home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава седьмая

Обычно в воскресенье утром мы вставали поздно.

Это единственный день недели, когда ты имеешь полное право валяться в постели сколько вздумается. Если бы не треклятая рабочая этика, которую вбил в меня отец, думаю, я с удовольствием не вылезал бы из-под одеяла до полудня все дни недели, но обычно поднимался, когда не было еще и шести, и обдумывал, какие дела предстоит выполнить. Это касалось не только работы, но и домашних обязанностей. Если не было клиентов, чьи лужайки требовалось привести в порядок, нужно было натянуть новую сетку на дверь, почистить засорившуюся раковину или починить сломанную газонокосилку.

Но по воскресеньям все было иначе.

К тому же нам не нужно было наряжаться с утра пораньше и идти на службу в церковь. Я не большой поклонник религиозных обрядов. Родители Эллен были последователями пресвитерианской церкви и пытались обратить дочь в эту веру, но она перестала ходить в церковь еще в подростковом возрасте и ничто не могло заставить ее снова проникнуться религией. Не знаю, насколько важно то, что когда-то ты был последователем пресвитерианской церкви. На мой взгляд, это так же серьезно, как быть, к примеру, католиком. Что касается меня, родители не прививали мне ничего, кроме чувства собственного достоинства и ответственности. Это позволило мне правильно оценивать ситуацию и действовать в соответствии с нормами морали и права.

Впрочем, моя личная жизнь никогда не была образцом для подражания. То, что я так задержался на службе у мэра Финли, — одно из ярких тому подтверждений.

Если Дерек по воскресеньям мог спать хоть до ужина, мы с Эллен обычно вставали в восемь или в девять утра. Правда, то воскресное утро трудно было назвать обычным. Меньше суток назад мы узнали о том, что случилось с Лэнгли. И пускай наши ночные страхи оказались беспочвенными, уснуть не получалось. Примерно в шесть часов утра, лежа на боку и глядя на светящийся в темноте дисплей радиочасов, я почувствовал, что Эллен тоже не спит. Мы лежали спиной друг к другу и не шевелились, но жена во сне дышала глубже. В тот же момент все было иначе. Я перевернулся на другой бок и тихонько дотронулся до ее спины.

Эллен повернулась, но ничего не сказала. Она посмотрела на меня серьезно, не улыбаясь, затем вытянула руки, обняла меня и прижалась покрепче. Я понял, что она хочет, и лег на нее. Мы молча занялись сексом, но этот порыв был продиктован не влечением, а желанием доказать, что мы еще живы, что мы готовы поддержать друг друга, что неразрывно связаны вместе, потому что прекрасно понимаем, что в самый неожиданный момент все для нас может закончиться.


Эллен поставила передо мной тарелку с французскими тостами, посмотрела в окно и сообщила:

— Смотри-ка, к нам приехал Барри.

Минуту спустя Дакуорт уже стоял на веранде. Он легко постучал в дверь. Было почти восемь утра, мы встали два часа назад, но только сейчас решили позавтракать.

Я остался сидеть за кухонным столом, а Эллен открыла пластиковую дверь на веранду.

— Привет, Барри.

Детектив кивком поприветствовал ее, словно извиняясь за вторжение.

— Простите, что потревожил вас так рано.

— Заходи, — пригласил я.

— Хотите кофе? — спросила жена.

— Не откажусь, — отозвался Дакуорт. — Черного, если можно.

Он зашел на кухню и нерешительно приблизился к столу, за которым я сидел. Было только восемь утра, а белая рубашка уже прилипла к его объемистому животу. Эллен дала полицейскому чашку с кофе, а он уставился на мой завтрак, обильно политый кленовым сиропом. Жена проследила за его взглядом и спросила:

— Не хотите французских тостов, Барри?

— Нет, пожалуй, не надо, — с колебанием ответил он.

— Меня это совсем не затруднит.

— Ну, если вы настаиваете. Перед тем как выйти из дома, я съел только маленькую тарелку отрубей с клубникой.

— Здоровая пища, — заметил я.

— Морин пытается посадить меня на диету, чтобы я сбросил вес, — объяснил он. — Поэтому дома я питаюсь здоровой пищей, а потом перекусываю еще чем-нибудь.

Я улыбнулся и показал рукой на стул, стоявший напротив меня. Эллен обмакнула два кусочка хлеба во взбитые яйца, включила конфорку и поставила сковородку.

— Как у тебя дела? — спросил я.

Барри пригладил жидкие волосы на лысеющей макушке.

— Ну, у нас есть несколько версий. Кажется, так говорят британцы?

— Думаю, да.

— Трудно работать так долго адвокатом, как Альберт, и не нажить себе хоть сколько-нибудь врагов. Уверен, он знал немало людей, способных вытворить что-то в этом духе.

— А я не могу представить себе человека, который способен совершить такое, — покачала головой Эллен.

— Да, конечно. Понимаю, о чем вы. Я, конечно, мог бы сказать, что при моей работе нужно быть готовым ко всему, но, если честно, я никогда еще не видел ничего подобного. Чтобы целую семью. Тем более в таком городе, как Промис-Фоллс.

— Это же Америка, — заметила жена, положив кусочки хлеба на разогретую сковороду. — Здесь все может случиться. И где угодно.

— Что-то у нас в последнее время участились подобные случаи.

— Неужели? — вмешался в разговор я.

— Ну, было еще два убийства, — признался Дакуорт. — Три недели назад прикончили одного парня в «Трентоне». — Это бар в северной части города. В том районе у меня было мало клиентов. — Его звали Эдгар Уинсом. Сорок два года, женат, двое детей, рабочий с цементного завода. Застрелен в грудь.

— Боже! — Меня новость неприятно удивила. — Драка в баре?

Барри покачал головой:

— Возможно, только все случилось за пределами бара. И никто из посетителей не видел, чтобы он ввязывался в потасовку или спорил с кем-то. Просто заглянул в бар, выпил несколько кружек пива, поговорил со своими приятелями, потом ушел, а позже его нашли на заднем дворе. В баре было так шумно, что никто не услышал выстрела.

— Наверное, с кем-нибудь повздорил, — предположил я.

Детектив кивнул мне в ответ:

— Вполне вероятно. Тем более что его даже не ограбили. Кошелек, деньги и кредитные карты были на месте.

— Все готово. — Эллен сняла сковородку с плиты.

— И мы никак не можем сдвинуть это дело с мертвой точки, — посетовал Барри.

— Два убийства? — переспросил я.

— Что? — не понял Дакуорт, отхлебывая кофе.

— Ты сказал, что было два случая?

— Ах да. Был еще один. Пожилой мужчина, пятидесяти лет, по фамилии Найт. Владел автомастерской в пяти милях от города, у двадцать девятого шоссе. Однажды вечером он заперся у себя. Все ушли, свет был погашен, но кто-то проник к нему и пустил пулю в голову. Это случилось вечером в пятницу, за неделю до того, как застрелили парня у «Трентона».

Эллен положила тосты на тарелку.

— Добавить сахара и сиропа? — спросила она.

— Да, пожалуйста, — ответил Барри.

Жена приправила тосты и поставила тарелку перед гостем.

— Какое великолепие!

— А почему я ничего не слышал об этом? — удивился я.

Дакуорт уже собирался отправить в рот первый кусок, но вдруг замер и посмотрел на меня.

— Видимо, тебя просто не интересовала подобная информация. — Он стал с наслаждением пережевывать тост, запивая кофе. — Если честно, то о происшествии в «Трентоне» газеты написали от силы пару абзацев. Ну убили человека рядом с баром. Рядовой случай. Найт из автомастерской был удостоен большего внимания, однако вокруг его дела тоже не стали поднимать особой шумихи.

— Мы же тогда уезжали, — напомнила мне Эллен.

Я призадумался. Мы ездили в Вермонт, плавали на пароме в Берлингтон. Это путешествие мы совершали каждый год. Дерек был предоставлен практически самому себе. Попросили сестру Эллен — Кэрол — заезжать к нему время от времени, готовить обеды, иногда неожиданно появляться по вечерам, чтобы узнать, чем он занимается. Мы не хотели, чтобы сын устраивал вечеринки в наше отсутствие, и парень страшно злился на нас за это. «Записывай все наши грехи, чтобы потом припомнить как-нибудь», — говорил я ему иногда.

— К тому времени, когда вы вернулись, в газетах уже ничего не было, — пояснил Барри. — Эллен, какая вкуснятина. Я не должен был их пробовать. Теперь мне придется пропустить ленч — этого завтрака мне хватит на весь день.

Эллен улыбнулась, но было видно, как она напряжена. Как и я, жена была удивлена ранним появлением детектива. Мы знали, что он занимается расследованием убийства Лэнгли, но не верили, что заглянул к нам просто по старой дружбе или в надежде, что его накормят здесь завтраком. Я был уверен — Дакуорт что-то задумал.

— Послушай, Барри, а что у тебя за версии касательно убийства?

Он помолчал, дожевывая очередной кусок. Полицейский так быстро сметал тосты Эллен, что мы и глазом моргнуть не успели. Жена чудесно их готовила. Дакуорт заглянул в пустую кружку.

— Вы не нальете мне еще?

— Конечно. — Эллен взяла кофейник и наполнила его.

— Вот замечательно. — Он вытер салфеткой сироп с уголков губ. — Мы попытались восстановить порядок событий. Альберт открыл дверь, и, вероятно, его застрелили первым. Затем была убита Донна, а потом — Адам. Парня пристрелили при попытке убежать.

Я представил себе эту картину и на некоторое время потерял дар речи.

— Прямо у двери черного хода, — продолжил Барри. — Ему почти удалось выбежать из дома. Как ни прискорбно это говорить, но, возможно, даже хорошо, что так все вышло. Если бы он выбежал на улицу, то скорее всего прибежал бы сюда и привел убийц прямо к вам.

Эллен посмотрела на меня. Я пожалел, что она услышала эти слова.

— Барри, мы с тобой давние друзья, и я понимаю, что ты пришел к нам не для того, чтобы поболтать по душам. Чего ты хочешь?

Он отправил в рот последний кусок тоста и запил кофе.

— Все дело в твоем сыне.


Глава шестая | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава восьмая