home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать девятая

Когда я спустился в свой кабинет, в комнате Келли по-прежнему находились полицейские. На моем столе уже не было денег, которые я обнаружил в коричневом конверте. Позвонив в «девять-один-один», я быстро спустился вместе с Келли в подвал и спрятал деньги обратно в стену за панель еще до прибытия первой патрульной машины. Пока я проделывал эту операцию, Келли ждала у двери в кабинет.

Теперь мне требовалось уладить кое-какие вопросы, пока в доме пребывают стражи порядка.

Я набрал номер Фионы.

— Алло? Глен? Господи, ты знаешь, который час?

— Я хочу попросить об одолжении.

До меня донесся голос Маркуса — он спал на другой стороне кровати:

— Кто это? Что случилось?

— Тс! О каком еще одолжении? О чем ты говоришь?

— Хочу, чтобы вы на время взяли Келли к себе.

Я чувствовал: Фиона силится понять, в чем дело. Возможно, к ней вернулись прежние подозрения, будто я желаю избавиться от дочери, чтобы встретиться с женщиной.

— А в чем проблема? — спросила она. — Ты все-таки решил отправить ее учиться к нам?

— Нет, — ответил я. — Но я хочу, чтобы она пожила у вас. По крайней мере несколько дней.

— Почему? То есть я буду очень рада ей, но желательно было бы узнать, что ты задумал.

— Келли должна на некоторое время покинуть Милфорд. Это не связано со школой, не волнуйтесь. Она многое пережила, и, пожалуй, так будет для нее лучше.

— А она не отстанет в учебе? В той школе, где ее называют пьяницей?

— Фиона, я должен знать: вы возьмете Келли?

— Я обязана обсудить все с Маркусом. Давай я перезвоню тебе утром.

— Мне нужен ответ немедленно. Да или нет.

— Глен, да что произошло?

Я сделал паузу. Мне хотелось, чтобы Келли уехала из города, туда, где Даррену или кому-то еще трудно будет найти ее. Я знал, сигнализация в доме Фионы подключена к полиции, и если что…

— Здесь небезопасно, — объяснил я.

На другом конце провода повисла еще более продолжительная пауза. Наконец Фиона произнесла:

— Хорошо.


Я поднялся наверх и попросил Келли пройти в мою комнату, где нас не могли услышать полицейские, которые все еще топтались в доме. Усадив ее на кровать рядом с собой, я сказал:

— Я принял решение и надеюсь, ты с ним согласишься.

— Что?

— Утром отвезу тебя к бабушке.

— Я буду ходить там в школу?

— Нет. Считай, у тебя каникулы.

— Каникулы? А где я их проведу?

— Сомневаюсь, что вы куда-нибудь поедете, но, думаю, все будет хорошо.

— Я не хочу жить далеко от тебя.

— Мне тоже это не нравится. Но здесь небезопасно. И пока угроза не миновала, ты поживешь в другом месте. Фиона и Маркус смогут позаботиться о тебе.

Келли задумалась.

— Я хотела бы поехать в Лондон. Или в Диснейленд.

— Боюсь, на это тебе не стоит рассчитывать.

Она кивнула и на мгновение замолчала.

— Но если мне здесь небезопасно, значит, и тебе тоже? Ты тоже отправишься на каникулы? Или мы уедем вместе?

— Я останусь здесь, пока все не наладится. И буду очень осторожен. Я должен выяснить, что происходит.

Келли обняла меня.

— У меня на кровати стекло, — пожаловалась она.

— Можешь остаться сегодня здесь.


Когда полицейские отбыли, Келли переоделась в пижаму и юркнула под мое одеяло. Я даже удивился, как быстро она уснула после всего пережитого. Но вероятно, организм подсказал ей, что нужно подзарядить батарейки, чтобы переварить потрясение. А для этого нужен сон.

Мой организм не мог работать по такой же схеме. Я решил обойти дом. Выключив во всех комнатах свет, оставив темными кухню и коридор рядом с моей спальней, я посмотрел на спящую Келли, спустился вниз и выглянул на улицу, затем снова поднялся наверх и еще раз проверил Келли.

Часа в три я почувствовал себя окончательно разбитым. Поднявшись в свою комнату, я лег поверх одеяла рядом с дочерью.

Я прислушивался к ее дыханию. Оно было размеренным. Спокойным. И только это немного утешало меня.

Той ночью я не собирался спать и намеревался нести караул, но в конечном итоге сон все-таки сморил меня. Однако мои глаза открылись так же быстро, как ворота пожарной станции. Я взглянул на часы, было еще только начало шестого. Встав с постели, я снова обошел дом и решил, что смысла возвращаться в постель уже нет.

Я занялся кое-какими домашними делами — внес по Интернету деньги за пару счетов, которые забыл оплатить в срок, и оставил себе памятку о том, что у нас почти закончилась крупа и апельсиновый сок.

Когда приехал мусоровоз, было еще раннее утро. Я собрал весь мусор, включая наручники из дома Слокумов — они лежали в прикроватном столике. Засунув их в мешок, я вытащил два контейнера на улицу, и в семь грузовик все забрал.

Вскоре после этого я открыл гараж и стал наводить там порядок, как вдруг почувствовал, что у дверей кто-то стоит.

— Доброе утро! — Неожиданное появление Джоан Мюллер застало меня врасплох. — Ты сегодня рано. Обычно ты не выходишь раньше восьми. Наверное, вчера сильно переволновался.

— Да, — признался я.

— Полицейские сказали тебе, что я видела машину?

— Сказали. Спасибо за помощь.

— Не знаю, насколько это им поможет. Думаю, не очень. Я же не смогла рассмотреть номер. Как Келли?

— Ты правильно заметила: мы оба пережили сильное потрясение.

— Кто это сделал? Стрелял в окно? Знаешь, что я думаю? Мне кажется, это проделки подростков. Неразумных, глупых подростков. Не хочешь кофе? Я только что заварила и буду рада, если кто-нибудь составит мне компанию.

Я покачал головой.

— У меня дела, Джоан. И к тебе скоро привезут детей.

— А что, если… да, знаю, я прошу слишком о многом, но если я приглашу тебя на кофе как раз в тот момент, когда мистер Бэйн привезет Карлсона? Ты не против? Этот человек по-прежнему беспокоит меня. Когда он удостоверится в том, что рядом со мной живет мужчина, всегда готовый прийти мне на помощь… я не говорю, будто ты должен спасать меня от него, поскольку не хочу подставлять тебя… но, мне кажется, он вряд ли станет давить на меня из-за того, что я услышала, как его сын рассказал о маме, упавшей с лестницы. Ты ведь понимаешь, о чем я? Может, когда он приедет, тебе не составит труда подойти к моей двери и сказать: «Привет, где кофе, который ты мне обещала?»

Я вздохнул. Даже не принимая во внимание события вчерашнего вечера, я чувствовал себя как выжатый лимон.

— Хорошо, — согласился я.

Пятнадцать минут спустя я увидел, как с дороги сворачивает красный «эксплорер». Карл Бэйн, одетый в тот же костюм, что и во время нашей прошлой встречи, вышел из машины, открыл заднюю дверь и помог сыну освободиться от ремней безопасности детского кресла. Я поплелся к дому Джоан, глядя себе под ноги и словно не замечая его.

Когда мы оба оказались около двери, я поднял взгляд:

— О, здравствуйте. Доброе утро.

— Доброе утро, — отозвался он. Его сын ничего не сказал.

— Я просто… Джоан предложила зайти выпить кофе. — Я чувствовал себя полным идиотом. И как ей только удалось уговорить меня?

Дверь распахнулась, и на пороге появилась улыбающаяся Джоан с кружкой в руках.

— А вот и три самых сильных и красивых мужчины на свете! Доброе утро Карлсон! Как у тебя дела?

Мальчик, так и не проронив ни слова, проскользнул в дом. Джоан протянула мне кружку:

— Держи, сосед. Как поживаете, мистер Бэйн?

Он пожал плечами.

— Я заеду в шесть.

— Хорошо. Значит, у вашего мальчика будет отличный день. — С этими словами Джоан закрыла перед нами дверь. Я стоял, держа в руках эту дурацкую кружку, а Бэйн шел к своему «Эксплореру».

«Никогда больше, — подумал я, — никогда больше не позволю себя втянуть в нечто подобное. Пора с этим покончить».

— Эй! — крикнул я. — Подождите!

Бэйн остановился и повернулся.

— Да?

— Мне… так неловко. Но Джоан… миссис Мюллер… в последнее время сильно переживает.

На его лице появилась тревога.

— С ней все в порядке? Она не собирается отказаться от детей? Мне было так трудно найти кого-то, а Карлсону, похоже, здесь нравится…

— Нет, ничего подобного. Она… она переживает из-за… проблем с вашей женой. Мне о вас ничего неизвестно, мистер Бэйн, и я не имею ни малейшего представления о том, что творится у вас дома, но вы должны знать: миссис Мюллер никогда никому не звонила…

— О чем вы говорите? При чем тут моя жена?

Я уже успел пожалеть, согласившись на предложенный Джоан трюк с кофе, а теперь еще начал упрекать себя за то, что ввязался в этот разговор.

— Понимаете, я лишь пытаюсь сказать, что, если между вами и вашей женой существуют разногласия и если из-за различных сплетен к вам кто-то приходил, я надеюсь, вы уладите… и еще знайте, что Джоан…

— Слушайте, дружище, я не понимаю, о чем вы говорите, но коль скоро вам стало известно о моей жене и о том, где ее можно найти, я с удовольствием вас выслушаю. Если же нет — постарайтесь держать свои мысли при себе.

Его слова поставили меня в тупик.

— Где ее найти?

— Кристи ушла вскоре после рождения Карлсона, — с горечью сказал он. — Сбежала от нас. Я не встречался с этой женщиной уже почти четыре года. Карлсон не видел мать с тех пор, как ему исполнилось четыре месяца. Он не узнает Кристи, даже если у нее будет собственное шоу на телеканале «Дисней».


Глава двадцать восьмая | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава тридцатая