home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9

Поскольку возле ее дома в Виргинии постоянно дежурили журналисты, Мишель переехала в гостиницу в округе Колумбия. Во время короткого завтрака она встретилась с подругой, служившей в ФБР. По сравнению с другими правоохранительными структурами бюро выглядело настоящим монстром среди карликов, и частенько приходилось напоминать своим слегка задававшимся приятелям из ФБР, что их контора была создана семью бывшими агентами Секретной службы.

Но так уж повелось, что эти организации не ладили между собой, и, встречаясь с Мишель, ее подруга немного нервничала. К счастью, девушки вместе завоевали серебро на Олимпийских играх, в результате чего между ними установилась такая тесная связь, что порвать ее было практически невозможно.

За салатом «цезарь» и чаем со льдом Мишель узнала последние новости о ходе расследования. Симмонс до похищения Бруно около месяца работал в частном охранном агентстве, сотрудничавшем с похоронным бюро, но в тот день вышел не в свою смену. Более того, патрулирование территории ритуальной конторы охранники должны были осуществлять только ночью. Симмонс — хотя это наверняка не его настоящее имя — бесследно исчез. Проследить его по документам не удалось: номер социального страхования, водительские права, рекомендации — все оказалось искусно изготовленными фальшивками. Таким образом, отработка Симмонса завела следствие в тупик.

— Когда я увидела этого парня, то решила, что он желторотый новичок, поэтому долго вдалбливала ему, что к чему. Причем мы даже не обыскали его фургон! Наверняка Бруно был спрятан именно в нем. Я помогла похитителям своими руками! И сама подставила под пулю своего сотрудника! — В отчаянии Мишель закрыла лицо руками. Потом усилием воли взяла себя в руки. — Прежде чем меня отстранили, я успела узнать, что из тела Ричардса извлекли пулю дум-дум. Но наверное, баллистическая экспертиза ничего не даст, даже если удастся найти орудие убийства.

Подруга с этим согласилась и сообщила, что фургон Симмонса был обнаружен в заброшенном амбаре. Его тщательно обследовали на предмет отпечатков и любых других следов, но пока найти ничего существенного не удалось.

Что касается вдовы покойного Милдред Мартин, то она оказалась дома и спокойно работала в саду. Вдова собиралась проститься с мужем ближе к вечеру. Она не звонила Джону Бруно и не просила его приехать в похоронную контору. Ее муж являлся наставником Бруно, когда тот поступил на службу в прокуратуру, и они были очень близки. Если бы кандидат захотел проститься с покойным, то это никого бы не удивило. Во всяком случае, именно так вдова заявила следователям.

— Это спонтанное решение Бруно заехать в похоронное бюро свалилось как снег на голову! — вздохнула Мишель.

— Не такое уж и спонтанное. Согласно показаниям сотрудников Бруно, ему утром позвонила Милдред Мартин и попросила приехать проститься с покойным на гражданскую панихиду. Если верить руководителю аппарата Дикерсу, после этого звонка Бруно очень разволновался.

— Еще бы! Он же был близким другом покойного!

— Но Дикерс уверяет, что Бруно уже знал о его кончине. И еще Милдред Мартин выбрала время, когда в похоронной конторе немноголюдно. И уже после этого звонка Дикерс, на основании некоторых фраз Бруно, пришел к выводу, что речь скорее шла о назначенной встрече, чем просто о прощании с покойным.

— Тогда, может, именно поэтому Бруно так настаивал, чтобы их оставили одних?

— Скорее всего. Можно предположить, что, зная, о чем конкретно хочет поговорить вдова, Бруно не желал, чтобы их беседу услышали посторонние.

— Допустим, что так. Но Милдред Мартин говорит, что не звонила Бруно!

— Кто-то выдал себя за нее.

— А если бы Бруно не приехал? — спросила Мишель и сама ответила на свой вопрос: — Тогда бы ничего не случилось. А если бы я все же осталась в зале, похитители отказались бы от задуманного, и Нил Ричардс… — Ее голос оборвался. — Кроме этого, есть еще что-нибудь?

— Мы считаем, что похищение было тщательно спланировано. Для его успеха следовало увязать между собой множество мелких деталей, а ведь все прошло как по нотам.

— В окружении Бруно должен был находиться информатор. Откуда еще они могли узнать о его расписании?

— Ну, например, с его сайта в Интернете. Мероприятие, на которое он направлялся, когда свернул с утвержденного маршрута, было запланировано заранее, еще до звонка фальшивой Милдред.

— Черт, я же просила Дикерса не вывешивать график передвижений кандидата на его сайте! Ты представляешь, в одной из гостиниц, где мы останавливались, официантка знала о планах Бруно больше нашего, потому что слышала, как он обсуждал их со своими помощниками. Дикерс даже не удосужился предварительно сообщить мне об изменении в графике Бруно, сказал только в самую последнюю минуту.

— Я просто не представляю, как при всем этом вы умудрялись делать свое дело.

Мишель бросила на нее признательный взгляд и задумчиво произнесла:

— Но как удивительно вовремя умер наставник Бруно!

Подруга понимающе кивнула:

— Билл Мартин был очень старым, болел раком в последней стадии и умер в своей постели ночью. При таких обстоятельствах судебно-медицинский эксперт не заполняет никаких бумаг; вскрытие тоже не требуется. Приехавший доктор просто засвидетельствовал факт смерти. Однако в свете последних событий тело подвергли изучению и провели его токсикологическую экспертизу.

— И что нашли?

— Большую концентрацию жидкого морфина, роксанола, который Мартин принимал, чтобы снять боль, и больше литра бальзамирующей жидкости среди прочего. Желудок оказался пуст, потому что все было удалено в процессе бальзамирования. В общем — ничего особо настораживающего.

Мишель внимательно на нее посмотрела:

— И все же у тебя остались сомнения.

Подруга пожала плечами:

— Бальзамирующая жидкость заполняет все основные сосуды, полости, крупные органы, поэтому рассчитывать на однозначные выводы не приходится. Но, принимая во внимание важность экспертизы, судмедэксперт взял на исследование образец мозговой ткани, куда бальзамирующая жидкость не проникает, и обнаружил там метанол.

— Метанол! Но разве он не входит в состав бальзамирующей жидкости? Что, если она проникла и туда?

— К твоему сведению, для бальзамирования используются разные жидкости. Но в дешевых препаратах, как в случае с Мартином, действительно имеется высокая концентрация чистого метанола. Вдобавок метанол содержится в массе других веществ, например, в вине и других спиртных напитках. А Мартин, как выясняется, много пил. Этим можно объяснить повышенное содержание метанола в мозговой ткани, однако эксперт определенных выводов так и не сделал. Впрочем, один вывод очевиден: для человека, страдающего таким смертельным недугом, как у Мартина, не требуется много метанола, чтобы его убить. — Она достала папку из своего портфельчика и полистала ее. — Вскрытие показало повреждение органов, изменение слизистой, разрыв желудка — все характерные признаки отравления метанолом.

— Ничего не скажешь: отравить человека метанолом, зная, что его почти наверняка подвергнут бальзамированию после смерти, — это очень изобретательно. И его наверняка отравили. — Похитители не могли рассчитывать, что Мартин скончается в нужный момент, а его тело окажется в похоронной конторе в то самое время, когда мимо будет проезжать Бруно. — Мишель помолчала. — А подозреваемые есть?

— Пока рано об этом говорить: расследование еще продолжается. А я и так тебе рассказала гораздо больше, чем следовало. Меня ведь могут заставить пройти тест на полиграфе.

Когда принесли счет, Мишель его забрала и расплатилась.

При выходе из кафе подруга поинтересовалась:

— И что ты собираешься теперь делать? Ляжешь на дно? Будешь искать другую работу?

— Лечь на дно в любом случае придется — от репортеров отбоя нет. Что же до поисков новой работы, то ответ отрицательный.

— Тогда что же?

— Я еще не готова махнуть рукой на Секретную службу и сдаться без борьбы.

Подруга внимательно посмотрела на Мишель.

— Я знаю это выражение у тебя на лице. Что ты задумала?

— Прежде всего я думаю о том, что ты работаешь на ФБР и тебе лучше не знать ничего лишнего. Сама же сказала, что тебя могут проверить на полиграфе.


предыдущая глава | Сборник "Избранные детективные романы" | cледующая глава