home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



6. Кто в помощи нуждается, кто не очень…

– Ну и где вы там прохлаждаетесь? – послышался насмешливый голос Витальки Дмитриева, главы администрации Невского устья.

– Летим к тебе на крыльях любви, тьфу ты, на всех парах, – ответил я таким же тоном. – Мы ж тебе говорили, что вторая жовто-блакитно-краснокрестовая эскадра вот-вот вдарит по Гогланду.

– Летите, говоришь? Дорого яичко к Христову дню, – незримо усмехнулся тот. – Приходили уже с утра ваши наглы с золотошлемниками[63]. Вот только маленько не рассчитали свои силы – точнее, не ожидали подобной дальнобойности гогландских орудий. А тут и эскадра наша подоспела, ну и пленила их всех. А теперь наши на Ревель идут.

На следующий день, девятого апреля, он нам сообщил:

– Ну что ж, О черепахи, быстрые, как ветер. Флотилия в Ревеле частично потоплена, частично захвачена, город освобождён, Ульфсё тоже, хоть и в весьма разрушенном состоянии. Карлушиных клевретов сейчас местные отлавливают – очень они на них злы. Кто-то пытался из города бежать, кто-то сховался, кто-то захотел проскользнуть на лодчонке – вроде всех поймали.

– А кто будет во главе города?

– Кроме троих предателей, весь предыдущий городской совет во главе с бургомистром отказался поддержать узурпатора и оказался в подвалах замка. Двое умерли за время заключения, зато остальные теперь у наших врачей – и, если у тебя не будет других указаний, вернутся во власть, как только их выпишут. Бургомистра, кстати, уже выписали – крепкий оказался мужик.

– Я только за. Значит, в помощи…

– Не нуждаемся, дорогой. Ты лучше к Або сходи, а я пошлю к тебе подкрепление, как только в Ревеле разберёмся. Но сейчас самая главная проблема – не дать местным развесить карловых управителей на местных же деревьях – зачем портить здешнюю флору? Пусть лучше Густав с Юханом судят этих предателей – точнее, Юхан, ведь восемнадцатого числа он станет совершеннолетним, и тогда же его коронуют в соборе Або. Если, конечно, третья эскадра до того Або не захватит.

Кстати, приглашение пришло и тебе, и мне. Я вряд ли смогу, всё-таки дела, а вот ты поприсутствуешь.

– Куда же я денусь. А с третьей эскадрой разберёмся. Кстати, она и есть последняя – по данным допросов, ещё есть десяток шведских кораблей в Риге – остальные ушли, чтобы поучаствовать в делах у Ревеля и Або. Ну и по нескольку в Стокгольме и других портах. Но и там везде осталось по минимуму.

– Разбирайтесь, флаг вам в руки и всё такое. Ладно, Лёх, давай. Горю желанием тебя видеть, как и всех вас, как только, так сразу. Впрочем, сразу после этих событий тебе предстоит прямая дорога в Москву. Митя Пожарский очень просил.

– А там что нового?

– Пока дожди, но, как только распутица закончится, будут освобождать город.

Ну что ж, подумал я, Або, так Або. Завтра вечером там будем.

Перед Або, как оказалось, дежурило всего шесть кораблей – все под шведским флагом, но с золотым шлемом в левом верхнем углу, так что их принадлежность была ясна с самого начала. Битва была весьма скоротечной – два корабля поближе к нам, посмевшие выстрелить (с огромным недолётом), были потоплены "без шума и пыли" всё из тех же эрликонов, а другие четыре сразу же спустили флаги, а командир эскадры, капитан Ханссон, сам пришёл на шлюпке и объявил о капитуляции.

Вскоре после этого из залива вышло четыре корабля под жёлтым крестом на синем фоне, но без золотого шлема, и направились прямо к нам. Лейтенант, взобравшийся к нам на борт, сказал:

– Лейтенант Арвидссон, господа. Вы, наверное, русский принц?

– Именно так, лейтенант.

– Ваше сиятельство, на кораблях – призовые команды. Адмирал Столарм предлагает отвести их к укреплению в Ээриквалла, где они смогут пришвартоваться в гавани Хейнайокка. Мы знаем, что они – ваше имущество, и не посягаем на них. Пленных разместят в тамошней крепости. Вас же Его Высочество принц Юхан, регент принц Густав, и адмирал Столарм желают видеть в замке Або. У нас есть для вас лоцман.

– Очень хорошо, лейтенант, благодарю вас. Передайте вашему командованию, что мы согласны.

Тот кивнул и вернулся в баркас, а лоцман повёл нас по заливу Або. Как и в прошлый раз, мы причалили к пристани у замка Або. К моей вящей радости, на берегу меня ждали. Столарм выглядел помолодевшим, разве что волосы его были теперь полностью седыми. Долговязый Густав, которому оставалось всего лишь девять дней до окончания регентства, чуть располнел, но взгляд его стал намного более твёрдым и уверенным. А особенно меня обрадовало то, что вместе с ними был Вася Смирнов, которого мы придали стокгольмскому посольству в качестве радиста.

Я хотел расспросить про то, что случилось, пока нас не было, но меня по очереди заключили в объятия, и вместе с Сашей и Ринатом препроводили в замок, где нас приветствовал уже Юхан, превратившийся из нескладного подростка в высокого светловолосого молодого человека.

– Добро пожаловать в Або, ваше сиятельство, и вы, благородные герры. Позвольте пригласить вас и ваших людей на торжественный банкет. Когда мне передали, что вы подошли к заливу, я сразу же распорядился, чтобы всё было готово к вашему появлению. Так что пойдёмте!

Столы и правда ломились от яств, причём более интересных, чем то, что я помнил по Ревелю, Густав наклонился ко мне и поведал:

– Ваше сиятельство, в Або теперь работает и главный кулинар замка в Стокгольме – мастер Риччи из Болоньи. Надеюсь, что вам понравится.

Пришлось налечь на еду – здесь считалось неприличным разговаривать во время поглощения пищи. И лишь после того, как унесли закуски и гороховый суп, который итальянец превратил каким-то образом в произведение искусства, Столарм сказал:

– Вы, наверное, хотите знать, что именно произошло в Швеции, и почему мы ютимся здесь, в Або. Несколько месяцев назад, я отправился в Нюслотт – это далеко на восток от Або – по семейным делам, и в тот самый момент в Стокгольме начался мятеж под предводительством Юлленъельмы.

– Зря я его отпустил… Тогда, в Ревеле, он был у меня в руках.

– Нет, ваше сиятельство, вы всё сделали правильно. Негоже было бы держать сына бывшего регента и кузена будущего короля взаперти – ведь он поступал так, как и должен человек в его положении. А вот тот ужас, который произошёл в Стокгольме – да и в некоторых других городах – и тем более узурпация власти… за это ему не сносить головы, другого пути нет.

– Всё-таки здорово, что спаслись и принц, и регент, и вы, мой друг.

– Я находился в то время в родовом замке – мой внучатый племянник играл свадьбу. А о происшедшем я узнал, когда вернулся в Або. Тем более, принц Юхан и регент Густав уже были там.

Каким-то чудом ваш посол и его люди сумели их спасти. При этом почти все погибли – уйти из города смог лишь один герр Смирнов.

Двое других – посол, Иван Никитин, и его советник, Алексей Макаров, остались прикрывать наш отход, когда мы прорывались к королевской яхте на озере Меларен, – добавил Юхан. – А третьего, Андрея Алексеева, убили, когда он отстреливался по нападавшим с кормы.

Я лишь перекрестился и мысленно помолился за упокой их душ – Ваню и Андрюшу я знал, а Алексей был даже «москвичом». Вот так, подумал я, все мы там будем, но ребята повели себя, как настоящие герои. Эх, смогу ли я, если окажусь в такой же ситуации.

– Рацию я спас, Алексей Иванович, – извиняющимся голосом сказал Вася. – А ребята погибли смертью храбрых. Вот только винтовки, увы, попали к шведам.

– Спасибо тебе, Василий, от всего сердца, – сказал я. – Ты сделал невозможное.

После чего я перешёл на немецкий:

– А что было дальше, ваше высочество? – посмотрел я на принца.

– Герр Смирнов сказал, что нас, наверное, начнут искать восточнее или южнее Стокгольма, поэтому мы ушли на север, к замку Розенбергс, где оставили яхту и взяли лошадей. Направились мы в Норртелье – Густав сказал, что вряд ли мятеж добрался и туда. Так оно и оказалось, и один из рыбаков переправил нас на своей лайбе в Або. – И он посмотрел на Столарма, который продолжил за него:

– В Або стекались самые разные люди из материковой Швеции. Один из них – Свен Свенссон из Норршёпинга – рассказал нам, что туда пришла английская эскадра с десятком шведов. И бургомистр немедленно сдал город, а сам Свен сумел бежать, пока контроль над городом не перешёл полностью в руки мятежников.

А через неделю к нам наведалась целая флотилия – три дюжины английских кораблей и десяток шведских. Именно тогда они начали помещать золотой шлем на свои флаги, чтобы показать, что они поддерживают самозванца. Но я успел подготовить несколько батарей – теперь они превратились в крепости – и до Або они не дошли – пять мы сумели потопить, оставшиеся повернулись назад. С тех пор полдюжины кораблей постоянно дежурят у входа в залив, а на Хогшере на Аландах, в заливе Вестерфьярд, строится новое укрепление, названное Карлсборг – «замок Карла». В заливе, как нам донесли наши.

– У нас здесь всего тридцать два корабля, – с грустью сказал Столарм.

– Тридцать шесть, – ввернул я. – Позвольте мне, ваше высочество, подарить вам четыре приза на ваше совершеннолетие.

– Благодарю вас, ваше сиятельство, – чуть поклонился Юхан. – Но самое главное, что здесь вы и ваш корабль.

Не знаю, какая муха меня укусила, но я неожиданно для самого себя предложил:

– А что, если мы нанесём совместный визит на Аланды, в тот самый Карлсборг? У вас есть лоцман для тех вод?

– Есть, как же не быть, – улыбнулся Столарм. – А когда?

– Лучше не ждать, – предложил я. Вот завтра же и отправимся, если ваш флот успеет подготовиться. Ведь они вряд ли знают, что наши захватили Ревель.

– Флот сможет выступить завтра рано утром, – кивнул Столарм. – А вот насчёт Ревеля вы нас порадовали.

Принц Юхан же, робея, всё-таки смог выдавить из себя вопрос:

– И что вы собираетесь с ним сделать?

– Отдать его законным владельцам, как же иначе, – ответил я. Конечно, хотелось бы прибрать его к рукам, но пока не закончилась война с поляками, а тем более не был изгнан Лжедмитрий, у нас не было для этого сил, да и политическая обстановка к этому не располагала.

– Я этого никогда не забуду, – расстроганно сказал Юхан. А я подумал – если забудешь, то можно будет и подумать о перекройке границ. Чуть позже, понятно. Но один момент я всё же озвучил:

– Ваше высочество, вам, наверное, известно, что англичане заставили короля Кристиана отдать свои Восточные провинции Юлленъельме. Как вам, наверное, известно, они были датскими с незапамятных времён, да и население говорит на датском, а не на шведском. Нужно бы отдать их, включая остров Хвен, датскому королю.

Выражение лица Юхана несколько посмурнело, но Столарм твёрдо сказал:

– Негоже христианнейшему государю вкушать плоды несправедливости.

Юхан кивнул:

– Ваше сиятельство, я гарантирую, что верну эти земли датчанам, как только смогу. Но что вы хотите для себя лично?

– Ничего, – помотал я головой. – Разве что хотелось бы, чтобы наше посольство возобновило работу.

– Герр Смирнов уже ведёт работу посольства в Або. Как только мы вернём себе Стокгольм, то он переедет туда. А если вы выделите ещё людей, мы будем только рады. Их подвиг их во время мятежа я никогда не забуду. Да и по вопросам поставки железа и меди я распоряжусь, чтобы цену на него сделали для вас льготной.

На следующее утро, "Победа" со Столармом взяла курс на Вестерфьярден – залив, на котором строился Карлсборг, которую мы решили переименовать в Юхансборг. Увы для людей Юлленъельмы, крепость была недостроенной, а наше появление в горловине залива заперло там весь англо-шведский флот; для острастки, мы потопили два английских корабля. "Избиение младенцев" закончилось очень быстро – адмирал лорд Карлайл после этого сообразил, что находится в ловушке, и прислал парламентёров, которые очень резво согласились на капитуляцию в обмен на гарантии возвращения в Англию для всех английских офицеров. На что Столарм согласился – ведь о шведских изменниках речи не велось.


5.  Дела государственные и матримониальные | За обиду сего времени | Примечания