home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



1. Разговоры на испанском

Обыкновенно, суббота была единственным днём, когда мы с Лизой могли расслабиться и провести часок-другой в постели, пока Анфиса кормила детей, ходила с ними мыться, а затем водила их на детскую площадку с другой стороны улицы, либо, если шёл дождь, в специальное игровое помещение, находившееся там же.

Но позавчера, двадцать восьмого сентября тысяча шестьсот шестого года, Коля Корф, мой заместитель по испанскому направлению, вернулся из Санта-Лусии, испанского порта на Тихом Океане[4]. Там он встречался с графом де Медина и Альтамирано, представителем вице-короля Новой Испании, сеньора Хуана де Мендоса, маркиза де Монтескларос. На этот раз, Коля привёз радостную новость – был окончательно согласован протокол о вступлении в силу договора, подписанного мною в Мадриде в тысяча шестисотом году, и королём Испании Филиппом III.

Согласно этому документу, Испания признавала обе Калифорнии – Верхнюю и Нижнюю – и все земли к северу от них территорией Русской Америки; кроме того, нашим же становился восточный берег моря Кортеса до острова Тибурон и северного побережья залива Кино включительно. Далее граница определялась как линия в двадцать пять испанских лиг – около ста десяти километров – на восток от восточной оконечности залива, и все территории на север от этой линии.

Условием вступления договора в силу была единоразовая выплата одной тонелады[5] золота, либо десяти тонелад серебра, в течение семи лет после подписания договора. Когда я вернулся в Росс, уже было добыто более тонны драгоценного металла. Из них двести было решено оставить в качестве своего рода неприкосновенного запаса, а ещё двести – включая золото, найденное на пиратских судах – были потрачены для закупки ряда товаров в испанских колониях. В основном это были лошади, семена, саженцы, и ткани.

Мы как бы и не торопились – золота было достаточно, чтобы к 1605, максимум к 1606 году искомая тонелада была готова к передаче испанцам. Но уже в апреле ребята наткнулись на весьма богатое месторождение золота, и в мае всё того же тысяча шестьсот третьего года общая добыча превысила полторы метрических тонны. Тогда я послал гонца с посланием для тогдашнего вице-короля Новой Испании, сеньора Гаспара де Суньига Асеведо и Фонсека, графа Монтерейского. Я уведомлял сего благородного мужа о нашем желании выплатить оговорённую сумму, и просил у него аудиенции для подготовки итогового документа, а также возможного приложения к договору – мы решили попробовать договориться и об уступке некоторых других земель за дополнительную плату.

Сеньор де Суньига в ответном письме предложил мне приехать в Санта-Лусию, куда он пообещал отправить моего хорошего знакомого, графа Исидро де Медина и Альтамирано. Дон Исидро числился коррехидором[6] города и области Мехико, но на самом деле он был неофициальной правой рукой вице-короля. И тот факт, что послали именно его, означал серьёзность намерений вице-короля. Впрочем, хоть мы с ним ни разу персонально не встречались, относился он к нам с симпатией, а с доном Исидро меня связывало нечто вроде дружбы, насколько это было возможно между должностными лицами из разных стран. Тем более, что нам когда-то посчастливилось спасти племянника дона Исидро от пиратов – а испанцы, в отличие от англосаксов, умеют помнить добро.

Договорились мы о торжественной церемонии передачи золота, которая будет освидетельствована подписями обоих вице-королей на подготовленном нами итоговом протоколе. Обоих – потому, что наш Володя Романенко был "для внешнего пользования" вице-королём Русской Америки. Но сначала необходимо было получить согласие из Мадрида на предложенные нами дополнения к договору.

А хотели мы в первую очередь наладить связь между Русской Америкой, нашими атлантическими территориями, и собственно Россией. Рации, найденные нами на "Победе", имели дальность в три тысячи двести миль, или чуть более пяти тысяч километров – при идеальных условиях. Поэтому мы предлагали купить у испанцев права на незаселённые острова Барбадос, Тринидад, Тобаго, и Провидения с соседними островами Святого Андрея и Святой Екатерины, а также Лукайские[7] острова, острова Туркос и Кайкос к югу от них, и Патагонию к югу от острова Чилоэ, включая Огненную землю и "незаселённые острова в Атлантическом и Тихом океанах на расстоянии не менее ста лиг от побережья Южной Америки", что включало в себя Кокосовый остров, Черепашьи острова[8], Фолькленды, Тристан-да-Кунья, Вознесения, и уже заселённую нами Святую Елену.

Кроме того, несмотря на небольшой размер нашего анклава в бухте святого Марка, и на девяностодевятилетнюю бесплатную её аренду, мы предложили выкупить и её, предварительно немного расширив – у меня перед мысленным взором была паника в Гонконге по причине скорого его возвращения Китаю.[9] И мне не хотелось бы, чтобы местные жители точно так же массово покидали это территориальное образование в преддверии тысяча шестьсот девяносто девятого года. При этом мы готовы были подтвердить наши обязательства и далее безвозмездно бороться с пиратами в радиусе пятидесяти лиг от Санта-Лусии как минимум в течение всего семнадцатого века. Территории, которые мы желали присоединить к анклаву, включали территории к востоку от него до реки Папагайо, включая Длинную лагуну[10] и прилегающие к ней земли.

И, наконец, мы желали купить остров Корву в западных Азорах. Конечно, последние были территорией Португалии, а не Испании, но обеими странами правили одни и те же монархи, король Филипп III и королева Маргарита, с коими меня лично также связывали дружеские отношения.

Граф Мендоса, услышав о наших предложениях, задумался, а я поспешил добавить:

– Дон Исидро, вся штука в том, что есть и другие державы – в первую очередь Англия и Франция – готовящиеся урвать себе некоторые из этих территорий. И я опасаюсь, что начнётся это именно с Барбадоса и Тринидада – ведь эти острова не заселены, и у Испании нет в для этого на данный момент ни сил, ни людей.

– Вы правы. Пираты уже орудуют вовсю на Карибском море, и у французов даже появилась пусть неофициальная, но колония на острове Тортуга. А дальше будет только хуже. А если мы вам уступим эти земли, можем ли мы ожидать, что вы будете нашими союзниками в борьбе с морскими разбойниками? Ведь с вашей помощью пираты более не заходят в воды у тихоокеанского побережья Новой Испании. Можем ли мы рассчитывать на нечто подобное на Карибах?

– Конечно, дон Исидро, но лишь в тех районах, где будут располагаться наши колонии, ведь нам будет сложно патрулировать всё море.

– И какую сумму вы предлагаете за эти дополнения?

– Если учесть, что все эти земли на данный момент незаселены, то, как нам кажется, пять кинталов золота[11].

– Я порекомендую вице-королю направить ваши предложения Их Католическим Величествам. Кстати, позволю себе открыть вам небольшую тайну – дон Гаспар только что получил известие из Мадрида, что его посылают новым вице-королём в Перу. Ведь в Мехико дела идут достаточно неплохо, а вот у теперешнего вице-короля Перу, Луиса де Веласко, с успехами не так радужно. Так что дон Гаспар убывает в Перу, как только ему пришлют замену. Но он сделает всё, чтобы заключить договор до окончания своих полномочий.


Пролог | За обиду сего времени | 2.  Гладко было на бумаге…