home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1

И снова уже знакомый мне вокзал Саратова. Пять лет назад пятнадцатилетняя девочка Маша Стирлец уезжала отсюда на каникулах в гости к отцу… А, как оказалось, уезжала она на войну. Войну жестокую, войну страшную и беспощадную…

И вот, спустя долгие пять лет, Маша вернулась в свой родной город. Вернулась выросшей и изменившейся…

И самое главное — совершенно другой внутренне. Душой другой она стала. Моя душа теперь у неё. А у меня теперь её тело…

То есть получился из нас новый человек. Капитан запаса, бывший командир отдельной эскадрильи спасательно-эвакуационной службы Мария Иосифовна Стирлец. Ветеран двух войн…

Как попала я под бомбёжку двадцать второго июня сорок первого, так и закончила воевать только в Харбине. Теперь уже столице Манчжурской ССР.

Со мною же приехала и Алиса. Моя нечаянная любовь…

Мы с ней одеты в простые ситцевые платья. Немного непривычно я себя до сих пор ощущаю. Все-таки пять лет, кроме военной формы, ничего не носила. А тут гражданское платье. Единственное, что напоминает о моей недавней службе, так это моя короткая причёска…

Дернувшись напоследок, поезд остановился. Вот и приехали. Ну здравствуй, наша гражданская жизнь!

Подхватив свои чемоданы, выходим с Алисой на перрон. Чемоданы у нас с ней необычные для этого времени. На маленьких колесиках и с выдвижной ручкой.

Когда окончательно стало ясно, что война закончилась, я упросила Петровича смастерить мне такой чемодан. Объяснила ему, как смогла, что именно я хочу. Петрович почесал свою тыковку и через неделю сваял для меня ВЕЩЬ! Да такую вещь, что такие чемоданы почти мгновенно вошли в моду среди наших военных в Харбине. А потом и не только среди военных. Местные мастерские начали их выпускать ударными темпами. На любой вкус и разные финансовые возможности. От совсем простых фанерных, до богатых кожаных.

И что самое смешное, чемодан назвали «Маша».

Вот с такими чемоданами мы с Алисой и приехали. Ну и обычный чемоданчик у каждой из нас ещё есть, конечно. Где вещи первой необходимости лежат.

Патруль на перроне мазнул по нам взглядом и прошёл дальше. Мы для него теперь невидимки. Мы гражданские. Наша военная форма с наградами лежит сейчас в чемоданах…

Идём по дороге, по сторонам смотрим. Вокруг люди куда-то спешат, никто на нас толком внимания не обращает. Парней почти не видно. Или пожилые мужчины, или мальчишки совсем ещё попадаются. Ну и женщины конечно. Недавно закончившаяся война чувствуется ещё. Но лица уже не хмурые, как раньше…

Подходим к дому. Неподалеку по улице носится ватага малышни лет до семи-восьми возрастом. Кричат, смеются…

От их компании отделяется девчачья фигурка и с криком — Маша!.. — летит ко мне…

Анечка… Сестрёнка моя…

Я подхватываю ее на руки и всю расцеловываю! Как же я по ней соскучилась! Аж до слёз. Целый год и одну войну её ведь не видела…

И с Алисой Аня тоже пообнималась. Вокруг нас столпилась ребятня. Любопытно же всё им.

Алиса лезет в свой чемодан и угощает их всех карамельками…

А я вспомнила, как точно так же угощала Аню при нашей первой встрече… Как же давно это было…

— Бабушка! Бабушка! Маша приехала! — Анечка выворачивается у Алисы из рук и стремглав бежит домой. А хорошо она по-русски говорит уже… Мы с Алисой идём за ней следом. А навстречу нам уже спешит бабушка…

Поплакали все вместе, пообнимались. Бабушка суетится, не знает, куда нас усадить, чем угостить…

А мы начинаем доставать привезенные с собой подарки…

Появляются соседи… Пока накрывается стол, мы с Алисой готовим для себя баню. Правда до жара её не нагрели. Так, помыться только. Грязь дорожную с себя смыть…

Стол ломится от закусок. Все всё приносят с собой. Вино, водка…

Нас уговорили ненадолго переодеться в свою военную форму. Полюбовались на нас, похвалили, сами погордились. Потом и песни попели… Разошлись уже в полной темноте…

А в понедельник мы, переодевшись по форме, предстали пред очи военкома. После общения с ним посетили милицию, потом ещё пару мест…

Всё, мы теперь гражданские и официально тоже. Осталось только паспорта получить…

Через пару дней, отдохнув, мы пошли устраиваться на работу.

Вот те раз… Не нужны, оказывается, пилоты легкомоторных самолётов никому. Вот если бы тяжелых…

И на заводе тоже начинают сокращать выпуск Аистов…

Как же так? А та же сельскохозяйственная авиация? Или санитарная?..

Надо что-то делать… Я конечно понимаю, что все профессии нужны и важны, только гвозди лучше забивать молотком, а не кувалдой или микроскопом…

Оставила Алису здесь помогать бабушке, а сама рванула в Москву. На прием к командующему ВВС Московского военного округа генерал-лейтенанту Сбытову.

Так как я была уволена в запас с правом ношения формы, то и взяла её с собой. Только погоны сняла. Чтобы патруль не доставал…

Сижу, жду в приёмной. Кроме меня там ещё полковник какой-то ждёт. Ну и адъютант командующего тут же за столом…

Из кабинета выходят несколько генералов. Чисто на автомате встаю и вытягиваюсь по стойке смирно. Я же в форме, хоть и без погон.

Блин… Опять начинается… Генералы тормозят возле меня и разглядывают… Я стою, смотрю сквозь них на стенку.

— Кто такая? — интересуются.

— Гвардии капитан запаса Стирлец! — отвечаю.

— А не молода ли ты для капитана?

— Командование посчитало, что нет, товарищ генерал!

— И где ж ты воевала, капитан? Ишь орденов то нахватала…

Они, что, думают, что я их, раздвигая ноги, получила?.. Начинаю злиться.

— Прошу прощения, товарищ генерал, но я их не выпрашивала!

— Так ты не сказала, где воевала…

— Закончила войну в Харбине командиром эскадрильи СЭС.

— А, так ты из рыжиков…

— Я и есть Рыжик, товарищ генерал!

— Маша-Рыжик? Постой, постой… Ты у Стародубца же была?

— Так точно… С самого начала.

— А здесь что делаешь? — теперь уже с профессиональным интересом спрашивают.

Объясняю ситуацию с работой и Аистами. Меня тут же затащили в кабинет к командующему, а затем, через час моих пыток распросами, выписали требование и отправили в гостиницу отдыхать. Вымоталась я вусмерть с ними…

Утром следующего дня раздается звонок.

— Капитан Стирлец? К одиннадцати часам будьте готовы. За вами придёт машина.

И положили трубку. А к чему быть готовой? Тайна сия великая есть…

Хорошо, хоть форма новая у меня. Совсем недавно пошита была. Навела красоту, сижу жду.

Машина прибыла вовремя. И меня повезли в Штаб ВВС. Прямо к маршалу Вершинину…

Похоже опять я во что-то вляпалась… Нет, я конечно слышала про перестановки в верхах и что даже арестовали там кое-кого, но не подозревала даже, что и я в верха попаду. Кто они и кто я… Влипла куда-то опять, короче…

Сижу, жду в приемной. У адъютанта звонит телефон. Тот берет трубку и выслушав что-то, говорит:

— Товарищ Стирлец, Вас ждут, проходите…

У меня лёгкий мандраж. Всё-таки это ого-го какой уровень власти…

Прохожу в кабинет.

— Товарищ маршал…

Тот меня перебивает.

— Не понял, а почему ты без погон?

Я аж теряюсь от такого вопроса…

— Так я же в запасе, товарищ маршал…

Тот аж головой помотал.

— Как в запасе? Списали что-ли?

— Никак нет, расформировали эскадрилью и уволили в запас…

Маршал что-то бурчит себе под нос и звонит по телефону, требуя объяснений и документы о расформировании СЭС.

— Ладно, разберёмся… Ты то по какой причине здесь?

Объясняю, что искала работу, а нигде не нужны пилоты легкомоторных самолётов. А это не дело… Даже я могу назвать, где они требуются. Это и санитарная авиация, и лесоохрана, и спасательные подразделения, и даже сельхозавиация! Надо развивать это всё. Тем более освобождается много военных лётчиков. И стране будет хорошо и лётчикам заново жизнь начинать не придётся…

А у нас наоборот, даже выпуск Аистов стали сокращать. Типа не нужны они больше, да и устарели уже… Я конечно понимаю, что начинается эра реактивной авиации и больших самолётов, но ведь и маленькие самолёты тоже нужны…

Я вошла в раж, доказывала свою правоту, размахивала руками, расхаживала по кабинету…

Совсем забыла, где нахожусь…

Маршал внимательно меня слушал, записывал что-то. Потом, когда я выдохлась, спросил, смогу ли я всё это изложить на бумаге? А потом отправил меня заниматься писаниной в отдельную комнату.

Писала я часа два. Настроение было такое. Все нужные слова находились, все требуемые аргументы и резоны предоставлялись… Быстро всё изложить получилось…

У меня забрали всё мною написанное и опять отправили в гостиницу. Ждать…

Хорошо, что хоть не под арест. Можно и погулять по Москве…

Я то никогда не была до этого в столице. Ни в той жизни, ни в этой. Интересно на неё посмотреть…

Погуляла, посмотрела. Увидела у одного из кинотеатров афишу. «Позывной Рыжик». Как привет мне из прошлого…

На следующий день меня не трогали. Блин… Влипла я всё-таки со своим языком. Не к добру вся эта тишина… Аж аппетит у меня пропал. Пришлось даже папиросы покупать себе, чтоб нервы успокаивать…

Вечером немного выпила и легла спать. Иначе бы точно не уснула…

Разбудил меня телефонный звонок. Сказали, чтобы я была готова к восемнадцати ноль ноль.

Ладно, тогда и узнаем свою судьбу…

К обозначенному времени я была готова ко всему наверно. Помылась, надела чистое бельё, погладила и почистила форму. Потом слегка навела макияж и причесалась.

Звонок. Прибыла машина за мной. Напряжение не отпускает. Нервы, как натянутые струны… Что меня ждёт? Куда ж я вляпаться умудрилась?

На улице стоит большая чёрная машина. Не эмка. Возле неё стоит капитан.

— Капитан Стирлец?

Это ко мне он обращается. И получив подтверждение, предлагает садиться в машину.

Поехали. Я сижу одна на заднем сиденье. Капитан едет спереди, рядом с водителем…

Едем долго. Уже выехали за город. Я начинаю сильно нервничать. Не нравится мне всё это. Очень не нравится…

И оружия нет с собой у меня…

Подъехали к каким-то воротам. Там нас тщательно сверили с фотографиями, и пропустили. Но недалеко. Потом уже одну меня попросили выйти, в комнате меня обыскала тётка в военной форме и только потом уже меня провели к стоящему в глубине двора зданию.

Чего-то мне не по себе… Страшновато как-то…

Сопровождающий стучит в дверь и запускает меня вовнутрь.

— Здравствуйте, товарищ Стирлэц. Проходите пожалуйста…

У меня сердце ухает куда-то вниз…

— Здравствуйте, товарищ Сталин…


Глава 26 | Рыжик | Глава 2