home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

Элеонора проснулась от высокоголосого пения и монотонного, приглушенного барабанного боя. Приоткрыв глаза, сквозь приспущенные ресницы поглядела в направлении раздававшегося звука. Неожиданно ее охватил ужас – взгляду представился громадный извивающийся червяк-вампир. Страх постепенно улетучился, когда она поняла, что это всего лишь галлюцинация, образованная причудливой игрой пламени от костра, горящего в ночи, и покачиваний какой-то странной, очевидно танцующей, фигуры. Неожиданно образ сжался до размеров гусеницы, но затем опять раздулся до… мардуканца в маске.

Только внимательно вглядевшись в корчившегося в мерцающих бликах танцора, Элеонора совершенно успокоилась: длинные, страшные клыки твари оказались зубцами короны на голове мардуканца, одетого в разукрашенное маскарадное платье. Позади танцора виднелось еще несколько фигур: гигантский жук с клешнями, двухголовая, напоминающая легендарную Наги змея и шестиногая извивающаяся тварь, на шее которой висело ожерелье из острых, как у акулы, зубов.

Наваждение сна, мерцающий огонь, танцующие фигуры, песнопение и барабанный бой – все это действовало завораживающе. Вдруг барабанные удары участились, голоса запели громче, танцоры задергались в бешеном экстазе. Продолжавшаяся с полминуты какофония завершилась изумительным по красоте песнопением. Наконец все смолкло, и танцоры замерли.

Завороженные зрители сидели с ощущением чарующей незавершенности окончившегося представления. Элеонора потрясла головой, пытаясь отделаться от дремотного дурмана, и стала оглядываться в надежде отвлечься, но неожиданно поймала себя на том, что сквозь забытье разглядывает чей-то сапог.

О'Кейси сощурилась, и ее взгляд осторожно заскользил вверх. Какая-то женщина-солдат, чей сапог она только что имела честь лицезреть, стояла у ее изголовья с плазменной пушкой в руках. Элеонора посмотрела вбок и заметила второй сапог, владельцем которого оказалась гренадер. «Как интересно…» – подумала она.

Усевшись, она протерла глаза – не помогло. Казалось, все происходит в каком-то мистическом сне, правда голова была более ясной, чем до того, как она заснула. Элеонора еще раз взглянула на женщину.

– Как долго я спала?

Она не знала, сколько времени прошло после обеда, равно как не помнила, когда она уснула, поэтому ответ на ее вопрос мало бы что ей сказал. К тому же женщина, похоже, ее даже не услышала, так как вместо слов Элеонора просипела что-то невнятное. Прочистив горло, она решила повторить вопрос:

– Капрал… Боем, это вы? Как долго я дремала? Кстати, благодарю вас, но охрана мне, по-видимому, больше не нужна.

– Хорошо, мадам. – Боем поглядела на нее сверху и заулыбалась. – Однако его высочество приказал нам позаботиться, чтобы вас никто не беспокоил. – Она раздумывала, как ответить на первый вопрос. – Не знаю, сколько вы проспали до того, как мы пришли сюда, но здесь мы уже часа три.

– Значит, получается часов пять-шесть, – предположила Элеонора.

Она привстала и почувствовала, что вся разбита: ныла чуть ли не каждая мышца тела. Ноги болели и саднили, она почувствовала тошноту и чуть не упала, если бы не подставленная вовремя рука капрала.

– Осторожно, мадам, – сказала женщина. – Ваши ноги вам еще пригодятся.

– Я понимаю, – жалобно простонала Элеонора. – Вам, пехотинцам, легко говорить. Вы натренированны, как киборги.

С трудом дыша, Элеонора попробовала наклониться и снова ощутила боль в разных частях тела. Вращение плечами, руками и ногами вызвало еще большее недомогание, и она подумала, что душ, ванна, несколько тюбиков разогревающего крема, двухдневный сон, возможно, и привели бы ее в норму. Только если не…

– А где его высочество? – спросила она.

– Я проведу вас к нему, – ответила владелица плазменной пушки.

Роджер, Панер, Косутик и мардуканские старейшины располагались в соседней хижине, наблюдая за празднеством. Прекратив кормить ящерицу, которую Роджер, по-видимому, уже приручил, принц с улыбкой посмотрел на ковыляющую Элеонору.

– Мисс О'Кейси, – официально произнес Роджер. – После сна вы выглядите несколько лучше.

Завидя приближающуюся Элеонору, животное вскарабкалось принцу на колени и еле слышно зашипело на нее. Его высочество ласково похлопал нового питомца по голове. Ящерка нахохлилась, вытянула шею и стала принюхиваться. Очевидно, приняв О'Кейси за неодушевленный мешок, ящерка еще раз принюхалась, покрутилась немного и опять свернулась у принца на коленях, словно на лежанке.

– Я чувствую себя как живой труп, – сказала Элеонора. – Если бы я только могла представить, что меня втянут в подобную авантюру, я бы, по крайней мере, перед этим долго тренировалась.

Она кивнула Мацуге, который протянул ей пластмассовую кружку с водой и две таблетки с анальгезией.

– Спасибо, Костас. – Она запила таблетки водой, оказавшейся на удивление холодной. Очевидно, ее охладили в одном из баллонов. – Благодарю еще раз.

Она оглядела собравшихся. Пехотинцы более активно вступали в разговор с туземцами, чем мардуканцы. Некоторые бойцы чистили оружие, некоторые сидели с напряженными лицами – видимо, телохранители; большинство вели непринужденную беседу. Поертена умудрился изготовить из чего-то колоду карт и обучал игре в покер юных мардуканских воинов, в то время как остальные демонстрировали свои электронные игрушки или просто болтали. Уорент Добреску врачевал, раскладывая какие-то медикаменты.

Добреску оказался настоящей находкой для экипажа, причем не только как врач. Прослужив шестнадцать лет морским рейдером и врачом, он умудрился еще после этого окончить летную школу.

Как правило, флот направлял в военно-морские части армейских санитаров. Рейдеры же являлись чисто имперским изобретением. Эти люди ценились как спасатели в различных чрезвычайных ситуациях, они проходили специальные тренировки на выживание практически в любых условиях. Рейдеры-врачи должны были уметь все: от простейших методов, приостанавливающих гангренозное заражение, до хирургии грудной клетки.

Поскольку команда Роджера не нуждалась в каких-то специальных службах, не было и необходимости в таких врачах-универсалах. Даже Еве Косутик не пришло на ум, что на какой-то планете вдруг возникнет нужда в серьезном медицинском вмешательстве. Короче говоря, то, что в составе экипажа оказался такой специалист, как Добреску, было большой удачей.

В момент, о котором идет речь, он оказывал помощь нескольким мардуканцам, залечивая их раны и предупреждая распространение инфекции, которой джунгли так щедро «одаривают» своих обитателей. Выяснилось, что мардуканская слизь обладает целебными свойствами и весьма полезна при нагноениях.

Осмотрев нескольких пациентов, Добреску пришел к выводу, что заражение кожи вызывалось в основном различного рода грибками. К счастью, в аптечке оказалась противогрибковая мазь. Благодаря ей и самозатягивающимся бинтам врачу относительно легко удалось помочь и туземцам, и нескольким солдатам.

– И много я пропустила? Наверное, было интересно? – спросила О'Кейси принца, наблюдая за Добреску, упаковывающим медикаменты. Мысль о том, что она проспала практически весь праздник, беспокоила ее гораздо меньше, чем физическая слабость.

– О, вам бы понравилось, – ответил Роджер, почесывая голову ящерки. Та сидела у принца на груди и с наслаждением терлась о его подбородок. – Бесподобный церемониал и очень символичный. Корд поклялся следовать за мной по пятам в роли послушного вассала, и я, в свою очередь, пообещал не бросать его на произвол судьбы. Клятвенные заверения скрепили обрядным ритуалом. Мне даже пришлось отведать кусочек с его спины, – поморщившись, добавил принц.

Элеонора захихикала.

– Я, конечно, извиняюсь за свое отсутствие, – сказала она.

– Честно говоря, меня удивляет весь этот ажиотаж, – заметил принц. – Что-то не верится, чтобы они всех гостей так встречали.

– О, конечно нет, – Элеонора постепенно приходила в себя. – Вы, наверное, совсем не поняли смысл ритуала.

– Да уж, – заметил принц. – Я и в земных-то обрядах разбираюсь как свинья в апельсинах.

Элеонора раздумывала, как бы лучше объяснить.

– Я думаю, – начала она, – что это было что-то типа свадьбы или похорон.

– Оригинально. А поточнее?

– Не припомните, как вел себя Корд? Что-нибудь снимал с себя или, наоборот, одевал? Или что-то передавал кому-нибудь?

– Да, что-то такое было, – вспомнил Роджер. – Туземцы протягивали Корду какую-то накидку взамен той, что была на нем, а он передал свое копье и посох одному из мардуканцев.

– Я порасспрашивала немного Корда, когда мы спускались с плоскогорья, – сказала Элеонора. – Оказывается, аси – это форма подневольной зависимости, своеобразное рабство – понимаете?

– Да, вот только сейчас до меня дошло, – с досадой сказал Роджер. – С ума сойти! У нас в Империи ничего подобного не может быть!

– Но у нас же совершенно иной мир, – объясняла Элеонора. – К тому же если вы полагаете, что мы далеко от них ушли в социальном плане, то ошибаетесь. Прошло уже несколько тысячелетий, а люди практически не изменились: человек тридцать четвертого столетия мало чем отличается от своих далеких предков. Давайте для начала посмотрим, что понимается под рабством.

Элеонора сосредоточилась.

– На протяжении всей истории Земли… – начала она и заметила, что Роджер уже не прислушивается.

Принца обычно мало интересовали вопросы устройства общества, социальные структуры и тому подобное; описание конкретных сражений увлекало его гораздо больше.

– Роджер, послушайте, пожалуйста, – продолжала Элеонора, пытаясь встретиться с принцем взглядом. – Вас только что обвенчали с Кордом.

– Что?

– Видите, это вовсе небезынтересно для вашего высочества, – рассмеялась Элеонора, – но, представьте, что именно это и произошло. Теперь он – ваш раб. Так вот, я повторяю: на протяжении всей человеческой истории обряды венчания и закабаления мало чем отличались. Так что вы отныне связаны крепкими узами.

– Однако… – вырвалось у принца.

– Теперь вам предстоит беречь его при жизни и, вполне возможно, после смерти.

– Кормить его детей, что ли? – пошутил Роджер.

– Это слишком серьезно, ваше высочество: Корд теперь обязан выполнять все ваши желания, а для своей семьи он как бы умер. Поэтому, кстати, и вышло такое пышное празднество, какое бывает разве что на свадьбах. У семейных пар самых примитивных племен практически отсутствуют какие-либо обряды, зато любое племя неукоснительно исполняет церемонии, связанные с похоронами. Свадьба и похороны, с точки зрения племени, мало чем отличаются, так как венчающиеся жених и невеста покидают своих родителей точно так же, как… если бы они умерли для семьи.

– Оттого я и использовала слово «женитьба», чтобы привлечь ваше внимание, – призналась Элеонора. – Я, конечно, могла бы сказать точнее: «навечно связанные узами типа: вассал – господин» или что-нибудь в этом роде. Аналогичные, очень похожие обряды существовали и на Земле, и почти для всех негуманоидных рас, которые я изучала. Но, так или иначе, то, свидетелем чего вам довелось быть, является для мардуканцев таинством, святыней, если угодно, и мне очень жаль, что я все это проспала, – закончила О'Кейси.

– Танец лесных зверей стал своего рода кульминацией обряда – так надо понимать, – заметил Роджер. Пояснения Элеоноры заставили его задуматься. Он забеспокоился, понимая, что расплачивается за свое легкомыслие.

– Но я очень рад, что вы все же проснулись, – добавил он. – Я, кстати, уже все равно собирался послать за вами кого-нибудь. Корд рассказывает тут интересные вещи.

– Правда? – Элеонора потянулась было за куском какого-то недоеденного фрукта, но тут же отдернула руку, неожиданно заметив, что несколько косточек плода вдруг ожили и куда-то побежали.

– Да. Создается впечатление, что у племени проблемы и им дорог хороший совет.

Ночь давно уже вступила в свои права, и большинство членов экипажа спали: кто в лачуге, кто в палатке.

Бодрствовали только в хижине Делкры – представители обеих сторон слушали Корда, пытающегося объяснить, отчего прекращение его поисков и вынужденное возвращение с принцем может привести к пагубным для племени последствиям.

– Еще в бытность моего прадеда торговцы из города, поднимаясь вдоль берегов Великой реки, добирались до места впадения в нее Нашей реки. Купцы тогда не враждовали с нашим племенем, обитавшим на холме, у слияния рек. В обмен на копья и мечи мы приносили шкуры грэков и атул-грэков, сокядэн-куола и мясо флина. Купцы кроме оружия приносили с собой качественные металлы, одежду, зерно, вино. Наше племя процветало и богатело, и еще во времена моего отца нам не было равных. Силой и численностью мы превосходили дутаков, живущих севернее, и арнатов, расположенных к югу от нас.

– Однако город разрастался, постепенно захватывая наши охотничьи земли. Довольно быстро голод и нужда постучались к нам в дверь. Запасы стали быстро истощаться, мы слабели на глазах.

Шаман сделал паузу и огляделся, словно опасаясь произнести страшную правду.

– Мой брат щедр, смотрите, какой праздник отгрохал. Рис покупался в Ку'Нкоке и, между прочим, немалых денег стоил. Да и остальные продукты… А сородичи голодают…

– Город – вот основная проблема. С каждым днем его владения расширяются, и это не самое худшее зло. Согласно договору, их дровосеки могут производить вырубки в строго определенных районах и при этом вырубать лишь конкретные виды деревьев. За это мы должны получать от них товары: металлические копья, ножи, различную утварь, одежду. Так вот, качество вещей постоянно падает, в то время как лес косят подчистую, словно про договор никто из них и слыхом не слыхивал.

Он опять огляделся и похлопал руками.

– Если мы убьем лесорубов, орудующих в запрещенной зоне, то нарушим соглашение. Горожане консолидируются и пойдут на нас войной. – Корд в отчаянии махнул рукой. – И мы наверняка проиграем.

– Мы, правда, можем сами напасть на Ку'Нкок и взять его без предупреждения – сработает эффект неожиданности. Так кранолта приступом взял Войтан. – Корд испытующе посмотрел на гостей, и его взгляд говорил красноречивее всяких слов. – Их склады с рисом окажутся в наших руках, мы убьем их мужчин, женщин возьмем в рабство, захватим все товары, которые по праву нам принадлежат.

– Тут все не так просто, – вступил в разговор Делкра. – Нам не избежать крупных потерь в любом случае, даже если штурм окажется успешным. И тогда этим могут воспользоваться дутаки и арнаты – нападут на нас, как стервятники. Мы долго колебались, не зная, как же поступить, и в конце концов отправили Корда в духовный поиск. Если бы ему явилось знамение, что в будущем нас ждет мир, то мы не стали бы воевать, если же провидение пророчит войну, значит, так тому и быть.

– А если бы Корд не вернулся? – поинтересовался Панер. – Ведь он едва не поплатился жизнью.

– Значит, война, – просто ответил Делкра. – Мы все равно собирались ее начать, в крайнем случае в следующем году. Правда, скорее всего, нас бы сожрали дутаки и арнаты.

– Так помиритесь с ними, – посоветовал принц, – и наступайте сообща.

В тот же момент Роджер почувствовал, как Элеонора пихнула его локтем под ребро, и сообразил, что, выдвигая варварам такое предложение, он вряд ли способствует движению туземцев к цивилизованному обществу. Но, с другой стороны, эти варвары стали его друзьями…

Принц бросил сердитый взгляд на свою наставницу и замолчал. Все учителя, преподававшие ему историю, в число которых входила и Элеонора, непрерывно твердили ему о высочайшей ответственности за принимаемые решения. Он никогда особенно не задумывался о том, что его неосторожные советы могут иногда приводить к необратимым последствиям. И вот сейчас наконец он четко представил себе, что его вскользь брошенная фраза может повлиять на судьбы сотен, а быть может, и тысяч людей.

Роджер глубоко вздохнул, решив все-таки попридержать язык, и принялся опять ласкать свою собачку-ящерку.

Делкра, не подозревающий, что творится у принца в душе, захлопал руками в знак отрицания.

– Вожди обоих племен слишком коварны. Они знают, что мы уже не так сильны, как раньше, и понимают, что если мы окончательно ослабеем, то они захватят наши территории и всем нам конец.

– Ну и как же мы сможем вам помочь? – спросил капитан Панер. Судя по тону командира, Роджер почувствовал, что один из вариантов такой помощи Панеру прекрасно известен, но… также было очевидно, что капитан не испытывает никакого желания помогать.

– Мы не знаем, – ответил Корд. – Мы видели только вашу технику, оружие и поняли, какими величайшими знаниями вы обладаете. Вот мы и надеялись, что расскажем вам о наших трудностях, а вы уж что-нибудь придумаете.

Панер с Роджером, словно сговорившись, разом обернулись к Элеоноре.

– О, неужели? – изумилась она. – Неужели вам потребовалась моя помощь?

Элеонора размышляла о только что выступавших мардуканцах. И о политике государств. И о небезызвестном Макиавелли.

– Тут две независимые проблемы, – произнесла она через несколько секунд. – Одна для получающей стороны и одна для дающей. Проблемы могут быть связаны между собой, но это не обязательно.

Элеонора говорила медленно, почти сдержанно, пытаясь припомнить все нюансы только что прозвучавших выступлений.

Нарушали ли вы хоть иногда ваш договор с городом?

– Никогда, – моментально ответил Корд. – Я уже дважды бывал в Ку'Нкоке с жалобами по поводу низкого качества товаров и незаконной вырубки леса. Король принимал меня весьма любезно, даже дружески. Горожане же нас недолюбливают, впрочем как и мы их.

– А кто конкретно занимается вырубкой? Есть какая-то монополия? Или это отдельные фирмы? И сколько их тогда, и как они организованы?

– На данный момент существует шестнадцать крупных фирм, – ответил Корд, – включая королевскую. Также есть много мелких предприятий. Крупные фирмы являются членами Королевского совета… им предоставлены и некоторые другие права. Отдельные предприятия не имеет права рубить лес, так что наши обидчики не оттуда.

– А дань, которую вы получаете? Этим заправляют фирмы или сам король?

– Добро дает король, а цены назначают фирмачи. Сам товар обычно переправляется одной из крупных фирм.

– Экспансия города неизбежна, – заметила Элеонора после непродолжительного раздумья. – Лес, разумеется, – необходимый ресурс, вынуждающий вторгаться в ваши владения. Войны, как правило, и разгорались из-за источников сырья, являющихся базисом экономики. Но и ваше недовольство совершенно оправданно. Лично я не представляю, что из всего этого получится. Насколько я поняла, следующий пункт нашего путешествия – Ку'Нкок? – О'Кейси вопросительно посмотрела на Панера.

Тот утвердительно кивнул.

– Я просил наших хозяев воздержаться от наступления на город, по крайней мере до того момента, пока мы его посетим, – сказал Панер. – На это у нас две причины. Во-первых, мы собираемся с ними торговать. Ку'Нкок – ближайший к нам город, и там есть все, что нам необходимо для продолжения похода. Вторая причина состоит в том, что мы, возможно, предложим третий, бескровный, вариант разрешения противоречий. Дайте нам возможность разведать, что к чему, и потом мы поделимся нашими впечатлениями. Вполне возможно, что нам, как посторонней и, так сказать, лично не заинтересованной стороне, удастся разглядеть то, что не под силу местным жителям.

Делкра с Кордом обменялись взглядами, и вождь захлопал верхними руками в знак согласия.

– Хорошо, договорились. Мы не будем спешить с атакой. Когда вы пойдете в город, я пошлю с вами некоторых из моих сыновей. Они помогут вам сориентироваться и будут вашими посыльными.


Глава 21 | Марш по джунглям | Глава 23