home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава тридцать девятая

Слокум вышел из «Коннектикут-пост-молл», куда заехать купить подарки для Эмили, чтобы хоть немного ее порадовать: фломастеры, альбом для рисования, мягкую игрушку-собаку и пару книг некой Беверли Клири.[77] Он не знал, понравятся ли Эмили книги, но продавщица заверила, что это как раз для восьмилетней девочки. Неожиданно возле парковки его окликнул какой-то мужчина:

— Офицер Слокум? У вас есть свободная минутка?

Слокум обернулся.

— Меня зовут Артур Твейн, — представился незнакомец. — Вы можете задержаться ненадолго?

— Нет, не могу.

— Прежде всего я хочу высказать соболезнования по поводу гибели вашей жены. Но я должен задать вам пару вопросов о ее бизнесе и о вечерах с продажей сумок. Компания, на которую я работаю, наняла меня, чтобы расследовать случаи нарушения авторского права. Полагаю, вам известно, о чем я говорю?

Слокум лишь покачал головой.

— Мне нечего вам сказать. — Он осмотрел парковку, выискивая свой пикап, а заметив машину, тут же поспешил к ней.

Твейн последовал за ним.

— Мне важно знать, где вы брали товар! Вам, наверное, знаком человек по фамилии Соммер?

Слокум шел дальше.

— Сэр, вам известно, что Соммера подозревают в тройном убийстве на Манхэттене? Вы знаете, что ваша жена вела дела с человеком, имеющим обширные связи в криминальном мире?

Слокум нажал кнопку на пульте и открыл дверцу автомобиля.

— Думаю, в ваших интересах помочь мне. — Теперь Твейн говорил быстрее. — Вы можете погрязнуть так глубоко, что у вас уже не получится выбраться. Если захотите пообщаться со мной, имейте в виду, я остановился в гостинице «Джаст инн тайм» на ближайшие…

Слокум сел за руль, закрыл дверь и включил зажигание. Твейн стоял и смотрел, как он уезжал.


Детектив Рона Ведмор ждала, пока стемнеет, прежде чем вернуться на пристань в третий раз. С наступлением сумерек резко похолодало. По ее ощущениям, на улице было не выше пяти градусов, и она пожалела, что не надела теплый шарф и перчатки. Выйдя из машины, Ведмор до конца застегнула куртку на «молнию» и засунула руки в карманы.

В порту стояло не так много судов, как в прошлый раз. Большую часть подняли из воды и убрали в сухие доки. В это время года здесь становилось пустынно. Летом на пристани бурлила жизнь, но теперь одинокие, забытые яхты печально покачивались на воде.

Разумеется, машины Энн Слокум здесь уже не было. По распоряжению Ведмор ее отвезли в полицейский гараж.

Ведмор серьезно беспокоили царапины на крышке багажника. Кроме того, она выяснила еще кое-что. Шина спустилась из-за того, что кто-то проткнул колесо ножом сбоку, прямо по ободу. Энн не наехала на гвоздь и не прибыла на место со спущенной шиной — она была повреждена уже после того, как автомобиль остановился.

Эта история все меньше и меньше походила на несчастный случай.

Ведмор поймала Слокума на лжи. Он отрицал свою осведомленность о телефонном разговоре Энн, состоявшемся еще до звонка Белинды Мортон. После беседы с Гленом Гарбером Ведмор уже не сомневалась — Слокум что-то скрывает.

Его рассказ о том, будто Энн любила ездить по вечерам, дабы немного развеяться, был чистейшим вымыслом. Ведмор хотела понять, почему полицейский, достаточно умный, чтобы заметить массу нестыковок на месте преступления, охотно смирился с версией гибели своей жены в результате несчастного случая, в то время как обстоятельства ее смерти выглядели крайне подозрительными.

Разумеется, странное поведение Даррена Слокума можно легко объяснить, если бы это он сам убил ее…

Ведмор была наслышана о Даррене Слокуме. Все эти истории о присвоении денег наркодилера и превышении власти при задержании… Временами он становился неуправляем. Все знали также, что его жена занималась нелегальным бизнесом и он ей помогал.

Не исключено, что это мог сделать Слокум. И у него не имелось твердого алиби. Возможно, он незаметно выскользнул из дома, пока его дочь спала. Но одно дело заподозрить человека, и совсем другое — доказать его вину. Существовала еще страховка жизни, которую они оформили друг на друга. Это давало веский мотив, особенно если у них появились финансовые проблемы, однако всего этого было недостаточно, чтобы прижать Слокума.

Что касается его первой жены, Ведмор получила подтверждение: та действительно умерла от рака. Рона упрекала себя. Она должна была сначала проверить факты, прежде чем обнародовать их, и теперь чувствовала себя отвратительно.

Ведмор стояла, вдыхая холодный вечерний воздух, и смотрела на воду пролива, словно ответы на мучившие ее вопросы могли волшебным образом возникнуть перед ней в этом пространстве. Вздохнув, она решила вернуться к машине, как вдруг заметила свет.

Он исходил от стоявшего у причала на якоре катера. За окном кабины двигалась тень.

Ведмор устремилась к пирсу, гулко стуча каблуками ботинок по деревянным доскам. Возле катера она услышала приглушенные голоса. Ведмор нагнулась, постучала по корпусу и прокричала:

— Эй?

Разговор прекратился, дверь кабины открылась. Сухощавый мужчина лет семидесяти, с аккуратно подстриженной седой бородой и в очках, взглянул вверх:

— Да?

— Здравствуйте! — крикнула ему вниз Ведмор. Она представилась детективом из полицейского управления Милфорда и стала лихорадочно соображать: как правильно сформулировать свой вопрос? — Я… я могу спуститься на борт?

Мужчина махнул ей и протянул руку, но Ведмор соскочила сама. Он пошире открыл перед ней дверь кабины. За столом там сидела седовласая женщина и мирно попивала из чашки горячий шоколад. Запах какао уютно наполнял маленькое помещение.

— Это детектив полиции, — сказал старик женщине, и ее лицо просияло, словно визит Ведмор стал для нее самым интересным событием за последнее время.

Они представились как Эллиот и Гвин Тиль. После того как супруги вышли на пенсию, они продали дом в Стрэтфорде и решили жить на воде.

— Даже зимой? — удивилась Ведмор.

— Конечно, — ответил Эллиот. — У нас есть обогреватель, питьевая вода, так что нам не тяжело.

— Мне нравится, — добавила Гвин. — Я не любила заниматься домом. А здесь куда проще.

— Когда нам нужно купить продукты или отнести белье в прачечную, мы берем такси и решаем все эти дела, — объяснил Эллиот. — Конечно, здесь тесновато, но, поверьте, у нас есть все необходимое. А если дети приезжают навестить нас, им приходится останавливаться в гостинице. И это тоже большое для нас облегчение.

Их рассказ произвел впечатление на Ведмор. Она даже не представляла, что в подобном месте можно жить круглогодично! Но наверняка никто из полицейских, расследующих смерть Энн Слокум, не пытался допросить этих людей.

— Я хотела бы спросить вас о женщине, которая умерла здесь некоторое время назад.

— Какая еще женщина? — насторожился Эллиот.

— Это случилось в пятницу вечером. Женщина упала с причала. Ударилась головой и утонула. Ее тело нашли той же ночью, когда один из полицейских заметил ее машину, стоявшую с открытой дверью и работающим двигателем.

— Для нас это новость, — проговорила Гвин. — У нас нет телевизора, мы почти не слушаем радио и не выписываем газеты. И разумеется, здесь нет компьютера и Интернета. Сам Иисус Христос мог бы взять напрокат соседний катер, а мы даже ничего об этом бы не узнали.

— Это правда, — подтвердил Эллиот.

— Но разве в субботу ночью вы не видели полицию?

— Была пара полицейских машин, — произнес Эллиот. — Но нас это не касалось, поэтому мы остались на катере.

Ведмор вздохнула. Если они оказались настолько нелюбопытны, что даже скопление полицейских автомобилей не привлекло их внимания, вряд ли они видели то, что здесь случилось.

— Полагаю, вы не заметили ничего необычного вечером в пятницу?

Супруги переглянулись.

— Только те машины, что проезжали мимо, так, милый? — спросила Гвин Эллиота.

— Именно, — согласился он.

— Машины? — встрепенулась Ведмор. — Когда это было?

— Понимаете, обычно, когда кто-то едет по пирсу к причалу, — объяснила Гвин, — фары светят прямо к нам в спальню. — Она улыбнулась и указала рукой на заслонку. В ней Ведмор разглядела кровать, сужавшуюся к носу судна. — Это даже спальней не назовешь, но там есть маленькое окошко. И думаю, это случилось часов в десять или в одиннадцать.

— Больше вы ничего не увидели?

— Я встал на колени и выглянул на улицу, — сказал Эллиот. — Но по-моему, это совсем не та машина, о которой вы говорите.

— Почему вы так решили?

— Ну, было две машины. Понимаете, приехала не одна машина, а две. Из одной вышла женщина, и тут же рядом с ней остановилась другая.

— Первая машина — марки «БМВ»?

Эллиот нахмурился.

— Возможно. Я плохо в этом разбираюсь.

— А авто, которое подъехало позже… вы не запомнили, как оно выглядело?

— По правде говоря, нет.

— Но вы хотя бы можете сказать, это не красный пикап?

Он покачала головой:

— Нет, точно не пикап. На это я обратил бы внимание. Форма совсем другая. Скорее это была обычная машина.

— Вы не видели, кто сидел за рулем?

Эллиот снова покачал головой:

— Нет, не видел. Я снова лег и уснул. И знаете, особенно хорошо я стал засыпать с тех пор, как слышу плеск волн, бьющихся о наш катер. — Он улыбнулся. — Это все равно что колыбельная.


Глава тридцать восьмая | Цикл "Промис-Фоллс"+ Отдельные детективы. Компиляция. Книги 1-14 | Глава сороковая