home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 18

— Так вот вы где, Зиль! — в голосе Алистера слышалось облегчение. Он только что вошёл в здание и начал подниматься по лестнице, перешагивая через ступеньки, когда заметил меня. — Послушайте, мне нужно с вами обсудить недоразумение, возникшее прошлым вечером.

Хоть он и выглядел энергичным, как всегда, но во взгляде было заметно волнение и напряжённость, а лоб испещрили морщинки. Впервые за несколько последних дней я мог сказать по его внешнему виду, что Алистер устал.

— Не стоит, — кашлянув, произнёс я. — Этим утром мы с Томом просмотрели ваши заметки по делу Фромли, и я гораздо лучше понял ваше затруднительное положение. Не считайте, что я не согласен с вашим решением. Но думаю, нам нужно отбросить в сторону разногласия и сконцентрироваться на раскрытии этого убийства.

— Вы абсолютно правы! — он широко, с энтузиазмом улыбнулся, возвращаясь к своему привычному уверенному состоянию. — Я именно об этом и думал. Между Майклом Фромли и Сарой Уингейт должна существовать какая-то связь, которая станет достоверным доказательством и приведёт нас прямиком к Фромли. Всё, что нам нужно, это продолжать работать, и мы найдём эту связь.

Я начал рассказывать ему о своих дальнейших планах, когда нас прервал высокий поражённый вскрик, а следом за ним — яростный лай Обана, пса Изабеллы.

Мы бегом бросились в офис Алистера, где увидели дрожащую Изабеллу, сидящую в кресле Алистера. Обан оживлённо нарезал круги вокруг хозяйки, а миссис Либ с ужасом смотрела на большую картонную коробку, стоящую на столе Алистера.

Алистер ворвался в комнату, увидел, что никто не ранен и не пострадал, и подтянул коробку к себе. А когда увидел содержимое, резко обратился к миссис Либ:

— Почему вы позволили Изабелле её раскрыть? Надо было оставить её запечатанной, пока не приду я.

— Но она адресована ей, профессор. Не вам.

Алистер откинул крышку коробки, чтобы удостовериться в этом. Там значилось: миссис Изабелле Синклер, Центр Криминологических Исследований.

— Но зачем ему отправлять это мне? — спросила Изабелла. Первый шок прошёл, и к ней вернулось обычное любопытство.

Я заглянул внутрь и почувствовал, как к горлу подкатывает тошнота. Я узнал длинную прядь светлых волос, измазанную кровью.

Я сразу понял её важность: это были пропавшие с места убийства волосы Сары Уингейт.

— Посылка пришла обычной почтой? — уточнил я, тщательно осматривая коробку снаружи в поисках марок. Ни одной.

— Я нашла её на ступеньках снаружи, — сказала миссис Либ. — Она была там, когда я пришла сегодня утром, — её лицо потемнело от беспокойства. — Хочется отмыться от этого.

Алистер кивнул и предложил ей вернуться к работе. Миссис Либ явно было не по себе, оттого что она коснулась посылки с таким отвратительным содержимым.

Я надел белые хлопчатобумажные перчатки.

— А это кто-нибудь видел? — я поднял жёлтый конверт, лежащий под прядью волос. На нём не было подписи, и он был не запечатан.

Изабелла покачала головой.

Я аккуратно достал сложенный листок бумаги и подошёл ближе к Алистеру. На плотной белой бумаге было написано:

«Ваш ход, профессор. Посылаю вам это маленькое напоминание о себе на случай, если вы скучаете по нашим беседам. Возможно, ваша невестка захочет провести со мной некоторое время».

Под текстом были небрежные каракули — подпись, которую я не мог распознать. Но Алистер моментально узнал в ней руку Майкла Фромли.

Алистер нахмурился и поднёс бумагу к окну, проверяя её на свет.

— Это на него не похоже, — сказал он, внимательно изучая бумагу и поворачивая её то одной, то другой стороной. Он повернулся к своей обширной картотеке и, спустя минуту поисков, вытащил оттуда толстую папку, в которой, очевидно, содержались образцы почерка Фромли.

Он достал для сравнения один листок и пристально вгляделся в тёмные, уверенные линии, написанные чёрными чернилами.

— Это вполне похоже на его почерк, — произнёс Алистер.

— Но? — я заметил, что его беспокойство никуда не делось.

Алистер отложил письмо и повторил предыдущую фразу:

— Это на него не похоже. Я никогда не думал, что он признает собственную вину. И уж точно, не подобным образом.

Алистер был очень категоричен.

— Ну, возможно, вы не знали его настолько хорошо, как думали, — я вспомнил о незаслуженном доверии Алистера по отношении к Майклу Фромли. — И никто из вас не знал.

Алистер предпочёл проигнорировать моё замечание.

— У Тома острый взгляд на почерки, — сказал он. — Это что-то вроде его хобби. Оставим эту записку ему для анализа. Я думаю, данный инцидент в совокупности с нападением на вас и Изабеллу прошлым вечером должен заставить нас изменить направление поисков.

Нас прервала миссис Либ. С тревогой в голосе она сказала Алистеру, что внизу на лестнице собралась группа людей, которые хотят с ним поговорить.

— Людей? — переспросил он.

— Мне кажется, это репортёры из газет.

Мы с Алистером вместе спустились вниз, и стоило нам открыть входную дверь, как на нас накинулся полный, лысеющий мужчина с блокнотом в руках. Он мазнул по мне взглядом и быстро обратился к Алистеру:

— Профессор Синклер, мы слышали, что вы потянули за ниточки, чтобы выпустить на свободу преступника. Это правда?

В мгновение ока Алистера окружила толпа репортёров из местных газет. Они появились из ниоткуда, окружили его и начали быстро-быстро задавать вопросы.

— Шеффилд из газеты «Трибьюн», — поприветствовал его второй мужчина. — Я так понимаю, ваша семья тесно связана с судьёй Хансеном, который снял обвинения в попытке убийства с Майкла Фромли и одобрил передачу его под вашу опеку и ответственность с учётом уменьшения обвинений. Первоначальный прокурор в этом деле, Фрэнк Хогард, утверждает, что в этом деле замешано взяточничество. Как вы это прокомментируете?

Вперёд начал проталкиваться ещё один мужчина, низкий и толстый, раздвигая стоящих на его пути длинным зонтиком-тростью.

— Йодер из газеты «Таймс». Правда ли то, что тот же человек, освобождению которого вы поспособствовали, теперь замешан в кровавой бойне в городке к северу от Нью-Йорка?

Алистер сделал шаг назад в прихожую, захлопнул дверь и ошеломлённо посмотрел на меня, не веря своим глазам.

— Вы?!

— Нет, Алистер, — сказал я. — Я обсуждал это дело только внутри нашего круга посвящённых.

— Тогда это, должно быть, Уоллингфорды, — пробормотал Алистер. — Пытаются отвлечь всеобщее внимание от собственной семьи, — он устало вздохнул. — Ладно, раз уж они об этом разузнали, придётся с ними как-то справляться. Вы меня простите…

И он вышел наружу, начиная разговор с толпой репортёров.

— Джентльмены, похоже, у вас есть кое-какие вопросы и некоторые серьёзные недопонимания в отношении исследовательского проекта, который мы проводим здесь, в Центре Криминологических Исследований.

Его голос и манера говорить заставили всех замолчать.

— Я уверен, что каждый из вас разделяет высокие стандарты журналистской этики, и никто не захочет печатать необоснованные слухи, которые могут привести только к иску за клевету.

Он замолчал, давая другим возможность, осознать его предостережение.

— Если вы дадите мне пару минут, я буду счастлив, рассказать вам про свой проект и его предпосылки ради ваших читателей.

Я смог пробраться сквозь толпу, и чем дальше я уходил от лестницы, тем тише становился голос Алистера.

Алистер прекрасно справлялся с репортёрами, но нежелательные вопросы и ненужное внимание были именно тем, чего я так надеялся избежать.

Внезапно я заметил рядом с собой Изабеллу. Она слегка задыхалась, пытаясь догнать меня.

— Саймон, подождите, — выдохнула она. — Вы не слышали, как я вас звала?

— Нет, — ответил я, пойманный врасплох. — Что случилось? Похоже, Алистер умело разбирается с репортёрами.

Я видел, что она взволнована, и решил, что её беспокойство вызвано нападками газетчиков, уже повесивших ярлыки на Алистера.

— Нет, нет, я звала вас не из-за этого, — нетерпеливо проговорила она. Я заметил, что она сжимала в правой руке жёлтый листок бумаги. — Только что позвонил друг Алистера — МакГинти — из офиса коронера. Нашли мёртвое тело, которое может относиться к нашему делу, поэтому МакГинти решил…

У меня сжалось сердце. Мы опоздали. Я почувствовал знакомое разочарование: всех наших усилий оказалось недостаточно. Предсказание Алистера сбылось: Фромли снова убил. Мы должны были найти его прежде.

— Кто она? — я с трудом выдохнул эти слова. Я ещё не был готов встретиться с жертвой наподобие Сары Уингейт.

— Не знаю. МакГинти не сказал, — встревоженно ответила Изабелла. — Он упомянул лишь то, что тело выбросило на берег Гудзона. Его нашёл мужчина, выгуливавший собаку. Вероятно, найденная на теле информация позволила привязать это труп к Майклу Фромли.

— Где тело? Они уже отвезли его в морг? — спросил я.

— Пока нет. МакГинти позвонил сразу, как только получил известие о происшествии. Коронер всё ещё на берегу, куда выбросило тело. Рядом с 79-ой улицей.

Она протянула мне листок бумаги, где был написан адрес.

— Значит, туда я и отправлюсь, — произнёс я. — Вы расскажете об этом Алистеру?

Конечно, она ему расскажет. В любом случае. Я просто пытался дать ей задание, чтобы она не попросила отправиться вместе со мной.

Я не хотел находиться в компании Изабеллы. Не сейчас.

Не тогда, когда я ощущаю такое всепоглощающее разочарование. Не тогда, когда я знаю, какие ужасы ждут меня на берегу Гудзона.


Суббота, 11 ноября 1905 года. | Во мраке Готэма | Глава 19