home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 40

Сара вернулась к работе, а Фиске позвонил своему приятелю, адвокату Филу Дженсену, и рассказал о своей проблеме. Среди прочего, он попросил его составить список персонала, работавшего в Форт-Плесси, когда там находился Руфус Хармс.

Когда Джон снова встретился с Чандлером, он рассказал ему, по какой причине могли убить Райта, чем произвел на детектива сильное впечатление.

— Мы также проверим компании такси. Остается надеяться, что кто-то что-то видел или слышал.

Чандлер пристально посмотрел на Фиске.

— Значит, вчера вечером тебе удалось выяснить нечто интересное в компании с госпожой Эванс?

— Я думаю, она хороший человек. Немного импульсивный, но хороший. И она очень умна.

— Что-нибудь еще? Во время нашей первой встречи Рэмси сказал, что она и твой брат были близки. У нее есть какие-то предположения относительно убийства Майкла?

— Ты можешь сам у нее спросить.

— Сейчас я спрашиваю тебя, Джон. Я думал, что мы — команда. — Детектив приблизился к Фиске. — Я слишком многого не понимаю в этом деле, и кто-то должен прикрывать мне спину. Ты был полицейским; ты должен знать, что это такое.

— Я никогда не подводил партнера, — сердито ответил Фиске.

— Приятно слышать. А теперь расскажи о вчерашнем вечере.

Фиске отвел взгляд, размышляя, как себя вести. Скрывать что-то от Чандлера было неправильно. И как ему теперь вести себя с детективом, чтобы не уничтожить жизнь Сары и репутацию брата?

— Мы можем где-нибудь выпить кофе?

— В кафетерии. Я угощаю.

Через несколько минут они сидели в кафе на первом этаже. Шло дневное заседание суда, поэтому здесь было пусто.

Фиске пил кофе, а Чандлер внимательно на него смотрел.

— Джон, все не может быть настолько плохо, если только я через пару минут не услышу признание, что всех этих людей пристрелил ты.

— Бьюфорд, если я сейчас кое-что расскажу, тебе придется следовать особым правилам касательно использования информации, и того, кому ее можно доверить.

— Хорошо. Именно они мешают тебе быть со мной откровенным до конца?

— А как ты сам думаешь?

— Давай сделаем наш разговор гипотетическим. Моя работа состоит в том, чтобы собирать факты и использовать их для того, чтобы произвести арест. Но, если мы говорим не о фактах, а обсуждаем теории — вроде твоей, о причинах убийства Райта, — тогда у меня не будет необходимости сообщать кому-то еще, пока не удастся доказать истинность твоих предположений.

— Значит, я тебе кое-что расскажу — гипотетически — и смогу рассчитывать, что это останется между нами?

Чандлер покачал головой.

— Я не могу обещать, что все останется тайной. Во всяком случае, если факты подтвердятся.

Фиске посмотрел в свою чашку. Детектив почувствовал, что теряет собеседника, и постучал ложечкой по его чашке.

— Джон, главная задача состоит в том, чтобы найти убийцу твоего брата и Райта. Я думал, что ты хочешь именно этого.

— Так и есть. Я не хочу ничего другого.

— В самом деле? — У Чандлера вдруг возникли сомнения. — Тогда в чем проблема?

— Проблема в том, что ты можешь навредить людям, пытаясь им помочь.

— Только твоему брату? Или кому-то еще?

Фиске решил, что он уже слишком много сказал. И перешел в атаку.

— Ладно, Бьюфорд, давай немного порассуждаем о теориях. Предположим, кто-то из работников суда забрал апелляцию до того, как она попала в систему.

— Почему и как?

— Ну, как — довольно просто. А почему — нет.

— Ладно, продолжай.

— Теперь, предположим, что кто-то еще в суде видел эту апелляцию, обнаружил, что она не внесена в систему, но ничего никому не сказал.

— Насколько я понял, почему столь же не просто?

— Может быть, и нет. Давай сделаем еще одно предположение: тот, кто взял апелляцию, сделал это из самых лучших побуждений. И отправился кое-куда, чтобы навестить человека, отправившего прошение в суд.

— Восемьсот миль, которые проехала машина твоего брата?

Фиске холодно посмотрел на Чандлера.

— Это факт, Бьюфорд, а я не обсуждаю факты.

Детектив сделал глоток кофе.

— Продолжай.

— Предположим также, что человек, пославший апелляцию, является заключенным.

— Это факт или предположение?

— Я не готов ответить на твой вопрос.

— Ну а я готов его задать. Где этот заключенный?

— Я не знаю.

— Что значит «не знаю»? Если он заключенный, то должен находиться в тюрьме, не так ли?

— Необязательно.

— Проклятье, что все это значит… — Чандлер внезапно замолчал и посмотрел на Фиске. — Ты хочешь сказать, что заключенный сбежал из тюрьмы? — Джон не ответил. — Пожалуйста, не говори мне, что твоего брата обвел вокруг пальца какой-то мошенник, он отправился в тюрьму, помог заключенному сбежать, а потом тот его убил… Проклятье, только не говори, что все произошло именно так.

— А я и не говорю. Ничего подобного не было.

— Ладно. А та апелляция… ты знаешь, что в ней было?

Фиске понимал, что они уже далеко ушли от теорий, и покачал головой.

— Я ее не видел.

— Тогда откуда тебе известно, что она существовала?

— Бьюфорд, я не собираюсь отвечать на этот вопрос.

— Джон, я могу тебя заставить.

— Валяй, попробуй.

— Ты ведь понимаешь, как сильно рискуешь.

— Да. — Фиске допил кофе и встал. — Я возьму такси, чтобы вернуться за своей машиной.

— Я тебя отвезу. Я работаю и над другими делами, хотя всех интересует именно это.

— Думаю, для нас обоих будет лучше, если ты не повезешь меня.

Чандлер поджал губы.

— Как пожелаешь. Твоя машина стоит на задней стоянке. Ключи на переднем сиденье.

— Спасибо.

Детектив проводил взглядом шедшего к выходу из кафетерия Фиске.

— Надеюсь, она того стоит, Джон, — тихо сказал он.


Глава 39 | Сборник "Избранные детективные романы" | * * *