home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 45

Кто-то тихо постучал в дверь квартиры Маршалла Кемпера.

Сарита Гомес в это время стояла у раковины в ванной и смотрела на свое отражение в зеркале.

Она замерла.

Полиция вышла на ее след. Сыщики, должно быть, выяснили, где она работала. Возможно, кто-нибудь сообщил им, что она встречалась с Кемпером. И вот они здесь. Глупо было надеяться, что можно надолго спрятаться. Надо было как можно быстрее выбираться из Промис-Фоллс. И уезжать куда подальше.

Сарита вышла из ванной и босая направилась к двери, стараясь ступать легче, чтобы не скрипнули половицы. В трех футах от входа остановилась и перевела дыхание.

Снова постучали.

А затем настойчивый шепот позвал:

– Крошка, это я.

Сарита отперла замок и сняла цепочку. В квартиру вошел Маршалл с пакетом из «Макдоналдса».

– Вот, взял завтрак. – Он поставил пакет на стол кухонного уголка. Вынул два стаканчика кофе, пять сандвичей и пять картофельных оладий. – Ужасно проголодался и решил, что ты тоже.

Он распаковал сандвич и впился в него зубами, запихнув в рот сразу почти треть.

– Получил наличные? – спросила Сарита.

– Мм… – промычал Маршалл.

– Я не чувствую себя здесь в безопасности. Надо садиться в поезд и ехать в Нью-Йорк.

Маршалл успел уже протолкнуть часть сандвича в горло, получив тем самым возможность разговаривать.

– Я не ходил к банкомату. Занимался кое-чем другим. Тем, что принесет тебе больше денег. Нам обоим.

Он протянул Сарите сандвич, но она не взяла.

– Что ты натворил?

– Выслушай меня, крошка. Я знаю, тебе было страшно. А я заварил эту кашу. Все отлично выгорит. Нам должно подфартить.

– Только не говори, что звонил мистеру Гейнору.

– Подожди, послушай…

– Идиот!

– Постой! – Он потянулся к ней свободной от сандвича рукой, но Сарита отступила на шаг. Маршалл быстро откусил кусок хлеба с сосиской и яйцом. – Все будет в ажуре. Он раскошелится на пятьдесят тысяч долларов.

– О боже! Ты упомянул меня? Сказал, что я замешана?

– Нет-нет. Я же не дурак. Когда я сказал «нам», то имел в виду, что деньги пойдут нам обоим. Что же до Гейнора, он знает одно, что имеет дело с мужиком, но понятия не имеет, кто этот мужик.

– Я же тебя просила этого не делать!

– Да ладно! У тебя голова не варит, потому что ты оказалась в самой гуще. Мне со стороны виднее. Ты уж мне доверься. – Маршалл посмотрел на часы. – Парнишка скоро должен звонить. Он знает: если к десяти тридцати я не получу от него сведений, то иду прямиком к копам и выкладываю все, что знаю. Все, что ты мне рассказала.

– Это невозможно! Тебе нельзя идти в полицию!

Маршалл закатил глаза.

– Я и не собираюсь. Но он об этом не догадывается. В этом вся прелесть ситуации. И поэтому он расстанется с пятьюдесятью тысчонками. Он даже не заметит потери. А для нас это шанс начать жизнь сначала.

– Ты сделал все только хуже. Все было и так плохо, а ты сделал еще хуже.

– Перестань, крошка. Почему хуже? Это – решение. Способ выбраться из этой заварухи.

– Ты обещал не вмешиваться, – проговорила Сарита. – Мне надо ехать. Сматываться отсюда.

– Потерпи немного. Хотя бы часок. Гейнор позвонит в любую секунду. Я схожу за деньгами, вернусь, и мы отчалим. Все, что потребуется, купим по дороге.

Сарита подошла к окну, выглянула на улицу, возвратилась к Маршаллу, прошлась по комнате.

– Я всегда хотела одного: поступать правильно. Когда увидела ее там, на кухне, поняла: надо что-то делать и…

– Ты ведь сделала как лучше. Не могла же ты оставить там этого маленького засранца. Но та история в прошлом. Теперь мы…

В переднем кармане джинсов Маршалла зазвонил мобильный телефон. Он бросил сандвич на стол, выхватил из кармана трубку и поднес к уху.

– Не опоздали, мистер Гейнор.

Сарита, глядя на Маршалла, медленно качала головой. Едва слышно выговаривала:

– Нет-нет-нет.

Маршалл, чтобы ее не услышали, поднес палец к губам.

– Это было не просто, – сказал Билл Гейнор.

– Но вам все-таки удалось.

– Деньги при мне.

– Замечательно, – расцвел Маршалл Кемпер. – Теперь слушайте. Вы знаете городские торговые ряды?

– Конечно.

– Положите деньги в их фирменный пакет. У вас есть?

– Есть.

– Деньги в него влезут? Пакета хватит?

– Влезут, – ответил Гейнор.

– Хорошо. Вы положите деньги в пакет с экологическим ярлыком. Слева в торговых рядах есть место, где продают хот-доги. Рядом контейнер для мусора. Вы опустите пакет в урну и пойдете дальше.

– Бросить деньги в мусор?

– Я их быстренько заберу. Только давайте уточним одну вещь. Я буду настороже. Я знаю, как вы выглядите, а вы меня не знаете. Я буду наблюдать, не присматривает ли кто-нибудь за вами. Вы меня понимаете?

– Понимаю.

– Попробуйте что-нибудь выкинуть – я сразу отправляюсь к копам. Это ясно?

– Я же сказал, ясно.

– Вот и хорошо. Бросаете пакет в урну и уходите. Все очень просто. Вы приняли правильное решение, Гейнор, и больше обо мне никогда не услышите. У меня есть представление о морали, и я не из тех, кто вечно тянет из человека деньги.

– Ладно. Когда вы хотите этим заняться?

Маршалл посмотрел на часы. Сарита поняла, что он рассчитывает время.

– В час. Только не опаздывайте.

– Не опоздаю.

Гейнор разъединился, и Маршалл улыбнулся Сарите:

– Мы разбогатеем, крошка.

– Пятьдесят тысяч – это не богатство, – сказала она. – Даже такая нищая, как я, это понимает. Ты глупец, Маршалл.

– Сейчас доем сандвич и пойду, – ответил он. Обнял Сариту за шею, притянул к себе и поцеловал. – Подожди немного. Я о тебе позабочусь.


Маршалл сел в углу площадки экспресс-кафе. В одиннадцать утра в будний день там было не так многолюдно, как он надеялся. У стойки сидели старички и пили кофе, некоторые из них собрались группками, чтобы потрепаться. Маршалл знал, как они развлекались. Приходили сюда до открытия магазинчиков, прохаживались по рядам в своих идиотских кроссовках – туда-сюда, двадцать, тридцать раз, затем заваливались в кафе, брали кофе с пирожками, сидели часами и болтали, потому что заняться им было больше нечем. Здесь было их последнее пристанище до переезда в «Дэвидсон-плейс».

Маршалл купил газету и кока-колу и сел за столик, откуда открывался свободный обзор прилавка с хот-догами и стоящего неподалеку мусоросборника, представлявшего собой емкость с двумя отделами: одним для мусора, другим для пригодных для повторного использования вещей. Площадка со столиками находилась в тупике широкого коридора, поэтому Билл Гейнор мог прийти только с одной стороны.

Минут через пятнадцать Маршалл заметил приближающегося мужчину. Одной рукой он прижимал к груди ребенка, в другой нес фирменный пакет с экологическим знаком.

Сначала Маршалл удивился: кому может прийти в голову нести выкуп шантажисту и брать с собой ребенка? Но потом сообразил: ведь сегодня няня Гейноров не вышла на работу.

Башка твоя дырявая!

Он старался не отрывать глаз от спортивных страниц «Таймс юнион» – что еще можно читать в наши дни в местной газете? – но то и дело бросал взгляды на мужчину.

Тот прошел мимо него и направился в сторону мусоросборника.

Маршалл ощутил во всем теле дрожь – ему в руки плыла целая куча денег. Когда Гейнор повернулся к нему спиной, он больше не сводил с пакета глаз.

Гейнор поравнялся с мусоросборником, быстро оглянулся, откинул крышку на петлях и бросил внутрь пакет. Не выпуская из рук ребенка, повернулся и пошел в ту сторону, откуда появился.

Маршалл дождался, пока он скроется из виду.

– Получилось, – сказал он себе. Оставил газету и кока-колу на столе и энергично двинулся к мусорному контейнеру.

За столиком в нескольких шагах впереди сидел старикан и болтал с такими же, как сам, хрычами. Вдруг он вскочил и побежал куда быстрее, чем можно было ожидать в его возрасте, к тому же мусорному контейнеру.

– С дороги, старик, – прошипел Маршалл.

В руках у старика ничего не было – зачем ему потребовался контейнер? Оказавшись рядом с мусоросборником, он открыл одной рукой крышку, другую запустил внутрь.

– Эй! – крикнул ему бежавший в тридцати футах позади Маршалл. – Эй!

За секунду он нагнал старика, схватил за руку и потянул к себе.

– Убери от меня свои лапы! – огрызнулся тот.

– Какого черта тебе надо? – спросил Маршалл.

– Сюда только что бросили совершенно целый пакет, – ответил старик, нащупал в контейнере пакет и стал тянуть наружу. – Вот видишь? Хороший пакет. Никакого смысла выбрасывать.

– Отдай мне! Это мой! – потребовал Маршалл.

– Я его нашел, – ощетинился старик. И, нащупав содержимое, добавил: – В нем что-то есть.

– Это мое! Отпусти! Он оставил для меня, тупорылый!

Ему ничего не стоило вырвать у старика пакет.

– Ты вывихнул мне руку, ублюдок! – завопил тот.

– Извини, извини, но это мое.

Маршалл побежал.

– Он сломал мне руку! – не унимался за спиной старик.

«Беги! Не оглядывайся!» – уговаривал себя Маршалл.

Он чуть не врезался в ведущие на парковку стеклянные двери – они едва успели раздвинуться. Ключи уже в руке. За пятьдесят футов нажал на кнопку и открыл мини-вэн, прыгнул за руль, включил зажигание. Швырнул пакет на пассажирское сиденье, и машина на полной скорости сорвалась с места.

Через милю он свернул на стоянку у супермаркета и потянулся к пакету.

Сердце гулко стучало, рубашка промокла от пота. Что понадобилось этому старому грибу? Почему он копался в мусоре? На кой черт ему сдался старый пакет, что он с такой силой в него вцепился?

Маршалл подумал, что пакету следовало быть чуточку увесистее. Но когда ему в последний раз приходилось таскать пятьдесят тысяч баксов? Кто знает, сколько весит такая сумма?

Сверху Гейнор положил в пакет несколько газет. Маршалл вытряхнул их на пол перед пассажирским сиденьем, ожидая наконец увидеть перевязанные резинками пачки денег.

Но там оказался конверт. Очень тонкий деловой конверт.

Господи, неужели этот тип выписал чек? Он что, с ума сошел?

Маршалл разорвал конверт, вынул единственный лист и прочитал:

Оставлять деньги в мусорном контейнере небезопасно. Придумайте другой план передачи. Жду звонка.


Глава 44 | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава 46