home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3. Deus ex machina

Верёвка доставала до земли, даже с запасом. И по ней спускался, как заправский альпинист, не кто иной, как Юра Заборщиков.

Я навесил замок на дверь с нашей стороны, а через две минуты, мальчик впрыгнул в мое окно. Я его обнял и сказал:

– Так. Этого мне еще не хватало. Я кому сказал – возвращаться к своим?

– Княже, если хочешь, оставайся – а я домой. У меня под холмом две лошади, куча еды, и даже одна винтовка.

– Ты что, один?

– Один, конечно. Пока ты по ним стрелял, я бросился за лошадьми убитых, и сумел поймать одну, а, сидя на ней, ещё одну, и ушёл оттуда поскорее. Они за мной и не гнались.

– А веревка откуда?

– А была приторочена к седлу одного из коней. Думаю, чтобы пленных вязать. Ну я и увидел, куда они идут, и за тобой, только не по дороге, а вдоль её – они не шибко шли, с телегой-то.

– Молодец, конечно, но пороть тебя надо. Если б тебя поймали… а в любой деревне тебя вполне могли взять и выдать властям.

– Не бойся, княже, я чухонский язык знаю, там, на Неве, много чухонцев, выучил. Здесь немного не так балакают, но, в общем, понятно. Зашел в деревню, сказал, мол, сам я из-под Дерпта, так именуется здешняя столица – мне и рассказали, что люди из замка Киррумпэ кого-то туда везли. Да и еды мне продали – в седельной сумке деньги были. Не любят они немцев, а здешнего барона тем более. Говорят, девушки попадают в замок и исчезают.

Я не спросил, где замок, но мой собеседник плюнул в его сторону, я и нашёл его. Одна башня ещё не была восстановлена. Я забросил верёвку до какого-то выступа и забрался наверх, а далее по сколу стены до валганга. С другой стороны я увидел дозорных, с этой же стороны одна башня была восстановлена, но на ней не было часового. Я прополз по валгангу и поднялся на верх башни, когда я удостоверился, что дозорные в мою сторону не смотрели. Всё хорошо, но я не знал, где вас искать, но представьте себе моё удивление, когда я увидел, как вы высунули голову из этого окна. Ну я привязал верёвку к одному из зубцов и спустился к вам. По ней можно спуститься до земли. А привязал я её хорошо, я помор, я умею.

Я выбросил арбалет, болты, а также меч получше, из окна, затем привязал Юру к верёвке, вручил ему баклажку с пивом и узелок с мясом, и спустил его вниз. Затем я таким же образом спустил Лиису; Юра её принял и отвязал. Я повернулся к Анне – и успел увидеть, как она засунула второй меч в промежность своей бывшей хозяйки и провернула его там. Я остолбенел, а Анна вытащила его и взрезала той живот крест-накрест.

– Я у мужа слышала – от таких ран не живут, и если кому кабан живот располосует, то его сразу убивают, чтоб не мучался. Сдохни, гадина! Барон, можете убить меня, если хотите = я отомстила за мужа.

Я лишь покачал головой и сказал:

– Анна, твоя очередь на спуск.

Отправив её вниз так же, как и Лиису, я вспомнил навыки, полученные мною в университете на начальном курсе скалолазания, который там предлагали во время каникул, и спустился вниз по верёвке. Отрезав мечом двухметровый её кусок, я увидел Юру, делавшего мне знаки из лесочка. Там оказались две лошади. Анну я посадил с Юрой, а Лиису перед собой, постелив под нее взятую с собой вторую простынь – все-таки после того, что с ней сделали, ей будет больно ехать верхом. И мы отправили лошадей шагом вниз по склону.

Погони не было – вряд ли кто-нибудь понял, что пленники бежали из замка. Тем не менее, мы пытались ехать вдоль дороги, а не по ней.

Первый привал мы сделали лишь через четыре часа, когда я решил, что мы уже давно не на землях барона, и что облава – а она будет, как только они поймут, что нас нет, а хозяйка окочурилась – до нас не доберется. В речке я помыл руки, от которых все еще достаточно мерзко пахло интимными регионами покойной красотки. Осмотрел девушек, как мог – у Лиисы кровь между ног уже не текла, рубцы не гноились, так что, похоже, худшего не произошло. Анна же даже ожила, несмотря на перенесенные ей за последние два дня страдания. А вот у меня на спине загноилась ссадина от хлыста. Лииса промыла ее, положила на нее листочки подорожника, сказав, что это должно помочь.

И вдруг мы услышали цокот копыт – по дороге ехала немаленькая группа. Я взял винтовку, сделал всем знак, чтобы затаились, и прокрался поближе к дороге.

Поляков было человек, наверное, с тридцать. Большинство были конными, только один правил возком с зарешеченными окнами, предназначавшимся, по-видимому, барону фон унд цу Нойффену. А во главе процессии ехали двое – мой радушный хозяин-барон и старый знакомый, пан Казановский.

Как только они скрылись в отдалении, мы отправились примерно на восток, через леса. Вёл нас Юра, который, как оказалось, весьма недурно ориентировался на любой местности. Обеих девушек мы посадили на лошадей, сами же повели их в поводу – обе они очень устали, когда мы ехали на них вдвоём. Идти пришлось медленно, чтобы не причинять нашим дамам боли. На второй день я обнаружил кровь на седле Анны и испугался, но, как она сказала, потупив глаза, это было "то самое время месяца", а не следствие надругательств.

Мясо и пиво быстро кончились. Но Юра, потратив впустую два болта, наловчился и стрелял то зайца, то глухаря, так что мясом мы были обеспечены. Кроме того, с помощью найденного в одной из седельных сумок кресала он умел разводить костры, которые практически не дымили. Да и кое-какие ягоды уже поспели.

Как только появлялись признаки того, что мы находимся рядом с деревней, мы делали достаточно большую петлю. Тем не менее, два раза мы практически наткнулись на местных жителей, лишь в последний момент нам удавалось затаиться в чаще. По иногда выходившему из-за туч солнцу, а также по мху на деревьях (кто говорит, что в скаутах ничему не учат?), я смог убедиться, что шли мы более или менее в правильном направлении. Но на четвёртое утро, когда я уже подумал дать Юре фамилию Сусанин, мы с ним поднялись на верхушку небольшого холма. В зелёных лучах восходящего солнца перед нами предстал величественный ансамбль Псково-Печерского монастыря.


2.  В гостях хорошо… | Голод и тьма | 4.  Родные берега