home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 43

«Какой же я идиот», – подумал Дакуэрт.

Он ехал к дому, где, по данным регистрационного отдела Теккерей-колледжа, должен проживать Дерек Каттер, когда его осенило, что требовалось спросить у хозяйки квартиры Сариты Гомес миссис Селфридж, которая так прекрасно выпекала банановый хлеб.

Утром, перед выездом из управления, он посадил женщину-полицейского обзванивать местные дома престарелых, чтобы попытаться найти тот, где работает Сарита. Но его не покидала мысль, что, даже если они попадут в нужное место, администрация может не признаться, что дом нанял работника нелегально.

И вот только по дороге к Дереку Дакуэрта осенило.

– Тупой, тупой, тупой, – обругал он себя.

Остановился у тротуара в паре кварталов от дома Дерека, достал телефон и записную книжку. Нашел нужное имя и набрал номер.

Миссис Селфридж ответила после третьего гудка. Дакуэрт назвался.

– Привет, детектив, – поздоровалась она. – Если интересуетесь, не вернулась ли Сарита, сразу отвечаю – нет. Она заплатила до конца месяца, но я думаю, мне пора начинать искать нового жильца. У меня ощущение, что она слиняла насовсем.

– Возможно, вы правы, – подтвердил Дакуэрт. – Хочу еще раз поблагодарить вас за банановый хлеб. Не поделитесь рецептом? Если откажете, вызову повесткой для дачи свидетельских показаний.

Миссис Селфридж рассмеялась.

– Поверьте, у меня даже ничего не записано. Все делаю из головы. Но что-нибудь можно придумать.

– И еще одно, – продолжал Дакуэрт. – Поверить не могу, что не сообразил вчера. Ведь это вашим телефоном пользовалась Сарита?

– Да.

– Я хочу, чтобы вы просмотрели журнал звонков – входящих и исходящих.

– Сделаю, – пообещала хозяйка квартиры. – Что сначала: телефон или рецепт?

– Телефон, – с сожалением ответил детектив. – Сарита, возможно, звонила в дом престарелых, где работала, а оттуда звонили ей. Выясним номер телефона, узнаем, кто нанял ее на работу. Могут оказаться и другие номера, которые помогут мне ее найти. – Он помолчал. – Как только найду, спрошу, собирается ли она оставить за собой вашу комнату.

– Буду премного благодарна.

– Вы сохранили мою визитку, которую я дал вам вчера? – Миссис Селфридж ответила утвердительно. – Если пошлете на мою электронную почту номера из журнала вашего телефона, буду тоже премного благодарен.

Миссис Селфридж пообещала, что займется этим сейчас же, и он попрощался с ней.

– Идиот! – снова обругал он себя. Единственное оправдание – перегрузка. Он разрывался между несколькими расследованиями: убийством, роковым выстрелом в Теккерей-колледже, странном вечернем происшествии в «Пяти вершинах», убийством белок. Навалилось все одновременно. А теперь еще неурядицы на домашнем фронте. Как его сын дошел до жизни такой, что нанялся работать к этому козлу Рэндалу Финли? Сукиному сыну нельзя ни на грош доверять. Видимо, у него появились причины заманить к себе Тревора. Сын – находка для любой компании, но чтобы водить грузовик, не нужно быть семи пядей во лбу. Финли мог нанять на такую работу кого угодно. Почему он взял Тревора?

Пока хозяйка квартиры Сариты искала телефонные номера, он решил двигаться дальше к дому Дерека Каттера. Имя этого молодого человека вчера всплывало дважды – в связи с расследованиями двух разных дел: во-первых, он был тем юношей, от которого забеременела Марла Пикенс; во-вторых, другом Мейсона Хелта – студента, которого выстрелом в голову убил Клайв Данкомб.

Дакуэрту было о чем поговорить с этим Дереком.

Он уже собирался тронуть машину, когда зазвонил мобильный телефон.

– Дакуэрт слушает.

– Привет, Барри. Это Кэл Уивер.

Голос из прошлого.

– Привет, старина. Я слышал, что ты вернулся. Все собирался позвонить.

– Все вокруг так заняты, – хмыкнул Уивер.

– Где живешь?

– Знаешь старый книжный магазин в центре? «Нейманз»?

– Да.

– Над ним.

– Понял.

– Сначала поселился у сестры, – пояснил Уивер. – Но только на время, пока не нашел себе пристанища.

– Я знаю, что тебе пришлось мотать из Грифона. Наслышан, что там случилось. Сочувствую.

– Спасибо, – поблагодарил Уивер. – Слушай, это ты расследуешь убийство Розмари Гейнор?

– Я.

– Страховая компания «Непонсет» попросила меня разобраться, в чем там дело. Билл Гейнор у них работает, и Гейноры там же страхуются.

– Понятно, – промолвил Дакуэрт.

– Миссис Гейнор застрахована на миллион долларов, но прежде чем Билл Гейнор получит деньги, будет проведена соответствующая проверка.

– Разумеется.

– Но насколько я понимаю, там все верняк.

– Я веду расследование, Кэл, но обвинений пока никому не предъявлено, – объяснил Дакуэрт.

– А как же Марла Пикенс? На мой взгляд, она вполне подходит.

– Она подозреваемая.

– У нее оказался ребенок Гейноров, – продолжал Уивер. – И это не первый раз, когда она вытворяет подобные штуки. Я прав?

– Прав.

– Пойми, я не собираюсь путаться у тебя под ногами. Никакого собственного активного расследования вести не буду. Во всяком случае, на этой стадии. Стану со стороны наблюдать за развитием событий и ждать, когда вы произведете арест. А сейчас просто информирую на будущее.

– Ценю, – отозвался Дакуэрт. – Слушай, надо как-нибудь собраться, хлопнуть пивка, поболтать о том о сем.

– Согласен, – без энтузиазма ответил Уивер и завершил разговор.

Дакуэрт подумал, что должен был раньше связаться со старым приятелем, но тут же в голову пришла другая мысль: у Билла Гейнора не будет проблем с деньгами на зарплату новой няне для Мэтью.

Миллион баксов – немалая сумма.


Столкнувшись с Дэвидом Харвудом у входа в дом Дерека Каттера, Дакуэрт спросил, что ему здесь понадобилось.

– Пытаюсь, как и вы, разобраться в том, что случилось, – на ходу бросил бывший репортер, направляясь к оставленному на улице древнему «таурусу».

Дерек ждал у двери в свою квартиру.

– Привет, Дерек, – поздоровался детектив. – Как дела?

– Нормально, – ответил молодой человек.

– Как отец?

– Нормально.

Оказавшись в квартире, Дакуэрт спросил о Марле Пикенс.

– Отвечу то же, что сказал тому парню, который только что ушел. – Дерек Каттер повторил свой рассказ.

Затем детектив перешел к Мейсону Хелту:

– Я слышал, вы были друзьями?

– А я слышал, что его просто расстреляли.

– Ты знаешь, что он выслеживал в кампусе девушек и нападал на них?

– Думаете, если бы я что-то об этом знал, то стал бы молчать?

– Следовательно, ты не в курсе.

– Нет. И до сих пор в это не верю. На собственной шкуре испытал, как могут обвинить в том, чего никогда не совершал.

Дакуэрт считал, что в то время принес этому парню достаточно извинений.

– Когда ты с ним в последний раз разговаривал?

– Около двух недель назад. Мы случайно встретились, и он пригласил меня к себе на пару бутылок пива. Сказал, что у него появилась странная работа. Наняли вроде как актером. Мы же с ним вместе ходили в драмкружок.

– И куда его наняли?

– Я его спросил: это любительский театр? В колледже или в городе? Или роли в рекламных роликах?

– И что оказалось?

– Ничего из этого. Мейсон сказал, что какая-то частная история. Я решил, что, возможно, связанная с сексом. Нанял какой-нибудь старый хлыщ, чтобы приходил к нему домой, танцевал, раздевался и устраивал для извращенца представления.

– Почему тебе пришло такое в голову? – спросил Дакуэрт. – Самого когда-нибудь нанимали?

– Избави боже! Просто он говорил настолько таинственно, что меня заинтересовало, и я продолжал задавать вопросы. Мейсон ответил, что его работа вроде той, когда нанимают актеров, чтобы те изображали больных, а студенты-медики должны поставить им диагноз.

– Слышал о таком.

– Вроде как то, что он делал, было частью какого-то исследования. Но вместе с тем намекнул, что занятие было рискованным. – Дерек покачал головой. – И, как оказалось, был прав.

– Мейсон сказал, кто его нанял?

– Нет. Но объявил, что на полученные деньги сумеет несколько раз меня угостить.

Это соответствовало показаниям Джойс Пилгрим. За секунду до того, как Клайв Данкомб застрелил Мейсона, тот сказал, что нападение на Джойс – игра, его работа.

– В момент гибели Мейсон был одет в толстовку с номером 23. Ты видел его раньше в этой толстовке?

– Странно, что вы об этом вспомнили.

– Почему?

– В тот раз, когда мы с ним случайно встретились, он был в городском магазине спорттоваров, где продают цифры, которые пришивают на спортивные куртки. Мейсон принес домой белый пластиковый пакет. Я спросил, что в нем. Он ответил: реквизит для работы, но не показал. Но, когда на секунду ушел из комнаты отлить, я заглянул внутрь. Там находились две цифры. По тому, как они лежали, я прочитал «32». Однако с тем же успехом они могли составлять «23».

– Следовательно, его наняли для некоей работы и обязали во время выполнения задания носить этот номер.

– Выходит так, – кивнул Дерек. – Но зачем?

– Не знаю, – ответил детектив.

– Какое значение имеет число 23?

– Не знаю.

– Может быть, намек на двадцать третий псалом? – предположил Дерек.

– С этого места давай подробнее. Утром по воскресеньям я если не на дежурстве, то сплю.

– Я тоже давным-давно не посещал церкви. Но когда был совсем маленьким, родители заставляли меня ходить в воскресную школу. Псалом 23 начинается словами: «Пастырь мой, ни в чем не буду нуждаться я…» И далее говорится о скитаниях по долине смертной тени, где не убоюсь я зла. Вспоминаете?

– Что-то такое забрезжило.


Глава 42 | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава 44