home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тринадцатая

Перед уходом я попросил у Агнесс позволения заглянуть в ее телефонную книгу. Она ушла за ней, оставив меня наедине с Бутс. Кошка терлась уродливой курносой мордой о мои брюки.

Она вернулась, неся с собой не только телефонную книгу, но и блокнот с карандашом.

— А что вы ищете? — спросила она, а потом быстро добавила: — Простите. Это, конечно, не мое дело.

— Все в порядке. Просто мне нужно сейчас заехать еще в одно место, и хотелось бы уточнить адрес.

Я нашел три фамилии Бюргесс в окрестностях Промис-Фоллс и переписал адрес и номер телефона каждого.

— Благодарю вас. — Я вернул книгу Агнесс. — И спасибо за лимонад. — Потом обратился к кошке: — Пока, Бутс.

Распрощавшись с миссис Стокуэлл, я направился к машине, на ходу доставая из кармана сотовый телефон. Подумал, что стоит позвонить Барри и рассказать ему о том, что узнал от Дерека, когда вернулся из дома Лэнгли. Прежде всего об исчезновении системного блока. Не важно, имело ли это какое-то отношения к убийствам или нет, но детектив должен был знать эту информацию.

Но оказалось, что я не включил телефон, когда уезжал из дому, и пришлось спешно возвращать его к жизни. Ожидая, пока телефон включится, я посмотрел на другую сторону улицы и заметил стоявший неподалеку черный автомобиль. Когда я приблизился к своей машине, «гранд-маркиз» тронулся с места. Я решил не садиться пока за руль и проверить, едет ли он ко мне.

Машина затормозила рядом с моим пикапом. Автомобиль еще толком не успел остановиться, а стекло задней двери начало опускаться.

— Привет, Рэндалл. — Я спрятал телефон в карман.

Мэр Финли осклабился, демонстрируя все тридцать два зуба:

— Каттер, сукин ты сын, неужели тебе так сложно сказать: «Привет, ваша милость»?

— Сложно, — признался я.

— Слушай, Джим, у тебя найдется свободная минутка? Мне нужно с тобой поговорить.

— Я вообще-то работаю. А как ты меня нашел?

— Спросил у Эллен. Она пыталась дозвониться до тебя.

— Мой телефон был выключен.

— Я убедил ее, что это очень важно, а когда она не смогла до тебя дозвониться, рассказала, где тебя можно найти, — объяснил Финли. — Да ладно тебе. Это всего лишь минутка. Иди сюда, спрячься от жары. — Он распахнул дверь автомобиля, что можно принять за официальное приглашение.

— Рэнди, я…

— Прошу тебя, Каттер. Здесь действительно хорошо.

Я открыл заднюю дверцу пошире, чтобы сесть в машину. Финли передвинулся на другую сторону сиденья. Внутри было удобно и прохладно. Когда я закрыл дверь, Лэнс Гэррик повернулся ко мне с водительского места и усмехнулся:

— Привет, Каттер! Как успехи с прополкой чужих огородов?

Я сделал вид, что не расслышал его.

— Лэнс, чем сидеть тут и без толку тратить бензин, почему бы тебе не покатать нас немного? Ты не обиделся? — спросил меня Финли.

— Все в порядке, — отмахнулся я. — Просто сижу тут и наслаждаюсь прохладой.

— Косить траву в такую жару, да еще в воскресенье! — Лэнс, качая головой, поцокал языком, как будто я своим поведением нарушал устои Промис-Фоллс. Он посмотрел вперед, крутанул руль и добавил: — Зато у нас здесь всегда прохладно.

— Тебе везет, — ответил я, не в силах больше игнорировать его.

— Да я ни за какие коврижки не стал бы стричь траву, когда на улице такая жарища!

— Я уже понял тебя, Лэнс, — бросил я.

— Нет, если бы мне было лет четырнадцать, это еще куда ни шло…

— Лэнс, — не выдержал Финли, — ты когда-нибудь заткнешься или нет? — Потом обратился ко мне: — Надо проверить, найдутся ли в городском бюджете на следующий год средства, чтобы установить стекло между мной и водителем. — Лэнс поморщился. — У меня тут серьезный разговор, Лэнс. Так что вруби свой айпод, или что там у тебя, и не мешай нам.

— Я не взял его с собой, — пожаловался водитель.

— Тогда следи за дорогой. Я должен решить одно важное дело.

«Не такое уж оно и важное», — подумал я, глядя в окно и наслаждаясь поездкой. Мне стало интересно, скажет ли Рэндалл Лэнсу, чтобы тот вытер мой пот с серого кожаного сиденья, после того как я покину автомобиль.

— Джим, — начал мэр, — хорошо выглядишь. Я серьезно.

Я не ответил.

— Как ты себя чувствуешь после той истории с Лэнгли? Наверное, для вас это стало большим потрясением? Как твои жена и сын?

— Чем я могу тебе помочь, Рэнди?

— Вот он — тот самый Джим Каттер, которого я так хорошо знаю. Всегда сразу переходит к делу безо всякой болтовни. Мне всегда нравилось это в тебе. Ты знаешь, что Лэнгли помогал мне одно время? Правда, не Альберт лично, а его контора, они даже улаживали дела, когда я разводился с моей первой женой. — Он помолчал минуту. — Или со второй? А может, и с обеими.

Я потрогал рукой кожаное сиденье между нами. Интересно, сколько раз Финли здесь трахался?

— Да, — кивнул я. — Альберт оказывал услуги многим шишкам из Промис-Фоллс. Если, конечно, Промис-Фоллс достаточно большой город, чтобы иметь своих шишек.

Финли засмеялся:

— Верно. Мы не в Олбани. Здесь лужа поменьше. Но даже в ней плавает несколько крупных рыбешек, верно я говорю?

Я промолчал, ожидая, что он наконец-то скажет что-то по делу.

— Видишь ли, — начал Рэндалл, понижая голос, — я решил сделать важный шаг.

— Важный шаг? Неужели Джей все-таки собралась и выгнала тебя из дома? — Его третья жена и так прожила с ним дольше, чем ожидала общественность. Вероятно, она надеялась извлечь из брака с Финли какую-то выгоду для себя или просто обладала большей способностью к прощению, чем предыдущие две жены мэра.

— Очень смешно, — улыбнулся он. — Вообще-то я собираюсь баллотироваться в конгресс.

Я никак не отреагировал.

— Что? — спросил Финли. — Ни одного едкого замечания?

— Покажи себя, Рэнди! Пролезь в конгресс! Стань президентом! Мне все равно. Я не буду голосовать за тебя.

И снова он рассмеялся:

— Какой же ты прямолинейный, малыш Джимми! Не рассчитываю на твой голос, но меня интересует другое, а именно — смогу ли я рассчитывать на твое благоразумие.

— Благоразумие?

— Если ты мэр заштатного городишки, тебе еще простительны отдельные глупые выходки. Поверь мне, это так. Но на государственном уровне, особенно если ты представляешь штат вроде Нью-Йорка, а не какой-нибудь занюханный штат, о котором никто никогда не слышал, вроде Северной Дакоты…

— Моя мать была из Северной Дакоты, — перебил я. На самом деле солгал, но какая разница?

— Ты понимаешь, о чем я. — Финли даже не попытался извиниться. — Я считаю, что на национальном уровне все обстоит иначе. — Он посмотрел на меня, проверяя реакцию, но я сохранял бесстрастное выражение лица. — Как только ты заявляешь о намерении баллотироваться в конгресс, люди тут же начинают копаться в твоем прошлом, задавать вопросы. Обсуждать, насколько у тебя подходящая репутация.

— Вот здесь волноваться нечего, Рэнди. У тебя прекрасная репутация. Спроси у любого. Спроси у тех матерей-одиночек, которым ты заблевал ковер в холле. Уверен, они многое смогут рассказать.

— Ладно. — Финли слегка покраснел. — Признаю, я там немного сплоховал. Надо будет в ближайшее время заехать туда и проведать Джиллиан. Оказать им материальную поддержку, будь они неладны. Может, я и не смогу заткнуть глотку вечно ревущим младенцам, но их мамашек точно заставлю замолчать.

— Не сомневайся, Рэнди, ты будешь вознагражден за свои добрые дела.

— Собственно, я хотел лишь узнать, достаточно ли ты благоразумен, чтобы держать язык за зубами, если кто-нибудь начнет разведывать обо мне информацию.

— И в чем должно выразиться мое благоразумие?

Финли удивленно выпучил глаза:

— Слушай, было же время, когда ты на меня работал. Иногда я вел себя не лучшим образом. Но это было в прошлом. Я изменился. Тот человек, на которого ты работал… его больше не существует.

— Рад это слышать.

— И я просто хотел сказать, что, если вдруг кто-то начнет интересоваться, каким человеком был твой бывший работодатель, могу ли я рассчитывать, что ты не сболтнешь лишнего? — Когда я не ответил, он продолжил: — Мы ведь в расчете, верно? Ты хранишь молчание, а я не заявляю на тебя за побои. Другой на моем месте посадил бы тебя в кутузку за подобное.

— Вы вообще не должны были вызывать его той ночью, босс, — вмешался Лэнс. — Лучше бы позвонили мне. Тогда ничего не случилось бы.

— А вот если бы ты, — обратился я к Лэнсу, — не подсунул Рэнди малолетку, точно ничего не случилось бы. — Я повернулся к Финли: — Что до тебя, то ты серьезно думаешь, что сделал мне одолжение, не заявив на меня? Ты подумал о свидетелях, которых пришлось бы пригласить? Сколько лет было той девочке? А ее подруге, которая ждала вас в коридоре? Чтобы дать показания в суде, им пришлось бы отпрашиваться со школьных занятий.

— Послушай, — развел руками Финли. — Я могу найти тебе работу, Каттер. Хочешь, иди работать в мой предвыборный штаб.

— Эй, — возмутился Лэнс, — вы же не собираетесь отдать ему старое место?

— Ради Бога, Лэнс, следи за дорогой!

— Что, мне притвориться, что я оглох?

— Джим, не обращай на него внимания. Я хочу предложить тебе должность в моем предвыборном штабе. Там много работы. И за нее будут хорошо платить, намного больше, чем ты зарабатываешь, подстригая чужие газоны. Да что с тобой такое? Неужели ты потерял свою гордость?

Хотелось ответить, что, если бы у меня не было гордости, я до сих пор продолжал бы работать на него. Но я не собирался оправдываться ни перед ним, ни перед кем-либо еще.

А он все не унимался.

— Ты ездишь на своем идиотском тракторе и выполняешь работу, которая ниже твоего достоинства, Каттер. Ты же способный человек и многое умеешь. Отлично ладишь с людьми. У тебя прекрасная интуиция. Тебя непросто сбить с толку. Мне это нравится. А тот случай, когда ты меня стукнул по носу, это давняя история. Считай, что ее и не было.

— Ты не можешь подвезти меня обратно к моему пикапу? — попросил я Лэнса, а потом обратился к Финли: — Слушай, мне все равно, что ты делаешь. И куда собираешься баллотироваться. Я ничего никому не скажу.

— Какой же ты правильный, Джим!

— Просто если я расскажу людям о случае, свидетелем которому стал, мне придется также объяснять, почему я так долго на тебя работал. А я не смогу ответить на этот вопрос. Так что тебе не о чем беспокоиться. Что касается твоего предложения, меня это не интересует. Мне нравится то, чем я сейчас занимаюсь. Я люблю работать с сыном. И могу без страха смотреть на себя в зеркало в конце рабочего дня.

Финли понимающе кивнул:

— Мне больше не о чем тебя просить. Понимаю, что ты не хочешь на меня работать. Но я признателен тебе за твое благоразумие.

— А та девушка? — спросил я. — Из номера? Что с ней случилось?

— Не знаю, — пожал плечами Рэндалл. — Я больше никогда ее не видел. Слава Богу, с тех пор я взялся за ум.

Я увидел пикап, припаркованный на обочине дороги. Лимузин сбавил ход и остановился.

Финли протянул руку. Пожать ее было проще, чем отказаться от рукопожатия, поэтому я протянул руку, пытаясь убедить себя, что это всего лишь формальность и этим легким рукопожатием мне не пришлось идти на компромисс со своими принципами.

— Выйди и открой дверь мистеру Каттеру, — приказал Финли Лэнсу, продолжая трясти мою руку.

— Что? — спросил Гэррик. — Вы шутите?

— Ты слышал, что я сказал?

Лэнс вышел и обогнул машину. На мгновение подумалось: «Черт с ним, я и сам смогу открыть эту дурацкую дверь», — но потом все же решил, пусть водитель выполняет свою работу.

Дверь распахнулась, и я вышел на улицу. Лэнс приблизился ко мне сзади, положил подбородок мне на плечо и тихо прошептал на ухо:

— Это было в первый и последний раз. Ты ведь не думаешь, что я открываю двери перед уборщиками газонов?

Я с силой ткнул его локтем. Он охнул и согнулся пополам.

— Прости. Не могу контролировать руку. Она весь день держала газонокосилку, вот и дергается. Что-то нервное, наверное.


Глава двенадцатая | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава четырнадцатая