home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 54

В два тридцать ночи крайне взволнованный Ли Соер ехал на работу сквозь снегопад, грозивший к середине дня перейти в снежную бурю. Снег валил по всему Восточному побережью и, видимо, не собирался останавливаться до самого Рождества.

Соер немедленно направился в конференц-зал, где провел следующие пять часов, проверяя нити дела, изучая папки, заметки, призывая на помощь память. Он делал это с единственной целью — логически осмыслить все факты. Трудность состояла в том, что не все укладывалось в единую картину, поскольку он не знал, одно ли это дело или два: связаны ли Либерман и Арчер или каждого надо рассматривать независимо от другого. Вот в чем было необходимо разобраться прежде всего. Он записал несколько мыслей, пришедших ему в голову, но ни одна из них, казалось, не выводила на решение. Он поднял трубку и набрал номер лаборатории, спросил Лиз Мартин, эксперта, проводившего проверку салона лимузина.

— Лиз, должен извиниться перед вами. Это дело начинает немного раздражать меня, и я сорвал свое раздражение на вас. Я вел себя неприлично и прошу прощения.

Лиз улыбнулась.

— Извинение принято. Мы все испытываем напряжение. Что случилось?

— Хочу обратиться к вам как к специалисту по компьютерам. Что вы знаете о компьютерных резервных системах записи?

— Забавно, что вы задаете этот вопрос. Мой друг судебный юрист и на днях рассказывал мне, что это горячая тема среди специалистов по юриспруденции.

— Что это такое?

— В принципе резервные записи нужны в случае тяжбы. Например, сотрудник пишет служебную записку или по электронной почте отправляет сообщение, содержащее компрометирующую компанию информацию. Сотрудник позднее стирает сообщение в электронной почте и уничтожает все копии в памяти компьютера. Кажется, что он навсегда избавился от сообщения. Так? Ничего подобного, ибо резервная система записи может сохранить все, до того как его стерли. По существующим правилам такую резервную запись надлежит предоставить заинтересованной стороне. Фирма моего друга советует клиентам не создавать документов на компьютерах, если они боятся, что кто-то другой их прочтет.

— Гм. — Соер листал находившиеся перед ним бумаги. — Хорошо, что я все еще предпочитаю симпатические чернила.

— Ли, вы редкий, но приятный экземпляр.

— Хорошо, профессор Лиз, у меня еще один вопрос.

Соер прочитал ей пароль.

— Хороший пароль, не так ли, Лиз?

— Как раз наоборот.

— Что?

Такого ответа Соер никак от нее не ожидал.

— Пароль такой длинный, что легко забыть часть его или понять его неправильно. Сообщая его кому-либо устно, можно ошибиться во время передачи цифр, переставить их местами и так далее.

— Но такой длинный пароль трудно раскрыть, верно? Я думал, что именно в этом его преимущество.

— Разумеется. Однако для достижения такой цели все эти цифры не нужны. Вполне бы хватило десяти цифр. С пятнадцатью вы неуязвимы.

— Да, но сегодня имеются компьютеры, способные разобраться в таких комбинациях цифр.

— При пятнадцати цифрах число комбинаций превышает триллион и многие дешифрующие системы отключаются, когда одновременно приходится решать слишком много комбинаций. Даже если бы они не отключались, самый быстрый компьютер не разберется в этом пароле из-за наличия точек, отделяющих десятичные от целого числа, после чего количество возможных комбинаций возрастает столь значительно, что традиционный способ не сработает.

— Значит, вы утверждаете…

— По-моему, составлявший этот пароль хватил через край. Его недостатки превышают достоинства. Просто такой сложный пароль не нужен, чтобы застраховаться от дешифровки. Возможно, человек, составивший его, новичок в компьютерном деле.

Соер покачал головой.

— Думаю, этот человек точно знал, что делал.

— Ну тогда он преследовал не только защитные цели.

— Какие еще цели могли быть?

— Не знаю, Ли. Я никогда раньше не встречала такой пароль.

Соер ничего не сказал.

— Еще есть вопросы?

— Что? Нет, нет, Лиз. Это все. — В голосе Соера чувствовалась подавленность.

— Извините, если не смогла помочь.

— Вы мне очень помогли. Вы дали мне пищу для размышлений. Спасибо, Лиз. — Его лицо озарила улыбка. — Лиз, я приглашаю вас на обед. Согласны?

— Ловлю вас на слове. На этот раз ресторан выбираю я.

— Прекрасно, только проверьте, принимают ли они карточку «Эксона». Это единственная оставшаяся у меня пластиковая карточка.

— Соер, вы действительно знаете, как порадовать девушку.

Соер повесил трубку и посмотрел на пароль. Если хоть часть похвал умственным способностям Джейсона заслужена, тогда сложность пароля не могла быть случайной. Он снова взглянул на цифры. Они сводили с ума, но его преследовало ощущение, что он уже где-то видел эти цифры. Он налил себе еще чашку кофе, взял лист бумаги и начал машинально рисовать. Эта привычка помогала ему думать. Казалось, этим делом он занимается уже много лет. Соер вздрогнул, увидев дату электронного послания, которое Арчер направил жене: 11.19.95. Компьютер выдавал вводящие в недоумение цифры. Он поймал себя на том, что рассматривает цифры все более внимательно. Его улыбка угасла. Он записал цифры в другом порядке: 95.11.19, затем: 951119. Снова нацарапал их, сделал ошибку, зачеркнул и продолжал писать. Наконец взглянул на то, что у него получилось: 599111.

Лицо Соера стало белее, чем бумага, на которой он писал. В обратном порядке! Он снова прочитал электронное послание Джейсона. Арчер писал: «все в обратном порядке». Но зачем? Если Арчер так нервничал, что сделал опечатку в адресе и не дописал сообщения, зачем тратить время на две фразы — «все не так» и «все в обратном порядке», — если обе означали одно и то же? Вдруг до Соера дошел их истинный смысл: если только обе фразы не имеют совершенно разные значения в буквальном смысле. Он еще раз посмотрел на цифры, образующие пароль, и стал яростно писать. После нескольких ошибочных попыток он закончил задуманное. Ничего не чувствуя, допил остатки кофе и взглянул на цифры в том порядке, как они должны были следовать друг за другом (не в обратном порядке): 12-19-90,2-28-91,9-26-92 и 4-16-93. Арчер очень тщательно подобрал пароль. Ключ содержался в нем самом. Соеру уже не надо было заглядывать в записи. Он знал, что обозначают цифры. И сделал глубокий вздох.

Те пять календарных дат, когда Либерман самостоятельно менял процентные ставки. Те пять дат, когда кто-то заработал столько денег, что на них можно было купить целую страну. Или может быть, потерял такую сумму.

Наконец Соер получил ответ на свой вопрос, перед ним были не два дела, а одно. Между Джейсоном и Либерманом существовала связь. Но какая? Его осенила еще одна мысль. Эдвард Пейдж говорил Сидней, что в аэропорту он не следил за Джейсоном Арчером. Другим лицом, за которым он мог следить, был Либерман. Пейдж вполне мог идти по пятам председателя Федерального резервного фонда и случайно стал свидетелем преображения Джейсона. Но зачем следить за Либерманом? С сердитым видом Соер наконец отложил послание в сторону и взглянул на пол, где лежала видеокассета с записью операции по обмену на складе. Если Сидней была права, утверждая, что Брофи знает гораздо больше Джейсона Арчера, то чем же, черт подери, они обменивались на складе? Была ли здесь связь с Либерманом? Он уже давно не просматривал эту видеокассету. Соер решил сделать это еще раз.

Он вставил кассету в видеомагнитофон, находившийся под широкоэкранным телевизором в углу комнаты. Налил еще кофе и нажал на кнопку: фильм начался. Замедлив движение, он смотрел его в третий раз. Лицо Соера нахмурилось. Когда он впервые смотрел этот фильм в кабинете Харди, что-то тоже заставило его нахмуриться. Что, черт возьми, это было? Он снова перемотал кассету и нажал кнопку пуска. Джейсон и второй мужчина ждали. Портфель Джейсона был виден. Стук в дверь, вошли другие мужчины. Старик и двое в солнцезащитных очках. Все хорошо видно. Соер снова посмотрел на обоих крепких мужчин. Казалось, что он их где-то уже встречал, но ведь этого не могло быть… Он покачал головой и продолжал смотреть. Вот состоялся обмен. Джейсон сильно нервничал. Тогда над складом пролетел самолет. Он понял, что склад находился под коридором подлета к аэропорту. В комнате все подняли головы, когда над складом раздался грохот. Соер подскочил так, что пролил почти весь кофе на рубашку. Но грохот исходил не от самолета.

Вот черт! Он остановил кассету. Затем подошел так близко, что его лицо от экрана отделял какой-то дюйм. Он схватил трубку.

— Лиз, не могу справиться без твоих магических способностей. На этот раз, профессор, мы будем не обедать, а ужинать.

Он кратко объяснил, что ему нужно.

Соер за две минуты добежал до лаборатории. Оборудование было установлено. Рядом с ним стояла улыбающаяся Лиз. Запыхавшийся Соер передал ей кассету, которую она вставила в магнитофон. Эксперт села за пульт управления, и фильм начался. Ширина экрана, на котором разворачивалось действие, составляла добрых шестьдесят дюймов.

— Так, так, приготовься, Лиз! Вот! Вот здесь! — Взволнованный Соер чуть не подпрыгнул.

Лиз остановила кассету и нажала несколько кнопок. Люди на экране стали увеличиваться и заняли все пространство. Соер смотрел лишь на одного человека.

— Лиз, можно просмотреть эту часть в увеличенном виде?

Соер ткнул пальцем в один участок экрана. Лиз сделала, как он просил.

Изумленный Соер, не произнося ни слова, покачал головой.

Лиз тоже смотрела на поразительную сцену. Она перевела взгляд на Соера.

— Вы были правы, Ли. Что это такое?

Соер смотрел на человека, который представился Джейсону Арчеру как Энтони Депазза в то роковое дождливое ноябрьское утро в Сиэтле. На этот раз агент с особой тщательностью осматривал шею Депаззы, которая была отчетливо видна, когда тот поднял голову на рев пролетающего самолета. Соер и Лиз видели на его шее четкую разделительную черту и искусственную кожу.

— Не понимаю, Лиз, почему этот парень рядом с Арчером изменил свою внешность?

Лиз задумчиво смотрела на экран.

— Я раньше, когда училась в колледже театрального искусства, интересовалась этим.

— В каком колледже?

— Понимаете, там, где занимаются костюмами, гримом, масками. Когда ставится спектакль. Если хотите знать, я играла злую леди Макбет.

Соер смотрел на сцену, у него отвисла челюсть, когда в голове что-то щелкнуло при слове «спектакль».


* * * | Сборник "Избранные детективные романы" | * * *