home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Организм мой критиковал по полной программе! Не понимаю я, как женщины такое каждый месяц терпят? Или это мне так только «повезло»?

Последующие сутки я никуда не двигалась. Лежала, скорчившись. Пила чай. Стиралась. Одна из берез превратилась у меня в сушилку. На ней постоянно сохли мои тряпки…

Хреново все же быть бабой! И чего ж я в мужика не попал-то… Пусть даже пацана или старика… Но нет же, в девку попал. Даже попасть не смог нормально…

Та, прошлая, моя жизнь как-то непримечательно у меня прошла… Жена, дети, дом, работа. Всё как у всех…

После смерти жены одно время по вечерам гонял на компе «Ил-2». Авиасимулятор. Потом, правда, комп сыну младшему отдал. А сам… Друзья, телевизор… Ничего интересного короче… А потом я заболел ещё…

Зато тут… Выше крыши приключений сразу… Жизнь бьёт ключом… Гаечным… И всё по голове…

Плохо всё-таки, что девчонкой я стал… Гормоны её давят. Её инстинкты. Постоянно в раздрае нахожусь… Думаешь одно, типа так надо сделать, но случается если что, так тело на автомате само реагирует… И все замыслы к чёрту…

Последующее утро мне уже не казалось таким отвратительным. В животе тянуло, но уже не так сильно. Привыкла? Или правда полегче стало? Голова не болела, в глазах не темнело. Нога и локоть тоже не донимали. Задумался о делах своих скорбных.

Да-а! Опыт мне конечно нужен, но не такой же экстремальный! Я как думал до войны? Выпишут из госпиталя и я, максимум в субботу, уеду на восток. А там или в институт или ещё куда поступлю. Вот войне конец и я, как раз, уже специалист готовый.

Но пришёл Обломов и подарил мне птицу обломинго.

Потом были планы выбраться с помощью отца. Он бы сто пудов любимую дочку в тыл отправил…

Так прилетела целая стая обломинго!

Пришлось на своих двоих мне выбираться.

А тут ещё и Машино подсознание! То одно, то другое…

Ну надо же было сначала вокруг озера пройти, проверить! Ведь небольшое же оно совсем! Максимум полчаса бы потратила. Нет! Обрадовалась! Купаться сразу! Как будто одна на всём белом свете!..

Да и сам я хорош. Расслабился. А подумать немножко мозгами?..

Одно теперь хоть немного радует. После такого экстрима, даже если у меня мозги будут в полной отключке, подсознательно мужиков избегать буду. Нах-Нах!.. Это поросёнок такой. Четвёртый. Который волку зубы все выбил…

Спустя двое суток нахождения в берёзовой роще я двинулась дальше.

Живот почти не болел, кровь тоже не донимала сильно. Надо идти дальше.


Рыжик

И я пошла… Местность меня особо не радовала разнообразием. Деревья разные, кусты, ручьи, речки… Обошла пару болот. В одном из них из трясины торчал хвост самолёта со звездой… Иногда попадались и дороги. Людей я старательно избегала…

Интересно, я сколько вообще прошла? Не меньше ста камэ. Точно. Но этого мало. Немцы двигаются намного быстрее меня…

Поужинала, сделала свои дела и легла спать.

Утро меня порадовало. Организм мой наконец-то перестал бунтовать. Я с аппетитом позавтракала. Собралась и двинулась вперёд.

Через пару часов ходьбы я наткнулась на дорогу, идущую в нужном мне направлении.

Не-е! Нах-Нах! Я лучше по лесу вдоль дороги пойду! И оказалась права. Вскоре послышался звук мотоциклетного мотора. Я тут же упала за кусты. Мимо меня по дороге проезжает мотоцикл с коляской. Там два фрица с пулеметом. К чёрту их всех… Никогда их не прощу…

Переждав, потихоньку двинулась дальше.

Через полчаса примерно мотоциклисты проехали назад.

А потом я вышла к аэродрому…


Рыжик

Это был бывший советский аэродром. Рядами стояли разбитые и сгоревшие самолёты.

Я лежала на краю леса, жевала свою последнюю колбасу с хлебом и наблюдала за полем аэродрома. Дорога, вдоль которой я двигалась, как раз и вела на аэродром.

Движения нигде не было видно. Ну если не считать разнообразных птиц.

Хотелось посмотреть, может чего нужного здесь найду. Мне-то всё пригодится! Но боязно. Мотоциклисты то сюда приезжали зачем-то. И хочется, и колется, как говорится…

Пролежала я около часа. Никого. Кроме птиц…

Наконец я решилась и покатила к полю. Слушая в оба уха и смотря в оба глаза, готовая в случае опасности или прятаться, или бежать.

Да-а!.. Картина полного разгрома при внезапном нападении…

Здесь, наверное, смешанный полк раньше стоял. Или два полка. Потому что были и истребители- ишачки и бомбардировщики, похожие на СБ.

По ходу в первый же день их расстреляли и разбомбили прямо на стоянке. Были заметны попытки ремонта не сильно покалеченных самолётов. На взлётной полосе были видны засыпанные воронки. Наверно какие-то самолёты всё же летали. Но передислокация потом была в большой спешке. В огороженном месте, с земляным валом вокруг, стояли рядами бочки. Полные. Я проверила. Бензин там. Нашла и бомбы в укупорках. Да и заметна была спешка. Вон, стоит У-2 с голым мотором, без капотов. Те рядом с ним лежат. Наверное, просто не успели его отремонтировать. Так и бросили…

Я оставила свой велосипед среди каких-то ящиков и, с одним пистолетом и пустым вещмешком, пошла искать что-нибудь полезное для себя. Полазила немного в кабинах. Что интересно, на многих самолётах не было оружия вообще. Снято было. Получается, и правда перед войной разоружали самолёты? Или сняли с уже разбитых?

Опять что-то где-то тарахтит. Едет кто-то? Чёрт, не успею сбежать. Надо прятаться. А где? Вон, сваленные вместе три самолета. Туда!

Звук всё ближе. Но доносится он сверху!


Рыжик

Задираю голову. Вижу маленький самолетик с верхним крылом и длинными ногами шасси. Огромная, для таких размеров, стеклянная кабина…

Ух, ты! Неужели это шторьх? Он же аист? Он что, здесь садиться собрался? Нахрена? Летел бы себе дальше спокойно. Нет же…

Самолетик снижается и садится.

Вот это да! Стойки шасси чуть-ли в два раза укоротились! Почти на полметра!

И пробежал он всего ничего. Меньше ста метров. Ну и нахрена он тут встал? Места что-ли мало ему? Вон, вся же полоса свободная! Нет же, встал почти рядом! Я замерла, сжав свой пистолет. Страшно… Боюсь, как бы не заметили. Ну вот какого чёрта им здесь надо-то? Битых самолётов не видели что-ли?..


Рыжик

В кабине самолёта двое. Остановился винт и справа, как на машине, открылась дверь. Вылез фриц. Потянулся и огляделся вокруг. Что-то весело крикнул напарнику.

Оттуда ему подали канистру с шлангом.

Не поняла, заправка тут им что-ли?

На халяву, козлы, заправиться прилетели… Чтоб вы захлебнулись этим бензином! Ненавижу!

Вылез и второй фриц. Обошёл вокруг самолёта, подергал рули. Оба закурили. А я сижу тихо, как мышка. Проклятые фашисты! Вы ещё бы экскурсию себе устроили, уроды!

Притарахтел давешний мотоцикл. О чём-то поговорили, посмеялись. А потом мотоциклисты уехали.

А эти стали заправляться. Один носил бензин, а другой заливал его в баки. Залились полностью. Потом тот, что заливал, стать мерять масло, а носильщик куда-то опять свалил.

Да когда ж вы улетите наконец-то?

Слава богу, мотор запускает… Прокатился немного, развернулся. Остановился почти напротив меня. Экскурсанта этого ждёт.

А вот и пропажа появилась…

Ах, ты ж, козёл! Этот урод катит мой велосипед со всеми моими вещами! Я ж с почти пустым рюкзаком сюда пошла! Думала, найду что-нибудь!

Нашла, на свою голову…

Пилот вылез из кабины и что-то спрашивает. Из-за звука мотора ничего не слышно. Хотя до них всего метров десять. Ворюга этот, размахивая руками, что-то объясняет. Тычет рукой то в велик, то в самолёт. Первый сначала не соглашался, но тот всё-таки уговорил. Отвязали вещи и стали пытаться засунуть в самолёт мой велосипед. Я сижу, сжав зубы, психую молча…

Запихали всё-таки, волки позорные.

Стали потом рассматривать мои вещи. Один крутит в руках винтовку, а второй копается в чемодане. Достал из него мою блузку, покрутил в руках и отбросил в сторону.

АХ, ТЫ Ж, КОЗЁЛ!!!

Он ещё и вещи мои разбрасывает!

Направляю на него пистолет.

Бах! Бах! Бах!

Немец заваливается на спину. Второй, который с винтовкой, стоит, крутит головой по сторонам…

Бах! Бах! И снова. Бах!

Тот роняет винтовку и ничком валится на землю.

Меня всю трясёт. Но не от страха. От злости на них. Мало им было того, что велик мой забрали! Так ещё и вещи раскидывают… Ненавижу уродов!

Выползаю из завала и бегу к самолёту. У второго фрица дёргается нога. Первый же неподвижно лежит… Стреляю им обоим в головы. Головы дёргаются…

По земле катится гильза… Из ствола пистолета вьётся синеватый дымок…Мерно работает на малом газу двигатель… Шелестит пропеллер…И тишина…

Я засунула пистолет в кобуру и стала заново упаковывать свой чемодан.

Ублюдки чёртовы!.. Ненавижу!

Села на чемодан, пытаюсь успокоиться. Вот почему не могли они мимо пролететь?.. А мне сейчас велик из самолёта придется доставать! Нет, ну какие всё-таки уроды!

Полезла в кабину. Вот козлы… Я ж не вытащу! Неудобно одной.

А ЗАЧЕМ???

Зачем доставать? Полечу дальше на самолёте! Сколько смогу, долечу. А потом опять пойду пешком. Ну или разобьюсь… Да и похрен! Надоело всё уже. Хуже горькой редьки всё надоело! В той жизни не сподобился, так в этой полетаю хоть раз сам…

Вылезаю наружу и перетаскиваю все свои шмотки в самолёт.

Подумала постояла. Вытащила у фрицев всё из карманов, сняла ремни с пистолетами. Всё это я закинула в кабину. Потом оттащила обоих за кучу обломков. Тяжёлые, гады… Отожрались…

Бегом возвращаюсь к самолёту. Уселась на место пилота, захлопнула дверь.

Напялила на голову шлем…

Всё! Теперь или, или!.. Ну, с богом!

Нахожу, где сектор газа, двигаю вперёд. Поехали!

Добавляю газ, разгоняюсь. Хвост самолёта сам отрывается от земли и я тяну ручку управления на себя. Поле проваливается вниз…

ЛЕЧУ!!! ПОЛУЧИЛОСЬ!!!

Вся вспотела…

Это не на компе в симуляторе летать. Это по настоящему…


Рыжик

Лечу на восток. Приборов немного. Кое-как разобралась, что и где.

Высота от 100 до 150 метров. Плавает ещё высота. Только отвлекусь немного и высота уже другая сразу же.

Снизу мелькает земля. Леса, поля, реки… Иногда попадаются деревни. На дорогах видна разнообразная техника. Иногда она идёт колоннами… В стороне видела какой-то город…

… Лечу долго. Стрелка бензиномера почти на нуле уже. Надо искать, где можно приземлиться. Вот это поле должно мне подойти. Да и по курсу оно почти. Доворачиваю, уменьшаю газ. Снижаюсь. Почти планирую. Самолёт слегка раскачивает…

Сейчас… Сейчас… Сейчас…

Толчок, второй. Самолёт проседает и начинает катиться по земле…

Убираю газ полностью и направляюсь к деревьям. Выключаю движок. Качусь в тишине. Деревья всё ближе. Чёрт, где тормоза-то? Кое-как уворачиваюсь от дерева и, подмяв кусты, останавливаюсь.

Уфф!

Неужели села? Я СЕЛА!!!

Получилось!

Аж спина вся мокрая… И жопа тоже…

Кое-как вылезаю из кресла и открываю дверь. Вылезла, вдохнула полной грудью! Куда-то, но прилетела. Всё меньше идти теперь надо…

Начинаю доставать всё своё из кабины. Выкидываю ремни с пистолетами, достаю чемодан и ранец. Достаю винтовку…

— Хенде хох, фриц! — и сильный удар в спину бросает меня на землю. Лицом вниз…

Падаю. Кто-то наваливается на меня, крутит руки. Я пытаюсь вдохнуть воздух, но этот кто-то вдавливает моё лицо прямо в землю… Дышать нечем… Руки больно стянули за спиной…

— Поднимите его! — кто-то командует.

Меня дёргают за воротник куртки, заставляя подняться. Я кашляю, пытаюсь отдышаться, сплевываю изо рта набившуюся траву и землю. Шлем сбился набок, почти ничего не вижу.

— Стой ровно, сука!

И опять сильный удар в спину. Я валюсь обратно на землю. Больно ударяюсь лицом.

— Немедленно прекратить! — снова команда.

Меня поднимают на ноги, поправляют шлем.

— Да чего их, фашистов, жалеть, — бурчат за спиной.

Вижу перед собой командира с голубыми петлицами и капитанской шпалой на них. На рукавах звёзды. Лицо смертельно уставшего человека.

Не глядя в лицо спрашивает что-то по немецки. Наверное, имя спрашивает.

— Стирлец Мария Иосифовна, — отвечаю. Чёрт, губа болит. Уже распухла.

Командир поднимает на меня взгляд. На лице мелькает удивление, недоверие, узнавание…

Сдёргивает с моей головы шлем… Узнал.

— Я это, товарищ старший политрук.


Глава 7 | Рыжик | Глава 9