home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава сорок третья

В кухне зазвонил телефон. Я нехотя встал, осторожно обошел оторванные половицы и снял трубку. Номер звонившего не определился.

— Ты будешь гореть в аду, — произнесла женщина.

— Кто говорит?

— Мы не хотим иметь соседа, который убил свою жену. Так что побереги свою задницу.

— А ты побереги свою. Думала, твой номер не определится, а он у меня высветился.

В трубке раздались короткие гудки. Не успел я ее положить, как телефон зазвонил снова. На сей раз номер определился, но был мне незнаком.

— Мистер Харвуд?

— Да.

— Это Арнетт Китчнер, продюсер программы «Доброе утро, Олбани». Мы бы очень хотели видеть вас на нашей передаче. Вам даже не нужно приезжать в студию. К вам приедут, и вы сможете поговорить о создавшейся ситуации, сказать что-нибудь в свое оправдание.

— В оправдание?

— У вас появится возможность дезавуировать слухи о причастности к исчезновению своей жены.

— Но мне пока не предъявили никаких обвинений, — возразил я.

Закончив с телефонными разговорами, я медленно обошел дом, переступая через оторванные половицы, разломанные плинтусы, разбросанные диванные подушки и удивляясь, что на меня нашло. Неужели я потерял рассудок? В дверь позвонили. Это был отец. Увидев погром, он воскликнул:

— Боже, Дэвид, что тут случилось? Ты звонил в полицию?

— Все в порядке, папа.

— В порядке? Тебе нужно позвонить в полицию…

— Это моя работа.

Он посмотрел на меня.

— Как?

Я повел отца в кухню.

— Хочешь пива?

— Да тут ремонта на несколько тысяч долларов, — проговорил он, глядя на рассыпанные по стойке сахар и муку. — Ты что, спятил?

Я открыл холодильник, отодвинутый от стены.

— У меня здесь пиво «Куэрс». Хочешь?

Отец кивнул, взял банку, сорвал крышку и сделал глоток.

— Пиво, наверное, то, что мне нужно.

Я нашел еще одну банку и открыл.

— Зачем ты это сделал? — спросил он.

— Решил поискать, не спрятала ли Джан что-нибудь еще в доме. Хотел найти ее тайник.

— И что ты ожидал в нем увидеть?

— Понятия не имею, — признался я.

Опять зазвонил телефон. Я не пошевелился.

— Ты не собираешься снимать трубку? — спросил отец. — А если это звонит она?

Я снял трубку, вовсе не ожидая, что это Джан.

— С вами хочет поговорить мистер Себастьян, — произнес Уэлленд.

Я вздохнул.

— Хорошо. Я слушаю.

— Не по телефону. На улице.

Я положил трубку и, не замечая вопросительных взглядов отца, направился к входной двери. Отец посмотрел мне вслед и двинулся наверх, оценивать ущерб.

Когда я приблизился к тротуару, из автомобиля вышел Уэлленд в больших темных очках и открыл для меня заднюю дверцу.

— Я не могу с вами сейчас поехать, — сказал я. — Пусть ваш босс опустит стекло, и мы поговорим.

Уэлленд кивнул и легонько постучал в стекло. Через секунду оно опустилось, и в окне появился Элмонт Себастьян.

— Добрый день, Дэвид.

— Что вам нужно?

— То же, что и всегда. Кто эта женщина?

— Я же говорил вам, что не знаю.

— Но мне нужно выяснить, — настаивал Себастьян. — Она нанесла ущерб моей фирме.

— Послушайте, у меня дел по горло, — сказал я. — Неужели у вас нет возможностей выяснить самому?

Себастьян кивнул и поднял стекло. Уэлленд посмотрел на меня.

— Он не будет просить вас еще раз.

— Ну и ладно.

— Нет, — произнес Уэлленд, — это означает, что мистер Себастьян начнет действовать.

Он сел за руль лимузина и медленно двинулся по улице. Я проводил машину взглядом, пока она не скрылась за поворотом, затем вошел в дом и крикнул:

— Папа!

— Да?

— Что ты там делаешь?

— Думаю, как это все восстановить. Ты действительно здесь порезвился.

Я нашел его наверху в коридоре. Отец стоял на коленях и осматривал оторванные половицы.

— Итана сюда привозить нельзя, — заявил он не оборачиваясь. — Тут полно мест, где ребенок может пораниться. Повсюду торчат гвозди. Черт возьми, Дэвид, тебе, конечно, тяжело сейчас приходится, но зачем же ломать дом, где все так замечательно было подогнано.

— Да, я совершил глупость.

Отец собрал половицы и поставил к стене.

— Теперь придется искать, какая половица куда подходит. Некоторые надо будет заменить новыми. Это займет несколько дней. Я могу поехать домой за инструментами.

— Зачем тебе заниматься этим прямо сейчас?

Он повернулся ко мне.

— Ты надумал еще что-нибудь сделать?

Я прислонился к стене, чувствуя себя совершенно разбитым, затем побрел по коридору. Отец последовал за мной.

— Честное слово, теперь я сам удивляюсь, что за безумие мной овладело.

Мы дошли до стенного шкафа.

— Вот отсюда я начал. Где тогда нашел конверт.

Отец взял оторванный плинтус, повернул, чтобы посмотреть, цел ли, и охнул.

— А это что?

К внутренней стороне плинтуса скотчем был прикреплен конверт, похожий на тот, который я нашел. Отец оторвал пленку, освободил конверт и протянул мне. Конверт не был заклеен. В нем лежал сложенный втрое листок.

Еще одно свидетельство о рождении, на сей раз Констанс Таттингер.

— Что там? — спросил он.

— Свидетельство о рождении, — ответил я.

— Чье?

— Не знаю. Но имя мне знакомо. Я его где-то недавно слышал.

Оно было как-то связано с Ричлерами. Кажется, так звали подружку Джан. Девочку, которая играла с ней во дворе, когда Хорас Ричлер слишком поспешно сдавал задом свой автомобиль. Констанс. Это она толкнула Джан под машину. В свидетельстве была указана дата ее рождения. Пятнадцатое апреля семьдесят пятого года. Констанс была на несколько месяцев старше Джан Ричлер.

Место рождения — Рочестер. Родители — Мартин и Тельма Таттингер.

— Все сходится! — воскликнул я.

— О чем ты?

— Констанс Таттингер не надо было долго возиться, искать себе новые имя и фамилию. Все находилось под рукой.

— Какая Констанс?

— Она взяла имя той, которую подтолкнула к смерти, — сказал я.

— Ни черта не понимаю, что ты тут бормочешь! — разозлился отец.

Я направился к телефону и набрал номер Ричлеров.

Ответила Греттен.

— Миссис Ричлер, — проговорил я, — это Дэвид Харвуд.

— Здравствуйте!

— Извините за беспокойство, но у меня вопрос.

— Пожалуйста.

— Вы упоминали имя девочки, которая играла с вашей дочерью во дворе…

— Констанс, — произнесла Греттен ледяным тоном.

— А фамилия?

— Таттингер.

— Вскоре ее семья уехала?

— Да.

— Куда?

— Не знаю.

— А в Рочестере кто-нибудь знает?

— Понятия не имею. А почему вы спрашиваете?

— Просто ищу везде, где только можно, миссис Ричлер.

— Понимаю. — Она помолчала. — Значит, вы еще не нашли свою жену?

— Пока нет.

— В вашем голосе звучит надежда.

— Да.

— Вы думаете, она жива?

— Скорее всего. Но мне непонятны причины ее исчезновения.

— Желаю вам удачи.

— Спасибо, миссис Ричлер. Вы мне помогли. Извините за беспокойство. Пожалуйста, передайте от меня привет вашему мужу.

— Передам, когда он выпишется из больницы.

— Мистер Ричлер заболел?

— Сегодня утром он снова пытался покончить с собой. Так что, мистер Харвуд, ваш визит к нам не прошел для него бесследно.


* * * | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава сорок четвертая