home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава пятнадцатая

Барри Дакуэрт убрал телефон и повернулся к Лайалу Ковальски.

— Извините.

— Это звонил муж Джан? — спросил тот.

— Да.

Они сидели в гостиной. Ковальски был в черной грязной футболке и шортах до колен, с множеством карманов. Дакуэрт удивлялся, что этот тридцатипятилетний мужчина уже облысел. Или просто бреет голову. Некоторые мужчины так делают, когда начинают терять волосы. Получается, будто они следуют моде.

Из кухни вышел питбуль. Дакуэрт сразу догадался, что в доме живет собака, как только вошел. Тут все было пропитано ее запахом.

— Он видел мою жену?

— Нет, — ответил детектив, подумав, что Харвуд мог видеть Лианн Ковальски и ничего не сказать. Дело принимало неожиданный оборот, после того как стало известно, что пропала не только Джан Харвуд, но и ее коллега по работе.

— Итак, во сколько ваша жена уехала за покупками?

Ковальски подался вперед на диване, положив локти на колени.

— Вообще-то она уехала до того, как я встал. Я поздно лег, и потому еще спал.

— Где вы были?

— В баре «Трентон». С приятелями. Ну посидели, а потом до дому меня подвез Мик.

— Кто он?

— Мы вместе работаем.

— А что у вас за работа, мистер Ковальски?

— Эксплуатационное содержание зданий.

— Когда вы вернулись домой?

Ковальски напрягся, пытаясь вспомнить.

— В три. А может, в пять.

— Ваша жена находилась дома, когда вы приехали?

— Наверное.

— То есть?

— Хм, а почему ее не должно было быть?

— Я не понял.

— Дело в том, что я в спальню не заходил. Устроился на диване.

— Почему?

— Лианн бесится, когда я прихожу домой пьяный. Вообще-то она бесится, даже когда я трезвый. К тому же я вроде как забыл, что давно обещал пойти с ней куда-нибудь поужинать. Это должно было быть именно вчера вечером. В общем, я не хотел разборок и лег на диване.

— Вы пробыли в баре «Трентон» всю ночь?

— Думаю, да. После того как он закрылся, мы с Миком еще добавили чуть-чуть на стоянке.

— И затем он повез вас домой?

Лайал отмахнулся как от какой-то чепухи.

— Да Мик может выпить ведро и вести машину лучше любого трезвого.

— А куда вы собирались поехать поужинать?

— Кажется, в ресторан «Келли». — Ковальски посмотрел на детектива, словно ища подтверждения. — Помню, что говорил об этом в четверг: ну насчет того, чтобы повезти ее туда поужинать, — но это потом как-то вылетело из головы.

— А в баре вы ей не звонили? Или она вам?

— Нет.

— Ладно. Значит, вы легли спать на диване. А утром жену видели?

— В том-то все и дело, что нет. Мне кажется, я слышал сквозь сон, как она что-то говорит мне, но утверждать не могу.

— Чем обычно занимается ваша жена по субботам?

— Ну, типа, всякой ерундой. Выходит из дому примерно в восемь тридцать. Большинство уик-эндов проводит одна, даже если я не просиживаю ночь с приятелями. Иногда предлагаю ей прогуляться, хотя знаю, что она откажется. Ей нравится гулять одной. А я не обижаюсь.

— И куда она ходит?

— В торговые центры. Очень их любит. Изучила все вплоть до Олбани. Черт его знает зачем. Спрашивается, сколько нужно женщине одежды, обуви, украшений и косметики?

— Она много тратит?

— Не знаю. У нас вообще-то с деньгами негусто. Чего я совсем не просекаю, так это зачем ходить из одного торгового центра в другой, если везде все одинаково?

Дакуэрт кивнул.

— Значит, после всех торговых центров, — продолжил Лайалл, — ее последняя остановка в супермаркете.

Пес, похожий на боксерскую грушу с ногами, прошел через комнату, стуча когтями по не покрытым ковром участкам пола, и плюхнулся на квадратный коврик перед пустым креслом.

— А в другие субботы она обычно когда возвращалась?

— Часа в три-четыре.

— Во сколько вы проснулись?

— В час дня, — ответил Лайалл.

— Звонили жене?

— Да. Но в ее мобильнике срабатывал автоответчик. И она не перезвонила: не сказала, что задерживается.

Дакуэрт помолчал.

— Итак, мистер Ковальски, когда вы в последний раз видели свою жену или разговаривали с ней по телефону?

Тот задумался.

— Наверное, вчера в середине дня. Она позвонила мне с работы: спросила, во сколько мы поедем ужинать. — Он поморщился, будто ему кто-то всадил в руку булавку.

— А когда Мик высадил вас здесь прошлой ночью, вы заметили, стоит ли на месте автомобиль Лианн?

— Я не очень-то тогда смотрел по сторонам.

— Значит, вероятно, прошлой ночью ее дома не было.

— А где она могла быть, если не тут?

— Не знаю. — Детектив пожал плечами. — Потому и спрашиваю.

Лайала, казалось, такое предположение ошеломило.

— Она находилась здесь, где же ей еще быть?

— У вас есть список банковских или кредитных карт, которыми пользовалась ваша жена?

— Для чего это вам надо?

— Мы могли бы проверить, когда она их использовала и где побывала.

Ковальски почесал голову.

— Вообще-то Лианн обычно расплачивается наличными.

— Почему?

— Да у нас вроде как карты заблокированы.

Дакуэрт вздохнул.

— Подобное прежде случалось? Чтобы она не приходила домой ночевать — например, оставалась у подруги? Или, извините, у любовника?

Ковальски покачал головой, плотно сжав мясистые губы.

— Нет, черт возьми. Она не стала бы меня обманывать. Никогда.

— Извините, мистер Ковальски, я только спросил, бывало ли прежде такое, чтобы ваша жена не приходила домой ночевать.

— Нет.

— Мне нужно, чтобы вы были со мной откровенны, — сказал детектив Дакуэрт. — В этом нет ничего необычного, такое случается почти с каждым женатым мужчиной.

Губы Ковальски задвигались. Наконец он произнес:

— Это произошло год назад. У нас тогда наступила черная полоса. Не так, как сейчас. Теперь-то все вроде прилично. Ну она тогда познакомилась в баре с одним парнем. Так, ничего серьезного. Переспали и разошлись.

— Кто он?

— Не знаю и знать не хочу. Но она мне рассказала. Чтобы уколоть, понимаете? Показать, что со мной ей плохо, а с другими мужчинами хорошо. После этого я стал относиться к ней внимательнее.

Дакуэрт кивнул.

— Я боюсь, с ней что-нибудь случилось. Может, попала в аварию. Вы это проверили? У нее «форд-эксплорер». Синий. Старый, немного проржавел.

— Пока никаких сообщений об автомобильных авариях ко мне не поступало, — сказал Дакуэрт. — А насколько близки были ваша жена и Джан Харвуд?

Ковальски прищурился.

— Они работали вместе.

— Дружили? Проводили время после работы? Ездили вместе куда-нибудь на уик-энд?

— Нет же, черт возьми. Скажу вам, только это между нами: Лианн считает Джан заносчивой, понимаете?

В конце разговора Дакуэрт задал Ковальски несколько формальных вопросов и записал ответы в блокнот.

— Назовите дату рождения вашей жены.

— Хм… девятое февраля, кажется, семьдесят третьего года.

— Ее полные имя и фамилия?

Лайалл хмыкнул.

— Лианн Катерин Ковальски. А до того как мы познакомились, фамилия у нее была Ботвик.

— Ее вес?

— Наверное, килограммов пятьдесят. Она довольно тощая. Рост метр шестьдесят или семьдесят.

— Волосы?

— Черные, короткие, но среди них есть пряди посветлее.

Дакуэрт попросил фотографию. Самое лучшее, что мог предложить Лайал, была свадебная фотография, сделанная десять лет назад, на которой они кормили друг друга свадебным тортом.

Прежде чем отъехать от дома Ковальски, Дакуэрт позвонил.

— Слушаю, детектив.

— Ты еще в парке, Ганнер?

— Да. Только закончили.

— Как дела?

— Нормально. Третий билет, вроде как купленный по Интернету, так и не нашелся. Мы думали, что случился какой-то сбой в системе, но потом пришлось это исключить. Если она проходила в парк, то билет купила в кассе.

— Что еще?

— Поработали с фотографиями, которые прислал ее муж. Остаток дня провели, наблюдая у главного входа. Это было не так легко. Тут столько народу.

— Ладно, спасибо. Вы хорошо поработали. Отправляйтесь домой.

— Ну это мне повторять два раза не надо, — усмехнулся Ганнер.

— А Кампьон есть поблизости?

— Да.

— Позови, пожалуйста.

— Слушаю, Кампьон.

— Диди, это Барри. Тяжелый был день?

— Да, сэр.

— Я снова хочу спросить насчет ребенка, с которым ты провела утро.

— Слушаю вас.

— Он действительно говорил, что его мама находилась с ними в парке?

— Не поняла?

— Мальчик действительно видел миссис Харвуд утром?

— Он спрашивал, где она. У меня создалось впечатление, что мальчик видел ее в парке.

— А не могло быть так, что мамы мальчика в парке не было, а его убедили, что была?

— Вы хотите сказать, его отец говорил, что сейчас мама придет, она только зашла на минутку в туалет, что-то вроде этого?

— Именно так, — сказал Дакуэрт.

Диди задумалась.

— Ведь мальчику всего четыре года, — продолжил детектив. — Скажите ему несколько раз, что он невидимка, и ребенок поверит. Может, отец заставил его думать, будто мама находилась там.

— Вы знаете, — сказала Диди Кампьон, — ребенок был немного сонный, усталый. Но не тупой.

— Харвуд утверждает, что они поехали в парк втроем, а потом оказалось, что было куплено только два билета. На него и ребенка. Затем он рассказывает, что в последнее время его жена пребывала в депрессии, даже заговаривала о самоубийстве, по его настоянию ходила к доктору, но сейчас выяснилось, что не ходила.

— Как?

— Я встречался с доктором Сэмюэлсом. А ее босс, владелец фирмы кондиционеров, говорит, что никаких признаков депрессии у нее не замечал. Вообще никогда, не только в последнее время.

— Странно.

— Вот и я так думаю. Не верится, что Джан Харвуд демонстрировала свою депрессию лишь перед мужем. Но именно так и получается. К доктору она не обращалась, а босс утверждает, что Джан Харвуд этого и не требовалось, она в полном порядке.

— То есть муж темнит?

— И этот ее босс, Бертрам, сообщил мне, что Харвуд возил жену куда-то в пятницу. Она взяла в тот день очередной отгул. Он спросил ее, куда они собираются, и она сказала, что муж держит это в секрете, вроде как намерен сделать ей сюрприз.

— А что вы намерены со всем этим делать, детектив?

— Пока не знаю. Кстати, ваша смена еще не закончилась?

Кампьон вздохнула.

— У меня уже двоится в глазах; хотите, чтобы еще и троилось? Видимо, вы переоценили мои возможности.

— Не сердитесь. Я прошу вас только дать объявления об исчезновении Джан Харвуд в прессе и на телевидении.

— Хорошо.

— Я сказал Харвуду, что мы дадим объявление завтра, но, думаю, это нужно сделать сегодня. Посмотрим, что получится. У нас еще есть время до одиннадцати. Что-нибудь простое. Фотография Джан Харвуд, которую предположительно видели в районе парка «Пять вершин». Полиции необходима любая информация о местонахождении женщины. Контактный телефон. Все как обычно.

— Будет сделано, детектив, — произнесла Диди Кампьон.

Дакуэрт поблагодарил ее и убрал телефон.

Теперь у него появились сомнения, действительно ли Джан Харвуд ездила с мужем и сыном в парк «Пять вершин». И не сделал ли чего с ней муж.

Как это согласуется с исчезновением Лианн Ковальски, он не знал. Но разве может быть совпадением, когда две женщины работают вместе и вдруг одновременно исчезают? Он решил пока сосредоточиться на Джан Харвуд, а там по ходу дела что-нибудь выяснится и о Лианн Ковальски.


Глава четырнадцатая | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава шестнадцатая