home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

В комнату, следуя за медведицей-хозяйкой, вбежали взбудораженные постояльцы.

– Доктор сказал, что вы знаете, кто это был!

– Улисс, скорее назовите преступника!

– Мы ему покажем, как преступления совершать!

– Рыжонок, как вы себя чувствуете?

Улисс призвал всех успокоиться:

– Дамы и господа, немножко терпения! Я все объясню. Пожалуйста, рассаживайтесь!

Вне себя от волнения все, кроме Дельца и хозяйки, расселись.

– Где хозяин? – нервно спросил барсук медведицу. – Почему его никто не видел? Прячется и строит козни, да? Это все вы устроили!

– Зачем? – спокойно поинтересовалась хозяйка.

Делец на секунду растерялся.

– Чтобы самим загадать желание Духу Зимы, вот зачем!

Не теряя ни капли самообладания, хозяйка улыбнулась:

– Господин Делец, если бы мы хотели сами загадать желание, то просто закрыли бы на эти дни гостиницу.

– Все равно! – в замешательстве выкрикнул барсук. – Где хозяин, а? Козни!

– Он здесь, в гостинице, занят делами по хозяйству.

Улисс решил вмешаться:

– Уважаемый Делец, будьте добры, выберите что-то одно: вы хотите узнать, где хозяин, или кто напал на Берту? Это всех касается, господа. Если вам неинтересно, кто преступник, то я пойду к себе вязать шапочку.

Все подтвердили, что им интересно. Хозяйка присела на стул, а возмущенно умолкнувший Делец рухнул в кресло.

– На часах… – начал было Подросток, но внезапно обнаружил, что не может закончить предложение. – Я забыл часы в номере!

На него зашикали, чтобы не мешал. Все взгляды были обращены на лиса.

– Я знаю, кто устроил западню Рыжонку, – сообщил Улисс.

– Ну же, не томите! – пискнула Актриса.

– Обязательно потомлю, иначе неинтересно. Давайте взглянем на улики. У нас есть угрожающая надпись на стене, подписанная «Целед». Однако никого с таким именем в гостинице нет.

– «Целед» звучит как «Целитель»! – осенило Влюбленную.

Все повернулись к Доктору.

– Убийца! – взвизгнул Делец.

Доктор обвел грозное собрание растерянным взглядом:

– Эй, вы что? Я же заботился о раненой Берте!

– Убийца и притворщик! – крикнула Влюбленная.

– И вообще, «Целед» очень отдаленно напоминает «Целитель»! – оправдывался Доктор. – В этом слове зашифрован кто-то другой!

– Убийца, притворщик и стрелочник! – крикнула Актриса.

Улисс сказал:

– На самом деле я согласен с Доктором, вряд ли «Целед» – это «Целитель».

– Тогда что это означает? – спросил Делец.

– Я предполагаю, что это анаграмма. То есть в слове изменен порядок букв. Если выстроить их в правильном порядке, получим ответ.

Делец, Доктор, Актриса, Влюбленная, Антиквар и Подросток зашептали каждый себе под нос: «целед… ледец… еедлц…» Затем все одновременно повернулись к Дельцу. Барсук испуганно замахал лапами.

– Нет-нет! Вы что? Я бы ни за что не стал подписываться, даже анаграммой! Меня подставили!

– Не исключено… – загадочно произнес Улисс.

Со всех сторон раздались голоса: «Кто?», «Кто подставил?».

– О, это вопрос на миллион, – сказал Улисс. – Господин Делец, спокойно, я не прошу платить мне миллион. Давайте, господа, взглянем на другую улику.

Не торопясь, он подошел к столику с уликами и взял стрелу.

– «Сдайся иль сдохни, проклятое зло». Так начертано на этом убийственном, но, к счастью, промазавшем орудии. Звучит, как цитата… Только откуда? Кто-нибудь знает? Никто? Правда? Хм… А если так? «Сдайся иль сдохни, проклятое зло! – Не сдохну, не сдамся, добру назло!» Не будем придираться к рифме, дамы и господа. Нас интересует другое – теперь кто-нибудь узнает цитату? Что, опять никто? Даже вы, господин Подросток?

Щенок демонстративно зевнул и скорчил скучающую мину:

– Конечно, я ее узнаю. Это группа «Чугунные воины», моя любимая. Песня «Смерть – отстой» из альбома «Страх ужаса испуга кошмара». А вы ее откуда знаете, Улисс?

– Слыхал. У меня друг их любит. Почему вы не признались, что цитата вам знакома?

Подросток с нарочитым равнодушием пожал плечами:

– Ну, я робко так надеялся, что, может, никто не поймет, что это Чугунки. А теперь-то, конечно, раз я их люблю, то я и виноват в стрелометании. Что грустно и обидно, потому что это не я. Теперь придется вас всех ненавидеть еще сильнее, чем раньше.

– Улисс, так это был Подросток? – сгорая от нетерпения, спросила Влюбленная.

– Ой да ладно! – Щенок презрительно фыркнул. – Подставили меня! Знатоки тяжелого рока, чтоб им оглохнуть…

– Что происходит? – строго спросил Антиквар. – Улисс! Так кого подставили – Дельца или Подростка?

– А главное – кто? – искусно копируя интонации мужа, спросила Актриса.

– Хороший вопрос, госпожа Актриса. – Улисс улыбнулся. – Так и тянет на него ответить.

– Так ответьте!

– Нет, это скучно. Госпожа Актриса, вот вы сыграли множество ролей…

– О, гораздо больше, чем множество! – самодовольно заверила волчица.

– Представляю, каких только ролей у вас не было…

– Даже не сомневайтесь! От нищенок до богинь – я играла всех!

– Что вы говорите! – поразился Улисс. – Даже богинь?

– Разумеется. Почему вас это удивляет?

– О, не обижайтесь! Просто в существовании нищенок я не сомневаюсь, а вот богини – другое дело.

– Моя жена – богиня сцены, – гордо заметил Антиквар.

Актриса умело изобразила смущение.

– Ой, спасибо, милый. Это, конечно, преувеличение…

– Ни капли!

– О, дорогой.

– Ах, это так романтично! – вздохнула Влюбленная.

– Меня тошнит, – проворчал Подросток.

Улисс приблизился к волчьей паре.

– Госпожа Актриса, а среди тех богинь, которых вы играли, была богиня Арианда, покровительница ловцов удачи?

– Разумеется, я играла Арианду и не раз.

– Как интересно! У вас, наверное, и ее атрибуты были, правда?

Антиквар нахмурился, почуяв неладное.

– Улисс, к чему вы клоните?

– Дорогой, все в порядке, – ласково улыбнулась ему Актриса. – Улисс, конечно, у меня были атрибуты. Игральная кость, ромашка, сеть.

– Сеть?! – вздрогнул Доктор.

– Сеть?! – вздрогнул Делец.

– Хо-хо, кто-то попался! – расхохотался Подросток.

Актриса недоуменно на них уставилась:

– О чем вы?

– Напомните, пожалуйста, как выглядит сеть Арианды, – попросил Улисс.

– Она желтого цвета, узелки – зеленые…

Улисс отошел к столу с уликами и вернулся с сетью.

– Это она?

Актриса выглядела ошеломленной, и не наигранно, а на самом деле.

– Что… То есть…

– Сеть, в которую угодила Берта, – бесстрастно произнес Улисс. – Она похожа на сеть Арианды, правда? У вас в театре среди реквизита была такая же? Или, может, это она и есть?

Делец угрожающе посмотрел на Актрису.

– Та-а-а-ак.

Влюбленная схватилась за голову.

– Это вы устроили? Какой кошмар!

Актриса отчаянно замахала лапами:

– Стойте! Подождите! Я знаю! Знаю, что нужно сказать! Меня подставили!

– Вы издеваетесь?! – гаркнул Делец.

До сих пор молчавшая и только наблюдавшая за другими Берта на этот раз не смогла остаться в стороне, но обратилась она не к Актрисе, а к Улиссу:

– Да! Ты… То есть вы. Вы что, издеваетесь? Этак скоро окажется, что я сама на себя покушалась!

– Как может быть, что всех подставили? – недоумевал Доктор.

– Я этого не утверждал, – ответил Улисс. – К тому же мы не обсудили еще одну улику.

Подросток весело хлопнул в ладоши.

– О! Сейчас окажется, что еще кого-то подставили.

– Еще одну улику, – повторил Улисс. – Пепел и все те предметы, которые в нем валялись. Классический способ навести порчу.

– А разве это работает? – удивилась Влюбленная.

– Ну, в случае Берты сработало. Но знаете, что интересно?

– Мм… Может, который час? – предположил Подросток.

– Не только. Интересно, что если убрать хвост скорпиона, то получится деталь приворотного заклинания.

Доктор подозрительно поглядел на лиса:

– Улисс, откуда вам известны такие вещи?

– Я много читаю. И приворот, и сглаз, где используются эти предметы, описаны в старинном трактате «Суеверия и архитектура».

– При чем тут архитектура?

– Трактат про нее.

– Тогда при чем тут суеверия?

– Авторы были очень суеверны.

Антиквар вздрогнул:

– Не то что мы, тьфу-тьфу-тьфу.

Актриса раздраженно покосилась на мужа, а затем и Улисса одарила недобрым взглядом:

– Так, ладно, привороты, сглазы, старинные трактаты – к чему это все?

– Дело в том, – сказал Улисс, – что, если верить суевериям из трактата, такой приворот действует не только на избранника, но и на мам обоих влюбленных.

Всеобщее внимание тут же переключилось на Влюбленную. Та заверещала:

– Что? Нет-нет. Перестаньте. Вы что! Да я этот трактат в глаза не видела!

Доктор саркастически расхохотался:

– Дайте угадаю! Вас подставили!

– Разумеется!

– Итак, у нас четверо подозреваемых, – объявил Улисс. – И все они клянутся в своей невиновности. Знаете, что странно? Даже если предположить, что наши подозреваемые действительно устроили все эти ловушки, то возникает вопрос: почему именно на Рыжонка? Разве она опасней других?

– Уж точно не опасней меня, – заметил Доктор. – Да и всех остальных.

– Вот именно! Так почему Рыжонок?

Берта фыркнула.

– Может, потому, что я прекрасна?

– Хорошая версия, – улыбнулся Улисс. – Но давайте рассмотрим и другие. Господа, одновременно четыре покушения на самого безопасного соперника. Разве это логично?

Делец поднял лапу.

– Улисс, технический момент. Так, для протокола. Не четыре покушения, а три. Плюс одна угроза. Которая якобы от меня.

Улисс кивнул:

– Да, верно, благодарю.

– Наверное, все дело в цели злоумышленников, – предположила хозяйка. – Если их целью было не устранить соперников, а заставить всех еще больше подозревать друг друга, посеять хаос и панику, стравить конкурентов, то тогда выбор Рыжонка на роль жертвы понятен.

– Вот именно! – воскликнул Улисс. – Ведь Рыжонка натравить на других труднее всех. А значит, как раз ее и стоит напугать. Что подводит нас к выводу: преступник был один. Он устроил ловушку для Рыжонка, подбросив нам улики на некоторых противников. Он хотел, чтобы мы подумали на тех, на кого мы и подумали. Когда я это понял, то вспомнил любопытную деталь из своего прошлого. А именно, старинный трактат «Суеверия и архитектура». Когда я снова спросил его в библиотеке, – замечу, речь идет о ценном редком издании, – мне ответили, что он украден. Любопытно, правда? И вот, вспомнив про кражу трактата, я посмотрел на улики по-новому, и истина предстала предо мной во всей красе! Вы тоже сейчас все поймете. Про украденный старинный трактат вы знаете. А теперь добавьте к нему сеть Арианды!

Все принялись недоуменно переглядываться. Доктор хлопнул себя по лбу и рассмеялся:

– Ну конечно! Улисс, браво!

– Да говорите уже! – нетерпеливо вскрикнула Влюбленная.

Улисс обвел слушателей неторопливым взглядом.

– Госпожа Влюбленная и все остальные, а у кого из присутствующих, кроме интереса к старинной книге, мог быть еще и доступ к реквизиту из театра госпожи Актрисы?

Делец подскочил на месте:

– У ее мужа!

Со всех сторон раздались ахи, охи и выкрики: «Гнать его!», «В сугроб!». Антиквар, оскалившись, глядел на Улисса. Лис жестом призвал всех к молчанию и сказал:

– Чтобы улики сработали, как задумано, – ведь иначе, например, никто и не поймет, что перед нами приворот, – полагаю, господин Антиквар сам подсказал бы нужные идеи при расследовании. Просто ему это не понадобилось.

Холодный взгляд Антиквара стал насмешливым:

– Так и тянет сказать, что меня подставили.

– Не убедит, – покачал головой Улисс.

– Чего мы ждем?! – выкрикнул Подросток. – Гнать его! И Актрису гнать!

– Верно, долой обоих! – охотно присоединился к нему Делец. – Он сделал это из-за нее, наверняка они в сговоре!

Актриса испуганно отодвинулась от мужа:

– Что вы, господа, я ничего не знала!

– Это правда, – признал Антиквар. – Я действовал в одиночку.

Влюбленная оказалась единственной, на кого признание волка оказало какое-то впечатление.

– Мы их, конечно же, прогоним, – мягко сказала она. – Но, знаете, я не сержусь. Потому что это любовь. Он сделал это ради любимой.

Актриса повернулась к мужу:

– Милый, но… Если ты сделал это ради меня, то почему и меня подставил?

– Случайно… – застенчиво улыбнулся Антиквар. – Просто забылся на мгновенье, и…

– Он сделал это не ради вас! – сказал Улисс.

Актриса вздрогнула:

– Что?

– Иначе бы он этого не сделал. Значит, не ради вас.

Антиквар натужно рассмеялся:

– Улисс, вы такой выдумщик. А ради кого, по-вашему?

– Ради самого себя.

Антиквар посмотрел на Улисса, как на малое дитя.

– Но у меня нет желания к Духу Зимы. Ведь если бы было, с чего бы вдруг я стал это скрывать? Никто же не ожидал, что Дух Зимы, оказывается, исполняет только одно желание. Скрывать просто незачем.

– Верно, незачем, – кивнул Улисс. – Если только вы не знали заранее, что Дух Зимы выполняет лишь одну заявку. В этом случае все совершенно понятно. Вы скрыли, что тоже имеете желание, от всех, включая и собственную жену. Вы как бы над схваткой и можете действовать, оставаясь в тени. Шансы на успех, таким образом, повышаются многократно.

– Улисс, ну в самом деле… Откуда мне было знать? Что, еще из какого-нибудь трактата?

– Поначалу я так и полагал. Но сейчас думаю иначе.

– Неужели? Очень любопытно!

– Мне нужно задать один вопрос.

– Задавайте!

– Не вам. Хозяйке. – Улисс повернулся к изумленной медведице. – Я заметил, как вы временами смотрите на господина Антиквара. Слегка щуритесь, морщите лоб… Словно пытаетесь что-то вспомнить.

– Вы наблюдательны, – ответила хозяйка. – Действительно, господин Антиквар мне кого-то напоминает.

– Чушь какая! – рассердился волк. – Мы никогда прежде не встречались!

– Да, лично вас я и правда не помню. Тем не менее.

– Позвольте догадку, хозяйка, – произнес Улисс. – Может, ваше воспоминание связано с каким-нибудь из прошлых приходов Духа Зимы?

Хозяйка пристально уставилась на Антиквара.

– Погодите-ка… Да! Конечно! Много лет назад сюда приехала одна волчица, чтобы загадать желание! У нее, правда, не вышло – проиграла в борьбе за право встретиться с Духом Зимы. Господин Антиквар, вы поразительно на нее похожи!

– Другая женщина? – ахнула Актриса. – Негодяй! Немедленно развод!

Антиквар поморщился:

– Успокойся, ты не на сцене. И ты пропустила мимо ушей то, что это было много лет назад.

– Много лет назад… – со значением повторил Улисс. – Волчица, похожая на вас… Вы узнали тайну Духа Зимы от своей матери, не так ли? Господин Антиквар, если не секрет, с каким желанием вы сюда прибыли?

Волк ответил после недолгой паузы, осознав, что запираться больше нет смысла.

– С профессиональным. Чтобы любой предмет, какой я захочу, старился на пять сотен лет.

Улисс осуждающе покачал головой:

– Опять вмешательство в ткань времени… Господа, о чем вы только думаете…

Актрису признание супруга возмутило куда сильнее.

– Ты все знал! Негодяй! Немедленно развод!

– Угомонись, солнышко, – с неприязнью сказал Антиквар.

– И не подумаю! Ты лжец, дорогой!

– Да неужели? Я лжец? А как насчет тебя, любимая?

– Когда это я лгала, родной?

– А вот когда произносила свое якобы желание, котик!

– Я честно сказала, что хочу помолодеть, рыбка.

– Помолодеть? И это все, счастьице мое?

– Немедленно замолчи, зайчик!

– Отчего же? Ты ведь обвинила меня во лжи! А чем сама лучше? Может, признаешься, как на самом деле звучит твое желание, душечка?

– А ну цыц, цыпленок!

– Ты хочешь не только помолодеть, о, антиквариат моего сердца…

– Молчать!

– …а чтобы все другие актрисы состарились!

Все остальные, в течение этой перепалки дружно переводившие взгляды с одного спорщика на другого, ошеломленно уставились на Актрису.

– А что такого? – с вызовом вскинула голову волчица. – Это почти одно и то же!

– Впервые вижу такое огромное «почти»… – проронил Улисс.

– Какая подлость! – ужаснулась Влюбленная.

Актриса отмахнулась.

– Ой да ладно, можно подумать, вы все тут правду сказали!

Поднялся невообразимый шум. Постояльцы, кроме Берты и Улисса, вскочили со своих мест и принялись орать друг на друга. Улисс отошел к застекленной двери на веранду и мрачно выглянул наружу. Хозяйка схватилась за голову и поспешно покинула общую комнату. За ней с криками: «Стойте!», «Вы должны быть на моей стороне!» – выбежали остальные. Остались только Улисс и Берта.

В комнату стремительно вернулся Подросток, схватил левую лапу Улисса, посмотрел на часы и объявил:

– На часах двадцать три пятьдесят!

После чего вновь убежал.


предыдущая глава | Лис Улисс и долгая зима | cледующая глава