home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



11. Предтечи Нельсона

Времени было мало – мы хотели как можно быстрее оказаться на Балтике. Поэтому по дороге на Дувр мы практически не останавливались. Два раза видели вдалеке военные корабли под английским флагом – впрочем, их путешествие на этом заканчивалось, уничтожали мы их издалека, и, хоть мне и хотелось их спасти, но, пока бы мы дошли до места гибели корабля, пока бы выловили тех, кто не погиб вместе со своим судном, они бы давно умерли от переохлаждения. Здесь было Ирландское море, а не Карибское, температура воды в конце марта – градусов восемь-девять. Но за души погибших мы молились каждый раз.

Во второй половине дня двадцать седьмого марта мы увидели знаменитые меловые скалы Дувра, на которых находился Дуврский замок высоко над портом. Согласно нашим картам глубин, подойти мы смогли достаточно близко к берегу, после чего расстреляли всё, что было в порту, а затем послали несколько зажигательных "чемоданчиков" в замок, который практически сразу заполыхал. Всё это время, на палубе стояли пленницы-англичанки с потомством, взятые нами на Бермудах.

После чего их пригласили на баркас, доставивший их на пляж под скалами. Перед тем, как занять своё место в Баркасе, леди Пикеринг сказала мне:

– Будьте же вы прокляты!

– Your ladyship[51], не мы начали эту войну, и не мы убивали женщин и детей на Бермудах. Заметьте, что мы уничтожаем лишь военных и военное имущество, и то лишь в ответ на ваши же действия.

Дама занесла руку для пощёчины, чуть подумала, и рука её безвольно повисла, а плечи затряслись от бесшумных рыданий.

– Передайте это письмо вашему королю – там указано, что именно нужно сделать, чтобы остановить войну.

И я вручил ей письмо, текст которого гласил:

"Дорогой король Джеймс, это только начало. Не нужно было захватывать наши земли, убивать наших людей, и помогать нашим врагам. Надеемся на ваше благоразумие, извинения, прекращение помощи самозванцам, и компенсацию ущерба – тогда мы согласны на мир."

Больше английские корабли нам на этом отрезке пути не попадались, а у нас не было ни времени, ни, если честно, сил для продолжения боевых действий в этих водах. Вот если бы послать что-нибудь с осадкой поменьше вверх по Темзе… Но, как говорила Герцогиня в русском переводе "Алисы в стране чудес", "всякому овощу – своё время."

Утром тридцатого марта мы вошли в Эресунд. Но если ещё тогда, в первый наш вояж, это был сугубо датский пролив с мирной жизнью на обоих берегах, то сегодня он выглядел совсем иначе. На юго-западном берегу горели пожары, а замок в Эльсиноре был всего лишь обугленной руиной. Посмотрев в бинокль на северо-восточный берег, мы увидели шведский флаг над Хельсингборгским замком. Интересно…

Мы пошли дальше – прежде чем кого-нибудь обстреливать, неплохо бы узнать, что происходит на самом деле. Мы решили, что, наверное, наш друг король Кристиан сможет нам рассказать, что происходит, и чем ему мы можем помочь.

Через полчаса, мы услышали пушечные выстрелы – чуть южнее, у Копенгагена. Вскоре мы увидели дымы на западной стороне, а потом множество кораблей в самом проливе. Вскоре уже можно было различить в бинокль флаги, большинство – с красным крестом на белом фоне, другие – с жёлтым на синем. Некоторые корабли горели, но с берега никто больше не стрелял, а вот корабли бомбардировали Копенгаген.

Так, подумал я. Повторяют, точнее, предвосхищают "подвиг" одноглазой свиньи – Нельсона, который через двести лет в нашей истории точно так же уничтожал Копенгаген. Ну что ж, ребята, зря вы это затеяли…

Наши артиллеристы принялись за работу, и, один за другим, английские корабли начали тонуть в холодных водах Эресунда. Потом, как по команде, стали сползать флаги, и оставшиеся в живых корабли пошли к берегу. Как обычно, доброе слово и пистолет, точнее, пушки, оказались более действенным аргументом, чем доброе слово без пушек.

Из сорока пяти английских и шести шведских кораблей уцелели двадцать четыре английских, включая и флагман самого адмирала Томаса Говарда; от шведских не осталось ни единого. Вскоре все они стояли у причалов города, а их команды брели в замок Фредериксборг, где им предстояло провести незабываемые дни в промозглых подвалах. А некоторых – включая самого адмирала – мы пригласили сначала к себе для основательной и неторопливой беседы.

Но сначала мы нанесли визит Его Величеству королю Кристиану. Его мы нашли живого, но раненого, точнее, посечённого кирпичной крошкой после попадания ядра в стену рядом с ним, в развалинах Копенгагенского замка.

– Мой любезный принц, как я мог покинуть свой пост? – спросил меня Кристиан, когда я смотрел на него с немым укором, пока кто-то из наших ребят дезинфицировал его раны. – Я не просто король Дании, но и главнокомандующий её вооружёнными силами.

Кристиан рассказал, что месяц назад армада из восьмидесяти пяти английских и тридцати двух шведских кораблей пришла в Копенгаген и потребовала передачи Скании, провинции с другой стороны Эресунда, "законному шведскому королю" – Анри Лотарингскому.

Так как у него было намного меньше кораблей, то Кристиан, скрепя сердце, согласился – при условии дальнейшего суверенитета над Эресундом и решения шведского конфликта путём переговоров. С Густавом у него отношения, конечно, тоже не сложились, но одно дело – холодный мир со шведами, другое – война со шведами и англичанами одновременно.

Вчера часть англо-шведского флота вернулась и ему был передан ультиматум – немедленное вступление в войну с русскими на стороне англичан. Он отказался. Сегодня на рассвете началась бомбёжка Эльсинора и Копенгагена. Эльсинор был превращён в руины за считанные минуты, а обстрел Копенгагена продолжался с удвоенной яростью. Береговой артиллерии поначалу удалось поджечь несколько кораблей, но её вскоре всю уничтожили. А датского флота не стало уже в первые минуты сражения – корабли, стоявшие на рейде, не ожидали внезапного нападения.

– И вы не можете себе представить, мой дорогой принц, как мы рады вашему здесь появлению!!

При разборе завалов оказалось, что супруга короля – Анна-Катерина Бранденбургская, вместе с младенцем Кристианом, наследником престола, и с дамами из своей свиты, была убита, когда крыло замка, куда они спрятались от обстрела, обрушилось. Узнав об этом, Кристиан, до того переносивший невзгоды достаточно стойко, вдруг побледнел и упал в обморок. Пока наши медики работали над принцем, прибывший только что Якоб Ульсфелд, которого Кристиан совсем недавно назначил канцлером, отвёл меня в сторону.

– Ваше превосходительство, убийство особ королевской крови, тем более страной, формально не воюющей с Данией, является тягчайшим преступлением. По нашим законам, все, кто в этом участвовал – то есть все команды английских кораблей – заслуживают смертной казни. Вы не будете против? Ведь именно вы и ваши люди – спасители Дании и победители этих нелюдей.

– Нет, ваша светлость, мы ничего не имеем против, дайте только их допросить. А пока хотелось бы узнать от вас более подробно про то, что происходило на Балтике и особенно в России в наше отсутствие.


10.  На остров изумрудный идём мы морем трудным… | Голод и тьма | 12.  Друзья и враги