить? – Женщина сделала глоток чая. – Он не уничтожил Эбу Дар, но это не значит, что он неопасен. Ты слышала, что он почти сотворил с Тэмом. Со своим отцом, Мин.

- Человек не должен быть осужден за то, что он «почти» сделал, Найнив. Он остановился.

- Он не смог удержаться на Кургане Натрина.

- Это было необходимо.

- Тогда ты в это не верила.

Мин глубоко вздохнула. Найнив втягивала ее в споры в последнее время; разумеется, для этого были серьезные причины. Ее муж скакал прямо к своей смерти. Дракон Возрожденный, человек, в котором она видела своего подопечного, все еще блуждал в одиночку, и не было ничего, что Найнив могла поделать. Если и была единственная вещь, которую Найнив ненавидела, так это беспомощность.

- Найнив, - сказала Мин, - если это так и будет продолжаться, я отведу тебя к нему. Обещаю.

Айз Седай прищурилась. - Насколько долго?

- Несколько дней.

- Через несколько дней он может быть в Кайриене.

- Ты действительно думаешь, что он так сделает, Найнив? – мягко спросила Мин. – Действительно?

- Должна ли я? – Найнив схватила чашку с чаем и уставилась на ее содержимое. – Когда-то я бы только посмеялась над самой идеей. Я знаю Ранда ал’Тора, мальчишку, все еще остающегося в нем. Мужчина, которым он стал, пугает меня. Я всегда говорила, что он должен вырасти. А потом…потом он вырос. Она заметно дрожала.

Мин начала отвечать, но ее внимание привлекло движение. Две Девы – Суриэл и Лериэн, - охранявшие выход в коридор, повернулись посмотреть на приближавшегося. В последние дни рядом с Мин всегда были Девы.

Сарене Нимдал вошла в небольшую комнату мгновением позже. Покои Мин в Твердыне не были особо большими – она редко ими пользовалась, предпочитая находиться с Рандом. В ее гостиной ничего не было, кроме бело-голубого ковра и маленького стола из вишневого дерева.

Сарене носила свои темные волосы в перевитой бисерным шнуром косе, обрамлявшей ее практически идеальное лицо. - Кадсуане Седай, - сказала Сарене, - она хочет тебя видеть.

- Неужели? – спросила Найнив. –Хорошо, возможно Кадсуане Седай может…

Аланна ушла, - невозмутимо продолжила Сарене. – Исчезла прямо из своих покоев. Защитники не видели ее уход, и нет признаков Врат.

- О. Хорошо, тогда идем. – Найнив торопливо вышла из комнаты.

- И повторяю тебе, что я ничего не почувствовала, - сказала Кореле. Она улыбнулась, постукивая по кончику носа. – Я не знаю, как она выбралась. Если только ты не думаешь, что она как-то научилась летать. Что, осмелюсь сказать, не было бы крайней мерой, учитывая, что произошло в последнее время.

Глупая женщина, думала Кадсуане, пристально глядя на Кореле. Легкомыслие женщины было предпочтительней чем самомнение некоторых других Айз Седай, но сегодня у Кадсуане не хватало терпения для этого.

Желтая пожала плечами, все еще улыбаясь, но больше ничего не сказала. Кадсуане оперлась руками о бедра, рассматривая небольшую комнату. В ней был сундук для одежды, кровать для сна, и стол. Кадсуане ожидала, что Айз Седай будет претендовать на большее, даже в Тире. Разумеется, Аланна редко показывала свою тесную связь с Драконом. Большинство не знали о ней.

Две другие Айз Седай – Рафела Синдал и Бера Харкин – стояли у края комнаты. Бера сказала, что почувствовала, как направляет Аланна, но ничего особенного. Абсолютно точно, недостаточно для создания Врат.

Чтоб она сгорела, эта женщина! Кадсуане считала, что держит Аланну в руках, несмотря на ее недавнее упрямство. Очевидно, что ускользнула та намеренно. Одежда из сундука исчезла, и письменный стол был практически пуст. Осталась только пустая бутылочка для чернил.

- Она ничего не сказала тебе? – спросила Кадсуане.

- Нет, Кадсуане Седай, - ответила Бера. – Мы обменивались только парой слов за неделю. Я…ну, я часто слышала плач в ее комнате.

- Из-за чего вся эта суета? – спросил новый голос. Кадсуане посмотрела на дверь, когда вошла Найнив и встретилась с ней взглядом. – Она просто еще один человек, и как я понимаю, вольна уходить, когда ей вздумается.

- Пфф, - ответила Кадсуане. – Девочка не просто какой-то человек. Она инструмент. Очень важный. Она потянулась к столу и взяла лист бумаги, который они нашли в комнате. Он был запечатан кроваво красным воском с одной стороны. - Узнаешь это?

Найнив нахмурилась. - Нет. А должна?

Лжет или говорит правду? Кадсуане ненавидела сомневаться в словах кого-либо, зовущегося Айз Седай. Но Найнив ал’Мира никогда не держала в руках Клятвенный жезл.

Эти глаза действительно выглядели растерянными. Найнив должна быть надежной, она гордилась своей честностью. Если только это не было на показ. Если только она не была Черной.

Осторожней, подумала она. В конце концов, ты станешь такой же подозрительной, как и мальчик. Найнив не давала Аланне письмо, что отметало последнюю хорошую теорию о его происхождении.

- Так что же это, Кадсуане Седай? – потребовала Найнив. По крайней мере, она использовала почетное обращение. Кадсуане была близка к тому, чтобы упрекнуть девочку за ее тон. Но, по правде говоря, чувствовала она себя такой же расстроенной, как и Найнив. Бывали времена, когда такие эмоции оправданны. Конец света с Драконом Возрожденным, полностью вышедшим из под контроля, например.

- Я не уверенна, - ответила Кадсуане. – Конверт был открыт в спешке, а бумага разорвана и брошена на пол. Записка, которая лежала внутри, исчезла вместе с одеждой и прочими вещами.

- Но почему это важно? – спросила Найнив. Вслед за ней в комнату проскользнула Мин, две Девы заняли позиции у двери. Выяснила ли Мин действительную причину, почему Айил сопровождали ее?

– Из-за того, Найнив, - сказала Мин, - что она – путь к нему.

Найнив фыркнула. - Она не более полезна, чем ты, Мин.

- Столь же убедительная, какой можешь быть ты, Найнив, - сухо произнесла Кадсуане, - Тень располагает средствами, чтобы делать людей более сговорчивыми.

Найнив густо покраснела, а затем принялась бормотать под нос. Аланна может указать путь к Дракону Возрожденному. Если агенты Темного захватили ее, Ранду нигде не скрыться. Их ловушки были достаточно смертельными, как только им удавалось обмануть и заманить его.

- Мы были глупцами, -заявила Найнив. – Сотни Дев должны были охранять ее.

- Раньше Отрекшиеся знали, где его искать, - сказала Кадсуане, все же соглашаясь внутри. Она должна была убедиться, что Аланна охраняется лучшим образом. – И он выжил. Это просто еще одна вещь, о которой нужно знать. – Она вздохнула. – Может кто-нибудь принести нам чай?

Бера отправилась за ним, хотя Кадсуане и не озаботилась тем, чтобы усилить свое влияние на женщину. Ну, репутация стоит чего-то, и это проявлялось.

Бера вскоре вернулась. Кадсуане вышла в зал, чтобы подумать. Она взяла чашку и приготовилась к горечи чая. Она попросила об этом частично потому, женщина с пустыми руками в минуты раздумий часто выглядит нервной

Она поднесла чашку к губам. Что дальше? Расспросить Защитников у ворот Твердыни? Прошлой ночью Аланна, после нескольких тычков, подтвердила, что ал’Тор оставался в том же месте. На севере, возможно, в Андоре. Три дня. Что за глупый мальчишка -Кадсуане замерла. Чай был вкусным. Замечательным, на самом деле. Идеально подслащенный медом. Со слабой горечью и расслабляющим ароматом. Прошли недели, возможно – месяцы, с тех пор, как Кадсуане пила неиспорченный чай. Мин вздохнула, резко поворачиваясь в строну северной части города. Две Девы, стоявшие у дверного проема, мгновенно умчались вниз по коридору. Подозрения Кадсуане подтвердились, их тщательное наблюдение за Мин в меньшей степени было направленно на ее защиту и в куда большей – на ее видения.

- Он здесь, - сказала Мин тихо.



Нежданное письмо. | Сборник "Колесо времени" | Что было выковано