home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

— Миссис Ральф Ноланд? Мы ошиблись с адресом?

Мы стояли у дома 135 на 91-ой улице. Изабелла прочла надпись на табличке дома рядом с дверным латунным молоточком, и в её голосе сквозило недоумение.

Судя по письму Стеллы, здесь мы сможем найти Кору Черни.

Это был обычный кирпичный дом, украшенный лишь двумя статуями разъяренных горгулий по бокам от главного входа.

Алистер сделал вид, что внимательно их изучает, и мне самому пришлось объяснять Изабелле про миссис Ноланд.

Я постучал в дверь.

— Полагаю, это псевдоним, который она использует, чтобы у соседей не возникало вопросов.

— Ах да, — покраснела Изабелла, — конечно.

Хоть этот район и не был светским и роскошным, жили здесь только семьи с высокими доходами.

Если кто-то заметит, что к незамужней женщине приходят посторонние мужчины, это привлечёт внимание. И вызовет осуждение.

Псевдоним Коры Черни позволял ей притворяться замужней дамой. Не сомневаюсь, что она объясняла отсутствие мужа дома его постоянными поездками по работе.

Вот такой обман. Многие любовницы богатых мужчин гарантировали себе подобным образом уважение со стороны посторонних.

Дверь отворилась через пару секунд, и нас поприветствовала молодая горничная с рыже-красными волосами, стянутыми сзади в пучок.

На первый взгляд ей было не больше шестнадцати лет, а судя по резкому акценту, я предположил, что она совсем недавно приплыла из Ирландии.

Я показал свою визитную карточку, хотя отношение к полиции всегда делало людей менее разговорчивыми.

Мы около минуты прождали в вестибюле, пока горничная относила мою карточку хозяйке, а затем та же девушка отвела нас в небольшую гостиную. Она предложила принести чай с пирожными, и, зная, что нам сегодня может и не выпасть другой возможности поесть, мы согласились.

Мы ждали горничную, сидя на неудобных стульях с высокими спинками и синей обивкой, и я окинул взглядом голубые обои на стенах с мелким цветочным рисунком.

В отличие от гостиной Мами Дюран, выполненной в ярких красных и фиолетовых тонах, эта комната могла послужить образцом сдержанности и приличия.

Пирожные принесли почти сразу же, и только мы с ними покончили, как дверь открылась и вошла Кора. Это была привлекательная женщина с оливковой кожей, тёмными волосами и карими глазами.

Она вежливо нас поприветствовала и села на против, с лёгким беспокойством глядя перед собой.

— Почему вы сюда пришли, детектив? — спросила она. — Если честно, я и представить не могу, какое дело могло вас ко мне привести.

Она разгладила свою строгую синюю юбку.

— Вообще-то, нас интересуете не вы, — ответил я после того, как представил ей Алистера и Изабеллу. — Нас интересует ваша знакомая. Даже, я бы сказал, подруга.

Я на мгновение замолчал и продолжил:

— Мы ищем Стеллу Гибсон. И мы думаем, что вы сможете помочь нам определить её месторасположения.

Кора слегка напряглась, но тон её оставался спокойным:

— И что заставило вас думать, что я знаю что-либо об этой женщине? Как, вы говорите, её звали?

Я не был удивлён тем, что она решила не признаваться нам, но у меня не было времени на игры. И я решил сразу пойти с козыря.

— Ещё до того, как мы нашли это письмо, — произнёс я, вытаскивая из кармана письмо, написанное Стеллой, — Мами Дюран рассказала нам, что вы были очень дружны со Стеллой.

Я положил письмо на низенький кофейный столик между нами. Кора пристально посмотрела сначала на меня, а потом на небольшой, заляпанный кровью конверт.

Спустя мгновение, она взяла его и медленно прочитала, а затем вновь вернула на столик. Её пальцы старались не касаться кровавых пятен, и я понял, что ей противно, но в остальном она не высказала никаких эмоций.

И по этой реакции я понял — она не сомневалась, что Стелла в безопасности.

— Ясно, — Кора резко выдохнула и уставилась в окно, погружённая в свои мысли.

Алистер открыл рот, чтобы что-то сказать, но я лёгким движением головы попросил его помолчать. Я не хотел спугнуть Кору; похоже, ей нужно было пару минут, чтобы взять себя в руки и собраться с мыслями.

— Нам нужна ваша помощь, чтобы её найти, — в конце концов, настойчиво произнёс я. — Семья, на которую работала Стелла, очень обеспокоена. Мы считаем, что она могла стать свидетельнице убийства, а если это так, то она находится в серьёзной опасности.

Кора подняла на меня взгляд и насмешливо произнесла:

— А вы считаете, что можете её защитить? И кто это, «вы»? Детектив из маленького городка, работающий вместе с семейством Уингейтов? Ваша основная забота — убийство девчонки Уингейт, поэтому вы не можете полностью оценить, насколько ваше вмешательство может угрожать Стелле.

Я не упоминал при ней фамилию Уингейтов или то, что юная девушка стала жертвой убийства. Но это не имело значения — Кора и так всё знала.

Мой голос оставался спокойным.

— Я — детектив с опытом работы в этом городе, хотя сейчас и занимаю должность в полиции Добсона в штате Нью-Йорк. А господа Синклеры — частные лица, оказывающие мне консультативную помощь.

Я показал ей удостоверение в качестве доказательства и продолжил:

— Я считаю, что Стелла располагает информацией, которая поможет нам поймать убийцу Сары Уингейт. Только после его поимки все, включая Стеллу, смогут чувствовать себя в безопасности.

— Я смогу её защитить, — упрямо заявила женщина. — Вы не совсем представляете, с чем Стелле приходится справляться. Вы понятия не имеете, на что похожа жизнь Стеллы или моя.

Она замолчала и посмотрела на Изабеллу, но та сидела с ровной спиной и не изменившимся выражением лица. И Кора продолжила:

— Я знаю, как обстоят дела в этом городе, и как в нём пробиться наверх. Никто не присмотрит за Стеллой лучше, чем я.

— Мисс Черни, вам сколько — лет двадцать четыре-двадцать три? — рискнул я предположить. — Полагаю, вы прячете Стеллу где-то в городе. И вы делаете это уже четыре дня. Думаете, вы готовы к тому, что эти четыре дня могут растянуться на недели или даже месяцы? Раз Стелла скрывается, значит, она не зарабатывает деньги, поэтому расходы на её содержание — ваши расходы — только вырастут. Ни одна из вас не сможет так долго жить.

Я наклонился ближе к Коре, и мой взгляд встретился с её.

Кора презрительно улыбнулась.

— Думаю, вы недооцениваете моё положение в обществе и состояние. Согласна, мужчины вроде мистера Ноланда не женятся на девушках вроде меня. Но в ближайшее время он вряд ли женится и на ком-то другом — он просто не сможет себе этого позволить. Он встречается с милыми девушками и наслаждается их компанией. Но он всегда сомневается, что девушка достаточно мила и благовоспитанна, чтобы стать его женой. А пока он колеблется, он тратит своё время — и свои деньги — на меня, — произнесла Кора.

И прищурилась.

— А я знаю, как сберечь потраченные на меня деньги.

Если у меня раньше и закрадывались сомнения, то теперь они развеялись: передо мной сидела истинная протеже Мами Дюран.

Кора только что повторила слово в слово методы своей покровительницы по достижению финансовой независимости. А заодно и её привычку присматривать за теми, кто вызывает у неё жалость.

Я вспомнил о Мойре Ши — жертве убийства, чьё тело забрала и похоронила Мами Дюран по пока неизвестным мне причинам.

Я попробовал подойти с другой стороны, надеясь, что она внемлет разумным доводам.

— Вы ведь знаете, что подвергаете себя опасности, помогая Стелле. Она рассказала вам что-либо об убийстве Сары Уингейт? Это было жуткое преступление, и больше ни одна женщина не должна так пострадать.

Кора пожала плечами.

— Я уже вам сказала: я и сама могу о себе позаботиться, — отрезала она. — И я присмотрю за Стеллой, потому что она во мне нуждается. Она из тех девушек, кто не сможет сам пробить себе дорогу в этой жизни. Слишком слаба и духом, и телом, особенно после нападения. Но больше ей некуда идти, поэтому я буду заботиться о ней, пока она будет жить у меня.

— Какого нападения? — резко переспросил Алистер. — Вы говорите о случае во время убийства Сары Уингейт в этот вторник или о другом инциденте?

— Ну, конечно, я говорю о первом случае, — скептически посмотрела на него Кора. — Но мне кажется, когда снова встречаешь того же нападавшего, роли это уже не играет, не так ли?

Она определённо была раздражена нашей тупостью.

А мы же, в свою очередь, находились в полном недоумении.

Но Кора сказала про «того же нападавшего». Конечно, была вероятность того, что Кора неправильно поняла Стеллу, но если нет — Стелла сможет опознать убийцу Сары Уингейт.

— Простите, мисс Черни, — начал Алистер, — но мы в первый раз слышим о том, что на Стеллу нападали ранее, как и о том, что того же человека она могла встретить в день убийства Уингейт.

Кора удивлённо на нас взглянула.

— Как такое может быть? — спросила она. — Вы же говорили, что разговаривали с Мами Дюран. Разве Мами не рассказала вам о нападении на Стеллу?

Кора увидела наши непонимающие лица и тяжело вздохнула.

— Ясно. Она явно не хотела показывать себя в дурном свете. Знаете, не столько по поводу самого нападения, сколько из-за последствий и сохранения репутации… Хотя она могла и лучше справиться с произошедшим. У нас многие так считали.

И Кора рассказала нам подробности одного январского вечера почти два года назад, когда Стелла покинула заведение Мами по срочному заказу.

За ней последовал какой-то мужчина, напал на Стеллу в пустынном переулке, а затем затащил в незапертый подвал близлежащего здания.

Стелла узнала нападавшего в лицо, хотя и не знала его имени — несколько месяцев назад этот мужчина посещал заведение Мами.

Тогда он показался Стелле испорченным и властным, но не опасным. Как же она ошибалась! Позже Стелла рассказала, что ей повезло: на крики девушки прибежала помощь, и её жизнь была спасена.

Но она много месяцев приходила в себя после жестокого нападения, боясь выйти на улицу даже днём.

Первое время Мами Дюран даже не впускала в своё заведение адвоката этого мужчины.

Она помогала Стелле выдвинуть обвинения и начать процесс в суде, и на меньшее даже не собиралась соглашаться. По крайней мере, сначала.

Но затем семья нападавшего и их влиятельные знакомые начали на них давить и предлагать деньги. И, в конце концов, Мами уговорила Стеллу отказаться от всех обвинений.

Когда появилась вакансия горничной в доме Уингейтов, вдалеке от Нью-Йорка и ужасных воспоминаний, это показалось Стелле божьим вмешательством.

Мами тоже хотела побыстрей избавиться от мелькавшей перед глазами Стеллы — скорее, из-за чувства вины, чем из-за чего-то другого.

— Лично я не думаю, что Мами сделала это только ради денег, — сказала Кора. — Дело в том, что у семьи нападавшего были отличные связи, и он мог задействовать нужных людей быстрее, чем Мами. А их вмешательство угрожало бы Мами закрытием её заведения.

— Хотя мне хочется думать, — продолжила она, — что Мами потом было стыдно. Она сама взялась за устройство Стеллы у Уингейтов, а это было для неё нетипично. Наверно, она больше не могла смотреть Стелле в глаза после того, что сделала. Точнее, после того, что не сделала.

Когда Кора закончила рассказ, мы не знали, что сказать. Алистер, судя по выражению его лица, пытался решить, что делать с этой новой информацией.

— Но вы не знаете имя того мужчины? — настойчиво переспросил он.

— Нет, — ответила Кора. — Стелла мне не говорила.

— И вы никогда не слышали, чтобы при вас упоминали имя Майкла Фромли? — уточнил он.

Кора начала раздражаться.

— Если и слышала, то не помню этого.

Но Стелла бы его узнала. И миссис Дюран. И каким-то образом всё это было связано с тем, что Мами Дюран моментально выставила нас за дверь, стоило ей увидеть фотографию Майкла Фромли.

Может, Майкл Фромли и не был напавшим на Стеллу мужчиной — а так оно и было, если Кора не ошибается насчёт «того же человека», что убил Сару. Но он всё равно каким-то образом во всём этом замешан. Я был в этом уверен.

— Вы говорили, что Стелла в обоих случаях опознала одного и того же мужчину, — сказал я Коре. — Вы ведь понимаете, что теперь нам точно нужно с ней поговорить как можно быстрее.

— Нет, — решительно заявила Кора. — Она в безопасности. Я не стану рисковать и раскрывать её месторасположения. И ещё я не буду заставлять её вспоминать вещи, которые ей хотелось бы забыть.

— Я сомневаюсь, что Стелла сможет это забыть, как бы она не избегала разговора о нападении, — произнесла Изабелла мягко, но настойчиво. — Но она может помочь нам убедиться, что больше ни одна женщина не пострадает от руки этого мужчины.

Алистер подхватил мысль Изабеллы.

— Где она, Кора? Если вы нам не расскажете, то очень многих подвергнете опасности. Вы осуждаете поведение Мами Дюран после первого происшествия. Только представьте, насколько всё могло бы сегодня сложиться по-иному, если бы она поддержала Стеллу, и они выдвинули обвинения. Стелла бы сейчас не пряталась. Сара Уингейт была бы жива. А мужчина, который сотворил это с ними, находился бы за решёткой и уже не мог бы никому причинить вред.

Кора упрямо молчала.

— Отведите нас к ней, — произнёс я. — Или… устройте встречу, если хотите. Как вам удобней. Но нам надо с ней увидеться.

Мне показалось, прошла вечность, прежде чем Кора подняла на нас глаза. В её взгляде не читалось ни одной эмоции.

— Завтра утром в девять. Быстро и коротко. Не дольше, скажем, пятнадцати-двадцати минут, — её губы сжались в тонкую линию. — И встреча будет в месте, где много людей. Фонтан Бетесда в Центральном парке как раз подойдёт[51].

Это было не лучшее место для встречи, которое пришло бы мне на ум, но мне не хотелось спорить.

— Почему мы не можем встретиться с ней пораньше? — спросил я. — Может, вы сможете привести Стеллу в Центральный парк сегодня вечером?

— Нет, — Кора показала головой и взглянула на часы. — У меня сегодня вечером встреча. И я не могу её перенести.

Она делала всё, что хотела сама, и слушать не желала о другом плане, поэтому мы вышли обратно на 91-ую улицу и пошли в сторону Пятой Авеню и Центрального парка.

— Предлагаю разделиться, чтобы сэкономить время, — сказал я. — Сейчас почти три часа. Я отправлюсь и допрошу Отто Шмидта. Уверен, он уже протрезвел. А вы, может быть, вернётесь в Колумбийский университет и порасспрашиваете там парочку-другую людей?

Алистер согласно кивнул:

— Думаю, вы хотите, чтобы мы поговорили с Лонни Муром, если получится.

— Вы правы, — ответил я. — И ещё у нас есть имена двух девушек, тесно общавшихся с Сарой по поводу получения женщинами права голоса — Дженни Уэллер и Рут Кэбот. Поговорите с ними, если они дома.

— А как насчёт декана Арнольда? — спросила Изабелла. — Помните, что Агнус…

— Помним, — перебил я её. — Конечно, поговорите с деканом Арнольдом — если вы, конечно, сможете найти его в кампусе в субботу вечером.

— Я его найду, — улыбнулась Изабелла.

— Тогда встретимся за ужином и там поделимся полученной информацией, — решил Алистер. — Как вы смотрите на китайскую кухню? Я знаю прекрасное местечко на Пелл-стрит. Ходят слухи, что это просто китайский Дельмонико[52].

Дельмонико был самым изысканным рестораном в Нью-Йорке и располагался на Пятой Авеню. Думаю, им не очень нравилось такое сравнение.

Зная любовь Алистера к превосходной еде, я не сомневался, что в настоящем Дельмонико он был постоянным гостем.

Сначала его желание отправиться в Китайский квартал меня удивило, но когда он продолжил говорить, с восхищением отзываясь об их меню, я понял, что в его просьбе была и нотка авантюризма.

— Во сколько? — спросил я.

— Соберёмся на ужин, значит, в шесть часов вечера, — ответил Алистер. — У нас будет достаточно времени.

Алистер и Изабелла поймали экипаж, а я развернулся, чтобы спуститься в подземку на Третьей Авеню.

— Пелл-стрит, 24, - крикнул мне вслед Алистер.

Но я едва расслышал его, потому что все мои мысли вернулись к Отто Шмидту и нашему расследованию.

Я потратил около часа, чтобы найти Отто Шмидта, потому что из-за переполненности камер его перевели в отделение в Верхнем Ист-сайде.

Я съездил на станцию Оук-стрит на окраине города, а потом вернулся подземкой обратно в центр. Сплошная пустая трата времени.

Когда я, наконец, приехал в нужное отделение, меня отправили в камеру в дальнем конце коридора — самую последнюю от главного кабинета.

Наверно, офицеры хотели оказаться как можно дальше от Шмидта, чья одежда вся провоняла алкоголем и рвотными массами.

Отто Шмидт оказался худым, жилистым мужчиной с седой не стриженной бородой. Он сидел на простом металлическом стуле в дальнем углу камеры и плотно кутался в тонкое, изношенное серое одеяло.

Как только я вошёл в камеру, взгляд его чуть безумных глаз остановился на мне.

— Убирайтесь! — закричал он. — Сейчас же! Убирайтесь!

Он вжался в спинку стула, будто пытаясь в нём раствориться, и начал размахивать руками и ногами. После очередного рывка он, похоже, повредил правую руку и начал кричать от боли.

— Вы — Отто Шмидт? — для порядка спросил я, хотя мужчина на меня, кажется, совсем не обращал внимания.

Какое-то время он ещё рычал от боли, а потом сильно зажмурился, отказываясь даже на меня смотреть.

— Я сказал: убирайтесь. Я не стану с вами разговаривать. Я обещал, что уйду и не буду ни с кем говорить. Я ему поклялся.

Шмидт распахнул глаза и бешено посмотрел перед собой.

Может, до этого он и был пьян, но сейчас его поведение отличалось от обычного поведения пьянчуг. Не алкоголь сделал его таким беспокойным. Это был страх.

Я снова обратился к нему, на этот раз, говоря громче:

— Мистер Шмидт, вы знаете, почему здесь находитесь?

Он дёрнул головой.

— Клянусь, я уберусь из города, как и обещал. Но мне было так больно. Нужно было что-то, чтобы приглушить эту боль. А после этого я собирался уехать. Но они пришли и забрали меня. Поэтому я и не сдержал обещание. Потому что они пришли и забрали меня.

— Кто пришёл? — спросил я. — Полицейские?

— Да, — яростно закивал мужчина. — Поэтому я и не смог уехать. Я не могу с вами разговаривать. Вам нужно уйти.

— Мистер Шмидт, куда вы направлялись до того, как вас задержала полиция? — поинтересовался я.

Он посмотрел на меня пустыми глазами.

— Я ещё не решил. Может, в Балтимор. У меня там есть друзья. Ему было всё равно, главное, чтобы я уехал из Нью-Йорка.

— Кому было всё равно, мистер Шмидт? — уточнил я. — Кто заставил вас пообещать, что вы покинете город?

— Я не знаю, не знаю, — слабо ответил он. — Я никогда прежде не видел этого мужчину. Но он меня избил, — Шмидт плотнее закутался в одеяло, — и заставил пообещать, что я уеду и ни с кем не буду разговаривать.

— Мистер Шмидт, — я пытался говорить спокойно и простыми словами, будто разговаривал с ребёнком, — я могу помочь вам уехать. Я могу помочь защитить вас от мужчины, который вас избил. Но сперва, вам надо рассказать мне, что произошло.

— Нет, нет, — начал он повторять в приступе паники. — Он говорил, что вы такое скажете, но я не должен с вами общаться. Я должен уехать, — его взгляд заметался по комнате.

Я разочарованно вздохнул. Разговор начал идти по кругу, и, похоже, никуда нас не приведёт.

— Вас арестовали по моей просьбе, — произнёс я, — и только я могу вас освободить. Я оплачу вам билет на поезд до Балтимора. Но я смогу это сделать лишь в том случае, если вы станете со мной сотрудничать.

Отто Шмидт впервые за наш разговор посмотрел мне прямо в глаза, но продолжал кутаться в одеяло:

— Вы обещаете, что поможете мне уехать? И не расскажете тому человеку, что я вами разговаривал?

— Обещаю.

Мы пришли к соглашению, и я узнал необходимые нам подробности происшествия.

Я уже знал, что Отто Шмидт не был человеком, ответственным за убийство Сары Уингейт.

Он её не помнил — только вещи, что украл у девушки и из-за которых загремел в первый раз в тюрьму. Это преступление оказалось спонтанным: ему представилась отличная возможность — комната Сары была первой незапертой комнатой, которую он нашёл, войдя в общежитие миссис Гарднер.

Сбежав из тюрьмы, он поехал в Бостон, где и провёл б'oльшую часть времени, а в Нью-Йорк вернулся лишь месяцев шесть назад. Здесь он нашёл подходящую работу на кухне немецкого ресторана в районе Бауэри.

С его слов, всё шло прекрасно, пока сегодня ранним утром на него не напал мужчина и не приказал покинуть город.

Шмидт был явно напуган жестоким нападением, но смог вспомнить некоторые детали внешности мужчины: грузного телосложения, с каштановыми волосами, на голове он носил странную шапку и избивал Шмидта металлической трубой.

Отто понятия не имел, почему этот мужчина захотел, чтобы он уехал из города, и запретил ему говорить с полицией или кем-либо ещё.

Я не сомневался, что если бы Отто Шмидту не нужна была бутылка, чтобы заглушить боль от побоев, то он моментально покинул бы город.

Какая насмешка судьбы: если бы он не привлёк к себе сегодня утром внимание, пытаясь раздобыть выпивку, то мы бы никогда его и не нашли.

Я достал из кошелька деньги, но не отдал их Шмидту.

— Я обещал, что оплачу вам билет на поезд, — сказал я, — но я не хочу, чтобы вы потратили деньги на очередную бутылку. Мужчина, который выпустит вас отсюда, сам купит вам билет.

Шмидт снова оцепенел, и я не дождался ответа.

— Приведите к нему врача, — сказал я дежурному офицеру, вернувшись в кабинет. — Кажется, он сломал руку и нуждается в помощи. Счёт можете прислать по этому адресу.

Я оставил на столе визитку Алистера, затем протянул офицеру конверт с написанным на нём именем Малвани. В конверте была записка и деньги на билет для Отто Шмидта.

— Проследите, пожалуйста, чтобы Деклан Малвани это получил. Спасибо.

Я позже свяжусь с Малвани и объясню ему, что для наших целей лучше будет отпустить Шмидта. И я точно знал, что он посадит Шмидта на поезд.

Я снова спустился в подземку на Третьей Авеню на этот раз, направляясь в Китайский квартал.

Значительную часть второй половины дня я провёл в разъездах, и хоть и понимал, что веду себя нерационально, злился теперь на Алистера за то, что он выбрал для ужина такое неудобное место.

Хотя я сам на это согласился, в основном из-за того, что мне было бы удобно добираться туда с Оук-стрит, куда первоначально привезли Шмидта, и где он должен был находиться.

Ситуация с Отто Шмидтом продолжала меня беспокоить.

Каким образом убийца Сары Уингейт узнал, что Шмидт находится в нашем списке возможных подозреваемых? Единственный логичный вариант заключался в том, что убийца хотел, чтобы Шмидт уехал из города, и мы не смогли бы с ним поговорить.

Это было важно — не потому что Шмидт что-то знал, а именно потому, что он не знал ничего.

Если бы мы не смогли найти Шмидта, то не смогли бы и официально вычеркнуть его из списка подозреваемых в убийстве Сары Уингейт.

Это был хорошо просчитанный ход. Таким образом, убийца мог бы быть уверен, что наше расследование затянется из-за множества подозреваемых, которых мы не можем исключить.

Но напавший на Шмидта мужчина нашёл его ещё раньше, чем мы. Как такое возможно?

Я подозревал, что когда Малвани начал расспрашивать всех о местонахождении Шмидта, к делу были привлечены многие люди. Если честно, даже слишком многие.

И меня очень сильно беспокоили слова Алистера о том, что убийца следит за нашим расследованием — либо лично, либо притворяясь полицейским или журналистом.

И кем бы он ни был, он всегда оказывался на шаг впереди нас. И это сводило меня с ума.


Глава 22 | Во мраке Готэма | Глава 24